ФорумФорум  Личный кабинетЛичный кабинет  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ВходВход  


Поделиться
 

 Фанфик "День и Ночь 2"

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  Следующий

Оценка произведения
5+
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_lcap10%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
5
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_lcap10%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
4
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_lcap10%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
3
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_lcap10%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
2
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_lcap10%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
1
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_lcap10%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
Для автора, просмотр результатов
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_lcap1100%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Vote_rcap1
 100% [ 1 ]
Всего проголосовало : 1
 

АвторСообщение
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Empty
СообщениеТема: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 EmptyЧт 09 Сен 2021, 14:28

Первое сообщение в теме :

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 2-5

НЕ РАЗМЕЩАТЬ НА ДРУГИХ САЙТАХ БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА!!!
Уважайте труд и авторское право других!
Заранее спасибо!

НАЗВАНИЕ: "ДЕНЬ И НОЧЬ 2"
АВТОР: Lana
ФЭНДОМ: Тэк Чжон-Рик (ОМП), София Легранд (ОЖП, внешне немного похожа на Данну Гарсия), Пьер Легранд (Пьер Ришар), Минору (Ю Сын Хо), Кан Чжун Ги (Сон Чжун Ги), Чон Дон Хёк (T.O.P, Big Bang), Тэк Га Ён (Мун Га Ён), Квак Гван Су (Ли Кван Су), Дзиро Ван (Дзиро Ван), Пак Мин Чжэ (Ким Мин Чжэ), Фумико Мацуда (Со Чжи Хе), Юки Мацуда (Им Юн А), Ли Ши Ён (Пак Ши Ён), Ли Ю На (Пак Ю На), Пак Сон Хи (Ко Сон Хи) и другие.
РЕЙТИНГ: NC-17
ЖАНР: драма, социальная тематика, психология, романтика, комедия, OOC, AU.
СТАТУС: в процессе.

Огромное спасибо Charmy за редактуру, идейное вдохновение и поддержку.  56456

ОПИСАНИЕ

«Тебя часто будут предавать, Чжон. И знаешь почему? Потому что тебе так легко завидовать...»

Родившись в семье любящих родителей, не зная забот и сложностей, он в один миг попадает в заточение тайных замыслов, видя, как рушатся судьбы дорогих ему людей. Он не выбирал, кем ему быть. Выбор сделали за него, заставив в подростковом возрасте опуститься на самое дно этого мира. Спецслужба, тайны, заговор, предательства и попытки остаться человеком среди зверей. Это история Тэк Чжон-Рика. Из него хотели сделать машину для уничтожения. Но во время ее создания допустили главную ошибку — не учли одну очень важную деталь…

ОТ АВТОРА

История Тэк Чжон-Рика.

Первая и вторая часть имеют такой сюжет, что их можно читать в любой последовательности. Так что, если вы не читали первую, но вас заинтересовал фэндом, вполне можете пропустить ее и начать со второй.

Посвящается совести, верности и сильному духом человеку.

Приятного чтения!  44

СОДЕРЖАНИЕ:


Последний раз редактировалось: Lana (Сб 04 Июн 2022, 15:18), всего редактировалось 89 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз

АвторСообщение
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 EmptyСб 16 Окт 2021, 15:08

Три дня

Мохнатая пчела вылезла из цветка вся в пыльце. Водя в разные стороны усиками, стала моститься на лепестке, счищая нектар в специальные «корзиночки» на задних лапках. Потом снова влезла в цветок и забубнила. Расчесывала пушистую желтую сердцевину и зарывалась в нее с головой, увлеченно и добросовестно делая свое дело. Работала без малейшего перерыва, пока задние лапки не отяжелели от собранного нектара. Лишь тогда трудяга прервалась, полазила по цветку, будто проверяя, достаточно ли заполнены «корзиночки», и полетела к улью.
Пожилая японка улыбчиво проследила за ней и продолжила поливать цветущие клумбы. Они бархатистым ароматным ковром устилали ее большой дворик и сад. Ухоженный и уютный.
Возле порога под цветущей рубиновыми бутонами розой лежал рыжий кот и лениво наблюдал за прыгающим перед ним задиристым воробьем.
Вдруг возле калитки садовницы появился какой-то высокий парень. Женщина удивленно взглянула на странного незнакомца, лицо которого было скрыто под кепкой.
— Вы кого-то ищете? — обратилась к нему хозяйка.
— Вы Каору Огава? — послышался его низкий голос.
— Да… — тихо ответила и опустила лейку.
— Я пришел по поводу вашего брата.
Побледнев, хозяйка подошла к невысокому заборчику. Тревожное чувство наполнило ее сердце. Узнав о брате, она слегка пошатнулась, ухватившись за деревянные ворота. Парень протянул ей сумку.
— Я смог собрать только эти вещи. Здесь дневник, очки и фотоальбом, — произнес парень. — Извините за плохие новости…
По щекам Каору текли слезы. Она молчала, поглаживая полученные памятные вещи брата.
Незнакомец поклонился и хотел уйти, но голос женщины его остановил:
— Как он умер?
— Лучше думайте о том, чем он жил, — грустно ответил парень, и Каору в этот раз смогла разглядеть его печальные раскосые глаза и большой шрам на левой щеке. — Он все время думал о вас. А еще… — взглянул на цветущий благоухающий сад, — он очень любил бальзамины. Сохраните память о нем в этих цветах.
Парень с сожалением поглядел на убитую горем женщину и неторопливо пошел прочь. Плохой вестник — малоприятная участь. Хотя в жизни Тэк Чжон-Рика вообще было мало чего приятного.
Парень задумчиво шел по улицам Сеула и вспоминал все, что случилось с ним за эти года…

***

Дон Ли прохаживался по каминной в ретро стиле и вдумчиво читал стих Аполлинера:

Под мостом Мирабо Сена медленно льется,
Так уходит любовь.
Только память со мной остается:
И отрада, и грусть — все навеки дается.

Бьют часы — ведут темноту.
Дни бегут — я здесь, на мосту.

Слиты руки, и все еще сближены лица,
И под хрупким мостом
Двух ладоней — река будет литься,
Бег усталой воды — нескончаемо длиться.

Бьют часы — ведут темноту.
Дни бегут — я здесь, на мосту.

И уходит любовь — как волна, невозвратна,
И уходит любовь,
Словно целая жизнь, необъятна,
Как надежда последняя, невероятна.

Бьют часы — ведут темноту.
Дни бегут — я здесь, на мосту.

День за днем, за неделей неделя несется,
Ибо время не ждет,
И любовь никогда не вернется…
Под мостом Мирабо Сена медленно льется.

Бьют часы — ведут темноту.
Дни бегут — я здесь, на мосту.

Закончив читать, взглянул на картину ночи за окном. Прикрыл глаза, вслушиваясь в звучавшую мелодику стихотворения в его голове. Ему оно нравилось. Вдохновляло. Пробуждало различные чувства, но не тоски от того, что все уходит, а надежды, что придет что-то или кто-то другой. Вечность заключается в цикле. Нет ни конца, ни начала. Она находится в постоянном движении, как река, в которую вода вливается из источников и выливается в моря и океаны. Дон хотел в это верить. Это помогало ему смиряться с потерями и ждать подарок от судьбы. Он видел жизнь «сейчас», как мост, который застыл над Сеной: мгновение между прошлым и будущим. Что ушло и что будет. Об одном не стоило сожалеть, а о втором — беспокоиться. Все само по себе случится на мосту мгновения жизни.
— И отрада, и грусть — все навеки дается, — прошептал Дон, вдумываясь в каждое слово. — Вечный цикл Бытия. На смену грусти придет радость и наоборот… Движение чувств — основа развития жизни.* Разве это не прекрасно, Кацу?
Ягуар, услышав свое имя, сонно поднял голову и зевнул, вызвав у хозяина улыбку.
— Ты — невоспитанная кошачья морда. Что ты знаешь о чувствах? Ровным счетом ничего…
Отвернулся от окна и сделал шаг в сторону камина. Но тут же был застигнут врасплох и замер.

ФОТО:

На пороге приоткрытой двери виднелся силуэт неизвестно откуда взявшегося незнакомца. Длинный черный плащ и шляпа скрывали личность нежданного гостя. Ли украдкой взглянул на Кацу. Тот спокойно поглядывал на мужчину, при этом высунув язык, глубоко дыша. Ему в этот момент было просто жарко и это единственная проблема, которая его заботила. Все остальное не вызывало ни малейшей реакции.
«Значит, свой, — сделал вывод Дон. — Но кто?»
Ли прошел к креслу, не сводя глаз с гостя.
— Чем заслужил столь поздний визит? — спросил, приглядываясь к незнакомцу.
Тот приподнял голову, и Дон узнал в нем Тэк Чжон-Рика. Облегченно выдохнув, улыбнулся и сел.
— Надо было самому догадаться, — налил себе красное вино и указал на соседнее кресло.
Чжон молчаливо принял приглашение.
— Виски, вино, коньяк? — спросил хозяин казино.
— Есть человек, которому нужно помочь, — конкретно заговорил Рик.
— Это девушка?
— Последний раз обращаюсь как к другу.
— Рискованно так говорить, когда просишь об одолжении. Другими словами — не вежливо. Зачем мне помогать, если ты в открытую намекаешь, что перейдешь в число врагов?
Тяжелый взгляд Тэка обрушился на Дона. Даже тот его не выдержал. Ли улыбнулся и отпил вино.
— Ты изменился, — заметил, приподняв иронично бровь. — Рассказывай.

***

Боль от побоев.
В этот раз она еще легко отделалась. Обреченно глядя на себя в зеркало, Наоми не двигалась, наблюдая, как монотонно катятся по щекам слезы.
Три года прошло, и ее дядя снова озверел. Он уже не верил в обещания сына богача.
— Я старый осел, раз поверил в его слова! — гремел он все чаще. — Кому нужна девка из казино? Временное помутнение, а я три года даром тебя кормил, неблагодарная!
В этот раз Сон Сан Хун пригрозил, чтобы она готовилась к другой профессии. Не сложно было догадаться, о чем он говорил.
Наоми была в отчаянии.
— Вставай, тебя босс зовет, — заглянул в комнату охранник.
Докурив сигарету, бросил ее в сторону девушки. Окурок попал на руку и обжег. Еще пару слезинок скатились по щекам. Но не от боли…
Она боялась снова идти к дяде. Боялась услышать приговор — любить без любви…
— Вы звали? — боязливо спросила, войдя к Сон Сан Хуну.
Возле хозяина казино сидела его новая пассия. Она с завистью посмотрела на Наоми. Встав, поспешно закрыла дверь и, схватив девушку за руку, прижала к стене.
— И что он в тебе нашел? — сделав шаг назад, с отвращением оглядела ее. — Испачканная, как половая тряпка. Тьфу, — плюнула девушке в лицо. — Сучка… — села за стол и отвернулась.
Наоми, едва сдерживая слезы, вытерла щеку, на которой чувствовала омерзительный плевок. В то же время она не могла понять, что происходит.
— Я могу идти? — тихо спросила у все это время молчавшего дяди.
— Можешь вообще катиться! — рявкнула женщина.
— Что? —  не поняла девушка.
Сон Сан Хун открыл шкаф и достал какую-то бумагу.
— На, — отдал девушке. — И это, — вытянул небольшой чемодан из-под стола и тоже отдал ей.
Наоми, ничего не понимая, взяла документ и принялась читать. С каждым словом ей казалось, что мир начинает вздрагивать и рушиться. Но только тот мир, в котором она все это время жила. Неожиданная новость взорвалась вулканом. «Не может этого быть, — перепугано думала Наоми, в какой раз перечитывая документ, даривший ей свободу. — Как так?» Девушка вопросительно взглянула на дядю.
— Что это? — несмело спросила и прижала к себе лист бумаги, боясь, что он исчезнет или его кто-нибудь выхватит из рук.
— Читать разучилась? — нахмурился Сон Сан Хун. — Дон Ли с какого-то перепугу выкупил тебя. И заплатил он немалые деньги. Больше, чем я просил. Ты свободна, — потом прищурился и наклонился в ее сторону. – Ты когда успела его охмурить?
— Я не знаю его лично… — растерялась Наоми.
— Так я тебе и поверил.
— Но я правду говорю, — доказывала девушка. — Я никогда даже рядом не была с ним.
Пассия хозяина казино искоса поглядела на девушку и задумалась.
— Хм, странно, — проговорила она. — Может, его кто попросил?
— Ладно. Как бы там ни было, ты свободна, — махнул рукой ее дядя. — За тебя заплатили такие деньги, что я озолотился. Ты все же принесла мне прибыль, которую я от тебя ждал. И даже больше, — противно заулыбался. — Все равно с тебя толку мало. Убирайся!
Наоми, опомнившись, поспешила выйти. Ее отпускали? Вот так просто? Не могла поверить. И только счастье окутало сердце, как его тут же сменила новая волна тревоги. «Но… зачем меня выкупил Дон Ли? Вдруг теперь придется работать на него?» Девушка не верила, что в ее жизни может быть что-то хорошее. Из-за такого разочарования, вернувшись в свою комнату, села на пол и расплакалась. Она была в отчаянии. Дон Ли все знали как холодного и безжалостного главу клана. Его побаивались и старались обходить десятой стороной. Кто знает, на что он был способен.
Когда слезы немного поутихли, взглянула на чемодан, стоявший рядом. Она только сейчас вспомнила о нем. Что могло в нем быть? Наоми поспешила его открыть. Каким же было ее удивление, когда обнаружила конверт с круглой суммой, одежду и приглашение работать в цветочном магазине.
— Что это? — Наоми казалось, что она сходит с ума.
Девушка начала щипать себя, будучи уверенной, что это сон. Но чемодан никуда не девался, и в ее руках все так же был документ, даривший ей свободу.
Не теряя больше ни минуты, Наоми быстро переоделась, взяла все самое необходимое и, не прощаясь ни с кем, побежала в холл, будто боялась, что дядя передумает.
Спускаясь по лестнице, вдруг заметила идущего к выходу Дон Ли. Черный плащ с приподнятым воротником подчеркивал его важность и надменность. Он был слегка не в настроении. Скорее всего потому, что его заставили напрячься.
— Мистер Ли! — догнала его Наоми.
Дон оглянулся, с презрением взглянув на девушку. В следующую минуту он с интересом оглядел ее, будто оценивал. Парню стало любопытно, что именно могло заставить такого, как Тэк, пойти на такой поступок.
— Я не знаю причину, почему вы помогли мне… — запыхавшись и волнуясь одновременно, сказала раскрасневшаяся девушка, — но я вам очень благодарна. Я не могу это принять, — протянула ему чемодан. — Это большие деньги. А они так просто никому не даются. Я только оставлю себе приглашение на работу.
— Да ты и тут могла бы работать. Такие, как ты, — ходовой товар, — криво улыбнувшись, снова окинул ее взглядом и направился к выходу.
Девушку словно кипятком обдало. Проглотив обиду, выбежала на улицу и перегородила дорогу Дону. Он раздраженно вздохнул и взглянул в сторону.

ФОТО:

— Я не возьму это, — оставила себе лишь пригласительный на работу, а чемодан поставила у ног Ли.
Парень сердито пнул его и пошел к стоявшей машине.
— Тогда почему вы мне помогли?! — растерялась девушка. — Если вы смотрите на меня, как на ничтожество! Если моя благодарность вам так омерзительна, то назовите имя того, кому действительно это будет важно!
Дон остановился, раздраженно глядя куда-то в конец улицы. Он всегда презирал таких женщин. Разговор с Наоми его сильно злил, и он сдерживался только из-за Тэка, сидевшего сейчас в его машине.
— Назовите имя, прошу! — повторила Наоми.
Дон оглянулся и слегка приподнял голову. Помедлив, открыл дверцу и сел на заднее сидение.
Наоми успела заметить, что там был еще кто-то. В уме молнией прорезалась догадка, что это и есть ее благодетель.
— Господин! — крикнула она и побежала к машине.
Дон громко закрыл дверь, приказав водителю ехать.
— Господин! Позвольте увидеть вас! Неужели я так омерзительна вам, что вы избегаете меня? — бежала следом.
Тэк, прикрыв глаза, сидел и не шевелился, слыша доносившийся голос девушки. Она не должна была его видеть. Ситуация изменилась и он тоже.
— Может, поворкуете, а то она будет бежать за нами, даже если в Пусан поедем, — сказал Ли. — Я такие деньги заплатил не для того, чтобы эта шлюха коньки отбросила.
— Она не шлюха… — грубо отрезал Рик.
— А. Порядочная, значит, — насмешливо хмыкнул Дон.
Чжон промолчал.
— Господин! — продолжала звать девушка. — Чжон! — имя вырвалось так неожиданно, что Наоми сама испугалась и остановилась.
Дон Ли удивленно взглянул на Рика, а потом на стоявшую растерявшуюся девушку.
— Остановите, — приказал водителю Тэк.
Наоми, увидев, что машина притормозила, обомлела. Неужели ее догадка была правильной?
— Чжон?.. — прошептала, не веря этому.
Машина все так же стояла на месте. Девушка не решалась подойти. Ей показалось, что парень до сих пор не хочет видеться с ней. Но, тем не менее, все же дал подсказку, что это действительно был он.
— Тэк Чжон-Рик! — закричала, заливаясь слезами. — Чжон! Я помню! Я буду жить!
Девушка низко поклонилась и, вытирая слезы, пошла в противоположном направлении улицы. Чемодан так и остался лежать в одиночестве возле казино. Тэк грустно провожал взглядом отдалявшуюся Наоми.
— А она все же нечто, — хмыкнул Дон, не ожидавший, что девушка оставит такие деньги посреди улицы.
— За мной долг, — строго бросил Чжон и вышел из машины.
— В следующий раз, я так понимаю, мы встретимся в качестве врагов? — насмешливо спросил Ли.
— У нас мало общего, — поднял воротник Тэк и вытянул из кармана пачку сигарет.
— А как будешь долг оплачивать?
— Возможно, когда-нибудь, стреляя в тебя, я один раз промахнусь, — вспыхнул огонек, облизавший кончик сигареты.
Затяжка и лицо Тэка расплылось в белой туче дыма. Ли сверлил парня колким взглядом.
— Тогда до встречи, — пробасил он и, закрыв дверь, приказал водителю ехать.
Чжон, оставшись наедине со спящим городом, глубоко затянулся и медленно выпустил клубы дыма.
Пришло время возвращаться.



—————————————-
*Размышления написаны на основе анализа стихотворения критиками.


Последний раз редактировалось: Lana (Вт 02 Ноя 2021, 10:15), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 EmptyВс 17 Окт 2021, 03:59

Форт

Сатоши лично встретил Тэка на центральной улице Сеула. Рик это отметил и украдкой огляделся. За таким жестом явно что-то крылось. Ямада молча повел парня к недалеко стоявшей машине. В ней Чжона весело поприветствовал Кимура.
— Давно не виделись! — протянул ему дружелюбно руку.
Чжон проигнорировал и сел на заднее сидение вместе с учителем.
— Бывает, — приподнял бровь Юкио.
Машина двинулась с места.
Вскоре Чжон заметил, что ехали они не в сторону порта. Все же Сатоши что-то задумал. Прошло некоторое время, и парень понял их маршрут. Водитель держал курс к Голубому дому. Это Рика слегка удивило.
В правительственном доме была тишина и покой. Пустое здание звонко игралось эхом, отбивавшемся от шагов ночных гостей. Шли коридорами, поднимались по лестницам, проходили различные блоки, пока не остановились возле двери какого-то кабинета.
Сатоши постучал.
— Войдите! — пригласил их знакомый голос.
Кимура открыл дверь и Рик с Ямадой вошли в комнату.
Возле окна стоял Ким Чжэ Сан. Он улыбчиво взглянул на гостей и, приблизившись, протянул Чжону руку.
— Рад лично познакомиться! — сказал твердо и открыто.
Тэк понял, что попал в закулисную игру.

***

Ворота открылись, и машина въехала в запретную зону острова. Вокруг простирались джунгли, наполнявшие воздух криками ночных животных. Темные заросли, переплетенные длинными лианами, нависли над дорогой кривым коридором, ведущим в царство теней.
Тэк угрюмо глядел в окно, вспоминая разговор с Ким Чжэ Саном. Внутри царила пустота, покрытая льдом. Больше никаких эмоций. Все было мертвым. Мысли сосредоточились на работе, ставшей для него смыслом жизни. Люди вокруг, даже самые близкие, казались всего лишь частью окружения. Рику порой чудилось, что его тело темнеет, теряет тепло и превращается в холодное железо, а он сам — в бесчувственного робота с каменным сердцем.
Впереди показался длинный изогнутый мост. Машина выехала на его идеальную гладкую поверхность и стала бесшумно пересекать расстояние над пропастью. Рик взглянул вниз, где бурлила река. Ров был широким и с обеих сторон освещался сотней прожекторов, лучи которых скрещивались огненными мечами.
Чжону почудилось, будто впереди среди кромешной тьмы что-то мерцает. В меру приближения к противоположной стороне пропасти, желтых точек в воздухе стало появляться все больше и больше. Рик стал приглядываться, пытаясь понять, что это. Внезапно он начал замечать, как во мраке вырисовывается контур какого-то гигантского строения. Оно выныривало из черного серыми очертаниями стен.
Машина добралась конца моста и выехала на дорогу, окруженную ухоженным парком. Тэк не спускал глаз из тьмы, в которой все четче и четче вырисовывалось здание, похожее формой на Колизей. Оно светилось сотнями окон, словно открывало глаза, услышав шум машины подъезжавших гостей. Рику показалось, что он стал героем фантастического романа. В темноте было сложно разглядеть, что его окружало, но футуристические силуэты фонарей, беседок, каких-то небольших зданий и самого гиганта впечатляли своей сложной сглаженной или наоборот кубической формой, которую можно было увидеть только в романах научной фантастики.
Машина остановилась. Рик вместе с Ямадой и Кимурой подошел к полукруглому освещенному входу. Тэк слышал какой-то шум, будто бы рядом лилась вода. Но пока не мог понять, что это.
Внутренний мир огромного Колизея поразил еще больше, вспыхнув дневным светом. Будто на дворе и не было ночи. Сложные конструкции в том же футуристическом стиле ломали все привычные стереотипы архитектуры. Середина здания была пустой. Пространство поднималось на все этажи и упиралось в стеклянный купол, в котором виднелось звездное небо и месяц. По периметру тянулись многочисленные этажи с различными комнатами и кабинетами. Прозрачные лифты шныряли то вверх, то вниз, развозя обитателей этого странного скрытого мира. Жизнь здесь кипела. Работники Форта копошились, как муравьи, выполняя поручения. Чжон много раз пытался представить, каким было это место. Но его фантазия так далеко не заходила.
Сатоши наблюдал за каменным лицом Рика, который внимательно оглядывал постройку, но, тем не менее, не проявлял ни малейшего интереса или восторга.
— Чжон! — послышалось где-то рядом.
Рик оглянулся и увидел наполненные слезами глаза очень красивой девушки.

ФОТО:

— Брат! — воскликнула и оборвала ему сердце.
Тэк замер.
Всего в пару шагов от него стояла его сестра. Живая, здоровая и невредимая. Тэк Га Ён, подбежав, обхватила парня и прижалась к груди. Прикосновение было таким пылким. Радость от встречи слегка растопила лед в душе Рика и разлилась по телу, как горячий источник среди горных снегов. Но Чжон всеми силами попытался скрыть ее от наблюдавших сейчас за ним коллег, оставшись внешне холодным и спокойным. Будто больше никому не доверял и даже свои искренние чувства не хотел им показывать. Он сдержанно обнял сестру, не сказав ни слова, лишь прислушиваясь, как бешено бьется его сердце и радость внутри бьет ключом.
Николь удивленно заглянула в уставшие темные глаза брата.
— Ты не узнал меня? — растерялась. — Брат, я думала, ты умер! Столько пережила за эти годы!
Чжон погладил девушку по аккуратно уложенным волосам и в этот раз обнял немного крепче, позволив себе роскошь поцеловать Га Ён в пахнущую персиком щечку. Самыми крепкими объятия были в его душе. Именно ими он сейчас обнимал сильнее всего свою радость от встречи.
Николь очень изменилась. Рик даже не сразу узнал ее. Маленькая непоседа превратилась во взрослую красавицу. Действительно красавицу с не менее сильной харизмой, чем у него. Эта встреча для парня была непередаваемо волнительной, но он все так же не хотел показывать это остальным. После случая с Юки, он будто бы заморозил все внутри. Самое сокровенное хранил в тайне, словно боялся, что за ним подсмотрят, желая узнать его слабости, и специально снова украдут то, что ему дорого, чтобы в очередной раз причинить адскую боль. Люди вокруг казались потенциальными врагами. Все, за исключением лишь двоих… Чжон больше никому не верил. Поэтому и к его чувствам больше не разрешал касаться посторонним взглядам.
В руках парня появилась ноющая боль. Навязчивая и тупая. Она будто напоминала, сколько раз он, сидя в яме, раздирал пальцы в кровь, вспоминая, как стрелял в сестру и друзей. А теперь он стоял в центре здания, похожего на Колизей, как главный герой трагикомедии, написанной кукловодами. Все оказалось жестокой игрой, которую разыграли, лишь бы заставить его отказаться от принципов, чувств, жизни… Игра в блеф стала поглощать его с головой. Чтобы стать сильнее и оградить близких людей от азартных игроков, Рику пришлось принять их правила игры. Он постепенно превращался в того, кого они хотели видеть.
Чжон заметил, как подходят еще два человека из его прошлого: Кан Чжун Ги и Ли Ю На. Кэмп, кривясь, шел на костылях. Его лицо было покрыто многочисленными следами от побоев. Рик уже знал, что случилось с ним. Он сразу расспросил о нем у Сатоши, пока они добирались до этого острова. Двое незнакомцев, которых Чжон повстречал в здании «Возрождения», оказались людьми Форта. Они и вытянули Кэмпа из камеры.
Кан Чжун Ги радостно протянул руку другу, не скрывая чувств, проявившихся на влажных глазах.
— Теперь мы можем поприветствовать друг друга по-настоящему, — сказал, улыбаясь.
Но Тэк пожал его руку с холодной улыбкой, обескуражив товарища. Сердце Кан Чжун Ги с болью сжалось. Парень принял холод друга на свой счет, как укор за предательство. Кэмп сник и сделал пару шагов назад.
Взгляд Рика коснулся Ли Ю На. Ее он узнал сразу. Стала тоже очень красивой и интересной девушкой.

ФОТО:

Синий офисный костюм идеально подчеркивал женственную выразительную фигурку. Утонченность и нежность читалась в каждом движении, а также в распущенных длинных волосах, кудрявыми прядями спускавшихся по плечам.
— Здравствуй, —произнесла Ли Ю На и вежливо поклонилась.
Тэк тоже поздоровался, подметив, что она стала намного смелее и уверенней в себе. Чжон отстранил от себя Николь, прилипшую к нему, как репейник, и взглянул на Сатоши. Тот понял, что парень уже закончил свое приветствие, и вместе с Кимурой направился к ближайшему лифту. Рик последовал за учителем.
— Это точно Чжон? — растерялась Николь, глядя брату вслед.
— Что они с ним сделали? —спросила Ли Ю На. — Это какой-то совсем чужой человек.
Кэмп молча сверлил пол, вспоминая свою трусость. Стыд и отвращение уже в который раз отравили его горечью.
В это время Чжона привели в кабинет Ким Сан Чжона. Тот высокомерно окинул парня с ног до головы и произнес:
— С этого момента подчиняешься только мне, — бросил значительный взгляд на Сатоши. — Остальные — второстепенные игроки. Никаких лишних вопросов. Еще раз пойдешь против Центра, — сделал паузу, сверля парня презрением, — накажу так, что мало не покажется.
Чжон невольно слегка улыбнулся и глава без труда прочитал его мысли: «Есть наказания больше тех, что вы мне устроили?»
Ким Сан Чжон прокашлялся и продолжил:
— С распорядком и правилами Форта, — начал подходить к окну, — тебя ознакомит Ким Чжи Чжон, — стал спиной к Рику. — Свободен.
Тэк был все так же холоден и спокоен. Лишь крепко сжатые кулаки говорили о желании разодрать на части эту колизеевскую гниду.
Когда Чжон вышел, Ким Сан Чжон оглянулся на Сатоши.
— Он изменился, — признал глава.
— Вы же этого хотели, — спокойно ответил Ямада.
— Не думал, что план сработает. Если это так, то парень может стать неплохим орудием в наших руках.
Сатоши промолчал.
— Вы все так же верите в него? — пригляделся к японцу, от которого всегда ждал какого-то подвоха.
— Верю. Но… — сделал паузу. — Даже заснеженные вулканы могут извергаться. Не провоцируйте его больше, — с намеком заметил Ямада и вышел вместе с Кимурой.
Лицо Ким Сан Чжона перекосила злость. Была бы его воля, давно бы удушил этого японца.
Рика отвели к старому знакомому — психологу Ким Чжи Чжону. Мужчина был искренне рад встрече.

ФОТО:

— Какие люди! Упрямец снова в наших рядах. Я все еще помню твоих ослов, — рассмеявшись, похлопал парня по плечу. — Пошли, покажу, чем мы живем, — вывел Рика в коридор. — Тут будет поинтереснее, чем на учебном острове, — улыбнулся. — Жизнь бурлит, как видишь, — развел руками, указывая на суетившихся вокруг сотрудников.
Психолог все так же хромал. Тэку показалось, что даже больше прежнего. Мужчина с большим удовольствием ввел парня в курс дела, рассказал о подразделениях, сказал, что Рик будет работать в оперативном отделе, показал самые важные места Форта, которые в первую очередь должен знать парень.
— А вот еще одно симпатичное лицо, которое тебе покажется знакомым, — вдруг заулыбался Ким Чжи Чжон и остановился возле небольшого искусственного фонтана, окутанного зеленью.
К ним направлялась, как всегда, изысканная и обворожительная Ли Ши Ён. Рик медленно отвел взгляд, будто больше всех «обрадовался». Девушка, приоткрыв губы, с любопытством и без стеснения оглядела молодого парня. Она даже не пыталась скрыть свою заинтересованность.
— Повзрослел, — улыбчиво заметила Ли Ши Ён, кокетливо поправив волосы. — Эти года дали о себе знать.
— Заметно дали, — согласился, окинув ее холодным взглядом.
Ли Ши Ён изменилась в лице, вызвав у Ким Чжи Чжона смех, который он с таким трудом пытался подавить. Намек на возраст девушка восприняла в штыки.
— А мне говорили, что ты изменился, —  стала строже.

ФОТО:

— Вы обещали показать мне нулевой этаж, — Тэк обратился к Ким Чжи Чжону, сделав вид, что ее нет.
Ли Ши Ён покраснела и бросила на коллегу-психолога сердитый взгляд. Тот все так же пытался скрыть улыбку.
— Меня шеф вызывает, — сообщила гордо.
— Здорово. Ему твоя помощь всегда нужна. Хорошо, когда люди находят друг друга, — участливо ответил мужчина, окончательно разозлив коллегу.
Ли Ши Ён поспешно пошла прочь.
— Думаю, она теперь нас ненавидит, — заговорщицки прошептал Рику, найдя в нем соратника по делу Ли Ши Ён. — Знал бы ты, как она меня достала за эти годы. Ладно, пошли дальше, — Ким Чжи Чжон продолжил экскурсию.
В здании, как оказалось, имелся и нулевой этаж. На нем были расположены различные лаборатории, мастерские, залы испытаний и исследований, а также комнаты для допросов и заключения. Последние вызвали у Чжона оскомину.
— А эту леди помнишь? — спросил Ким Чжи Чжон.
Рик оглянулся и увидел совсем не изменившуюся надсмотрщицу. Ким Су Хян, как полководец, вела за собой перепуганных подростков. У Рика сжалось сердце.
— Это новобранцы, — объяснил психолог. — Мы больше не стали рисковать на острове. Теперь все подготовки проходят здесь, на нулевом уровне, только в другом крыле. Там обустроены специальные казармы и классы. Думаю, здесь получше, чем в диких условиях…
Дальше Чжон его уже не слышал. Ким Су Хян, удивленно глядя на Рика, прошла мимо, а за ней потянулся долгий ряд ребят. Звуки пропали. Движения замедлились. Чжону показалось, будто он слышит гулкий стук детских сердец. Учащенный и тоскливый. Мальчики проходили мимо, искоса поглядывая на парня со шрамом на щеке. Рик крепко сжал кулаки, видя в них себя прежнего. На руках, натянувшись, как струны, выдулись вены. Здание Форта перестало впечатлять величием. В глазах Чжона оно превратилось в новое заключение.
— Чжон… Чжон! — услышал где-то рядом.
Оглянулся. Психолог уже несколько раз назвал его имя.
— Что с тобой? — спросил, приглядываясь к парню. — Ты из-за этих пацанов? — указал вслед отдаляющихся новобранцев. — Понимаю. Прошлое не так просто забыть, — сочувственно сжал плечо ученика. — Но ты должен это сделать. Тем более, что их ждет хорошее будущее. Жизнь в Форте имеет много преимуществ. Ты скоро сам это оценишь. Тяжело в учении, легко в бою. Пошли.
Они направились в сторону комнат допроса, откуда доносился чей-то крик и плач. Через открытую дверь Тэк увидел сидевшую рыжую девушку и парня с торчавшими в разные стороны крашеными волосами. Оба выглядели совсем юными. Где-то по пятнадцать или семнадцать лет. Их допрашивал какой-то громила и в этот момент массивной рукой с силой ударил девушку. Она вскрикнула и упала на пол.
— Не трогайте мою сестру! — крикнул парень и задергался на стуле, пытаясь освободить связанные руки.
— Этих двоих долго не могли вычислить, — стал объяснять Ким Чжи Чжон. — Брат и сестра. Хакеры. Пытались проникнуть в нашу систему. Специалисты… От горшка два вершка, а такие способности. Сейчас совсем другие дети пошли… Пытаемся узнать, баловство это или чей-то заказ. Надеюсь, не второе, а то я перестану уважать наших врагов, бегущих за помощью к молокососам… — хмыкнул, покачивая головой. — М-да, а теперь нам и им причина на одно место.
— Они же еще дети. Вы и младенцев здесь избиваете? — грубо спросил Тэк.
В этот момент громила ударил рыжую девушку ногой в живот. Чжон с укором взглянул на Ким Чжи Чжона и направился в комнату допроса. Психолог его не остановил и лишь задумчиво принялся наблюдать.
— На кого работаешь, стерва?! — рявкнул громила и замахнулся, чтобы снова ударить, но Чжон поставил ему подножку, и тот едва не упал. — Ты кто такой? — вызверился он на Рика.
— Полегче, — спокойно дал совет Тэк.
— Чего?!
В этот момент громила заметил недовольное лицо Ким Чжи Чжона.
— Мне приказано выбить из них правду, — объяснился перед психологом. — Лучше идите, куда шли. Здесь для вас не место.
— Так еще пальцы в дверь вставь, умник, — сердито кинул ему Ким Чжи Чжон. — Или мне поднять этот вопрос на собрании?
— И что мне будет? Я делаю то, что поручило руководство, и так, как оно само просило. Сечёте? — значительно взглянул на психолога, а потом на Рика. — А ты, вообще, кто такой?
— Скоро узнаешь, — придавил его взглядом Тэк.
Громила, сплюнув, усадил девушку на стул и продолжил допрос, но уже без рукоприкладства:
— Лилу — это твое имя или кликуха?
Чжон направился к двери.
— Помогите, — услышал боязливый голос.
Рыжая девушка с испугом и мольбой глядела на него. Но Рик сделал вид, что ему все равно, и безразлично вышел прочь.
В коридоре он внезапно столкнулся с тем, кто однажды красной линией перечеркнул ему жизнь, оставив глубокий шрам не только на лице. Чан Нам Хён, увидев Рика, помрачнел, как грозовая туча. Его лицо аж перекосило от «радости» встречи. Тэк все так же сохранял спокойствие и уверенно глядел в глаза предателя, так умело разыгравшего тогда спектакль.
— Давно не виделись, — выдавил Чан Нам Хён. — Не думал, что ты вернешься.
— У меня был стимул, — отрезал Чжон и вместе с Ким Чжи Чжоном направился к лифту.
Пока поднимались на восьмой этаж, молчали. Тэк был не словоохотлив. Ким Чжи Чжон — задумчив.
Створки лифта раскрылись, и психолог с учеником вышли в коридор.
— Здесь живут работники третьего уровня, — как-то разбито, без прежнего энтузиазма, сказал Ким Чжи Чжон. — Оперативники, разведка, медики… Если проявишь себя, могут перевести в элитное подразделение аналитиков. Они живут этажом выше. Там и условия жизни куда лучше, — виновато поглядывал на парня. — Так что, постарайся… Вот, — протянул ключ, на брелке которого был написан номер 8257.
— Спасибо, — ответил Чжон и пошел искать свою комнату.
Ким Чжи Чжон тяжело вздохнул и еще некоторое время глядел парню вслед. С приходом Рика психолог снова почувствовал, в каком дерьме он работает. Мужчина все время старался закрывать на происходящее глаза и просто выполнял свою работу. Он жил в придуманном, удобном ему мире и не хотел вникать в то, что могло задеть его совесть. Но Чжон сам ее достал. Бесцеремонно и грубо ткнув носом в правду.
Тэк нашел свою комнату в конце коридора. Рядом с ней — свой чемодан. Включив свет, осмотрелся. Маленькая, коричневая, аккуратная простенькая спальня с кроватью и рабочим столом возле окна. Тэк сразу почувствовал себя более уютно. Один. В тишине. Ему как раз и не хватало своего уголка, где он мог бы побыть наедине.

ФОТО:

Рик снял пальто и сразу повесил его в гардероб. Взялся за чемодан, в котором было всего пару его вещей. Среди них молитвослов с Библией и Евангелием, книга Юки и еще одна вещь, которую Тэк нашел в яме в джунглях. Кулон в виде знака бесконечности на букве «М». Рик сел, снова начав его разглядывать. Кто-то до Чжона уже сидел в той яме. Кто-то из учеников Сатоши. Возможно, этот человек тоже находится здесь. Рику было интересно узнать, кого постигла его участь.
Следующее, что сделал Чжон, — повесил на стену большой лист бумаги и написал ряд вопросов, но не на корейском или английском, а с помощью специального алфавита, который придумал для себя лично. Теперь он мог писать что угодно и где угодно, не боясь, что его кто-то расшифрует. Парень выделил те вопросы, которые его на данный момент интересовали больше всего:

«Где сейчас Фумико и Минору?
Кто на самом деле Сакурада?
Кто шпионит в стенах Форта?»


Чжон глядел на список и задумчиво постукивал пальцем по столу.
Немного так посидев, подошел к окну и открыл его настежь. Свежий ночной воздух наполнил грудь и комнату. Парень снова услышал шум воды и огляделся. Только теперь понял, в чем причина. Если он не ошибался, то здание Форта было обвито конструкцией, напоминавшей горку. По ней лилась вода и спадала с огромной высоты водопадом в большой водоем парка. Красиво и оригинально. Хотя Рику было все равно. Быстро потеряв интерес к особенностям архитектуры, вытянул сигарету и закурил. Он был уверен, что в этих стенах бурлит еще один поток, обвивающий здание. И вода в нем не так безобидна, как кажется. Возможно, силу ее яда ему еще предстоит испытать на себе.


Последний раз редактировалось: Lana (Вт 02 Ноя 2021, 10:22), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 EmptyВс 17 Окт 2021, 08:01

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 2daebd18e2fft

ЧАСТЬ 4
Под солнцем Италии

5 лет спустя

Июль 2011 года.
Сорренто, Италия.


— Ты ее убил, Пьер! Как ты мог?!
Среди уютных цветочных улочек солнечного Сорренто, утопающих в аромате лета и моря, шла молодая светловолосая девушка и громко говорила по телефону. Ее загоревшее лицо вспыхнуло румянцем, подчеркивая и без того горячий темперамент.
— Софи, она еще жива! Она дышит! Что мне делать? Я еще могу ее спасти, — слышалось в телефоне.
— Немедленно вытащи ее из воды! Я уехала всего лишь на две недели, а ты за столь короткое время успел совершить очередное преступление! Когда ты прекратишь превращать мою жизнь в криминал? Это был бесценный подарок! Она мне очень дорога! А ты уничтожил ее, утопил, лишил жизни!
— Но твоя соседка посоветовала мне…
— …Вот зараза… — нахмурилась девушка и пнула лежавший на пути камушек, влетевший в декоративные кусты.
— …регулярно поливать. А она ведь даже свою книгу по цветоводству издала.
— Я скоро найму киллера…
— Софи, не злись. Я ее спасу.
— Когда приду домой, не показывайся мне на глаза, — сердито прервала звонок. — Угораздило же родиться с ним в одной семье…
— Софи, доброе утро! — послышалось издали.
Белокурая девушка оглянулась.

ФОТО:

— О! Сеньора Оливьери! — натянула улыбку. — Сейчас только тебя не хватало… — дальше прошептала себе под нос.
Пришлось свернуть с извилистой каменной дороги, что лентой вилась между разноцветными сахарными домами. Владелица небольшого музыкального кафе, что находилось на террасе среди белоснежных арок, добродушно обняла знакомую.
— Как идут дела? — поинтересовалась Софи ради вежливости.
— Вполне прилично, моя дорогая. Клиентов все больше и больше. Особенно туристов. Все же как бы не любили современные буги-вуги, классика под терпкий кофе среди здешней красоты — идеальное лекарство для души.
— Не могу не согласиться, — улыбнулась, мечтая побыстрее добраться домой и удушить брата-растяпу.
— Позволь угостить тебя чем-то вкусным.
— О, нет, спасибо! Я только с самолета и тороплюсь домой.
— Ничего не хочу знать! У меня и отдохнешь. Кстати, у твоего брата недавно был День рождения, купи ему сборник. Он ведь любит музыку. Мне вчера привезли новый товар, есть раритетные вещи, которые понравятся Пьеру.
«Как вы вовремя…» — Софи, сдерживая себя, сердито сжала губы, мысленно выписав брату между глаз.
— Садись за свой любимый столик, — пригласила хозяйка, а сама пошла за угощеньями. Утро здесь было разбавлено ностальгической песней «Torna a Surriento» Робертино Лоретти.

АУДИО:

Вернись в Сорренто

Посмотри, насколько красиво море! Сколько чувств оно внушает...
Как ты — только взглянешь на кого-то, Как он наяву начинает грезить.
Посмотри вниз, на этот сад.
Понюхай эти цветы апельсиновых деревьев... Такой тонкий аромат
Проникает прямо в сердце.
А ты говоришь: «Я уезжаю, прощай!» Ты отдаляешься от этого сердца,
От земли любви.
У тебя хватит смелости не вернуться? Но не покидай меня,
Не давай мне таких мучений... Вернись в Сорренто,
Верни меня к жизни!

Видишь, море в Сорренто
Какие сокровища держит на дне. Кто поездил по миру,
Не видел такого, как здесь! Посмотри вокруг, эти сирены, Зачарованные, смотрят на тебя И любят тебя так сильно:
Они хотели бы тебя поцеловать!
А ты говоришь: «Я уезжаю, прощай!» Ты отдаляешься от этого сердца,
От земли любви.
У тебя хватит смелости не вернуться? Вернись в Сорренто,
Верни меня к жизни!

Девушка, убрав длинные вьющиеся волосы, которыми прикрыл лицо внезапно налетевший теплый ветер, взглянула на синее море, ласково плескавшееся у берегов разноцветного города.

ФОТО:

В детстве Софи казалось, что она живет на огромном старинном корабле, плывущем по бескрайнему морю. Даже не верилось, что существуют другие места и страны. Казалось, что это и есть вселенная, совершенство с застывшей на древних стенах домов мудростью.
«Кто поездил по миру, не видел такого, как здесь!» — зацепились мысли за слова песни. Девушка с нежностью наклонилась к цветам, превратившим Сорренто в дом радуги.
Сладкий аромат напомнил ваниль, и сразу захотелось быстрее оказаться дома и испечь торт.
В этот момент со стороны соседнего столика послышался разговор:
— Какая милая…
— Может, познакомишься? Она только что говорила с хозяйкой кафе. Кажется, местная…
— А внешне не скажешь. Смотри, какие глаза. Утонуть можно, синие-синие. Белокурые волосы… Могу поспорить, что ее кожа пахнет молоком.
— Она тебе что, мать кормящая? — послышалось возмущение, вызвавшее у девушки легкую улыбку. — Хотя кто знает…
— Тише ты. Услышит. Лучше посмотри, какие ямочки на персиковых щечках, когда улыбается.
— Джованни, ты, кажется, запал на нее.
— А я еще переезжать не хотел…
— Только она для тебя низковатая…
— Если надо, я нагнусь…
Софи наклонила голову, делая вид, будто что-то ищет в набитой блокнотами сумке, а сама покусывала губы, все так же посмеиваясь. Не первый раз слышала комплименты в свою сторону. Уже была привычной. Ее внешность выделялась среди темноглазых брюнеток и шатенок. Мать влила в ее вены словенскую кровь, поэтому нетипичные в этих краях черты лица привлекали внимание многих.
— Моя дорогая, я заставила тебя ждать! — послышался голос сеньоры Мартины Оливьери.
Она несла поднос с кофе и пирожными.
— Ох! Вы меня балуете, — сразу подобрела сладкоежка. — Я скоро сама буду как кекс.
— Не люблю худышек и тебе не советую быть такой. Посмотри на меня, — развела руками. – Хорошего человека должно быть много. Мужчины должны чувствовать рядом женщину, а не вешалку, которую взять не за что, — громко расхохоталась.
Софи, не слушая ее болтовню, увлеченно сняла ложечкой с лакомства крем. Клубничный вкус наслаждением расплылся по телу. Девушка, мурлыкнув, отделила кусочек пирожного и с аппетитом принялась его смаковать.
— Как дела на работе? — спросила женщина, отпив кофе.
— Пишем.
— Ваша газета набирает популярность. Последняя статья о банкире Манчини и его махинациях подняла шумиху. Городские власти попытались все загладить, но разве людям закроешь рот, когда несправедливость гнет их спины к земле? Италия — красивое место, — взглянула на море. — Возможно, одно из лучших на земле, но эта живописность умело скрывает грязь, которая тут развелась.
— Угу, — согласилась девушка.
В это время за соседний столик сели двое мужчин. Заказав по чашке кофе, обменялись парочкой слов, а потом дисками. Профессия научила Софи совать нос во все дырки, даже в те, куда он не пролезал. Да и интуиция редко подводила. Эти двое сразу привлекли ее внимание. В их поведении завелась моль фальши. Как-то театрально вели себя, неестественно. Теперь девушка не только слушала Мартину, но и краем глаза наблюдала за странными соседями.
— Я слышала, вашего главного редактора вызывали к прокурору. Это из-за шума, который вы подняли? — поинтересовалась женщина.
— Я лишь рядовой журналист. Мне мало что известно, — Софи пыталась уйти от любопытства знакомой.
— Но у тебя ведь есть соображения?
— Мы привыкли писать правду, а некоторым это не нравится.
— Будь осторожна. Эти люди способны на многое. В твоем доме живут дети, да и попасть девушке в грязные лапы — не особо приятная перспектива. Понимаешь, о чем я? Ты ведь лучше меня знаешь, что порой происходит в Сорренто.
— Знаю, — Софи крепче сжала ложку.
— Ты упрямая и рисковая. Лучше веди себя, как симпатичная блондинка: выйди удачно замуж, обзаведись детишками и живи припеваючи. Благо тебя природа внешностью не обделила, сможешь вскружить голову какому-то богатенькому красавчику.
— Предлагаете стать дешевкой? — проявился характер, и насмешливый взгляд осудил хозяйку кафе.
— Разве стать женой и матерью — значит быть дешевкой? Это женская роль, милая.
— Вот именно, роль. И каждый исполняет ее по-своему. Возможно, придет время и я обязательно осчастливлю кого-то в брюках, но только не со страхом убегая от совести, а просто выполняя свое предназначение. Я работу не брошу.
— Вот упрямая и самоуверенная девица! — хмыкнула Мартина. — Думаешь, если будешь и дальше совать нос не в свои дела, кто-то захочет быть с тобой? Кому нужны проблемы?
— А кому нужны такие мужчины? Я найду того, кто станет для меня надежной крепостью, а не замком на песке.
— Мечты, мечты. Ты думаешь, как девочка-подросток, ждущий принца на коне.
— Да зачем он мне сдался с его конем? Мне достаточно обычного человека, только с совестью. И я не пойму, почему не могу выбирать? Каждая женщина вправе это делать и искать подходящую ей партию. Или выскакивать за первые брюки, только бы в девках не засидеться? М? — значительно приподняла брови и, расправившись с первым пирожным, приступила ко второму.
Мартина глядела на нее, как на глупое дитя.
— С совестью? Где ты таких мужчин видела, деточка? — не смогла так просто закончить затронутый разговор.
— Найду, не волнуйтесь, — Софи набила полный рот. — Мое упрямство и китайскую стену развалит.
— Вот тут я согласна! — рассмеялась Мартина. — Его у тебя хоть отбавляй.
— Угу…
— Кстати, как тебе графиня Молинари? — женщина вдруг перевела разговор совсем в другое русло.
— А что с ней не так? Очень красивая и успешная бизнес-вумен.
— Не спорю, очень красивая. Не удивлюсь, если она каждый день купается в молоке, как Клеопатра. Но как ей удалось добиться своего положения? Ты вспомни. Еще пару лет назад она была дочерью обанкротившегося графа-предпринимателя, жила бедно в обнищавшем доме и никто даже не вспоминал ее. А теперь выкупила родовой особняк и ведет себя как королева Сорренто. Люди говорят, что у нее много богатых любовников.
— Может, люди просто завидуют?
— Разве можно завидовать той, которая достигла своего положения таким образом? Вспомни ее роман с Армандо Феретти. Я никогда не поверю, что это была любовь. У Сесилии на лбу написано, что она хищница, и не удивлюсь, если замешана в каких-то темных делишках. Посмотри на Армандо. Могла ли такая, как она, в него влюбиться? Да никогда! Старый пень с кучей рыжих старческих пятен по всему сморщенному телу. Тьфу! Я бы в его сторону и не глянула.
София доедала и второе пирожное, при этом испачкав нос кремом. Она все так же с любопытством поглядывала на соседний столик, за которым двое мужчин продолжали играть в дешевую «дружбу». Девушке это казалось более, чем странно.
— Ты брату купишь диск? — хозяйка кафе заискивающе наклонилась к знакомой. — Я сделаю скидочку.
Софи комично свела брови, всем видом показывая возмущение. Но не по поводу наглого навязывания подарка, а потому, что брат явно его не заслужил. Она еще не простила этого «убийцу».
— Я тебе покажу один сборник. Увидишь — точно купишь, — Мартина пошла искать обещанное.
Дожевывая, девушка заметила, как ей улыбается Джованни. Он подмигнул и указал на нос. Софи скосила глаза, вызвав у мужчины смех. Ее непосредственность еще больше привлекала новоиспеченного кавалера. Что-то проворчав, девушка достала из сумки платок и принялась вытирать лицо.
— Вот! — послышался голос Мартины. — Пьер будет на седьмом небе от счастья. Сборник ретро-песен. Ты только посмотри, какой раритет: Aldo Masseglia, Aldo Visconti, Arturo Ferrara, Carlo Buti, Crivel, Daniele Serra, Emilio Livi, Emilio Renzi, Enzo Fusco, Fernando Orlandis, Francesco Albanese, Gino Ruggiero, Giovanni Martinelli, Luciano Tajoli, Miscel, Renzo Mori, Sergio Lulli, Servida…
В это время один из странных незнакомцев отложил меню, которое все это время так усердно изучал, и, попрощавшись со своим, так сказать, собеседником, вышел из кафе. Второй, было, тоже собрался уходить, но почему-то передумал.
— Так как? Покупаешь? — послышался голос Мартины, который прервала шпионаж Софи.
— М?
— Говорю, брату будешь покупать?
— Ну… Да, наверное… — снова покосилась на второго незнакомца, который, помедлив, все же направился к кассе. — Хоть он и не заслужил.
— Он у тебя душка.
— Угу…
— Я упакую, — Мартина радостно направилась к стойке продавца.
— Кругом одни аферисты. Даже знакомые… — проворчала девушка, начав искать кошелек. Ее сумка была похожа на мешок с сюрпризами. В процессе поисков нашла ложку, а потом еще и коробочку с пуговицами, о которых давно забыла, а ведь покупала для вязаного свитера. Направляясь к кассе, так увлеклась, что не заметила впереди себя столик и шумно навалилась прямо на него. Странный незнакомец, пугливо уронив диск из-за внезапного грохота, растерянно оглянулся. Все уставились на Софи, поэтому не заметили, как сильно побледнел мужчина. В это время ценности и сюрпризы сумки журналистки рассыпались на полу. Вот еще и градусник нашелся, а она его полдня искала… Девушка присела и начала собирать свои вещи.
— Дорогая, ты в порядке? — послышался голос Мартины.
— Да, все хорошо…
— Позвольте вам помочь, — Джованни был тут как тут.
— О… — замялась Софи. — Я сама, спасибо.
— И все же я вам помогу.
Неожиданно странный незнакомец тоже присоединился к ним.
— Вы очень любезны, — попыталась улыбнуться девушка, когда он протянул собранные блокноты.
Его руки едва заметно дрожали.
— Вы пишете? — оживил свой таинственный образ басистым голосом.
— Да, балуюсь… чуть-чуть… — ей показалось, что он тянет время, на что-то решаясь.
— Тогда удачи… Всего доброго, — поклонился и вышел из кафе.
— Софи, твой подарок, — Мартина положила на стойку упаковку с большим голубым бантом, который был больше самого подарка.
— Вот это будет последним, — Джованни отдал девушке остальные собранные вещи.
— Очень вам признательна, — поблагодарила мужчину, запихнув все в сумку.
Ее взгляд вдруг зацепился за странную картину у входа в кафе: того самого незнакомца двое мужчин азиатской внешности не особо ласково усаживали в машину. Он отчаянно оглядывался, будто ища у кого-то помощи, и тут встретился взглядом с Софи. Девушка вопросительно глядела на него, пытаясь понять тайное послание в его перепуганных глазах. Момент длился всего пару секунд. Двое крепких азиатов грубо втолкнули незнакомца в машину и уехали.
— Дорогуша, надо расплатиться, — напомнила ей Мартина.
— А… Да… — Софи снова начала искать кошелек, думая уже совсем о другом.
— Ты рассеяна, как и твой брат, — заметила женщина.
— Не сравнивайте меня с этим убийцей.
— Что? — удивился Джованни.
— Да, мой брат — убийца, — заявила Софи, начав снова вытягивать все из сумки. — Не особо приятная перспектива, не так ли? — уколола растерявшегося хитрым взглядом.

ФОТО:

— Ты так всех кавалеров распугаешь, — возмутилась Мартина.
— Пугливые пусть бегут и побыстрее, — не осталась в долгу щедрая на колкости журналистка. — А вот смелых, — снова взглянула на Джованни, прервав поиски, — попрошу остаться.
Он не сводил с нее влюбленных глаз.
— Молодой человек, она шутит, — заметив это, Мартина поспешила подбодрить кавалера. — Ее брат даже муху не обидит.
— Вот с этим я бы поспорила… — ворчала девушка. — Да где же этот кошелек?..
— Я заплачу, — вытягивая деньги, снова вызвался помочь Джованни.
— Меня не купите, так что лучше спрячьте назад, — неласково ответила Софи, все же обнаружив пропажу. — Вот, — протянула нужную сумму хозяйке кафе.
— Слушайте с удовольствием, — заулыбалась Мартина, когда счет за сборник, кофе и пирожные был оплачен.
— И вам не скучать. Пока!
— До встречи, дорогая!
— Оу… — Софи остановилась, уставившись на лежавший возле стойки диск.
«Тот самый, что был у незнакомца…» — задумалась девушка.
— Что там? — поинтересовалась Мартина.
— Да вот… — наклонилась, взяв странную находку. — Еще кое-что потеряла…
Женщина, сузив глаза, прочитала надпись.
— Какой ужас… Софи, ты начала слушать азиатский рэп?
— Нельзя стоять на месте. Я развиваю свои вкусы.
— Этим не развивают, а отупляют мозг.
Девушка лишь улыбнулась и, спрятав диск в сумку, вышла из кафе. За ней следом торопливо выбежал Джованни.
— Постойте! — обогнав ее, перегородил дорогу. — Давайте познакомимся!
Его открытый чистый взгляд вызывал доверие. Софи, вглядываясь в него, кокетливо прикусила губу. Помедлив, улыбчиво ответила:
— А не хочу.
Отодвинув мужчину в сторону, пошла дальше.
— Я вас найду! – послышался его голос.
Софи лишь молчаливо оглянулась. Но ее озорного взгляда было достаточно, чтобы молодой человек понял — ему включили зеленый свет.
— Потрясающая… — выдохнул, влюблено глядя девушке вслед.
Место, где она жила с дедом-ворчуном, братом-растяпой и тремя племянниками-непоседами, находилось в глубинке Сорренто возле живописного берега. В этой части города дома были друг на друге, как в муравейнике. Улочки между ними терялись где-то внизу и едва были заметны среди высоких разноцветных стен, оплетенных цветами и ветками дикого винограда, похожего на ковры, что свисали с балконов.

ФОТО:

Софи подошла к узенькой лестнице и поднялась на самый верх.
Ее дом, словно ласточкино гнездо, был пристроен к скале. Большая солнечная терраса, обвита розовой бугенвиллией и другими пестрыми цветами, утопала сейчас в ладонях жаркого лета. Девушка уже у ворот попала в ароматный плен роз и остановилась, вдыхая пьянящий сладкий запах.
Со стороны террасы послышалась возня. Софи выглянула из-за арки, застукав брата на месте преступления. Он вынес орхидею и, поглядывая на дорогу, нет ли там сестры, положил цветок на солнце, а потом вытащил фен и принялся активно сушить мокрые корни.
— Пьер! — схватилась за сердце девушка.
Мужчина испуганно отпрыгнул в сторону, угодив в тазик с замоченными для стирки носками. Так и оставшись в нем стоять, виновато прижал к себе включенный фен, который дул ему в лицо и взъерошивал смешные клоунские кудряшки. Добродушные, глуповато вытаращенные голубые глаза с виноватым молчанием и готовностью молить о прощении уставились на рассерженную сестру, которая успела подняться к нему на террасу, прихватив по пути веник.

ФОТО:

— Выключи фен, болван, — отняла прибор у брата. — Хочешь поджариться?
— Софи, свет моих очей, я… — начал умасливать рассерженную девушку.
— Только не начинай, — выставила вперед руку, взглянув на лежавший цветок. — Несчастная! Что он с тобой сделал? — снова взялась за сердце, подходя к жертве «братской заботы».
— Солнышко… — сделал шаг из тазика, но Софи так строго на него посмотрела, что он залез в него назад, боязливо продолжив робкие оправдания. — Хорошая моя, я хотел, как лучше… Я несколько дней сидел в Интернете и читал, как за ней ухаживать. Потом соседка…
— …Еще раз напомнишь мне, что пошел к ней за советом, мокрого места не оставлю.
Взяла бедную орхидею и пошла в дом приводить ее в чувство. Пьер еще немного потоптался в тазике и все же решился пойти следом.
— К… Как съездила… дорогая? — прерывисто, пытаясь быть всемирной добротой, спросил, ходя за сестрой хвостиком, при этом оставляя на полу мокрые следы.
— Хорошо, как всегда, — проворчала недовольно, поместив цветок в пустой вазон.
— Написала статью?
— Да, — не глядя на него, продолжала возиться с орхидеей.
— Дашь почитать?
— Нет.
Пьер замялся, съедаемый изнутри угрызениями совести. Добрые, несмелые глаза то поглядывали на строгую сестру, то тут же под тяжестью вины опускались.
— Вот. Это тебе, — в это время девушка достала из сумки диск с подарочным бантом. — Бонус к предыдущим подаркам.
— Что это?! — обрадовался. — Да это же… Какая прелесть! — прижал к себе диск, а потом и сестру. — Я буду носить его возле сердца.
Софи не стала вырываться и, наконец, улыбнувшись, тоже обняла брата.
— Пьер, — тихо произнесла она.
— М?
— Будь внимательным. Я за тебя волнуюсь.
— Да что со мной случится? — беззаботно, как мальчишка, взглянул на сестру.
— Каждый твой шаг превращается в очередную катастрофу.
— Неправда.
— Правда.
— Нет.
— Пьер.
— Молчу, — надулся, как ребенок. Софи покачала головой.
— Сколько тебе лет? У тебя растет три сына, а ты как был растяпой, так им и остался.
— Ну вот, теперь будешь все время бранить меня.
— Что у тебя на работе?
— Ну-у-у… — побледнел, после чего начал краснеть.
— Что опять?
— Меня… Ну…
— Уволили?
Мужчина пожал плечами.
— Снова?! — уперла руки в бока. — Это уже второй раз за этот год.
— Я десять лет проработал в Любляне и меня ни разу не уволили, потому что ценили как работника. А здесь все слепые и не видят мой потенциал. Они не доверяют мне!
— Я их почему-то понимаю… Так, ладно, — тяжело вздохнула. — Дети в школе?
— Да, — вздохнул с облегчением, что эту тему закрыли, но тут же спохватился. — Дети!
— Что такое?
— Они на автомойке! — начал натягивать на себя скомканную курточку.
— А? — удивленно глядела на искавшего ботинки брата. — Что они там делают?
— Я утром попросил Пэдро приглядеть за ними, а сам побежал в центр по трудоустройству.
— И ты их там забыл?
— Ну… — остановился и снова виновато посмотрел на сестру. — Куда они денутся? Я им строго приказал ждать меня… Они ведь мужчины!
— Пьер, они дети! Ты доверил их этому алкоголику? Позвони им!
— Я…
— Что?
— Не сердись, Софиюшка…
— Что еще?
— Я потерял телефон.
— Ты скоро голову потеряешь! Ох… Ну почему ты такой рассеянный? А где дедушка?
— Рыбачит, как всегда. Я скоро, — поцеловал сестру в щеку. — Кстати, хочу зайти в одно местечко… Там недавно была свободная вакансия. Софи, дай мне блокнот. У тебя ведь их много.
— А твой где?
— Я… тут… вот… — замялся.
— Тоже потерял?
— Ну…
Девушка больше не желала с ним говорить. Молча бросила сумку и вышла на солнечную террасу.
— Спасибо, солнышко! — крикнул ей вдогонку. — О, черненький. Как раз под деловой стиль.
Софи в это время села в плетеное кресло и взглянула на видневшееся море, по которому плавало с десяток яхт, похожих на любопытных чаек.

ФОТО:

— Я пошел! — крикнул Пьер и, споткнувшись о порог, вылетел на лестницу, где столкнулся с соседкой. — Извините, сеньора Росса… — поклонился и начал спускаться вниз.
— Снова что-то натворил? — послышался ее насмешливый голос.
Софи крепко сжала кулаки и, не оборачиваясь, сдержанно поприветствовала надоедливую соседку, что жила напротив их дома. И надо же, что ее окна выходили в сторону их террасы, а балкон, обвитый цветущей лианой, находился так близко, что казалось, можно протянуть руку и коснуться его колон. Красивое здание, только вот ее жительница была еще той стервой. Сеньора Росса сдавала часть дома туристам, этим и зарабатывала на жизнь, поэтому соседи у Софи каждый раз были новыми и самыми разными.
— Не одолжишь макароны? — снова послышался голос женщины.
— Пьер последние израсходовал, — девушка на дух ее не переносила.
— Как будешь покупать, захвати и мне упаковку.
«Вот наглая», — злилась Софи.
— Я на диете, — бросила она.
— А я-то думаю, почему ты поправилась, — едкий смешок взорвал мозг девушки. — А ты на диете. Хорошего дня, дорогуша!
«Мымра…» — едва сдерживаясь, выругалась Софи.
Пытаясь успокоиться, на полную грудь вдохнула теплый летний воздух родного города и, почувствовав, как наполняется умиротворением, слегка улыбнулась. Долго сердиться не умела. Да и не хотелось. Сейчас ее мысли были заняты совсем другими заботами.


Последний раз редактировалось: Lana (Вт 02 Ноя 2021, 11:45), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 EmptyВс 17 Окт 2021, 08:29

Дождливый Сеул

Сеул, Южная Корея.

Прозрачные капли дождя расплывались на лобовом стекле и, облизывая его, сползали на капот. Непроглядную летнюю ночь, застывшую на улицах Сеула, разбавляли яркие кляксы фонарей. Ни души. Только дождь и двое в машине. Оба уныло наблюдали за пятнами окон, что ближе к ночи стали чаще оживать на темных стенах домов.
— Почему так долго? — подняв воротник пальто, недовольно проворчал Кан Чжун Ги.
Вспыхнувший огонек зажигалки лизнул кончик сигареты. Тэк затянулся и неторопливо выдохнул белый едкий дым. Тот, подобно его мыслям, стал расползаться по салону, огибая, ощупывая, проникая во все щели. Колкие азиатские глаза задумчиво наблюдали за тем, как в пятнах капель на стекле расплывается картинная галерея акварельной улицы. Прозрачность наполнялась красками, шевелилась, отражала в себе внешние образы, при этом оставаясь бесцветной. «Какая твоя роль?» — шептали спутанные мысли. Пальцы, зажавшие дымящуюся сигарету, невольно коснулись шрама на левой щеке, время от времени ноющего в плохую погоду.
— Чжон, тебе не кажется это странным? — снова послышался голос томившегося рядом.
Слышать молчание в ответ Кэмп привык. Он еще не встречал столь скупых на слова, но его это забавляло.
Декорация за окном вдруг ожила вспышкой фар. В конце улицы появилась машина. Рик, сузив глаза, пригляделся. Это было такси. Оно остановилось возле кирпичного дома, из которого вышел ссутулившийся от сырости мужчина в плаще. Перекинувшись парочкой слов с водителем, сел на заднее сидение.
— Пора, — выдохнул Кан Чжун Ги и поправил шляпу.
Тэк, развеяв вялые мысли, вдавил зашипевшую, как змея, сигарету в дно пепельницы. Подняв воротник, надел шляпу и вместе с напарником вышел из машины. Капли дождя застучали по плотной ткани одежды, навязчиво пытаясь проникнуть в нее поглубже. Двое, проскользнув в подъезд того самого дома, из которого только что вышел мужчина, поднялись на второй этаж и направились к входной двери одной из квартир. Чжон вытянул отмычку и умело «договорился» с замком. Кан Чжун Ги в это время стоял возле лестницы.
— Все тихо, — послышался его шепот.
Дверь поддалась, и оба нырнули в квартиру, оказавшись в черном: помещение с зашторенными окнами было наполнено мраком.
Кэмп достал из кармана фонарик и уже, было, собрался включить, как вдруг рука Тэка его остановила. Чжон замер. Комнату заполнял шум дождя. Тонкий слух улавливал едва слышное дыхание рядом стоявшего Кэмпа. Прикрыв глаза, прислушался к странному внутреннему чутью. Что-то настораживало.
Черное вдруг зашевелилось, расползлось у него за спиной бесформенным пятном. У Тэка вверху живота появилось легкое жжение. Затылка коснулось едва уловимое дуновение или… Дыхание? Тьма начала обретать очертания, потом форму, задышала, ожила и… Рик резко обернулся, разрезав ребром ладони воздух. Темнота застонала. После следующего удара что-то повалилось на пол.
В руках Кан Чжун Ги все же вспыхнул фонарь, парень нашел выключатель и вырвал из черного краски комнаты. На полу лежало бесчувственное тело незнакомого человека, слабо сжимавшего пистолет с глушителем.
— А вот это уже поинтереснее будет, — Кэмп, достав из кармана платок, аккуратно, чтобы не стереть отпечатки, взял оружие неизвестного. — Беретта 92, — оглядел его. — Итальянская штучка.
Чжон угрюмо осмотрел комнату и остановил взгляд на висевшей возле окна картине какого-то очередного дешевого абстракциониста. Скользнув рукой под ее раму, достал небольшой конверт.
— Тэк, что будем делать? — Кан Чжун Ги присел возле лежавшего.
— Любоваться ботинками, — прозвучал строгий баритон с легкой хрипотцой.
— Они не в моем стиле.
Чжон закурил, почему-то действительно начав рассматривать дорогую обувь незнакомца. Его внимание привлек елочный узор на подошве. Немного постояв, еще раз оглядел квартиру и вышел в коридор.
— Какой-то ты несимпатичный… — поморщился Кэмп, оценив разбитое лицо мужчины, после чего навалил на себя его бесчувственное тело, в процессе стукнув головой о шкаф. — Пардон.
Выйдя в коридор, столкнулся с возвращавшимся Тэком.
— Ты что-то забыл? — поинтересовался Кан Чжун Ги.
Чжон не ответил и снова вошел в квартиру. В следующую минуту послышался скрип, потом какая-то возня и пара глухих ударов.
— Что он там делает? Ковры выбивает?.. — проворчал Кэмп, потянув тяжелую ношу назад.
— Не обяза… — остановился на пороге, с удивлением глядя на еще одно бесчувственное тело, лежавшее возле ног Тэка. — А этот откуда взялся? — пока говорил, заметил возле шкафа мокрый полосатый след ботинка рядом с парой елочных.
Взглянув на Чжона, растянул догадливую улыбку. Работать с Тэком было интересно.
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 EmptyВс 17 Окт 2021, 12:19

Сердце «Триумвирата»

Капля крови, наполненная болью, упав, расползлась на гладкой поверхности до блеска начищенного ботинка Тэка. При виде пятна в карих глазах Чжона появилось едва уловимое отвращение. На некоторое мгновение почувствовался зуд, будто капля прожгла кожу, впиталась, проникла в него, желая слиться с его кровью. Тэк сильнее сжал шею изнеможенного допросом итальянца, ощущая, как под пальцами пульсирует наполненная страхом вена.
— Повторю вопрос: на кого ты работаешь? — послышался рядом рвущий слух рев Пак Бом Су, следователя оперативного отдела.
Здоровенный мужчина, не дождавшись ответа, снова ударил допрашиваемого по имени Марио Бруно. Еще пару капель из разбитого носа расползлись на ботинке Чжона. В камере допросов сгущались краски. Воздух все чаще вздрагивал от криков пойманного итальянца. Тэк, перестав жать на болевые точки, отошел в сторону и, помедлив, вытащил из небольшого черного чемодана акупунктурные иглы.
— Крепкий орешек, — подойдя к нему, прошептал Пак Бом Су, вытирая вспотевший от напряжения лоб. — Уже битый час с ним возимся…
Чжон молчаливо вернулся к Марио и, сев напротив, спокойно воткнул ему несколько игл на шее. Потом, расстегнув рубашку, еще пару в районе сердца. Итальянец растерянно уставился на парня, который в это время глядел на дорогие наручные часы.
— Тебе осталось жить одну минуту. Потом кровь перестанет поступать в мозг, сердце даст сбой, — зрачки пленного расширились. — Но ты еще можешь это остановить.
Голос Тэка был монотонным и холодным, будто он читал инструкцию по применению. Марио начал дергаться, покраснел, на глазах выступили слезы. Коллега Рика не вмешивался. Он присел за второй столик и налил себе воды. Чжон в это время испепелял пленного тяжелым взглядом.
— Я… Я все… скажу… — простонал итальянец, чувствуя, как стало критически не хватать воздуха.
Тэк даже не шевельнулся, натягивая нервы Бруно до отказа.
— Я все скажу, скотина! — закричал итальянец, брызжа слюной.
Его голос луной ударился о серые стены и разбился. Чжон неторопливо вытянул сигарету и закурил, в то время, как итальянец, хрипя, умолял его о пощаде. Тэк откинулся на спинку стула и, затянувшись, выпустил туманное облако, что в глазах умирающего выглядело, как дыхание смерти. Спокойствие, с которым Рик смотрел на корчившегося от боли, наводило ужас.
— Я слушаю, — наконец произнес Тэк.
— Пощадите… — умолял Марио. — Я правда все скажу…
Чжон вытянул одну из игл.
— Теперь у тебя есть пять минут, — сообщил он.
После этого дело пошло быстрее — итальянец раскололся.
Рик и Пак Бом Су вошли в небольшой кабинет, откуда велось наблюдение за процессом допроса. В нем находились программист Чон Сын До, Кэмп и еще какой-то совсем молодой паренек.
— У нас, наконец, появился шанс добраться до сердца «Триумвирата», — Кан Чжун Ги указал в сторону окна, в котором виднелся изнеможенный Марио. — Вы отлично поработали, — положив руку на плечо Чжона, вышел.
В это время Тэк придавил взглядом косившегося на него молодого парня, стоявшего в уголке. Рик раньше не видел его в Форте. Кажется, юнец был под впечатлением допроса.
— Что это за молокосос? — Пак Бом Су указал на молодого парня.
— Я… стажер, — ссутулился новичок.
Взгляд Тэка сразу отпустил его. Стало неинтересно.
— Чон Сын До, где письменный отчет? — Пак Бом Су протянул запачканную руку к стопке документов.
— Куда лезешь?! — грубо сделал замечание программист.
— Ты чем тут занят, что до сих пор его не сделал?
— Помойся! От тебя штырит.
— Брезгуешь, значит, компьютерная ищейка? Сидишь, белыми ручками кнопочки нажимаешь, — злобно передразнил парня, — и наблюдаешь, как остальные в дерьме копаются?
— Кто на что учился, — съязвил улыбчиво Чон Сын До.
— Не зли меня, тощая крыса. Видишь, я на взводе? Могу и пасть порвать, — наклонился к программисту, из-за чего тот перепугано влип в стенку. — Вот так вот: тихо и с уважением. Распустились тут… — выпрямился и направился к выходу. — Стажер, — передразнил, проходя мимо новичка. — Понабирают сосунков, тогда мучься. Пошли, руки помоем, — обратился к Чжону, — А то мы воняем, — бросил в сторону программиста.
На этот раз Чон Сын До промолчал.
— Не люблю эту сетевую гниду, — проворчал Пак Бом Су, когда вместе с Тэком вошел в туалет.
Чжон в первую очередь отчистил обувь. Красные пятна вызывали тошнотный привкус во рту. Пока начищал ботинки, не сводил глаз с запачканных рук. Как получилось, что жизнь заставила его этим заниматься? Каждый раз, отмываясь, чувствовал, как сердце становится все холоднее и холоднее, словно проливалась не чужая, а его кровь. Будто ее в теле становилось все меньше и меньше. Горячей, согревающей, живой.
— Дерьмо! — послышалась ругань Пак Бом Су.
Выбросив грязную салфетку, Тэк подошел к коллеге и открыл кран. Вид прозрачной воды заставил его остановиться.
— И чем думают эти дебилы, когда идут сюда на службу? — продолжал ворчать коллега. — Герои хреновы. Насмотрятся голливудской дряни и мечтают стать суперменами. Сидел бы себе где-то в офисе, бумажки пачкал. Нет, надо было всунуть сюда морду, чтобы выпендриться… — скорее уже говорил о себе, чем о новичке. — Знаешь, откуда я?
Тэк, наконец, всунул под холодную воду пальцы. В белую раковину полилась смешанная с красным вода. Бесцветное обрело цвет и стало восприниматься совсем по-другому.
— Я был сыном кондитера. Представляешь? Лепил с ним тортики по вечерам, — захрипел громким ироничным смехом. — Был шоколадным мальчиком. Но мне стало скучно, понимаешь? — появились новые нотки раздражения. — В заднице вырос героизм, и я полез в эту гребаную дыру! И теперь каждый день вот так мою руки! Смываю кровь каждого дерьма. Парень, который мог жить спокойно в мирном городке, выпекать сладкие десерты и по вечерам возиться с детишками, теперь дерет рты всякой твари. Вот мой выбор! — сердито указал на испачканную кровью раковину.
«Прозрачное, еще без цвета, приглядывается и примеряет на себя мир. Стоит лишь одной капле краски смешаться с ним и выбор сделан…» — думал Тэк, второй раз намыливая руки.
Дверь в туалет открылась, и в ней показался Кан Чжун Ги.
— Парни, как и ожидалось, у заместителя взорвало голову. Он приказал собрать всех в зале заседаний.
— Теперь нам не видать спокойного сна… — проворчал Пак Бом Су.
— Можно подумать, что до этого он у нас был, — улыбнулся Кэмп.
— Не тяни мои нервы. Твоя всегда довольная морда раздражает.
— А ты расслабься. Может, сегодня пойдем в бар к девочкам? — подмигнув, обнял грузного мужчину за плечи.
— Все же не зря тебя прозвали Кэмпом. Убери руки! — дернулся. — Про бар можешь забыть. Пахать будем до седьмого пота. Шеф из нас все соки выпьет и добавки попросит.
— В тебе умер романтик, — скучающе зевнул Кан Чжун Ги.
— Тьфу ты. Уйди! — несильно толкнул смеющегося парня и вышел.
Кэмп, потирая нос, хитрыми пронырливыми глазками ощупал действия молчаливого Тэка.

ФОТО:

Тот уже третий раз намыливал руки. Поразмыслив, Кан Чжун Ги снова заулыбался и, прислонившись к стене, взялся за Чжона:
— Рик, ты снова ушел в себя? А я скучаю. Ради друга оживи лицо.
Чжон не ответил, принявшись сушить руки.
Кан Чжун Ги получал удовольствие от игры на нервах. И больше всего ему нравилось доставать этого молчуна. Быть занозой в заднице льва куда интересней, чем дразнить слабонервных шавок. Достать глубоко спрятанные нервы и вытянуть их наружу — вот где был кайф. Процесс, похожий на опасное приключение, и это вызывало наслаждение. Поэтому Тэк после того, как впервые переступил порог Форта, не был обделен язвительным вниманием осмелевшего Кэмпа, которое, впрочем, еще ни разу не достигло желаемой цели. Все же, каким бы ни был навязчивым Кан Чжун Ги, Рик знал, что он это делал не со зла и даже порой скрашивал своей назойливостью его одиночество. А главное — Чжон считал его единственным настоящим другом и Кэмп этим очень дорожил.
— Моя пятая точка чувствует, что нам перепадет интересное дельце в возникшей суматохе, — продолжил Кан Чжун Ги, когда оба вышли в коридор. — Теперь мы точно вырвем сердце «Триумвирата», — поймал воздух в кулак.
— Добрый вечер, ребята! — в это время мимо проходила симпатичная коллега из оперативного отдела.
— Привет, красавица! — Кан Чжун Ги на мгновение отлип от товарища и, скользнув рукой к тонкой талии девушки, облюбовал ее миловидное личико. — Как дела?
— Лучше всех, — поглядела на отдаляющегося Чжона. — А почему Тэк не в настроении?
— А он бывает в настроении?
В ответ она лишь улыбнулась, добавив:
— Мне пора. Допрос поднял на ноги весь отдел.
— Моя хорошая, не перетруждай себя, — поправил ее волосы.
— Пока! — улыбнулась и поспешила удалиться, пока этот хитрый ловелас не поглотил ее своим вниманием.
Кэмп послал ей воздушный поцелуй и догнал Чжона.
— Эта девушка на тебя запала. Симпатичная, не находишь? — вошли в стеклянный лифт.
Снова молчание. Холодный взгляд Тэка безразлично наблюдал за работой огромного организма «Форта». Благодаря тому, что архитектор задумал центр здания пустым, все этажи виднелись в разрезе. Поднимавшиеся на лифте невольно становились свидетелями жизни целого мира, в котором суетились работники разных отделов, решая глобальные проблемы. Это была крепость сильной системы с самыми новейшими технологиями и методами ведения борьбы с преступностью. Ее правила уже давно укоренились в мозгу Чжона. Он, как и прозрачное, когда-то сделал выбор и впитал в себя серые краски царства жестких законов. Они заключили его руки, ноги и сознание в невидимые оковы, выжимая все силы и умения. И он смирился, слился с этим способом жизни, привык к постоянному напряжению, ритму, научился играть различные роли, быть то гибким, то непробиваемым. Каждый день новое задание, сцена, боль. И так не один месяц, и даже не год. Тело привыкло, разум вошел в тонус.
Сейчас на него глядел он сам. Отражение в стекле лифта было едва уловимым, но его хватило, чтобы ощутить свою же силу тяжелого взгляда, наблюдавшего за миром, который высасывал из него живого человека. Ни одной ночи без кошмаров. Ни одного шага без ожидания опасности. Без права расслабиться, передохнуть. Каждый нерв — натянутая струна, на которой играл риск. И нет дороги назад.
Дверь открылась, и напарники направились в зал заседаний, в котором уже собрались руководящие лица отделов и подразделений, а также ведущие специалисты.
Заместителя главы Форта еще не было.
— Добрый вечер! — радужно поздоровался Кан Чжун Ги и, подсев к начальнику оперативного отдела, тут же ввязался с ним в какой-то спор.
Тэк сел у окна и задумчиво скользнул взглядом к далеким огням порта.
В это время к двери зала заседаний подошли еще двое. Это был худощавый губастый дылда с рассеянным выражением лица и низенькая рыжая проныра лет девятнадцати. Остановившись, она принялась поправлять обтягивающую до неприличия юбку.
— Ишь… — ворчала. — Как они это носят?
— Ли… Лилу. Что ты делаешь? — парень, волнуясь, потирал руки и постоянно переминался с ноги на ногу.
Он очень боялся заместителя главы Форта. Каждое подобное собрание было для него, как свидание в клетке тигра.
— Квак Гван Су, как тебе? — выставила вперед ногу, выпятила губы и всем видом попыталась изобразить жгучую красавицу.
Вдруг, качнувшись на высоких каблуках, расставила руки, будто циркачка на канате. Для пацанки, которая выросла в джинсах, майке, кепке и кроссовках, подобный наряд был похож на китайскую пытку.
— Ну и? Быстрее, меня штормит, — широко улыбнулась и захлопала ресничками, все так же продолжая покачиваться.
— Ты это… — невнятно пробормотал парень. — Не убейся где.
— Чего? — уперла руки в бока, глядя на коллегу, как на небоскреб.
Квак Гван Су попятился, прикрываясь руками. Лилу славилась задиристым хулиганским характером и не раз выписывала ему то под зад, то по шее.
— Ничего ты не понимаешь в женской красоте! — возмутилась. — Поэтому на тебя девушки и не смотрят, — выпрямилась, но тут же нога подвернулась и Лилу дернулась. — Ой-ой-ой-ой-ой… Что творится, — попыталась не шататься. — Я его сейчас сражу наповал. Видел, какие к нему фифы липнут? Чем я хуже? Сзади юбка не поднялась? Все неприличности прикрыты? — повернулась к нему спиной, выгнув попу.
Квак Гван Су начал несмело наклоняться.
— Дубина, куда тебя гнет?! Говорю, глазелками сверху посмотри! Извращенец! — таки выписала ему по голове.
— Чего ты ко мне прицепилась?! Иди и показывай характер этому вот… — нарисовал себе в воздухе широкие плечи. — А от меня отстань!
Резко, как герой в боевиках, распахнул дверь, но тут же сгорбился и глупо заулыбался, так как все сидевшие обернулись в его сторону.

ФОТО:

— Извините… — начал едва слышно бормотать и кланяться во все стороны, пробираясь в сам конец зала. —  Добрый вечер… Извините…
Лилу в это время продолжала стоять у входа. Она деловито приподняла голову и, потянув паузу, желая, чтобы ею налюбовались, пошла вперед. Хотела красиво, а получилось, как у конькобежца. Спотыкаясь и ойкая, добралась до стола и с грохотом навалилась на него. Поулыбавшись наблюдавшим коллегам, обнаружила сидящего возле окна Чжона. Оценив большое расстояние к нему, вздохнула, но все же преодолела нелегкий путь к цели и плюхнулась рядом с ним в кресло. Тэк продолжал задумчиво глядеть на ночной остров. Лилу прокашлялась и пододвинулась поближе, при этом придавив себе руку.
— Ишь… — скривилась, поглядывая на парня, но тот все так же не обращал на нее внимания.
Тогда она начала постукивать каблучком.
— Я тебя уже заметил, можешь не стараться, — не глядя в ее сторону, устало отозвался Чжон.
Хотел закурить, но вспомнил, где находится, и с сожалением спрятал сигареты назад в карман.
— Посмотри на меня, — Лилу выпрямила спинку и попыталась мило улыбнуться.
— Утром виделись, — потирая висок, вытянул блокнот и что-то записал.
Девушка обидчиво надула губы. Так старалась ему понравиться и снова впустую. К тому же не любила, когда он был таким строгим. Ей нравилась ироничная колкая язва с проницательным взглядом и хитрой улыбкой, из-за которой на щеках появлялись ее любимые симпатичные ямочки.
— Что-то случилось? — наклонилась к нему.
Он снова молчал, продолжая что-то сосредоточенно записывать.
— Ты сегодня вел допрос? — дернула его за рукав, начав догадываться о причине морщинок между бровей, которые появлялись с его хмурым настроением. — Да? — теребила манжет, как капризный ребенок.
— Да, — последовал сухой ответ.
— А-а-а… Тогда понятно… Неудачно я выбрала время для соблазна, — по-доброму хихикнула и лисьи глаза заглянули ему в лицо. — Тэк, — он продолжал писать. — Тэк, — в этот раз начала расстегивать часы на его правой руке, стараясь хоть как-то расшевелить.
Сняв, спрятала себе в карман, но все равно никакой реакции не последовало.
— Тэк.
— М? — задумчиво глядел на одно из написанных слов.
— Пригласи меня на свидание.
— Подрасти.
— Уже, — забывшись, подняла высоко ногу, показывая каблуки.
Сидевшие начальники отделов покосились на ее худую, как палочка, ножку.
— Ой… Хи-хи, — покраснев, уткнулась Чжону в плечо, а потом прошептала ему на ухо. — У майора из оперативного отдела едва вставная челюсть не вывалилась, хи-хи. Только ты меня не замечаешь. Ри-и-ик, пригласи меня на свидание. Я уже целоваться научилась, если что, тебе скучно не будет.
Свершилось чудо — уголки губ парня слегка вздрогнули от улыбки.
— Тэк, пригласишь?
— Нет, — не убирал улыбочку, все так же продолжая писать.
— Почему? Я хорошо целуюсь. Честно.
— Вот как?
— Я долго тренировалась, аж челюсть болит. И не думай, что на помидорах. Так что, пошли. Например, сегодня поведешь меня в бар? Девки в отделе с меня ржут, мол, я за тобой ухлестываю, а ты даже не смотришь на меня. Думаешь, мне не обидно? Кто я теперь в их глазах? Посмотри на меня. Я красивая? Для тебя даже в каблуки запрыгнула. Видишь, как стараюсь. Ну Тэ-э-эк, — начала тормошить его за плечо. — Ну, посмотри на меня. Ты еще такого не видел.
Чжон, наконец, перевел на нее взгляд, в котором появилась привычная для многих колкость. Оглядев чудо с ног до головы, согласно кивнул.
— Ты права, не видел.
— Красота слепит? — горделиво вздернула подбородок.
— Умыться бы, может, тогда и начнет слепить.
— Фу, противный, — ударила его по плечу и, надув губы, отвернулась.
Посидев молча, расстегнула замочки на туфлях и отфутболила обувь в угол зала. Все давно привыкли к ее ребячеству, так что, никто на это внимания не обратил.
Вскоре появился заместитель главы Ан Хан Сон. Он был злым и угрюмым. Многие сидевшие в зале напряглись, побаиваясь разъяренного тигра.
— Итак, начну издалека, — бросил на свой стол пачку бумаг. — А точнее с момента задержания двоих /…/ итальянцев. Как оказалось, наш информатор, с которым мы должны были встретиться, — шпион «Триумвирата». И этот человек, так сказать, работал на нас четыре года, — Ан Хан Сон был чернее грозовой тучи и сыпал налево и направо руганью.
Он мерил шагами зал заседаний, то и дело грязно ругаясь.
— Конверт, в котором он должен был оставить адрес лаборатории, пуст. Еще и /…/ ждала засада. Ощущение, что Форт — это не секретная организация, а /…/ клуб любителей! — гневно ударил по столу. — Куда /…/ смотрит отдел разведки?!
— Информатор был очень хорошо засекре… кре… кречен… — запинаясь, лысоватый полненький мужчина выдохнул и растерянно вытаращился на вцепившегося в него испепеляющим взглядом заместителя.
— Встать! — рявкнул тот.
Директор отдела разведки, обливаясь потом, беспрекословно повиновался.
— Глядя на твою рожу, не вижу, что ты старался, — Ан Хан Сон подошел к нему в упор. — Вы что /…/ здесь развели? — с силой ткнул его в круглый живот. — Не только жрать, но и работать надо! Думаешь, как командовать поставили, так можно расслабиться? Да я тебя /…/ сегодня же в карцер засажу, чтобы зад форму обрел, а то как дерьмо коровье расплываешься.
У бедолаги вздулись на висках вены. Он наклонил голову и громко сглотнул.
— На меня смотреть, свиная рожа, когда я с тобой разговариваю, — прошипел заместитель, подойдя еще ближе.
Кан Чжун Ги, сдерживая улыбку, покосился на недалеко сидевшего Тэк Чжон-Рика. Тот безразлично наблюдал за бушевавшим ураганом, к которому за годы работы в Форте успел привыкнуть. Ан Хан Сон был грозным, но справедливым дядькой, поэтому Рик его уважал.
— Наш человек — это не вселенская невинность! — Ан Хан Сон продолжал полосовать словами лысоватого. — Следить надо не только за врагом, но и за коллегами! Для вас это новость?! Ни одна шпионская морда не должна у нас прижиться. И даже если она попадает сюда, — указал в пол, — то тут же в первые дни должна и сдохнуть! Уму не постижимо! Враг нас /…/ уже какой год насквозь видит! А мы все удивляемся, как идиоты, почему не можем его взять. Да потому что вы /…/ достали своей халатностью! Собирай вещи! Ты снят с должности! С сегодняшнего дня будешь рядовым разведчиком, — рявкнул, в этот раз указав на дверь.
— Но… — раскраснелся круглый.
— Что? — с презрением наклонился к нему, подставив ухо. — Что ты там мямлишь? Есть возражения?! — крикнул, от чего лысый вздрогнул и его желейные бока заколыхались, как пудинг. — Завтра я назначу кого-то другого… — вытер вспотевший лоб платком. — Развели тут… Вопросы есть? Вопросов нет. Пошел вон! Чего стоишь? Это заседание не для рядовых! И да, сядь на диету, ты ни в одну засаду не влезешь, шпион хренов.
Полненький, бормоча извинения, поспешил удалиться.
— Вы оба! — заместитель указал на Кан Чжун Ги и Тэка. — Встать! Почему не взяли информатора?
— На тот момент мы не знали, что он предатель, — ответил Кэмп, прокашлявшись.
— Когда пошло все не так, вы должны были его найти и взять.
— Мы были заняты пленными.
— Слушайте, вы тут офонарели все? — прорычал, как лев.
— Вопрос в том, почему сразу не отреагировали ответственные за операцию и не послали за ним дополнительный отряд? — смело парировал Кан Чжун Ги.
— Ты сейчас пререкаться надумал?
— Я отвечаю на ваш вопрос.
— Я спрашивал твое мнение?
— Вы же не стадом овец управляете.
— Ты посмотри… — прищурился Ан Хан Сон, готовясь к новому взрыву, и подошел ближе. — Учить меня вздумал?
— Это система, — вмешался до этого молчавший Тэк и тяжелым взглядом придавил заместителя, который тут же вцепился в него. — Каждый должен выполнять свою часть работы. Был на такой случай запасной отряд. Его и нужно было отправить за информатором. Таков порядок действий по протоколу.
— Протокол, говоришь? — гневно рычал. — Командующий операцией, встать!
Высокий крепкий мужчина подчинился приказу, приготовившись к словесной атаке.
— Что вы скажете?
— Мы потеряли его из виду. Он будто растворился, — последовал ответ.
— Ну вы прям как поэт в трущобах! — начал утрировать Ан Хан Сон, вскинув руками. — Вас послушать, так складывается впечатление, что мы в стране чудес — все исчезает и ускользает. Руки не оттуда? — ударил в ладони перед командиром.
Тот молчал.
— Гребаные сказочники… Сели! Чтобы мне сегодня же к вечеру лежали отчеты по этому делу. И не приведи случай какая-то морда начнет писать про внезапное исчезновение, я лично такой фокус покажу, мало не покажется. Сотру в порошок! Если что-то не клеится, внесите предложение, как и что изменить. Мне нужны действия, а не пустая болтовня! Вопросы есть? Вопросов нет. Кан Чжун Ги, докладывай, — в конце-то концов сел в кресло и приготовился слушать.
Кэмп вышел к небольшой трибуне и обвел надутую после грозы публику.
— Я начну с начала, чтобы на пороге новых возможностей увидеть полную картину происходящего. Как известно, «Триумвират» — главная причина появления Форта. Уже больше десяти лет мы пытаемся найти лазейку в змеиное кубло, но все тщетно. «Триумвират» — это отдельное государство, в нем свои правила, законы и политика, и оно успешно расширяет свои территории, поглощая страны Азии с помощью так называемой «холодной войны». Уничтожить его так же непросто, как и раздавить микроб. Но сегодня мы обнаружили ту ниточку, потянув за которую, сможем распустить связанные им сети. Как вы знаете, вчера мы должны были получить от информатора адрес некой лаборатории, которая, если верить добытым разведкой сведениям, является централизованным местом по разработке, изготовлению и распространению оружия и наркотиков. Также на базе этой лаборатории разрабатывается и успешно внедряется в массы программа социальной манипуляции. С ее помощью к власти пришли многие нечистые на руку политики и таким образом влияние «Триумвирата» увеличилось в несколько раз. Так вот, в ряды врага был внедрен наш агент, и он должен был нас проинформировать, где находится эта лаборатория. В результате на условленном месте ждал пустой конверт и засада. Что интересно, — поднял палец, сделав паузу, и спустя несколько секунд продолжил: — двое ожидавших были итальянцами. Оба входят в состав «Коза ностры».* Вопрос: что они здесь делают и что их связывает с «Триумвиратом»? Напрашивается вывод, что наш враг, укрепившись на территории Китая, Южной Кореи и Японии, хочет еще расширить территорию влияния. И первой страной, с которой он решил начать сотрудничество, стала Италия. Так как повлиять на нее напрямую через политику не удастся, главы «Триумвирата» поступили хитро и начали искать лазейку через скрытую власть, которая существует в любой стране. Ее имя — мафия, — снова сделал паузу и внимательно оглядел заинтересованные лица сидящих. — На допросе нам удалось добыть ту информацию, которая открывает дверь к новым возможностям. Как оказалось, «Триумвират» уже давно пытается завести дружбу с итальянскими авторитетами, но тех не так просто заинтересовать. Они склонны сами внедряться и распространять свою власть, и не любят, когда вмешиваются в их дела. Но «Триумвират» предложил заманчивые условия, и «Коза ностра» не смогла отказаться. Итальянцы получили доступ к секретной лаборатории и заполучили много видов нового оружия, наркотиков и схем влияния на общество. Все бы ничего, но только «Коза ностра» тоже не вчера родилась. Чтобы не стать зависимой от хитрого партнера, она заслала в его ряды своих людей, и те вскоре добыли сердце «Триумвирата» — тайные сведения о всех, кто состоит в этой организации, как устроена сама система и каким образом проворачиваются черные делишки.
Зал ожил и зашумел.
— Да-да, господа! — улыбнулся Кан Чжун Ги, блеснув хитрыми глазками. — Вы правильно поняли. Итальянская мафия смогла найти ларец Пандоры. Теперь он не спрятан в глубоких змеиных норах этого царства тьмы. Нам выдалась возможность найти его. Как только эта информация попадет в наши руки, мы сможем начать открытую войну с «Триумвиратом» и расправиться с ним раз и навсегда.
— Где находятся эти сведения? — оживился Пэк Хо Мин, начальник оперативного отдела.
— А вот тут новая проблема, - развел руками парень. — Но об этом по порядку. Так вот, шпионы «Коза ностры» добыли опасный материал. Молодцы, провернули то дело, которые мы в течение десяти лет не смогли, — эта реплика недовольством перекосила Ан Хан Сону лицо. — С помощью тайного оружия они без труда могли бы манипулировать «Триумвиратом» и не боялись бы удара в спину. Это золотой козырь. Но во время его передачи случилась неразбериха и… — сделал паузу, пытаясь накалить атмосферу в зале.
Слыша, что шум растет, Кан Чжун Ги добавил:
— Чип бесследно исчез.
— Как исчез?! — привстал раздосадованный Пэк Хо Мин.
— Вот в этом нам и предстоит разобраться. Так что, забудьте про отдых, нас ждут впереди бессонные ночи. Нужно найти решение этой задачки, от которого зависит успех нашей главной миссии. Пока известно только место передачи и некоторые факты по исчезновению. Будем копать дальше. В первую очередь надо достать видео камер наблюдения. По словам пойманного итальянца, событие произошло в небольшом итальянском городе Сорренто. Нам повезло, что кафе, где прошла передача чипа, находилось возле банка. Есть надежда на то, что мы сможем увидеть все своими глазами.
— Если мы достанем этот чип, то… — загорелись глаза начальника оперативного отдела.
— Да, коллега, — согласился улыбающийся Кэмп. — Вы правы. Нам выпала отличная возможность раздавить гадину.
— А теперь мы должны разложить все по полочкам, выработать для данного дела стратегию и тактику, — вступил в разговор Ан Хан Сон. — За эту ночь нужно нарыть как можно больше информации, чтобы завтра утром начать действовать. Не забывайте, что «Триумвират» тоже не сидит без дела и наверняка сейчас предпринимает меры. Мы не должны упустить эту возможность. Все понятно? Вперед.
Температура повысилась и закипела работа.

——————————————————
*«Коза ностра» (на сицилийском языке Cosa Nostra — «Наше дело») — сицилийская преступная организация, итальянская мафия.


Последний раз редактировалось: Lana (Вт 02 Ноя 2021, 12:03), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 EmptyПн 18 Окт 2021, 08:50

Мачо Батон-Шкет по прозвищу Шкипер

— Ты сделала слишком большой живот. На тебя косятся прохожие.
— У меня двойня. Кому-то этот факт мешает жить?
Софи, замаскировавшись под беременную шатенку, шла по улице вместе со своим коллегой Джино Фортунато. Он тоже находился в образе: приклеил густую бороду, надел круглые очки и широкополую шляпу. Парень был очень шумным и особо недовольным в это утро. Его статью выбросили в мусорное ведро, сказав, что он бездарность, которой нечего делать в журналистике. Себялюбивому человеку такое услышать было не особо приятно. Слова главного редактора еще звучали в ушах и действовали парню на нервы.
— Софи, неужели я и правда плохой журналист? — не мог держать все в себе.
— Ты из-за шефа? Расслабься. Он на волоске от увольнения, вот и сходит с ума. Ты первоклассный специалист. Иначе я бы не согласилась работать с тобой в паре.
— Это в твоем стиле… И все же живот большой. На таких сроках не разгуливают по городу, а ложатся в больницу рожать.
— Откуда такие познания у холостяка?
— Я журналист, который знает даже о том, что происходит в диких джунглях Африки.
— Но не у тебя под носом…
— О чем ты?
Софи не стала отвечать и лишь улыбнулась.
— Ты знаешь что-то о моей девушке? — оживился.
— Об одной из.
— Она мне изменяет?
— Они все тебе изменяют, — смеясь, поправила вьющиеся длинные волосы.
— Больно надо. Я в долгу не останусь, — нахмурился.
— Высокие отношения.
— Низко над таким подшучивать…
— И то правда, — прозвучало без раскаяния.
Они вышли на широкую центральную улицу Сорренто и направились в сторону дорогого ресторана.
— Я думаю, что достаточно было бы спрятать камеру в сумочку. Не обязательно разыгрывать беременность, — оглядывался парень.
— Боишься, что какая-то из пассий увидит? — заулыбалась, взяв его под руку. — Амиго, борода и дурацкие очки способны мастерски спрятать от знакомых даже твой смазливый портрет.
Софи поправила платье, чтобы оно не прикрывало спрятанную в накладном животе камеру. Парочка присела в небольшом парке с фонтаном, который находился напротив ресторана, и принялась ждать.
Прошло около часа. Оба, изнывая от жары, сидели молча, не имея ни малейшего желания говорить. И только показавшийся на повороте лимузин оживил их интерес.
— Появились… — прошептал Джино.
— Как думаешь, сколько миллионов они провернут сегодня, мирно попивая кофе? — иронично изогнула бровь, краем глаза наблюдая за подъехавшим к ресторану лимузином.
— Мелочиться точно не станут.
— Пора… — встала, держась за спину.
— Что-то болит?
— Я в образе.
— Надеюсь, сегодня ты быстрее выйдешь из роли, чем в прошлый раз… — проворчал, вспомнив, как они маскировались под бомжей, а потом вечером она заставила накупить еды и раздать бездомным их района.
Он бы со смирением стерпел это, но Софи вздумала остаться на нищенскую вечеринку и оба до полуночи проторчали у костра в «ароматной» компании, слушая унылые песни о тяжелой жизни.
— Подойдем поближе, — вздохнув, прошептал Джино, обняв ее за плечи.
— Что так тяжело? — поинтересовалась Софи, наблюдая за выходившими из лимузина.
Пытливый взгляд добросовестно ощупывал каждого претендента в герои ее статьи. Их было пятеро. Плюс какой-то тощий лис с шарящими по сторонам черными глазенками и еще два высоких телохранителя, выделяющихся из толпы ростом и неприветливыми лицами. Некоторых гостей ресторана девушка хорошо знала. Например, недавнюю звезду ее газеты — банкира Роберто Манчини.
— У меня такое ощущение, — в этот момент с кислым лицом признался Джино, — что я плыву среди Карибского моря вместе с огромным кашалотом.
— А кашалот — это я? — ответила без участия, наблюдая за тем, как приехавшие, перекинувшись парочкой любезных фраз, направились в ресторан.
Такие улыбочки Софи называла примочкой для вежливости. Сладкие, немного кривые, будто приторность готова была вызвать плевок. Пятеро глядели друг на друга, как на приманку для золотой рыбки, которую можно было выгодно использовать или выбросить за ненадобностью.
— Акулы бизнеса… — прошептал Джино. — У того коротышки сейчас штаны на заднице треснут. Может, вздуло?
— Скорее, отъело. Не спеши. Нужно посмотреть, где они столик закажут. Сядем рядом.
— Как скажешь, кашалотик, — улыбнулся и поправил ее волосы. — Может, когда «родишь», пойдем на свидание? Я уже второй год пытаюсь тебя на него затянуть.
— А точнее, затянуть не на свидание.
Джино криво улыбнулся.
— Язычком ни разу не резалась?
— Язычком не раз резала, — оставила колким взглядом царапину замечания на его лице.
— Не язык, а прям самурайский меч, — вскинул руками, пытаясь с юмором покинуть поле боя, который в очередной раз проиграл.
Дождавшись, когда собрание разместится в отдаленном углу зала, выбрали столик.
— Поплыли, — обняв «жену», Джино направился с ней к заказанной «бухте» возле открытого, оплетенного ароматной розой окна.
Софи нырнула в удобное кресло, стараясь сесть так, чтобы «дуло» камеры было направлено в сторону бизнесменов. Облюбовав красочный морской пейзаж за окном и ароматные цветы, взяла меню и принялась изучать сначала цифры, а потом название блюд.
— Меня жизнь к этому не готовила, — выдохнул Джино. — Это не меню, а бухгалтерская книга банкира.
К ним подошел официант, и Софи с легкостью журналистки на одном дыхании не прочитала, а пропела:
— Хочу брускетта с помидорами и базиликом, суп-пюре из тыквы, салат «Цезарь», тальятелле с лососем, ризотто с белыми грибами, тирамису и зеленый чай.
Джино поднял перепуганный взгляд и тут же встретил ее насмешливый. Не отрывая от него хитрых глаз, Софи так же легко подкорректировала заказ:
— Хотя тирамису и чая будет достаточно. А ты, милый, что будешь?
— Пожалуй, только кофе, — выдавил улыбочку и отдал официанту меню.
Софи достала телефон и принялась что-то искать. Парень, поглядывая на нее, уныло чертил пальцем фигурки на скатерти.
— Тебе так нравится ставить людей в неловкое положение? — спросил тихо, нарисовав невидимый овал.
— Я задела твое самолюбие? — Софи была с головой вовлечена в какое-то приложение.
— Ты выставила меня жмотом.
— Извини, — какой уже раз за день прозвучало без раскаяния.
Джино ответ не устроил.
— Ты всегда добиваешься того, чтобы люди чувствовали себя неуютно. Я бы десять таких порций купил, но в другом ресторане. Уму не постижимо! Какая-то лапша стоит целое состояние, — сделал паузу, ища подходящие слова для своей роли. — Ты ведь знаешь, что я не могу сейчас позволить такие растраты. У меня все деньги уходят на кредит.
— А на завтрак было три корочки хлеба.
Симпатичный сапфировый мир насмешливых глаз сверлил его с долей иронии. Парень сглотнул и отвел взгляд. В этот момент за окном что-то зашуршало, после чего куст роз слегка качнулся.
— Есть… — тихо прошептала Софи, радостно заулыбавшись.
Она победоносно глядела на экран телефона.
— Что там?
— Попивая кофеек, эта пятерка действительно проворачивает дельце.
— Покажи, — обняв девушку за плечи, улыбчиво сел рядышком, будто разглядывая с ней фотографии. — Никак не могу привыкнуть к твоему телефону… Все не как в людей…
— Смотри, сколько подставных лиц. С их счетов снимаются деньги и идут в тень, а потом через какое-то время снова возвращаются. Свободные ноли по старой, как мир, схеме.
— Подожди, — растерялся Джино. — Что это такое? — удивленно глядел на экран телефона, на котором было видно то, что сейчас делала пятерка. — Как… ты это?..
— Тише…
Парень, помедлив, сообразил, что выбился из роли, и, покрепче обняв Софи, поцеловал в щеку. Изобразив счастье, продолжил глядеть на схемы и таблицы финансовых махинаций.
— Откуда у тебя эти данные? — прошептал ей на ухо.
— Я подключилась к их ноутбуку…
— Что? — замер. — Если они пронюхают, до завтрашнего утра мы не доживем.
— Разве по ним видно, что они что-то подозревают? — с азартом взглянула на беседующих бизнесменов. — Мы незаметно пробрались в их норку.
— Что эта за программа?
— Секрет.
— Я с тобой потом разберусь… — на лбу выступили капли пота, и парень начал боязливо коситься в сторону собрания.
— Скорее ты нас спалишь, чем эта программа, — Софи легонько толкнула его в бок. — Соберись.
— Ты играешь с огнем…
— Я играю с телефоном. Усек? Советую сделать лицо попроще и хоть немного улыбнуться.
Джино расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и снова уставился на таблицы.
— Что эти цифры значат? — почувствовал, как сердце вырывается из груди.
— Коррупционные банкиры Италии давно пользуются этой схемой. Да и не только в Италии. Процесс простой. Открывается фальшивый счет на имя некоего Мистера Х, кладется кругленькая сумма. Через время она по-тихому снимается и переводится на различные черные делишки. Например, торговлю наркотиками, сбыт оружия, политические игры. Пущенные в оборот деньги приносят прибыль, ее забирают себе в карман, а, так сказать, одолженную сумму как ни в чем не бывало возвращают на счет Мистера Х. Таким образом мафия имеет свободные деньги, которые без препятствий может использовать в любых грязных делах.
— Ты… только что сказала… мафия? — побледнел Джино, вытирая вспотевший лоб. — Закругляйся… Выключай эту штуку и пошли отсюда от греха подальше. Я еще жить хочу.
— Они не узнают, что к ним в компьютер пробрались. Эта программа работает, как невидимка.
— С меня хватит…
— Но они еще не до конца провернули дело… Давай дождемся завершения.
— Софи… Я журналист, который охотится за сенсациями, но не шпион, гоняющийся за мафией. Прошу не втягивать меня в эти игры…
Встал и хотел, было, уйти, но девушка вдруг вскрикнула и схватилась за живот. Джино остолбенел, глядя на скрючившуюся «жену».
— С… Софи… Ты что делаешь?
— Рожаю… — положив телефон на окно, начала покачиваться, «мучаясь» от боли.
— Что? — поднял брови, а потом наклонился к напарнице. — Прекрати ломать комедию… — прошептал едва слышно.
— Им осталось перечислить деньги на подставные счета… Я хочу видеть список … — так же тихо ответила девушка. — Мне нужно еще немного времени. Не хочешь по-хорошему, я сделаю по-своему.
— Я надеялся услышать что-то новое… — вздохнул и присел рядом. — Дыши глубже, — раздраженно прикрыв глаза, начал снова играть роль будущего папочки.
Собрание покосилось на парочку, но не стало надолго задерживать свое внимание.
— Дыши, — просил «жену» Джино. — Принесите воды! — крикнул подбежавшему официанту.
Софи в это время украдкой поглядывала, что делают пятеро мужчин. Собрание продолжало что-то обсуждать.
Ищейка с ноутбуком вдруг свел брови и настороженно посмотрел на экран. Девушка изменилась в лице и взглянула на свой телефон.
— Что? — Джино перепугано округлил глаза, видя, как засуетились за столом собрания.
Роберто Манчини наклонился к компьютерной ищейке, и тот ему что-то прошептал. Софи нутром почувствовала неладное. Банкир нахмурился и, подозвав двух телохранителей, дал какое-то указание.
— Они… нас за… засекли? — шептал Джино, заикаясь.
— Не должны, но…
— Что?
— Странно себя ведут. Ай! — вскрикнула, снова схватившись за живот.
— Может, хватит ломать комедию?
— Начали, надо ломать дальше…
Подбежал официант, держа стакан воды.
— Больно… — заплакала Софи. — Я рожаю… — повисла на Джино. — Отвези меня в больницу… Больно!
— Актриса погорелого театра… — ворчал парень, поддерживая «жену». — Встать сможешь?
— Нет.
— Дорогая, я сомневаюсь, что тебя донесу.
— Тогда я буду рожать здесь.
— Может, не надо? — почесал затылок растерявшийся официант.
— А что вы предлагаете? Вынашивать его, как слониха, два года?! — вскрикнула, швырнув в официанта салфетку.
— Извините ее, — вздохнул Джино. — Она волнуется.
— В первую очередь — я рожаю! И да, я волнуюсь! А-а-а!
— Зачем ты так все усложняешь? — шептал, пытаясь помочь встать.
— Нам нужно потянуть время…
— Пошли отсюда, пока нам не укоротили жизнь…
— Ай!
— Не ори мне в ухо…
— Рожаю! У меня отошли воды!
— Этого еще не хватало… Вызовите такси, — попросил официанта.
— Сейчас.
В это время мужчина с ноутбуком оглядел ресторан и что-то сказал одному из телохранителей. Тот, кивнув, вдруг направился в сторону парочки. У Джино вся жизнь прошла перед глазами.
— Они нас засекли… — задыхаясь от страха, крепко сжал ее колено.
— Джино, больно…
— Не время шутить.
— Я не шучу, ты мне сейчас коленную чашечку выдавишь для здешнего сервиза.
Парень не сообразил, о чем речь, готовясь к своей кончине, представляя, как будет горевать мама, созовет всех соседей, чтобы его помянуть, и прольет немало слез. Он уже даже представил, как убиваются горем все его любовницы. Как на работе пишут статью о его героической гибели во имя блага Сорренто. Он бы еще много чего нафантазировал, только вот увидел, что телохранитель прошел мимо и остановился возле соседнего столика. Бросив сидевшему за ним парню пару слов, заставил его встать и выйти вместе с ним на улицу . Джино с облегчением вздохнул и снова вытер лоб платком.
— Знаешь, Софи… — говорил, будто пробежал стометровку. — Еще немного, и я бы родил вместо тебя.
— Воды отошли? — приподняла бровь, изогнувшуюся острым уголком.
— Не испытывай судьбу, пошли.
— Кажется, за ними следили не только мы, — улыбнулась, довольная своим мастерством. — Но нас вычислить не так-то просто.
— Прошу, пошли.
— Они закончили свои дела. Пора, — поглядела на собрание.
Теперь Софи позволила «мужу» помочь ей подняться на ноги.
— Ой-ой-ой, больно… — стонала, держась за живот. — Ой-ой-ой… Сумку мою возьми… Ой, рожу сейчас…
— Такси уже здесь! — торопливо сообщил официант, больше всего переживая за то, что действительно родит в ресторане.
— Ой, ой, ой… Спасибо… Дорогой, пошли, мне плохо…
— Можно подумать, что мне хорошо… Что ты сюда положила? — оценил вес ее сумки. — Кирпичи? Но… — Джино остановился, глупо глядя на стол.
— Что? — стоя в позе «зю», обернулась к «мужу».
— Где твой телефон?
— Что? — Софи теперь была похожа на пантеру перед прыжком. — Он лежал возле окна.
— Его нет… — развел руками.
Девушка, забыв на пару секунд, что у нее роды, подбежала к столу и начала все оглядывать.
— Я его точно оставляла на столе.
— Может, в сумке?
— Нет, на столе. Я знаю, что говорю. Ему надо было лежать на столе.
— Но… — увидел, как возвращается телохранитель.
От его угрюмого вида у Джино снова затряслись руки.
— Софи, пошли… Дался тебе этот телефон.
— Ты же знаешь, что на нем… — впилась в него сердитым взглядом.
— Но его нет.
— Но он был.
— Пошли, говорю… — взял за руку и повел к выходу. — Дорогая, я тебе новый телефон куплю. Поехали в роддом.
— Но как же?..
Джино прижал ее к себе и прошептал:
— Рожай дальше и не пали контору…
Софи тоже увидела телохранителя и вскрикнула еще громче:
— Ай-ай-ай-ай-ай!
Официант, вздрогнув, поспешил открыть дверь.
— Спасибо, — поклонился ему Джино.
— Удачного отцовства! — замахал тот радостно рукой.
— Сплюнь… — под нос проворчал парень и вывел Софи на улицу, где возле входа их ждало такси. — Куда едем? В офис опасно, — начал озадачено рассуждать. — Вдруг они что-то заприметили и пошлют слежку. Надо сто раз перестраховаться. К тебе домой тоже опасно. Может…
Софи его не слушала. Она широко открыла дверь машины, чтобы влезть с первой попытки, и уверенно заявила:
— В роддом!
— Куда? — уставился на нее Джино.
— Дорогой, мое дите уже на полпути. Ты хочешь, чтобы твоя дочь родилась в такси? — требовательно уставилась на «мужа».
— Я…
— Мы едем, любимый. Сядь, пожалуйста, в машину. Родил бы хоть раз, не задавал бы глупых вопросов! — выпалила раздраженно, после чего Джино по быстрому упаковался в такси.
Водитель, видя сорт пассажиров, сразу нажал на газ.
— Расслабьтесь, сеньора, — со знанием дела начал поучать роженицу. — Не тужьтесь и дышите глубоко. Будет не так больно и малышу полезно.
— Серьезно? — вдохнув, девушка иронично покосилась на таксиста.
— Я отец семерых. Посчастливилось даже роды принимать. Так что, я в курсе.
— Отлично. Если не доедем, я спокойна — принять роды есть кому.
— Софи… — Джино взялся за голову, в этот раз пытаясь сдержать смех.
— На каком мы этапе? — вжавшись в кресло и вцепившись прямыми руками в руль, как в штурвал, спросил по-боевому настроенный таксист.
— Воды отошли, — продолжая интенсивно дышать, ответила Софи.
— Что же вы раньше не сказали?.. — мужчина резко нажал на газ и пошел на обгон.
Джино не удержался и влип в стекло.
— Секунда — и мы на месте, — пообещал таксист.
— Может… не стоит так торопиться? — кривясь, спросил Джино.
Софи взглянула в зеркало заднего вида и увидела едущую за ними машину. Почему она показалась подозрительной, девушка не знала, но решила перестраховаться.
— А-а-ай! — закричала громче прежнего.
Таксист покраснел и выпучил глаза.
— Что? Головка показалась? — заволновался мужчина.
— Думаете, мне отсюда видно?! — закусив губы, отвернулась от таксиста, заливаясь беззвучным смехом. — А-а-ай! — еще раз закричала, чтобы закрепить эффект.
Джино уже давно трясло от смеха.
До больницы действительно доехали быстро. Поблагодарив добряка-таксиста, вошли в здание.
— Что теперь, стратег? — спросил Джино.
— По туалетам переодеваться.
— Я думал, не дождусь этого.
— Встречаемся вечером у меня дома.
— Да, босс, — рассмеялся. — Иди, рожай.
Так и разошлись. Обоим повезло — за ними не следили. Но все же перестраховаться было не лишним.
Софи по дороге домой ломала голову, куда делся телефон. Было так досадно. Столько усилий и риска! В ее руки попала золотая информация, и она в секунду испарилась в неизвестном направлении. Мистика! Никто не подходил к столу, да и телефон она оставила буквально на пару минут. Девушка не могла найти объяснение странному исчезновению, то и дело перекладывая сумку с одной руки в другую, не обращая внимания на то, что она действительно стала тяжелее.
— Стоп! Окно! — остановилась Софи. — Вдруг какой-то воришка украл через него? Уф… — раздосадовалась. — Как может так совпасть с невезением? Почему его украли именно сейчас?..
— Добрый вечерочек, соседушка! — послышался противный знакомый голос.
Девушка взглянула на правую сторону улицы, только сейчас сообразив, что уже возле своего дома. На балконе, обвитом лианой, красовалась ненавистная соседка Джузеппа Росса. Ее глаза поблескивали хитрым коварным огоньком. Так и ждала, кого б задеть.
— Добрый, — неохотно ответила Софи и начала подниматься по ступенькам к себе домой.
— Устала на работе? Что-то едва ноги переставляешь, — достала из кармана семечки и принялась их щелкать. —  Пьерушка тоже какой часик весь в трудах. Все хлопочет по дому. Хозяин.
Девушка не стала кормить знакомую ответами и комментариями. Молча открыла ворота и вошла во двор. Сразу поняла, о каких «трудах» речь шла. Будто порог аттракционов переступила. В нее сразу полетел мокрый мяч, с криком мимо пробежал почему-то в пене кот Пиксель, с открытого окна потянуло горелыми помидорами, а на террасе послышалась воспитательная речь брата:
— Мальчики, слушаемся папу!
— Бе-бе-бе! — состроил рожицу рыжий сорванец.
Это было старшее, веснушчатое, курносое чадо.
— Жак, дразнить папу нельзя.
— Бе-бе-бе!
Их перебил ор кота.
— Матье, вытащи Пикселя из воды! — заторопился Пьер к своему среднему черноволосому симпатяге, который устроил бедному животному урок дайвинга в тазике.
— Папа, ему нравится! — смеялся мальчик. — Видишь, он улыбается.
Пьер по пути к сыну едва не сел на мокром полу на шпагат. Джузеппа продолжала наблюдать за очередным вечерним спектаклем.
— Повезло с соседями. И телевизора не надо, — хихикнула женщина, плюнув скорлупу на сомбреро мимо проходившего туриста.
Софи легонько шлепнула Матье по заднему месту, после чего Пиксель пулей и с криками влетел в цветущие на террасе кусты.
— Что это? — девушка вошла в уютный домик и остановилась в холле, глядя на погром, царивший вокруг.
— Я тоже удивился, когда пришел, — заулыбался Пьер. — Эти три хулигана хуже урагана. Не ругай их сильно. Они ведь дети, — хотел заступиться за сыновей, но строгий взгляд сестры поставил точку в его попытках.
— Жак, Матье, Рене! — позвала, уперев руки в бока. — А ты выключи то, что жаришь. Вонь на всю улицу, — бросила брату.
— Мои помидоры! — кудрявый с криком побежал на кухню.
В это время перед ней появилось три чада: рыжий зачинщик всех беспорядков Жак, симпатичный черноволосый Матье и самый младший, вылитый кудрявый блондин папа — тихоня Рене.
— Вы во что дом превратили? — Софи начала воспитательную речь.
— Это не мы! — огрызнулся Жак.
— А кто?
— Не знаю! Мы играли во дворе с ребятами! Пришли, а тут такое! — развел руками и показал девушке язык.
Она несильно шлепнула его по мягкому месту. Пьер хотел заступиться за детей, но снова получил от сестры немой приказ не вмешиваться.
— Ты кому язык показываешь? — одернула его. — Уже совсем не разбираешь, кто есть кто? Мало того, что отца не слушаешь, так еще и мне хамить вздумал?
— А чего ты на нас кричишь?! — начал еще больше огрызаться Жак. — Это не мы! Сказал, что не мы!
— Интересно, тогда кто?!
— Пиксель! — выдал Матье.
— И каким образом он вытащил из сундука покрывала и разбросал их по полу?
— У него и спроси!
— Быстро все убрали!
— Это не мы разбросали, поэтому убирать не будем! — Жак снова показал язык и вместе с Матье, звеня смехом, убежал на улицу.
Софи, прикрыв глаза, устало вздохнула. Еще немного, и она была готова сама разбросать все, что находилось под рукой. Нервы были на пределе.
— Пьер, ты купил, что я просила? — бросив сумку возле двери, пошла на кухню.
— Конечно, дорогая! — воскликнул брат. — Я купил пять тетрадей, глобус и бинокль.
Сестра прервала мытье рук и взглянула на Пьера. В то время, как оба были вовлечены в домашние заботы, сумка в темном уголке зашевелилась и приоткрылась изнутри. Что-то невысокое и круглое выскользнуло из нее и полезло по ступенькам на второй этаж, где находились спальни.
— Разве я только это просила купить? — продолжала Софи разбираться с братом.
— Так… а… что?.. — Пьер рассеянно потер ладони.
— А что кушать будем? — открыла пустой холодильник. — Континенты с островами?
Пытаясь сдержать нараставшее раздражение, снова взглянула на брата, в этот раз с укором. Он ссутулился и глупо заулыбался.
— Я забыл, — пожал плечами.
— Забыл? — тихо передразнила его и, взяв пакет, направилась к воротам.
— Ты в магазин? Я с тобой! — Пьер поспешил за ней.
— Не нужно…
— Тяжело ведь будет. Помогу.
Софи ничего не ответила и, с обидой сжимая губы, всю дорогу терпеливо слушала веселую трескотню брата, который пытался поднять ей настроение.
Пока оба делали покупки в ближайшем магазине, а дети снова играли во дворе, в доме ожили тени. Одна из них прошмыгнула на второй этаж, вторая — к стоявшему на столе ноутбуку. Сгущавшиеся сумерки смывали контуры силуэтов, передвигавшихся бесшумно, будто летали, не касаясь пола. Рискнувший вернуться домой кот Пиксель вылез на стол в гостиной и внимательно оглядывал двоих мужчин, обыскивающих дом. Кот бы так и не проникся всей серьезностью ситуации, если бы в этот момент с лестницы не скатился какой-то клубок и не шмыгнул в ванную. Пиксель выгнулся дугой и зашипел.
— Что будем делать? — послышался шепот, когда две тени встретились.
— Босс уверен, что чип попал к ней.
— И где его искать? Мы все перерыли. Черного блокнота нет. Диск я забрал, но есть ли в нем то, что нужно?..
— Мы сделали все, что могли. Пора убираться отсюда, пока нас не застукали.
— Пошли.
Обе тени еще раз оглядели гостиную, игнорируя взъерошенного, все так же выгнутого дугой кота, и выскользнули в открытое окно.
Хозяева дома вернулись через полчаса. По дороге Софи встретила Джино. Он воодушевленно смаковал их приключение в ресторане и то и дело поддевал девушку. Она же пыталась улыбаться и поддерживать разговор, при этом мечтая поскорее очутиться у себя в комнате и лечь спать.
Дома, пока мужчины шумно вытаскивали стол на террасу, девушка устало готовила ужин, время от времени пытаясь угомонить не слушавших ее сорванцов в лице Жака и Матье.
Рене же наоборот не отходил от нее и все время задавал вопросы: «А что это?», «А зачем?», «А если вдруг?», «А когда?». Девушка терпеливо отвечала, пытаясь держать нервы в кулаке.
Из головы все никак не выходила история с телефоном. Куда он мог подеваться? Предположение, что его украл кто-то через окно, было единственным объяснением. Иначе она не знала, что думать. Ее все грызла досада, что так получилось. Ведь она достала такие золотые списки. Все подельники толстых кошельков всплыли бы наружу. Но… Все исчезло. «Почему фортуна всегда на стороне толстозадых? Она тоже любит деньги?» — злилась Софи, нарезая лук.
— А почему ты плачешь? — дернул ее за кофту золотоволосый Рене. — Тебе больно?
— Это все лук, — выдавила из себя улыбку.
— А почему он щиплет глаза?
— Запах такой.
— А мне можно понюхать?
— Разве ты никогда не нюхал?
— Нюхал, но не плакал.
Взял кусочек и скривился. На глаза тоже навернулись слезы. Он хотел их потереть, но Софи тут же его остановила.
— Куда? Ты держал лук, сейчас будет еще больше жечь глаза. Пьер! — закричала в окно.
В это время брат воодушевленно разговаривал с веселым Джино.
— Помой руки Рене! — попросила девушка.
— Сейчас, дорогая, только вытрем стол, — хотел ей помахать, но зацепил тазик с водой, и она вылилась на пол. — Опс… — виновато пожал плечами и покраснел. — А теперь еще надо пол помыть…
— Я помогу, — засуетился возле него Джино.
— Я такой растяпа…
— Кто же этого не знает?
— Ну ты, как друг, мог бы и поддержать меня. Сказать, что это не так.
— Но это так, Пьер…
Софи, видя, что о ней уже забыли, тяжело вздохнула и потянула Рене в ванную.
— Не три глаза, — просила малыша, когда тот упрямо тянулся к лицу.
Включив свет, вошла в небольшую опрятную комнату и вдруг удивленно замерла.
— Кто это такой?! — в восторге закричал Рене, указывая пальчиком на лохматого мокрого енота, сидевшего в раковине и полоскавшего под краном телефон Софи.

ГИФКА:

Девушка при первой мысли, что надежда на сенсационную статью вернулась, ожила, а при второй мысли, что ценная информация сейчас утонет в канализации, привела в ужас. Софи быстро опустила ребенка, подбежала к аккуратисту и попробовала забрать телефон, но енот с криком брызнул на нее воду и прижал к себе находку.
— Ах ты шкет! — не церемонясь, выхватила у него ценный предмет.
Зверек закричал и начал прыгать в раковине, разбрызгивая на все стороны воду. Софи строго уставилась на него и погрозилась пальцем. На ее удивление это сработало, и енот успокоился. Он обижено водил глазками, время от времени издавая звуки, похожие на ворчание.
— А ты, вообще, откуда взялся? — наклонилась к нему Софи и заглянула в черные глазенки-пуговки.
Енот протянул к ней холодные лапки и, будто обнимая, коснулся ее щек. Девушка не смогла больше сердиться и улыбнулась.
— Воришка, шкет, шпана… — продолжила бросаться в него словами.
Имея чувство собственного достоинства, зверек шлепнул ее лапкой по носу.
— Еще и с характером. Хулиганистая морда! — ответила ему тем же.
Рене заливался смехом, зазвав тем самым в ванную своих братьев. Начался галдеж. Когда дети увидели енота, их восторгу не было предела. Они подняли такой шум, что даже себя не слышали. Каждый пытался взять зверька на руки и поиграть с ним.
На крики прибежали также Пьер и Джино.
— Енот? — удивился брат. — Откуда? О, мой блокнот! — увидел рядом с раковиной свою вещь.
— Сама удивлена. Но! — показала коллеге телефон. — Я нашла воришку. Наверное, этот проныра залез через окно, забрал мобильный и спрятался с ним в сумке.
— А я-то думал, почему она такая тяжелая.
— Присмотрите за детьми. Мне надо проверить телефон, — побежала к себе в комнату.
К счастью, он не пострадал. Вот что значило не пожалеть денег и купить дорогую вещь. Работал, будто ничего и не случилось. Вся записанная информация сохранилась и радовала глаз хитро улыбающейся Софи.
— Вот теперь я вас расшевелю, — указала на экран со списками и улыбнулась.
Сбросив информацию на ноутбук, с поднятым настроением вернулась к домашним заботам.
Енот внес в стены дома столько радости, что даже об ужине забыли. Причем счастья у Пьера и Джино было не меньше, чем у детей. Все пятеро носились со зверьком, как с золотым слитком.
Софи застала компанию, сидящую на полу террасы и спорившую по поводу того, как назвать енота.
— Стоп, стоп, стоп! — поспешила остановить их Софи. — Пусть имя дает его хозяин, а не мы. Я завтра же отнесу…
— …Ну, Софи! Пусть он останется у нас! — завели дети.
— Мне для полного счастья вас хватает.
— Софи! Софи! Софи! — прыгали вокруг нее.
— Правда, сестренка, он ведь не зря к тебе залез. Это судьба, — Пьер стал на сторону сыновей.
— Мне сложно с вами справиться. А тут еще енот.
— Мы сами будем за ним присматривать, — добродушно улыбался брат, глядя на девушку умоляющими голубыми глазами.
— Сами? — устало села на стул, давно поняв, что не сможет пойти против орущей оравы.
Она обреченно поглядела на енота. Тот разместился на столе и беззаботно ощипывал гроздь винограда.

ГИФКА:

— Правда, он милый? — обнял ее за плечи Пьер. — Дети в нем души не чают. Давай оставим.
— У нас есть Пиксель.
— Но у нас нет енота!
Софи даже не знала, как возразить столь железному аргументу. Она взглянула на брата и улыбнулась.
— Да, Пьер, а еще у нас нет слона.
— Все, решено! Это теперь наш енот! — провозгласил блондин и всплеснул руками.

ФОТО:

— С пополнением семейства! — услышала Софи среди всеобщего хаоса противный голос хозяйки.
Джузеппа все так же стояла на балконе и щелкала семечки. — Счастье-то какое, — подколола и выплюнула скорлупу.
— А вы не завидуйте, — бросила ей Софи.
— Да не приведи случай, солнышко! От такой зависти одни убытки. Радуйтесь на здоровье, а мне и так не скучно.
— Где бы вы еще душу отвели, — прожигала девушка взглядом несносную женщину.
— Где же бы, как не с вами? Лучших соседей не сыскать. Прям фонтан радости. А Пьерушка-то хозяин какой. Ввек бы такого не сыскала. И детки все, как на подбор: умненькие, послушные, тихие.
— Раз своих детей нет, пусть хоть наши порадуют, — в этот раз уколола в нужное место, попав в нерв.
Джузеппу перекосило от злости. Девушка, ухмыльнувшись, обратилась к племянникам:
— И как мы его назовем?
— Батон! — закричали сорванцы.
— Батон? — удивилась.
— О, нет! — возмутился Пьер. — Он такой интеллигентный. Пришел в наш дом и сразу стащил у меня блокнот, — указал на находку, которую в свое время выпросил у сестры. — Он настоящий мужчина. Деловой и видный. Правда? — обратился к еноту, который, подняв мордочку, пытался раскусить ягоду. — Предлагаю дать ему имя Мачо.
— Поддерживаю! — рассмеялся Джино и мужчины в знак солидарности ударили друг друга в ладони.
— Кому что ближе, — заулыбалась Софи.

ФОТО:

— А ты бы как назвала? — обратился к ней брат.
— Я? — задумалась. — Да шкет он. Какой там мачо?
— Шкет? — снова возмутился Пьер. — Как такой красавец может быть шкетом?
— Да самый настоящий.
— Нет! Он Батон! — закричали дети.
— Нет, он Мачо! — спорил с ними Пьер.
— И все же он шкет, — хохотала Софи, когда енот начал прыгать возле куста винограда, доставая еще одну гроздь.
Лапки кривые, пальчики расставлены веером, мордочка добрая, но нагловатая, с блестящими глазками-пуговками. Чудо чудное.
— Аферист, — добавила Софи.
— Так, хватит с тебя шкета. Не делай из интеллигента шпану, — не согласился Пьер. — Ты знаешь, что если человека постоянно называть вором, в итоге он им и станет?
— Но он и так шкет, — указала на енота, все так же прыгавшего под виноградом.
— Предлагаю компромисс, — решил помирить всех Джино.
Шум утих. Парень выдержал паузу.
— Назовем его Мачо Батон-Шкет! Какая фамилия! И даже двойное имя! Настоящий аристократ!
Софи звонко залилась смехом. Джино приобнял ее за плечи, с наслаждением выпивая до дна ее аромат и, пьянея, прижался к щеке, продолжая толкать речь:
— Такого имени не было даже у енотов знати! Мачо Батон-Шкет! Ах, как звучит, друзья! Как звучит!
— Мачо Батон-Шкет! Мачо Батон-Шкет! Мачо Батон-Шкет! — завели дети, бегая вокруг зверька, который наверняка в жизни не получал столько внимания.
— Что тут происходит?! — послышался громогласный хриплый голос.
Софи, испугавшись, вздрогнула. У ворот стоял высокий коренастый старик. Он строго глядел на лохматого нового члена семьи, крепко сжимая в жилистых руках удочки.
— Это что за мочалка? — рявкнул, из-за чего зверек попятился и полез Софи на руки.
— Приблудился, — погладив енота, улыбнулась девушка.
— И так одни рты. Еще хотите навесить?! — сыпал недовольством старик.
— Дедушка, — хотел вступиться Жак, но с дедом было сложно спорить.
— Молчать! Или ты думаешь, что сможешь мне перечить?
Единственный человек, которого боялись и слушали сорванцы, был этот морской волк по имени Жильбер Легранд. Софи встала, подошла к старику и поцеловала в щеку. Потом, молча забрав удочки и ведро с рыбой, пошла в дом. Посеревшие от времени некогда красивые голубые глаза старика едва заметно смягчились, но голос прогремел все так же угрожающе:
— И где этот прохвост будет жить?!
— У нас! — воскликнули дети и подхватили енота на руки.
Дед медленно подошел к ним, не сводя строго взгляда со зверька, который заворчал и, надувшись, поглядывал на старика. Оба долго испытывали друг друга взглядом.
— Ишь ты какой, глазенками режет. Лиса крашенная, — выдал старик.
— Он енот, — подсказал Рене.
— Енот… А морда, как у бесстыжего хорька, что напакостил.
— Дедушка, а знаешь, как мы его назвали? — снова вмешался Рене.
Старик выпрямился и закряхтел, высказывая тем свое недовольство. Но все же спросил:
— Как?
— Мачо Батон-Шкет.
Густые брови главы семейства поползли к переносице. Он уставился на младшего внука.
— Чего-о-о? — протянул хрипло.
Джино не сдержал смешок, но тут же его глотнул, когда строгий взгляд старика врезал ему между глаз.
— Эт что ж за имя такое? — спросил Жильбер у Рене.
— Каждый придумал свое имя. А ты, дедушка, не хочешь тоже что-то придумать?
— Да морда у него шкиперская. Шкипер! — морская тема была ему родной.
Енот взвизгнул и потянулся к деду. Пьер, Джино и дети весело рассмеялись, видя, что старик смягчился. Он тоже заулыбался белыми ровными зубами и погладил енота.
— Шкипер — он и в Африке шкипер.
— Ну что же! Получается, у нас в доме появился новый житель. Мачо Батон-Шкет по прозвищу Шкипер! Прошу любить и жаловать! — провозгласил Пьер.
— Давай стол накрывай, орешь мне в ухо! — рявкнул дед, вдруг снова нахмуривши брови.
Пьер, вздрогнув, как от удара тока, издал почему-то вместо «да» «иго-го» и поспешил на кухню помогать Софи.
— Пошли, Шкипер, будем знакомиться, — бросил Жильбер еноту, и все семейство направилось в дом, откуда через пару секунд послышался снова сердитый голос деда:
— Это Шкипер устроил здесь бардак?!
— Нет!!! — крикнули все в один голос, став на защиту енота.


Последний раз редактировалось: Lana (Вт 02 Ноя 2021, 12:08), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 EmptyПн 18 Окт 2021, 11:44

Новая роль

Ножницы перерезали нитку.
— Готовим к перевозке в реанимацию, — сказал хирург Ли Ён Мин ассистирующей медсестре.
— Да, — второпях вышла.
Тэк положил на шов стерильную марлю, сложенную в несколько слоев, и приклеил ее липким пластырем.
— За ним надо внимательно наблюдать. Состояние очень нестабильное, — сказал Ли Ён Мин, глядя на кривую кардиограмму. — Важны первые сутки после операции, — снял окровавленные перчатки и выбросил в урну.
Оба хирурга, закончив свою часть работы, вышли из операционной и направились в сторону манипуляционной комнаты. Шли молча. Оба были сильно уставшие после восьмичасовой операции.
Синхронно сняв халаты, выдавили на ладонь дезсредство и принялись мыть руки.
Тэк взглянул на себя в зеркало. Пятна крови, оросившие его лицо, в этот раз не вызвали отвращение. Один цвет — разные чувства. Бесцветная вода снова стала красной. Но вчера она говорила о черной боли, а сегодня – о спасении человека.
Тогда в цвете ли дело?
Тэк задумался, глядя на свои руки.
— Устал? — послышался голос седоволосого хирурга. — Операция была сложной, — принялся умываться. — Это какая у тебя по счету?
— Не считаю.
— А я в одно время считал, — хрипло рассмеялся. — А потом, когда наши ребята отправились в горячую точку и меня за собой потащили, сбился. М-да… Сколько их там пострадало… Что за жизнь собачья? Ты есть хочешь?
— У меня еще дела.
— Есть тоже нужно.
В комнату вошел молодой агент.
— Рик, тебя босс ждет. Нервничает, — сообщил он.
— Подождет твой босс! — рассердился хирург. — Не видишь, что мы заняты? И вообще, стучать надо!
— Дело важное.
— Важнее человеческой жизни?
— Мы тоже не без дела сидим, — решил показать свою значимость.
— Вот если, не приведи, конечно, случай, ты попадешь сюда, я специально пойду навестить шефа.
— Эй… — возмутился парень. — Вы это…
— Иди отсюда, не раздражай!
— В общем, не задерживайся, — проворчал агент и вышел.
— Или здесь люди разучились сочувствовать, или человечество деградирует… — вздохнул Ли Ён Мин. — Поспеши, а то наживешь проблем. Их у тебя и так хватает, — бросил быстрый взгляд на руки парня, когда тот снял халат.
Кожа Чжона была покрыта многочисленными шрамами, напомнившими доктору, как этот молчун месяц назад чудом выжил после ранения.
— Как твои раны? — спросил по-отцовски.
— Не беспокоят, — что-то обдумывал парень.
— Ну да… А то я не знаю, как они не беспокоят…
— Хорошо отдохните, — поклонился Тэк учителю и вышел, направившись в раздевалку.
Хотелось тишины и хоть пару минут спокойствия. Но не там-то было. В комнате его ждала рыжая хакерша Лилу.

ФОТО:

Усевшись на стол, покачивала ногами, выжидая своего принца.
— Я никуда не уйду, можешь даже не просить, — выпалила, только он открыл дверь.
Тэк незаметно вздохнул и подошел к шкафу. Достав идеально выглаженный костюм, повесил его на дверце.
— Тебе сделать массажик? — наклонила набок голову. — Операция так долго шла, я здесь едва не уснула. Наверняка у тебя все тело ноет. Иди сюда, — протянула к нему руки.
— Выйти не хочешь? — хрипло спросил Рик, надевая часы.
— Такое спросил.
Чжон искоса взглянул на приставучий репейник.
— Иди ко мне, — принялась быстро то сжимать кулаки, то разжимать, призывая его к себе, как ребенок, который просится к родителям на руки.
Но это на парня не подействовало.
— Все приходится делать самой, — шумно выдохнула и, встав, потянула за собой стул.
Знакомый ей запах стойкого парфюма вскружил голову, и она снова шумно вздохнула. Поставив рядом с Риком стул, залезла на него и принялась массажировать плечи. Они были у парня крепкие, широкие, накаченные. Хрупким пальчикам хекерши было нелегко их ухватить. Девушка так старалась, что начала пыхтеть, как паровоз. Раскраснелась. Вся была в трудах, аки пчела.
— Не устала, — поинтересовался Чжон, глядя на специалиста широкого профиля.
— Я сильная.
— Чувствуется.
— Ты все мои нервочки измотал, — покачала головой. — Где ты еще такую терпеливую найдешь? Не жена, а мечта.
Его губ коснулась легкая ирония. «Уже что-то задумал», — насторожилась девушка, готовясь к какому-то подвоху. Но потом для смелости глубже вдохнула, положила ему на плечи руки и притянула к себе.
— Даже не надейся, что я отстану, — сказала твердо. — Буду знойной красоткой и уже через пять минут завоюю твое ледяное сердце. Засекай, — томно выдохнула, повиснув на нем в объятиях, как мартышка на пальме. — Я ведь понимаю, как непросто убить гордость и обнажить мне свою душу. Ты же ее обнажишь для меня, пока мы находимся наедине? — тут не сдержалась и, смущенно рассмеявшись, уткнулась в его грудь. — Рик, ты толкаешь меня на преступление.
— И это притом, что я еще даже не обнажил душу.
Ее звонкий смех вызвал у него легкую добрую улыбку.
— Я в отчаянии, Рик. Что сделать, чтобы ты меня заметил? М? — надула губки, заглядывая ему в глаза.
— Подрасти.
— Мне через неделю стукнет двадцать! Я уже в соку! Главное химия, а не цифры! Посмотри на нас в зеркало! Мы в паре просто зашибись! Где ты еще такую спутницу жизни найдешь?
— М-да, экспонат редкий…
— Я на вес золота. Усек? — ткнула в него пальчиком.
— Ван Гюри, меня шеф ждет, — обратился к ней по имени.
— Плевать на шефа, когда решается судьба моего женского счастья.
Губ Тэка снова коснулась легкая улыбка.
— Значит, сама не пойдешь?
— Нет!
Тэк внезапно обхватил ее, приподнял и, как перышко, закинул себе на плечо. Лилу завизжала и принялась бить его по спине.
— Отпусти, я в юбке! Мой попинс не предназначен для всеобщего обозрения! Он только для избранных! Чжон! За моральное насилие и ущерб ты ответишь перед моим братом! Он из тебя котлету сделает!
Тэк вынес ее в коридор и поставил на пол. Лилу снова ринулась назад, будто ее магнитом тянуло в раздевалку, но Чжон указал на нее пальцем, без слов предупреждая, чтобы она его не злила. Строгий взгляд парня, который в этот раз уже не шутил, заставил девушку притормозить.
— Ты меня не любишь… — проворчала обижено.
— Я не обязан тебя любить, — значительно качнул головой.
— Полюбишь… Куда ты денешься? — шмыгнув носом, в расстроенных чувствах поплелась в сторону лифта, поправляя юбку.
Глядя ей вслед, Рик снова слегка улыбнулся и пошел переодеваться.
В кабинете главы Форта уже давно собрались все, кого тот хотел видеть на закрытом совещании. Ан Хан Сон, Пэк Хо Мин, Ли Ши Ён, Ким Чжи Чжон, Сатоши, Кимура, Чон Сын До, Кэмп и другие руководители отделов. Все они сидели в ожидании начала заседания.
— А вот и гвоздь программы удостоил нас своим присутствием, — встретил Рика сердитый голос Ким Сан Чжона. — Не спеши, мы еще подождем.
Чжон молча поклонился присутствующим и сел возле Кан Чжун Ги.
— Ты заметил, что только нас пригласили из рядовых агентов? — тихо прошептал Кэмп.
Тэк не ответил. Лишь на лбу между бровей показалась морщинка.
Ким Сан Чжон начал актуальную в стенах Форта тему о пропавшем чипе.
— Нам удалось определить, у кого может оказаться наша цель, — глава значительно посмотрел на коллег. — Вот видео из камер наблюдения банка. Он находится по соседству с кафе, где обрывается след чипа, — включил проектор и на экране ожили события в небольшом музыкальном кафе Сорренто. — Человек сицилийской мафии подбросил черный блокнот этой девушке, — указал на стоп кадр, где кудрявая незнакомка собирала рассыпанные вещи.
Рядом было еще двое мужчин, которые принялись ей помогать.
— Вот этот вот, — ткнул глава в незнакомца постарше, — и есть человек «Коза ностры». Взволнован и насторожен, чувствует опасность. Если замедлить кадр, можно увидеть, как он вместе с вещами девушки подает ей и свой черный блокнот. После этого уходит и его тут же забирают люди «Триумвирата». Итальянец уронил диск, который девушка тоже подобрала. Но я больше, чем уверен, что на нем нет нужной нам информации. Иначе, зачем бы он втайне подбросил тот блокнот девушке? И, казалось бы, проблема решаемая, — сел за стол. — Все, что от нас требуется, — послать людей и обыскать дом этой незнакомки, что мы и сделали. К слову, сделали не только мы. Люди «Триумвирата» уже тоже побывали у нее. В результате и мы, и они остались ни с чем. Черный блокнот бесследно исчез. «Триумвират» планирует подослать девушке своего человека. Мы в свою очередь не можем остаться в стороне и должны как можно быстрее отреагировать так же, пока важная информация не попала в руки врага.
— Кажется, я начинаю понимать, зачем нас позвали… — почесал лоб Кэмп.
Он был не против прошвырнуться на новом задании. Плюс ко всему еще и в Италии. Но его волновал друг, который, едва выжив после ранения, пролежав некоторое время в коме, только недавно встал из больничной койки.
— София Легранд, — Ким Сан Чжон переключил видео с камер наблюдения на фотографию симпатичной улыбающейся девушки.

ФОТО:

Кэмп изменился в лице и удивленно взглянул сначала на снимок, а потом на Рика. У Чжона морщинка между бровей стала еще глубже.
— Это ведь… девушка с твоего рисунка, — прошептал Кан Чжун Ги, наклонившись к другу. — Точь-в-точь.
Чжон молчал, сосредоточенно глядя на фотографию. Да, это была без сомнений та самая девушка из сна. «Какую игру в этот раз затеяла со мной судьба?» — хмурился Тэк.
— Нам она интересна вдвойне, — снова встал Ким Сан Чжон. — Совпадение достаточно необычное, что наталкивает на определенные мысли, — стал прохаживаться по кабинету. — Дело в том, что мы уже давно приглядываемся к ее отцу Франсуа Легранду. Влиятельный политик, вокруг которого ходят различные слухи. Поговаривают, что этот хитрый лис — посредник между мафией и властью. Больше того, — сделал паузу, — тесно связан с «Триумвиратом». Именно он помогает политикам Азии наладить контакт с Европой и вместе с ними проворачивает различные грязные делишки. У нас выдалась прекрасная возможность убить двух зайцев сразу: найти чип и поближе познакомиться с, казалось бы, таким добрым и приветливым политиком. Дело не из простых, — теперь Ким Сан Чжон взглянул в сторону Кэмпа и его друга. — Поэтому нам нужны те, кто сможет справиться со сложной задачкой. Тэк Чжон-Рик и Кан Чжун Ги, эта миссия ложится на ваши плечи. Правда, я рассматривал другие кандидатуры, — погладил себя по щеке, — но раз все считают, что вы идеально подходите, не буду возражать. В принципе, вы тоже справитесь. Задание скользкое. Мы не знаем, что нас может ожидать, и как повернутся события. Плюс ко всему неизвестно, кого подошлет «Триумвират». Но мы ведь не новички в этом деле. Итак, — хлопнул в ладони, — предоставляю слово нашим психологам, — указал на Ли Ши Ён и Ким Чжи Чжона. — Они по старой традиции проанализировали нашу цель и составили портрет ваших новых персонажей, — взглянул на Рика и Кэмпа.
Чжону идея сыграть роль очередного ловеласа была не по душе. Самым большим желанием было просто работать в хирургии и завязать с подобными заданиями. Они ему уже порядком поднадоели.
— Софи Легранд по отцовской линии француженка, — взяла слово Ли Ши Ён, — по материнской — словенка. Ее мать — модель и актриса Франциска Розич. Бросила их, когда Софии было пять лет. Франсуа мало занимался воспитанием детей. Это делал его отец, бывший моряк Жильбер Легранд. Соня по профессии журналистка. Достаточно смелая и общительная девушка. С характером. Очень требовательная к противоположному полу. Плюс ко всему очень строго воспитана по христианским обычаям. Для нашего времени у нее на редкость чрезмерно завышены моральные принципы и убеждения, что усложнит задачу, если понадобится с ней сблизиться.
Чжон едва заметно презрительно хмыкнул, проявив иронию. Другого мнения от этого собрания не ожидал.
— А, скорее всего, этого не избежать, учитывая наши цели, — вмешался Ким Сан Чжон. — К ее отцу так просто не подобраться. Разве что, став очень близким к ее семье. Девушка слишком зациклена на правилах и это нам может помешать. Но не думаю, что она устоит перед хитрым соблазном. В ее возрасте тело быстро забывает о запретах.
Рик медленно прокручивал на запястье серебряный браслет, пытаясь подавить в себе чувство отвращения к главе и его таланту растаптывать людей.
Кэмп покосился на Чжона и слегка толкнул.
— Перестань хмуриться, — прошептал, наклонившись. — На носу прекрасная перспектива отдохнуть в Италии. Тебе давно пора в отпуск. А то ты слишком серьезный. Не обращай внимания на их паршивые слова. С такой девушкой ты и без постели задание выполнишь. Не нужно будет ломать свои принципы, моралист. По описанию вы на одной волне. Найдете общие точки соприкосновения, и она сама доверится тебе. Такие экземпляры ищут только подобных тебе. Прямое попадание. И да… — хитро улыбнулся, — совпадение с твоим рисунком здесь явно неспроста. Просматриваются старания судьбы, — подмигнул другу.
Тэк не подал виду, что его слышит.
— Софи живет вместе с братом Пьером Леграндом, его тремя сыновьями и дедом, — продолжила Ли Ши Ён. — Пьер Легранд, — вывела на экран фотографию француза с глуповатой улыбкой, — растяпа, добряк, был трижды женат, на данный момент трижды разведен.

ФОТО:

— Бедняга, — Кэмпа затрясло от беззвучного смеха.
— Весь дом и его домочадцы на плечах Софи. Она в семье мать, сестра, внучка и тетя в одном лице. На этом можно хорошо сыграть, — Ли Ши Ён взглянула на Кан Чжун Ги и Рика. — Тянущая на себе рутинные проблемы девушка всегда мечтает о том, что появится тот единственный, на которого она сможет опереться. Обычная история. София лишь на первый взгляд кажется очень сильной и выносливой, но внутри все равно остается хрупкой и беззащитной девушкой. Семья для нее все. Она очень любит детей и наверняка мечтает о своем личном семейном счастье.
Чжон недовольно приподнял бровь, но все так же молчал.
— И самое интересное, — добавила Ли Ши Ён. — Мы в этот раз не будем определять главного героя. Кан Чжун Ги, ты идешь на задание на равных условиях с Чжоном. Мы не знаем, кто из вас сможет ближе подойти к девушке. Вы оба хороши в подобных ролях. Мы должны перестраховаться. Ваша легенда: Тэк Чжон-Рик — хирург, Кан Чжун Ги — волонтер. Вы оба приедете по социальной программе, которую сейчас проводит в Сорренто «Красный крест». Как раз в Сеуле проходит набор добровольцев. София недавно присоединилась к одной из таких программ и сейчас помогает в клинике, где бесплатно обслуживаются бедняки и беженцы из Африки.
— Так как вас уже давным-давно знают даже собаки «Триумвирата» и, к сожалению, не секрет, что в наших стенах завелась крыса, не вижу причин скрывать ваши имена и лицо под маской, — снова вмешался Ким Сан Чжон. — Все равно «Триумвират» узнает о наших планах. Поэтому на это задание вы пойдете, так сказать, в «натуральном» виде.
— Это правильно. Ни одна маска не передаст моего обаяния, — улыбнулся Кэмп, поглядывая на Рика. — По ходу я твой соперник в этой игре. Хм, становится все интереснее. Тем более, что девушка мне приглянулась, — с хитрой улыбочкой откинулся на спинку кресла и принялся разглядывать фото Софи, которое снова показали на экране.
Обсуждение предстоящей операции затянулось еще на пару часов. Рик все время молчал, не проронив ни слова. Он делал какие-то заметки, и время от времени поглядывал на экран с фотографией кудрявой журналистки.
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 EmptyВт 19 Окт 2021, 13:14

Будни

На горизонте расцветало солнце. Пробуждало день, заливая обвитую зеленью террасу утренней свежестью. Звуки меняли свои оттенки с темных на светлые, стирая сон с лица острова.
Иголки впились в ноги. Рик выпрямился и, закрыв глаза, глубоко вдохнул. После тренировки сердце продолжало стучать в учащенном ритме, гулко отбиваясь в голове. Чжон стоял на широком ковре с острыми железными шипами, чувствуя, как они медленно вонзаются в его кожу.
Ровное дыхание, как спокойный прибой. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Рик растворялся в рассвете легкой дымкой. Сердце постепенно успокоилось и теперь ровно отбивало удары.
Тишина…
Ветер, пролетев мимо, коснулся волос Чжона, и черные пряди слегка прикрыли раскосые глаза.
Тэк, прислушиваясь, погружался в себя. Новые шрамы не давали уснуть всю ночь. Усталость делала голову тяжелой и туманной. Чтобы привести себя в порядок, Рик мысленно отдалялся от тела, все время повторяя слова учителя: «Представь, что боль — это лишь звук. Он рядом, но не с тобой. Но стоит тебе закричать, и звук вонзится в твое тело».
Боль, навязчивая, ноющая. Живущая в сознании долгое время. Пересекающая дорогу разуму, спокойствию, тишине. Заполняющая все внутри. Тэк хотел избавиться от нее. Хотя бы на короткое время, чтобы вдохнуть спокойствие.
Постепенно его разум нарисовал для боли тело. Гадкое и скользкое, присосавшееся к его ранам. Грызущее их, выдирающее жилы. Потом Рик мысленно отодрал существо от кожи и бросил рядом. Глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Представив, как вокруг него образуется стеклянная колба, заставил себя стать глухим. Шипящая боль, мысли о работе, суета — все это осталось за пределами стеклянного купола. Гадкий слизняк шевелился и пытался проникнуть к нему назад, но Рик спокойно удерживал его за пределами своего личного пространства, а потом представил, что всунул эту гадость в коробку, крепко ее запечатал и подорвал ко всем радостям жизни.
И тишина.
Дыхание стало еще спокойнее, тело расслабилось, голова стала легкой. Сконцентрировавшись только на дыхании, Рик погружался в невесомость.
Уроки Сатоши стали фундаментом его жизни. Не было ни одного дня в Форте, когда бы Тэк пожалел, что прошел школу Ямады. Три года в джунглях казались самыми ужасными. Но то, чему он научился, стало основой выживания.
Прошел час.
Глубокий вдох разбил купол. Рик приоткрыл глаза и с умиротворением взглянул на поднявшееся над океаном солнце. Вдали виднелись горы, укрытые зеленым бархатом джунглей. Позолоченные, богатые. Они простилались по всему острову, утопая берегами в волнах.
Боль, скуля, как щенок, приползла назад. Виляя хвостом, присела рядом.
Чжон сделал шаг назад, ступая с иголок на каменные плиты. Онемевшие стопы слегка покалывали и зудели. На этом утренняя тренировка закончилась.
Чжон вернулся в спальню. Взяв лежавшую на ночном столике книгу цитат, открыл ее на странице с закладкой.

«Если вчерашний день был потерян из-за какой-то ошибки, то не потеряйте сегодняшний, вспоминая об этом».

Оставив карандашом отметку, Тэк положил книгу на то же место, где и взял. Ровно, четко по краям столика. Это было еще одно утреннее правило Рика — размышление на тему, как способ тренировки. Вокруг цитаты закрутились мысли. Раздумывая, парень сбросил одежду и вошел в душ.
Это было сложно. Не думать о прошлом. Оно каждый раз возникало в памяти яркими вспышками. И чаще всего — красными.
Цвет «вчера» — багровый.
Забыть его невозможно. Руки все еще казались липкими, нюх улавливал металлический запах, слух хранил звуки выстрелов, крики и стон боли…
Чжон прислушивался, как по телу монотонно течет вода, успокаивая, расслабляя. Серебристая, чистая, освежающая.
Каждый раз ему хотелось смыть с себя следы прошлого. Порой по вечерам мог больше часа стоять так, погруженный в тяжелые мысли. Кровь Юки… Он еще видел ее на своих руках.
Чжон уперся в стены душа и подставил лицо под поток воды.
«Вчера УЖЕ нет. Завтра ЕЩЕ не существует», — шептало спокойствие, наполняя тело силой.
Тэк выключил воду и, обвязав полотенцем бедра, подошел к зеркалу. Отражение очертило крепкое сильное тело, на котором виднелись три свежих шрама. Месяц назад эти раны едва не высосали из него жизнь. Уже второй раз он умирал и снова возвращался.
«Для чего?»
Рик отложил тщательно вымытую бритву. Терпкий запах наполнил ванную. Чжон вылил на руку средство для бритья и аккуратно смочил им щеки. Лицо слегка обожгло.
На двери гардероба уже висел приготовленный идеально выглаженный костюм. Черный, строгий, без лишнего пафоса. Рик стремился к четкости во всем: начиная с часов, заканчивая шнурками. Малейший недочет вызывал дискомфорт и память о грязи, через которую он прошел. Гнилые ямы, пытки, карцеры… В таких случая прошлое вызывало еще большую оскомину.
Часы пробили семь.
Чжон стоял перед зеркалом и поправлял запонку на рукаве.
Зазвонил телефон.
— Чжон, я едва дождалась утра, чтобы тебе позвонить, — послышался голос Николь. — Меня распирает негодование!
Она была из тех, кто мог и не ждать рассвета. И никогда не ждала. Но только не в деле, когда речь касалась брата. Его она побаивалась.
— Этот козел из оперативного отдела хотел затащить меня в постель. Представляешь? Тебе не обидно? Я похожа на легкую добычу, чтобы на первом свидании огоризонталиться? Врежь ему, будь братом! Я укажу ориентир: сначала в челюсть, а потом…
— …Доброе утро, — хрипловатый баритон прервал звонкий голос.
— Я в лаборатории. Жду.
Чжон спрятал телефон в карман и вышел из комнаты, направляясь в сторону зала для собраний.
— Конечно же, он не придет, — сердито фыркнула Николь, притопнув ногой.
Раскрасневшись от раздражения, тоже направилась на собрание. Оно проводилось каждый день полвосьмого на седьмом этаже. Ким Сан Чжон посещал его редко. Только в особых случаях. В основном указания раздавал Ан Хан Сон. В этот раз прошло все спокойно, без разборок, наказаний и перестановки кадров, что случалось в этих стенах очень часто.
После собрания Кэмп, уже давно взявший на прицел новую сотрудницу из Швеции, будто бы случайно столкнулся с ней у двери зала.
— Извините, — вежливо поклонился, оценив вблизи высокую шатенку холодной скандинавской внешности.
Девушка лишь бросила на него быстрый взгляд и тоже поклонилась в ответ. Задерживаться не думала и собралась идти, но голос Кан Чжун Ги остановил ее:
— Мисс Бергман?
Шатенка с ледяным высокомерием оглянулась.
— И? — приподняла бровь.
— Вы уже ознакомились с Фортом? В нем легко заблудиться. Могу предоставить свои услуги экскурсовода, — по-дружески улыбнулся.

ФОТО:

— Спасибо, разберусь сама, — направилась вдоль стеклянного коридора, соединявшего основное здание Форта с соседней башней.
Будто шла по воздуху. Под прозрачным полом прошмыгнули несколько больших птиц и, играясь, скрылись за изгибом здания.
— Вы ведь в IT-отдел по поручению Ан Хан Сона? — бросил ей вдогонку. — Не хочу расстраивать, но вы не в ту сторону.
Девушка остановилась и снова оглянулась. Кэмп начал медленно подходить, запретив взгляду шалить по запретным местам.
— Кан Чжун Ги, — протянул ей руку. — Вас зовут Сандра, я не ошибся?
— Возможно, — не спешила отвечать на жест приветствия.
— Позвольте все же вас провести, — игнорировал ее холодный тон, оставаясь таким же вежливым и тактичным. — В башне, куда вы направляетесь, размещен отдел безопасности Форта. Это немного не то подразделение, что вам нужно. Хотя, можете прогуляться. Там тоже интересно.
Шведка, приглядываясь к нему, наконец-то слегка улыбнулась.
— Сандра Бергман, — пожала его руку.
— Очень приятно, — ответил на рукопожатие кратко и мягко, первым высвободив ладонь.
Женское самолюбие было слегка задето, чего Кан Чжун Ги и добивался.
— Пройдемте за мной, — вежливо указал направление в обратную сторону.
Девушка, задумавшись, гордо приподняла голову и пошла рядом, слушая рассказ о том, чем и как живет Форт.
Сандру Бергман определяли в отдел аналитики. За какие такие заслуги Кэмп не знал, и пока наслаждался своей любимой игрой: охотой на тигриц.
— В Форте десять уровней. Плюс нулевой, — начал Кан Чжун Ги, остановившись возле балконного коридора, с которого было видно все этажи в разрезе. — Не буду расписывать с полутонами. Их вы добавите сами, оценив жизнь в этих стенах. Итак, вкратце о главном. На первом этаже размещены различные кафе, бары, клубы, ботанический сад и другие заведения. Если захотите отдохнуть — вам туда. На втором находится медицинская часть, — начал идти вдоль коридора, указывая вниз. — Третий этаж занимает оперативный отдел. Он считается самым низким звеном. Аналитики разрабатывают план, а оперативники четко следуют ему, подставляя себя под пули. Грязная и опасная работа. Вы же будете в отделе аналитики? — взгляд Кэмпа скользнул по скулам девушки, подчеркнутым неброскими румянами.
— Да, — значительно приподняла бровь Сандра. — А вы?
— Я — оперативник, порой участвую в операциях разведки, — ответил так, будто гордился этим. — Иногда эти два отдела работают сообща.
— Что же так? — ирония приподняла уголки губ.
— Обхожу стороной высокомерных теоретиков, для которых число погибших — всего лишь статистика. Надеюсь, вы будете исключением.
Кэмп заметил, что снова задел самолюбие Сандры. Она слегка покраснела и, поправив волосы, взглянула вниз.
— На четвертом этаже у нас отдел разведки, — Кан Чжун Ги продолжил вводить шведку в курс дела, будто ничего не случилось. — Его агенты каждый год проходят специальную подготовку. Эти ребята не особо дружелюбные и приветливые. Так сказать, издержки профессии, — начали спускаться по серпантинной лестнице на нижний уровень. — Иногда он, как я уже говорил, завлекает людей из оперативного отдела. Так частенько фортит мне и моему другу. Кстати, он еще и хирург по совместительству. Уникум. Так-с, дальше… На пятом этаже работает IT-отдел. Народ здесь творческий, поэтому и странный. Удивляться не стоит, если заметите за ними какие-либо причуды. Также здесь имеются различные мастерские и лаборатории. Шестой этаж — это ваш отдел, мисс Бергман. Попасть в него непросто. Хотя вы, наверное, об этом лучше знаете, — хитренько поглядел на Сандру. — На седьмом этаже находится административная часть. Там восседает наше начальство. На восьмом — жилые комнаты работников третьего уровня. Это медперсонал, оперативники и разведка. На девятом живут работники второго уровня: программисты, аналитики, психологи и другие а-ля элитные товарищи, — выставил два пальца и два раза согнул ими, как шаловливый тинейджер. — И, конечно же, на десятом находится личное пространство наших уважаемых глав. Целый этаж для их комфорта.
— Вы, я так понимаю, живете на восьмом? — насмешливо улыбнулась Сандра.
— Придет время — узнаете, — подмигнул девушке. — Теперь с чистой совестью могу отправить вас в свободное плавание. Надеюсь, вам понравится у нас, — снова протянул руку. — Если что, обращайтесь.
Девушка в этот раз ответила на его жест сразу.
— Ты и здесь успел? — послышалось со стороны.
Кэмп оглянулся и увидел Чан Нам Хёна и Ким Сан У.
— А вот и сладкая парочка, — развел руками Кэмп, будто собирался их обнять. — Мистер юрист и мистер командир. Один буквоед, другой — распоряжается судьбами агентов во время операций. Добрые и отзывчивые аналитики. Именно те, о которых я вам рассказывал, — сказал Сандре. — Любители статистики.
— Заняться нечем? — сердито бросил Чан Нам Хён.
— А я разве не занят? Посвящаю нового сотрудника в курс дела.
— Думаю, мисс Бергман и без тебя, трещотка, разберется, — недовольно добавил Ким Сан У.
— Элита! — поднял указательный палец Кэмп. — Сидят у подножья Олимпа. Их надо слушаться, — рассмеялся. — Об них вытирает ноги само начальство. Это вам не хухры-мухры. Ребята, расслабьтесь, — проходя между бывшими друзьями, хлопнул их по плечам. — Берегите нервы. Они вам еще пригодятся.
Чан Нам Хён едва сдерживал свое раздражение.
— Мисс Бергман, позвольте мы вам сами все покажем, — обратился к девушке Ким Сан У. — Не особо верьте всему, что говорит этот репейник, — указал в сторону отдалявшегося Кэмпа. — Скользкий и противный тип. А еще остерегайтесь его дружка, Тэк Чжон-Рика. Неприятная и жуткая личность. Не стоит ждать от него чего-то хорошего, хоть и создает впечатление героя-спасателя. В его случае внешность обманчива.
Чан Нам Хён, услышав имя Рика, нахмурился еще больше.
— Предлагаю подняться в отдел аналитики, — Ким Сан У вежливо указал на лифт.
Шведка учтиво поклонилась ему и направилась вместе с новыми коллегами, хотя мыслями вернулась к словам Кэмпа. Не особо понимала, что происходит в Форте. Ей показалось, что есть две враждующие стороны. И теперь Сандре хотелось понять, какую лучше и выгоднее выбрать.
В это время в отделе оперативников начали бить тревогу. Три группы, отправленные в иракский город Киркук, попали в засаду и были разбиты. По последним сведениям группировка «Исламское государство»* вела тайные переговоры с «Триумвиратом», после чего спутником была зафиксирована подозрительная активность на границе с Ираком. Разведка доложила, что прошла сделка по продаже оружия. Готовилась новая атака на Киркук. «Триумвират» продолжал разжигать конфликты на территории Азии. Хаос и влияние на массы — стали основной целью азиатской мафии. Торговля оружием, социальная манипуляция, беспорядки упрощали политикам путь к централизированной власти, которую они хотели создать благодаря объединению тайных сил трех стран: Китая, Южной Кореи и Японии.
К Форту приближался самолет с раненными. Медчасть активно готовила палаты и операционные. Сирена на дверях, мигая, разрезала слух противным воем, оповещая об особом положении. В коридорах больницы все сразу отошли в сторону, не загораживая дорогу для каталок.
Самолет мягко приземлился на крыше Форта. Санитары оперативно переложили раненных на носилки и специальными лифтами доставили в отделение больницы.
Тэк, переодевшись, спешил в приемную. Вместе с Ли Ён Мином осмотрел пациентов и определил, кого в операционную, а кого на перевязку. Тяжело раненных оказалось трое. Чжон направился в манипуляционную, где медсестры помогли ему переодеться в хирургический халат.
В белоснежной кафельной операционной появились яркие краски боли. Рику попался молодой парень с разорванными конечностями. Тот постоянно терял сознание и в бреду умолял Тэка сберечь ему ноги.
Чжон четко раздавал команды. Операционные сестры под его чутким руководством и согласно протоколу действовали слаженно и быстро. Лишь только один медбрат-новичок, вызвавшийся помочь, растерялся, увидев изуродованные ноги молодого агента. Рик, заметив его бледное застывшее лицо, строго выдал:
— Размойся.**
— А? — уставился на него медбрат. — Я… Я помогу. Все нормально, — принялся надевать перчатки.
— Я сказал, выйди, — голос Тэка стал еще строже.
Он никогда не пускал в операционную кого-либо, кто мог помешать из-за неопытности, плохого самочувствия или несобранности. Рик в этом плане был очень требовательным. Поэтому медбрату пришлось уйти.
— Прошу… спасите… мои ноги… — шептал раненный, умоляюще глядя на Чжона. — Мне… нужны ноги…
— Приступаем, — обратился Рик к анестезиологу и посмотрел на своего пациента.
Взгляд был твердым, полным решительности и уверенности. Раненный почувствовал это и, судорожно вздохнув, попытался успокоиться. Слезы боли снова скатились по его щекам. Анестезиолог надел ему маску и принялся наблюдать за пульсом и давлением.
Началась операция. Она была тяжелой и изнурительной. В этот раз Тэку пришлось простоять на ногах больше десяти часов. Ассистирующие сестры устало вытирали мокрые от напряжения лица. Чжон, как всегда, был сосредоточенным и внимательным. Уверенными движениями собирал разорванные косточки и ткани в одно целое. Это была настоящая ювелирная работа, требовавшая полной концентрации и точности.
Наконец-то был сделан последний шов. Медсестры с облегчением выдохнули. Чжон в какой раз лично проверил все показатели пациента.
— Слишком низкое давление, — подошел к нему анестезиолог. — Много потерял крови, — Рик, нахмурив брови, согласно кивнул. — Попробую новый препарат из лаборатории.
— Используйте старые проверенные. Не тот случай, чтобы экспериментировать, — строго пробасил Тэк и вышел.
Сильно разболелась голова. В животе ворчал голод, присосавшийся к желудку. Но пока Чжон не спешил покидать медчасть. Переодевшись в белый халат, сделал обход остальных больных.
— Кажется, справились, — встретил его в одной из палат Ли Ён Мин. — Тяжелый парень тебе попался. Как он? — вышли в коридор.
— Состояние стабильное. За ноги надо будет побороться. Скорее всего, еще не одна операция понадобится.
— Слышал, тебя снова забирают на какое-то задание. Надеюсь, не на год, как в случае с той сценаристкой. Как ее, Ари Лайт? Хотя, признаться, я люблю смотреть дораму «День и Ночь», — заулыбался. — Неплохо отвлекает от стен Форта. Все время думаю: неужели это мой коллега и напарник по скальпелю?*** Пока ты там пел и танцевал, у нас ребята загибались. Ты, Чжон, здесь нужен. Я сто раз говорил Ким Сан Чжону, чтобы тебя перевели в наш отдел, но он уперся, как осел. Кстати, не жалеешь, что отказался от предложения и не перешел к аналитикам? Оперативником быть сложнее и опаснее.
— Одно дерьмо.
— Это точно, — рассмеялся хирург. — Но хорошо, что тебя и Кан Чжун Ги, наконец, оценили. Хоть комнаты выделили приличные и то хорошо.
Чжон молчаливо улыбнулся, тем самым загнав разговор в тупик. Хирург вздохнул, качнув головой.
— Ладно, отдыхай. Если что, тебя вызовут.
— Берегите себя, — пожал Тэк руку коллеге.
— Ты тоже. В Италии не теряй время зря. Расслабься.
Тэк снова слегка улыбнулся и пошел дальше по коридору.
— О, Чжон! Как хорошо, что ты освободился! — услышал он по пути.
Из травматологии к нему выбежала молодая медсестра и, ухватив за руку, потянула за собой.
— Нужна твоя помощь.
Рик увидел сидевшую на кушетке Ким Су Хян. Надсмотрщица, кривясь, держалась за плечо. Заметив Чжона, покраснела и отвернулась, изобразив недовольство.
— Получился какой-то спор с учениками, и они ее столкнули со ступенек, — объяснила медсестра. — Травматолог на операции, а ей нужна помощь. Для тебя ведь это не сложно, правда? Помоги. Смотри, как опухло, — указала на покрасневшее плечо. — И двигать рукой не может. Говорит, что онемела.
— Не надо мне его, — проворчала Ким Су Хян. — Я подожду травматолога.
Чжон, незаметно вздохнув, подошел ближе.
— Я сказала, иди, куда шел, — надсмотрщица взглянула на него и тут же отвернулась.
Рик коснулся плеча, при этом придержав руку за локоть.
— Вывих? — спросила с участием медсестра, хотя это и так было понятно.
Плечо было припухшим, красным и деформированным. В дельтовидной мышце появилась заметная впадина.
— Ложитесь на кушетку, — попросил Тэк.
— Пристал… — проворчала Ким Су Хян, но сделала, как просил.
— Немного ближе к краю, чтобы плечо слегка свисало.
Надсмотрщица заметно побаивалась и поглядывала на парня, которого в свое время лупила от души по случаю и без.
— Только вздумай мне что сделать… — прошептала, когда он наклонился к ней ближе.
Рик взглянул на свою мучительницу и слегка улыбнулся.
— Страшно? — спросил так же тихо.
Женщина еще больше побледнела и над верхней губой проступили капельки пота.
— Расслабьтесь, — снова попросил Чжон и согнул женщине руку под прямым углом. — Теперь постепенно вращаем лопаткой. Прислушивайтесь ко мне. Резко ничего не делаем.
— Болит, — скривилась.
— Бывает…
Рик начал медленно вращать ее руку.
— А в фильмах дергают, — кривясь, простонала Ким Су Хян, но не успела договорить, как в плече что-то щелкнуло, почувствовалось облегчение, и боль стала меньше. — Что, уже? — удивилась, взглянув на парня.
— Наложи гипсовый лангет, — сказал Чжон медсестре и направился к выходу из кабинета.
— Спасибо, док! Вы, как всегда, супер! — радостно бросила ему вдогонку молодая девушка.
Ким Су Хян, шмыгнув носом, надулась и задумчиво уставилась в пол.
Рик направился в свой кабинет, скинул халат и пошел в одно из кафе ужинать. Но и там ему не было покоя — столкнулся с Лилу и ее братом-хакером Дзиро.

ФОТО:

— О! Ты тоже пришел поесть? Где ты был? Я целый день тебя не видела. Снова оперировал? Бедный, посмотри, как себя измотал, — трещала девушка, потянув Рика к их столику возле большой пальмы.
Но Чжон без усилий отцепил ее от себя и сел в мало освещенном углу, подальше от всех. Рыжая егоза намылилась за ним, но его строгий взгляд дал понять, чтобы она не зарывалась.
— Вот так всегда, — выдохнула расстроено.
— И что ты в нем нашла? — в очередной раз ворчал Дзиро.
Он совсем не разделял мнение сестры и считал Тэка заносчивой выскочкой, врагом номер один и далеко не парой для Лилу.
— Меня от одного его вида воротит, — поучал свою непослушную рыжую двойняшку. — Он же себе цены не сложит. Индюк!
— Тише, Чжон услышит, — закрыла ему рот и усадила за их столик. — Он — мечта моей жизни, — приземлилась рядом и уставилась на свою «любовь». — От парня из джунглей мало что осталось. Вместе с длинными волосами он отстриг свою дикость и превратился в молчаливого педантичного интеллигента. Какой мужчина. Какая фигура, — расплылась в глупой улыбке. — Плечи во! — широко расставила руки. — Рост во! А торс! Ты видел это произведение искусства? Стальное тело. Стальное! Будто бронзовая статуя. А грудь… Пипец… Там такая грудь, побольше моей будет, — уставилась на свою, — Да, однозначно больше… Ну да ладно. А главное, все в меру. Не Шварц с колбасами вместо рук и не наш дистрофик Квак Гван Су.
— Вот ты бы лучше на него внимание обратила, — заметил Дзиро. — Добрейшей души человек.
— Два метра безобразия с губами-присосками. Как с ним целоваться можно? Равносильно, что с пылесосом.
— Айш… Что с тобой говорить?..
— А тут… — Лилу подперла голову и принялась сканировать Чжона. — Мужчина-мечта. Какой внимательный, заботливый...
— Грубиян, бесчувственное бревно.
Чжону принесли его заказ: традиционно несоленый рис, белое куриное мясо, пророщенные бобовые зерна и овощной салат.
— Я готова смотреть на него вечность. А ноги! Ты его ноги видел? Ровные, стройные, длинные… — продолжала Лилу
— …Ты его описываешь или Наоми Кэмпбелл? — возмутился Дзиро.
— А эти бедра-персики, — выставила руки, будто ухватилась в что-то круглое. — Так и хочется вцепиться и сорвать.
— Извращенка! — Дзиро швырнул в нее салфетку, но она даже не обратила на это внимание. — Теперь в жизни не буду есть персики! И все из-за тебя!
— В его глазах можно утонуть.
— Носи спасательный круг. Можешь еще ласты прихватить.
— В них столько необузданной силы, жгучего огня, страсти, которую он каждый раз сдерживает. А представь, сколько там накопилось. О-о-о... Вот хоть бы раз прорвало, и я оказалась рядом. Наедине. В лифте. И лифт застрял. Надолго.
— Почему у меня не брат? — взялся за голову.
— Дзиро, я решила, — ударила ладошкой по столу. — Он будет моим первым мужчиной.
— Что? — поперхнулся соком.
— Я хочу, чтобы именно он сорвал мой цветок.
— Ботаничка чокнутая! Я сейчас кого-то сорву! — высыпал из плетенной тарелки салфетки и надел ее на голову сестры.
Лилу продолжила сидеть в «шляпе».
— Я так и вижу… Нет! Чувствую, как его сильные руки сжимают запястье и мо…
— …Мое терпение лопнуло! — закрыл ей рот бутербродом. — Я сейчас этого садовода-любителя расстреляю прямо у тебя на глазах, чтобы не сжимало нигде. Поняла?! Ты же девушка! Где твоя скромность?
— Какая может быть скромность, когда тут метр восемьдесят семь сплошного соблазна ходит? Я что, железная, по-твоему? Мой цветок. Что хочу с ним, то и делаю! И садовода сама выберу!
— Привет! — послышалось рядом, и за их столик уселся Квак Гван Су с подносом. — Если нужен садовод, я могу помочь, — заулыбался. — Очень люблю кактусы. Тем, кто работает много за компом, они нужны. Очень полезные.

ФОТО:

— Подвинь балду! — Лилу шлепнула его по шее так, что он едва не уткнулся носом в тарелку. — Всю панораму закрыл.
— Ты чего дерешься? — обиделся, потирая ушибленный затылок. — Я же еще даже не касался твоих цветов.
— И только вздумай прикоснуться! — в два голоса прокричали брат с сестрой.
Тэк на секунду поднял взгляд в их сторону. Хотя не только он. На их столик покосились все посетители кафе.
— Не ори о моих личных делах на всю округу, — сделала Лилу замечание брату.
— Да это ты орешь о цветах и персиках, — возмутился брат.
Квак Гван Су глуповато захлопал ресницами, глядя то на Ван Гюри, то на Дзиро.
— Держи свою клумбу от него подальше, — указал хакер на Тэка. — Поняла?
— Зря ты так. Я слышал, что Чжон и в цветах хорошо разбирается, — заулыбался Квак Гван Су, заметив Рика.
Он был большим фанатом Тэка, хоть тот и игнорировал его.
— А я о чем! Он — бабник, — Дзиро вцепился в предоставленную возможность доказать сестре свою прямоту.
Квак Гван Су уставился на парня, пытаясь понять, какая связь между клумбой и бабником.
— Он — психолог. Тонкий профессионал своего дела, — принялась доказывать обратное Лилу. — Он знает, к какому цветку какой подход нужен.
— Я слысал, — набил полный рот Гван Су, — многие любят классику.
— Терпеть ее не могу, — фыркнула Гюри. — Люблю рок.
— И лок тозе, — кивнул Гван Су. — У некотолых бутоны быстлее ласпускаются.
— А ты жуй молча! — теперь ему Дзиро выписал подзатыльник. — Пусть держит свои тычинки подальше, а то вырву вместе с гландами.
Квак Гван Су перестал жевать и снова уставился на друга.
— Силенок маловато, — по-деловому заметила Лилу. — Полезешь к его тычинкам, выкрутит в одном месте лампочку, фиг найдешь потом выход. Понял?
— Пусть еще попробует добраться до моей лампочки. Силача нашла.
— Да что там к ней добираться? — вмазала брату в лоб.
— Ах ты, малявка… А ну иди сюда, — полез к Гюри, желая ухватить ее за ухо.
— Кто здесь малявка? Я первой родилась…
— На пару минут всего лишь…
— И все равно я старше…
Тэк поел и вышел из кафе в разгар боевика. Чем он закончилась, Чжон так и не узнал. Хотя догадывался. По традиции подобные выходки двойни заканчивались тем, что их выставляли за дверь.
Еще пару часов Тэк провозился с оперативниками над взрывным устройством, которое они нашли на прошлой операции в Лаосе. Снова все указывало на «Триумвират». Он, словно паутина, постепенно опутывал своими нитями всю Азию. Ситуация уже выходила из-под контроля.
В десять вечера Николь и Ли Ю На нашли Тэка за микросхемой, которую он паял.
— Чжон, ты совсем не переживаешь за меня? — уперла руки в боки его сестра. — Тебя совсем не обеспокоило то, что я тебе утром рассказала? Мной хотели попользоваться. От кого мне ждать помощи и защиты, если не от тебя?

ФОТО:

Рик в этот момент паял самую мелкую деталь. Процесс требовал максимальной концентрации внимания. Га Ён не стала дожидаться, когда он закончит, и толкнула брата в плечо. Паяльник проехался по пальцам парня. Чжон скривился и взглянул на сестру. Ли Ю На, тихо вскрикнув, прикрыла рот рукой.
— Сильно? — обеспокоилась она.
— Ничего страшного, — ответил ей Тэк и снял с переносицы увеличительную линзу.
Он знал, что от сестры так просто не отделается. Пришлось прерваться.
— Пожалуйста, проучи его, — прильнула Николь к плечу брата, когда они выходили из лаборатории.
Рик движением руки вежливо попросил Ли Ю На не идти за ними, что девушку сильно огорчило. Хоть они вместе и выросли, пережили много и стали, как одна семья, но все же Чжон старался в личные вопросы не посвящать даже ее.
— Он такой гад, — твердила дальше сестра. — Сразу распустил свои грязные руки.
— А зачем ты с ним пошла? — строго просил Тэк.
— Предлагаешь вести такую же аскетическую жизнь, как ты? Я молодая девушка и ищу себе парня. Что не так? Я же не виновата, что он оказался козлом.
— Нормальный мужчина никогда не полезет к женщине, если она не даст повода.
— Хочешь сказать, что я дала повод?
— Хочу. Ты ведешь себя отвратительно, Николь. Я тебе уже не раз об этом говорил. Родители за такое по голове бы не погладили.
— И что я делаю не так? — на ее глазах выступили слезы обиды.
— Открыто флиртуешь, вызывающе одеваешься, даешь намеки. Чего ты ждала от него? Любой бы повелся.
— Я его проверяла, понял. Хотела посмотреть, какой он.
— Проверила?
— Ты противный, — расплакалась. — Тебя интересует только твоя работа. Ты хоть раз уделил мне внимание? Ни разу! Сам с собой, как псих! А что мне делать? У меня нет родителей и брата уже тоже!
— Николь…
— …Ничего не хочу слышать! Иди, паяй свои схемы. Они важнее репутации твоей сестры! Раз тебе плевать, то и мне плевать. Какая разница, даю я повод или нет? Мне терять нечего. Пусть он меня затянет в постель, но тогда, может, хоть кто-то станет заботиться обо мне, — пошла от него, рыдая на ходу.
Тэк легонько схватил ее за руку и, притянув к себе, обнял.
— Ты придурок… — тихонько плакала.
— Прости… — начал поглаживать ее по волосам. — С меня правда никудышный брат.
— Это не так, — ударила его в плечо и взглянула в грустные глаза. — Зачем все время делаешь из себя плохого? Никто не знает тебя так, как я. На этой земле одна я только осталась, кто видит тебя насквозь. Ты силой сделал из себя железного парня. Но внутри ведь заточен живой израненный человек. Что ты с ним делаешь? — снова ударила, сильнее расплакавшись. — Знаешь, почему я пошла с этим козлом? Знаешь, почему я с ними всеми флиртую?
— Знаю… — свел брови.
— Знаешь? Так чего же продолжаешь быть таким? Я хочу хоть немного обратить на себя твое внимание. Мне не хватает тебя! Мне бывает здесь до жути страшно, и я не могу ни к кому прижаться и поплакаться, кроме тебя. Но ты постоянно то на заданиях, то в реанимации и хорошо, если в качестве доктора, а не пациента. Мое сердце каждый раз обрывается, когда слышу, что с тобой что-то случилось. Ты знаешь, сколько раз я тебя теряла? Порой я уже сомневаюсь, жив ли тот человек внутри тебя или боль, которую ты, стиснув зубы, терпишь, уничтожила его. Чжон, прошу, пощади себя. Не могу смотреть на то, каким ты стал. Что они с тобой тогда сделали? Ты пришел в Форт ледяной глыбой! Целых пять лет я наблюдаю за чужим мне человеком. Что случилось с тем отзывчивым добряком-умником? Ответь мне, — снова ударила его.
Рик молчаливо наклонил голову и ослабил руки, выпуская сестру из объятий. Николь с укором глядела на него и все никак не могла справиться со слезами. Она редко плакала в этих стенах. Форт закалил ее и сделал сильной. Но одно продолжало болеть — брат. Га Ён видела, как Чжон истязает себя. На первый взгляд он казался неуязвимым солдатом, но на самом деле имел большую не заживавшую рану внутри, о которой никому не рассказывал. Даже Николь.
— Мне нужно идти… — поднял на нее уставший взгляд.
— Ты себя в зеркало видел? — спросила с укором. — Ты уже все делаешь на автомате. Робот, а не человек. Сколько ты спишь? Что ты ешь? Снова несоленую кашу и овощи? Ты себя добить решил? Они заставили тебя убить свои чувства, и ты покорно слушаешься? — указала вверх, метя пальцем в верхушку Форта. — Где тот бунтарь, которого я знала? Он бы никогда не позволил это сделать.
— Мне пора, — обернулся, собираясь вернуться к работе, но Га Ён снова одернула его.
— Брат… береги себя…
Он оглянулся и слегка улыбнулся. Рик снова мягко обнял Николь и поцеловал ее в лоб.
— Ну и характер… — прошептал улыбчиво, гладя девушку по голове. — Держись от того типа подальше. Начнет снова приставать, пока меня не будет, обратись за помощью.
— Да не нужна мне ничья помощь, — хмыкнула. — Я его одной левой уложу. Не знаешь меня? Просто я хотела твоего внимания… Вот и все… глупец… — надула губы.
— Пообещай, что перестанешь флиртовать.
— Флирт помогает мне развлечься. Единственная веселая забава в этих стенах.
— Николь, — строго свел брови.
— Я не переступаю черту. Я тоже с принципами. Слишком уж гордая, чтобы позволить кому-то меня коснуться. Еще не встретился тот, кто был бы достоин такой чести, — вздернула подбородок. — А вот поморочить этим дубинам голову — это доставляет мне удовольствие. Так что, не волнуйся. Твоя сестричка не даст себя в обиду. Еще бы братец на нее обращал внимание, и она была бы полностью счастлива.
— Вы с Кэмпом два сапога пара, — вздохнул.
— Не сравнивай меня с этим прохвостом.
— Когда вы перестанете цапаться?
— Никогда. Он меня злит.
— Наверное, потому, что вы одного поля ягодки.
— Чжон, — шлепнула его по плечу, все же вызвав у него смех. — Я слышала, ты на днях в Италию, — сказала, взгрустнув.
— Вот почему на самом деле бунтуешь? — заглянул ей в глаза.
Она молчаливо теребила край его пиджака.
— Вот же… — ласково снова обнял. — Когда вернусь, попрошу, чтобы меня перевели в больницу. Тогда я буду все время здесь. Мне самому надоели эти игры на стороне.
— Обещаешь?
— Да… И ты прекращай играться со взрывчаткой. Тебя уже перевели в отдел разработок. Зачем снова рискуешь?
— Я люблю риск.
— Николь, — сказал строго.
— Ладно, ладно. Не буду больше.
— Ходячая бомба, — щелкнул ее по носу. — Мне правда пора.
— Может, помочь со схемой?
— Нет, я справлюсь. Отдыхай.
— А ты между делом тоже хорошо отдохни в Италии.
— Ладно.
— Я буду скучать.
— Я тоже.
Рик с сестрой вернулся к ожидавшей Ли Ю На.
— Приглядывайте друг за другом, —  попросил их парень.
Чжон взглянул на Ли Ю Ну и заметил, что она расстроена.
— Не хмурься, — улыбнулся ей, зная причину, и вернулся к своей работе.
Как бы девушка не обижалась, Тэк больше никого не подпускал к личной жизни.


Последний раз редактировалось: Lana (Сб 05 Фев 2022, 14:00), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 EmptyВт 19 Окт 2021, 13:14

Около полуночи его вызвал Ким Чжи Чжон. Он провел пару тестов и опросов, чтобы проверить готовность Тэка к новому заданию.
— Волнуешься? — улыбнулся психолог.
— А стоит? — закурил Чжон, пытаясь заглушить шумевшую в голове усталость.
— София Легранд непростая девушка и, как мне показалось, тебя взволновала. — Понравилась? — заинтересованно спросил мужчина.
Тэк изучающее глядел на Ким Чжи Чжона, нащупывая подвох. Психолог рассмеялся и потер переносицу.
— Да я просто спросил. Проверка закончилась. Мне стало самому интересно. Я успел подловить, как ты отреагировал на ее фотографию.
— Она мне однажды приснилась, — затянулся Чжон и медленно выпустил белые тучки дыма.
— Приснилась? — удивился Ким Чжи Чжон. — Хм, — заинтересованно наклонился к парню. — Похожая или именно она?
Тэк достал старый блокнот, который частенько носил с собой, и показал рисунок. Психолог был искренне удивлен.
— Надо же… Действительно она, — задумался. — А как твое самочувствие? Месяц назад ты был в коме. Тревожные состояния ушли?
— Нет.
— Как твое восприятие окружающего?
— Я стал больше чувствовать настроение человека.
— Например.
— Например, вы только что спросили о Софи, продолжая проверку. Сейчас вы говорите со мной, но мысли порой отвлекаются на что-то другое. У вас хорошее настроение и это что-то ждет вас, скорее всего, в вашей комнате. Вам бы хотелось быстрее вернуться туда, но работа не пускает. Вы преданы ей, — Ким Чжи Чжон улыбнулся, почесав щеку. — Еще у вас вызывает чувство напряжения то, что находится в столе слева.
Психолог вопросительно приподнял брови.
— Вот как?
— Я очень хорошо чувствую ваше негативное отношение к этому предмету.
— Интересненько… — мужчина навалился на стол и пригляделся к парню. — Как думаешь, что там?
Чжон медленно перевел взгляд на край стола, а потом снова на психолога.
— Не могу сказать точно. Я не ясновидящий, просто чувствую ваше настроение… Возможно… это какой-то психотропный препарат. Или… — задумался. — Оружие… Нож… Пистолет. Не знаю. Но я чувствую, как вам это неприятно. Вы опасаетесь его. Он вызывает у вас отвращение.
Ким Чжи Чжон замер. Помедлив, шумно выдохнул и открыл ящик. На папках с различными тестами лежал пистолет.
— Им вчера один ученик ранил другого, — вытянул психолог оружие. — Мы не стали распространяться об этом случае, поэтому он и не попал к вам в больницу. Мальчик находится в лазарете нулевого этажа. Очень неприятная история… И да, я терпеть не могу оружие. Ты прав… Твои способности поражают. Очень высокий порог восприятия импульсов со стороны окружающих. Это и хорошо, и плохо. С одной стороны, такая способность незаменима в твоей работе. Ты чувствуешь опасность, настроение человека, его намерения. Но с другой — большое давление на твою психику. Если не будешь контролировать это чувство, тревожное состояние может усилиться. Как ты спишь? Кошмары снятся?
— Бывает.
— Как часто?
Рик не очень хотел отвечать.
— Я так понимаю, часто, — за него ответил Ким Чжи Чжон. — Сны прошлого или предсказывающие события, как вот, например, с Софи?
— Прошлое.
— Часто просыпаешься ночью?
— Когда как.
— Но все же просыпаешься каждую ночь?
Тэк снова тянул с ответом.
— У тебя кошмарные сны каждую ночь? — настаивал психолог.
— Да… — ответил нехотя.
— Все время напряженный до предела и не высыпаешься ночью. Просыпаешься по несколько раз в состоянии стресса. Чжон… Это плохо. Ты, как психолог, понимаешь, к чему это может привести. С этим нужно что-то делать. Таблетки пробовал пить?
— Не хочу быть зависимым от них. Я справлюсь.
— Рик, ты уже выходишь из-под контроля.
— Методики Ямады-сэнсэя помогают мне снять напряжение.
— Я уважаю Сатоши, но с методами, которые он применяет к своим ученикам, не всегда согласен. С тобой он явно перегнул палку. Есть дубовые личности, для которых физическая нагрузка и выживание — смысл жизни. Ты не такой. Тебя вынудили стать таким. Это разные вещи. Заставляя себя и каждый раз держа под жестким контролем, ты в итоге выгораешь.
— Я в порядке. Медитация помогает мне восстанавливаться. Не стоит на этом зацикливаться.
— Я зацикливаюсь, потому что мне со стороны виднее. Я сижу здесь на этой должности не красоты ради. Моя обязанность — следить за психическим состоянием агентов. И у тебя оно, мягко говоря, паршивое. Будешь себя загонять и не отпустишь прошлое — выгоришь.
— Подумаешь, дымок раз из задницы повалит. Бывает, — слегка улыбнулся.
— Как о стену горохом, — вздохнул психолог и откинулся на спинку кресла. — М-да… Я слышал от Ли Ён Мина, что после комы на тебя слабо действует местная анестезия. Это уже серьезно, Рик. Особенно с твоей работой. Повторюсь, мне не нравится, что ты держишь себя в ежовых рукавицах. Почему ешь еду без приправ и соли? Почему не ходишь развлекаться с остальными? Заведи себе девушку, расслабляйся время от времени. Никто не говорит о серьезных отношениях. Здесь все так живут. Это физиология. Против нее не попрешь. Нравоучения Сатоши — это хорошо, но я не могу быть уверен, что его методы принесут тебе пользу.
— Мне нужно собрать вещи, — докурил Чжон и задавил окурок в хрустальной пепельнице.
— Упрямый осел… Надеюсь, в Италии тебя попустит.
— Берегите себя, — Тэк лишь улыбнулся и, пожав мужчине руку, вышел.
Прежде, чем пойти к себе, зашел к парню, которого прооперировал. Медсестра сообщила, что он уже пришел в себя и теперь спит. Состояние было стабильным. Давление еще низкое, но все же выше прежнего. Тэк стоял у койки молодого агента и задумчиво глядел на измученное лицо. Тот, будто почувствовав его взгляд, зашевелился и приоткрыл глаза. Увидев возле себя Рика, заулыбался и хотел что-то сказать, но Чжон приложил к своим губам палец.
— Молчи. Тебе нельзя говорить, — попросил больного.
— Спасибо, док… — все же прошептал парень. — За ноги… спасибо…
— Держись, — Тэк положил пациенту руку на плечо. — Впереди нелегкий путь восстановления, но опасность уже позади.
— Спасибо… — глаза парня стали влажными.
— Теперь за тобой присмотрит мистер Ли. Слушайся его.
— Вы на задание?
— Да.
— Берегите себя… Я слышал… вы пару раз были на краю жизни… Это страшно… Вы должны жить…
— Много болтаешь, — заулыбался Тэк. — Спи.
— До встречи…
— До встречи.
Покинув медицинскую часть, Чжон, наконец, отправился в свою комнату.
Его и Кэмпа недавно переселили на этаж для работников второго уровня. Выделили комфортные комнаты, забрав маленькие. Хоть оба парня наотрез отказались переходить в отдел аналитики, все же их рассматривали как профессионалов и подключали к самым сложным операциям. Сатоши настоял на том, чтобы у ребят были комфортные условия жизни. Ким Сан Чжон не особо хотел идти на уступки, но вскоре дал добро, мотивируя свое решение тем, что для хорошей работы нужен хороший отдых. Хотя Чжону было все равно. В выделенной комнате он проводил очень мало времени, будучи то на заданиях, то в больнице, то в оперативном отделе. Здесь только спал или же восстанавливался после ранений. Ко всему, карцеры здесь тоже никто не отменял. Малейшее нарушение приказов заканчивалось гнилой ямой в подземных камерах с крысами. Все та же история, только с другими декорациями. Тэк и не ожидал, что в этих стенах будет что-то новое. Он не особо обольщался красивыми интерьерами. Форт уже давно себя показал, и его методы парень ощутил на своей шкуре. «Такая себе красивая обвертка с дерьмом внутри», — однажды выразился Рик в разговоре с Кэмпом.
Но комната была выделена действительно просторная и уютная. Вокруг были стеклянные тонированные перегородки. Черно-серые тона стен и диванов подчеркивали строгий мужской стиль. Четко и со вкусом.

ФОТО:

Послышался раскат грома. Чжона это не обрадовало. Каждая непогода пробуждала его шрамы. Тело начинало неумолимо ныть и испытывать нервы.
Приняв душ, включил тихую расслабляющую музыку и собрался почитать, но в дверь кто-то постучался. Чжону не особо хотелось сейчас кого-то видеть и слышать. Он мечтал отвлечься чтением, самым любимым его занятием. Но стук повторился. Кто-то был настойчивым и упрямым. Пришлось открыть. На пороге нарисовался веселый Кан Чжун Ги.
— Не вижу радости в твоих глазах! — воскликнул торжественно Кэмп и без приглашения вошел в комнату друга. — У меня новость.
Чжон устало глядел на занозу.
— Ким Сан Чжон решил, что для такой операции лучше выделить целую команду. Мы будем заниматься поисками чипа, а еще пару человек будут копать под корни «Триумвирата», которые он пустил в Италии. Как тебе затея? Мы отправляемся не одни. Будет весело!
Почему-то Рику новость не особо понравилась. Чувствовал, что в этой затее есть подвох.
— Угадай, кто с нами едет.
Чжон сел в кресло и взял книгу.
— Я сказал, угадай.
Его друг особо не отреагировал. Кэмп тяжело вздохнул и открыл дверь. В комнату ввалились радостная Лилу, растерянный Квак Гван Су и надутый, как индюк, Дзиро. Вот ему точно новость не понравилась. Тэк устало взялся за голову. Итальянские приключения могли обернуться для него пыткой.
— Я скажу больше, — блестели глаза у Кан Чжун Ги. — С нами едут еще два человека.
Рик вопросительно взглянул на друга.
— Одного из них я не знаю. Его перевели к нам из НСР. Ходят слухи, что он первоклассный следователь и это плюс. Но говорят, еще с тем характером — это минус. Но ведь не для тебя, — улыбчиво приобнял Тэка. — Ты терпеливый малый. Всех нас выдержишь. Ведь по умолчанию, кто, как не ты, отец и глава этой команды? Босс! Должен проявить терпение к своим талантливым детям-вундеркиндам.
Рик прикрыл глаза.
— А вот второго человека я тебе не назову, хоть ты его и хорошо знаешь. Он меня сам об этом просил. Будет сюрприз. Советую начинать морально готовиться. Мы с тобой едем первые, а эта пятерка подтянется потом, чтобы не так палевно было. Эй, ты какой-то нерадостный. Расстроился, что ли? — издевался над товарищем.
— Чжон, это судьба! — подбежала к нему Лилу и с разбега запрыгнула на руки.
Тэк попытался стянуть ее с себя, но его шея уже была в плену объятий.
— Море, солнце — романтика! Мы будем гулять по вечерам, как парочка, — трещала Лилу. — И я, наконец, покажу тебе, как умею целоваться.
— Я сейчас кого-то поцелую, — подбежал Дзиро и начал стягивать сестру с Тэка.
Чжону казалось, что голова сейчас взорвется от боли и шума. Еще ко всему за окном началась сильная гроза.
Пока брат с сестрой воевали, Кан Чжун Ги стоял в сторонке и хитро подсмеивался над дерущимися. Квак Гван Су подошел к нему и неуверенно прошептал:
— Кажется, Чжон не очень рад нам. Может, пойдем?
— Почему же? Рад. Он просто не умеет это показывать.
— Вид у него усталый.
— Нормальный вид. Сейчас попустит.
Лилу в это время затянула в комнату чемодан и, раскрыв его, высыпала содержимое на диван. Тэк искоса поглядывал на дурдом и думал, как всех выгнать одним махом.
— Чжон, помоги мне выбрать вещи. Как думаешь, что лучше взять? Как тебе эти два сарафанчика? — показала рыжая ярко-зеленый и красный. — Не слишком броско?
— Ты в качестве клоуна едешь? — крутился возле нее Дзиро. — Мне стыдно, что ты моя сестра. Куда это годится? — выхватил ее вещи и швырнул в сторону.
Один из сарафанов повис на Чжоне.
— Это они зря, — заметил Кэмп.
Тэк встал, взял чемодан, спокойно втрамбовал в него вещи и вышвырнул в коридор. Потом молча, держа дверь открытой, дал понять, чтобы все убирались прочь. Квак Гван Су вылетел, словно двухметровая молния. Он боялся Рика, как огня. Двойня же продолжала спорить, а Кэмп вообще посчитал, что его это не касается.
— Это ты виноват! — сердилась на брата Лилу.
— Пошли отсюда, — тянул ее за шиворот Дзиро.
— Отпусти!
— Вздумай в Италии хоть на шаг подойти к моей сестре, — хакер угрожающе ткнул в Рика пальцем. — У меня тоже черный пояс по каратэ. Сделаю больно!
Когда оба вышли, Чжон значительно посмотрел на Кан Чжун Ги. Тот прокашлялся и, улыбаясь, начал прогуливаться по комнате, будто первый раз ее видел.
— Помочь? — пробасил Рик.
— Я соскучился. Не выгонишь же ты лучшего друга, — хитренько поглядел через плечо на Чжона.
Тэк не хотел ввязываться в спор с тем, кто любил спорить. Захлопнув дверь, собрался снова сесть в кресло, но увидел висевший на декоративной лампе бюстгальтер. Кэмп хмыкнул, не сдержав смех. Рик поднял белье за бретельку и, открыв дверь, выставил руку в коридор.
— И-и-и! — протянула ошарашенная Лилу. — Это ты виноват! — стукнула Дзиро по спине. — Какой позор! — подбежала и выхватила у Тэка «сюрприз».
Красная, как китайский флаг, поклонилась парню, начав извиняться. Чжон не стал слушать и снова закрыл дверь.
— После этого ты обязан на ней жениться, — посмеивался Кан Чжун Ги. — Для нее это равносильно изнасилованию. Ночь спать не будет. Хотя ты зря ее отталкиваешь. Милое рыжее создание, — направился к еще одной двери, за которой скрывалась дополнительная комната.
Она была светлой, маленькой, с кроватью и выходом на террасу. Интерьер простенький, все под дерево. Уютно и мягко. Такие комнаты были у всех на этом этаже. Каждому работнику второго уровня могли дать ученика. Он жил вместе с учителем вот в такой спальне. Рик пока ни одного не взял, так как в отличие от аналитиков не постоянно находился на острове, а был все время на операциях в разных уголках мира.
Тэк, наконец-то, добрался до книги. Кан Чжун Ги сел на диван.
— Как думаешь, что принесет нам задание в этот раз? — Кэмп вдруг взгрустнул.
— Спроси у Лилу. Она умеет видеть будущее, — принялся читать.
— Кстати, — Кан Чжун Ги вышел из астрала, — тебе не кажется, что это дело очень похоже на операцию с Ари Лайт?**** Снова утерянный чип, искать надо у девушки, которая умудрилась спрятать его так, что даже агенты не найдут, — рассмеялся. — Еще этот блондин. Ее брат кажется странным, не находишь? Думаю, вы с ним подружитесь. Ипохондрики фанатеют от докторов.
Тэк перелистнул прочитанную страницу.
— А Софи очень даже ничего. Хоть и не худышка, но фигурка аппетитная. Ее округлые формы меня привлекают. И глаза добрые. Мне кажется, нам повезло с ней. Хоть откормит тебя. Итальянцы любят готовить сытные блюда. А то ты со своими несолеными кашками уже и забыл, что такое жизнь. Кстати, ты мне когда-нибудь расскажешь, чего вдруг сел на эту странную диету? До сих пор не могу понять, что сделал с тобой Сатоши, хоть и сам его ученик. Меня он к такому не принуждал. Или это твоя инициатива? Тогда странный ты… Это чтобы контролировать свое тело? Держать себя надо в строгих рамках? М-да… Ты слишком требовательный к себе и к остальным… Чжон, ты подашь сегодня хоть один признак жизни? Мне не нравится говорить с самим собой.
Тэк продолжал читать.
— Понятно… Глухо, как в танке после взрыва. Ты самый благодарный слушатель, — Кэмп встал и направился к двери. — Постарайся выспаться. Очень плохо выглядишь. Не забывай, что ты еще слаб после того, что случилось. Как собираешься соблазнять девушку с таким видом? — оглянулся, грустно глядя на друга.
Хотел что-то еще сказать, но передумал и вышел.



———————————————————
*«Ислáмское госудáрство» (ИГ) — международная исламистская суннитская организация Сирии и Ирака. Возникла в 1999 году в Ираке как террористическая группировка «Джамаат ат-Таухид валь-Джихад». В 2004 году присоединилась к Аль-Каиде и стала называться «Аль-Каидой в Ираке». В октябре 2006 года, после слияния с другими радикальными исламистскими группировками, была провозглашена как «Исламское государство Ирак». Фактически с 2013 года было известно как непризнанное квазигосударство (провозглашённое как всемирный халифат 29 июня 2014 года) с шариатской формой правления и штаб-квартирой (фактически столицей) в сирийском городе Эр-Ракка.

**Размыться в хирургии — это значит завершить работу в операционной, покинуть ее.

***Речь идет об операции, описанной в фанфике «День и Ночь». В ней Тэк под «другим лицом» попал в шоу-бизнес и снялся в дораме «День и Ночь».

****Фанфик «День и Ночь».
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 EmptyВт 19 Окт 2021, 13:44

Ласточка

Обеденное солнце безжалостно слепило коренастого сгорбленного старика, неторопливо идущего по дороге, вьющейся вдоль окаймленного деревьями обрыва. Еще немного и он остановился возле огромного дуба. Под ним лежал белоснежный букет роз. Старик положил рядом еще один и присел на небольшую скамейку. Незнакомец грустно взглянул на красивый зеленый ковер леса, простилавшийся внизу обрыва.
Тэк всегда приходил сюда под видом старика. Понимал, что этим «Триумвират» не обманет, но все же так ему было спокойнее. Будто скрывал свою молодость от девушки, которая прожила так мало. Ведь именно здесь «Триумвират» развеял прах Юки и Шиничи. После их гибели прощальной церемонии не было. Все сделали тихо и скромно. Рик даже об этом месте узнал не сразу.
Поморщенная рука гладила мокрую после дождя кору дерева. Мысли обращались к девушке и ее учителю, ведя немой монолог. На сердце все еще лежал камень, мешавший дышать. Мрачные воспоминания тяготили и мучили в кошмарах. До сих пор болело. Если раньше он не мог найти ответ, кем была для него Юки, то после ее ухода за эти годы он понял, как сильно привязался к ней. До сих пор не мог возродиться, чтобы жить дальше. Все так же оставался безразличным ко всему, холодным и уставшим.
— Я не скоро смогу наведаться к вам… — в этот раз обратился вслух. — Юки… Та девушка из сна… Она все же появилась в моей жизни, — продолжал гладить ствол дерева.
Неожиданно послышался шорох и рядом с парнем на скамейку села ласточка. Тэк удивленно взглянул на маленькую смелую птичку, которая тоже с интересом поглядывала на него. В клюве она держала маленькую веточку с зелеными листочками. Чжон аккуратно поднес к ней палец. Нежданная гостья не испугалась и лишь в ответ клюнула его, удивив еще больше. Попрыгав по скамейке, отряхнулась и вдруг перелетела Чжону на руку. Сердце парня замерло. Ему показалось, что это было послание от Юки. Маленькое, непоседливое, копошившееся у него на ладони. Рик улыбнулся, разглядывая чудо. От маленьких лапок было щекотно и тепло в груди.
Налетел ветер и коснулся его лица. Было ощущение присутствия девушки. Рику на миг показалось, что она и не уходила вовсе, а просто уехала далеко-далеко и там обрела свое счастье.
— Спасибо, что пришла, — прошептал Тэк.
Ласточка положила ему на ладонь веточку, почистила перышки, зевнула и шмыгнула в небо. Чжон проследил за ней, все так же улыбаясь. На душе стало спокойнее. Он взглянул на зеленый подарок в руке. Вытянув старый блокнот, положил веточку между пожелтевшими страницами, словно самое драгоценное сокровище.
Еще немного посидев, попрощался и пошел назад.
Минуя небольшой парк, завернул за угол какой-то старой постройки и подошел к ожидавшей его машине.
— Едем? — спросил сидевший за рулем Кан Чжун Ги.
— Да.
— Три адреналинчика уже вылетели, — сообщил он о Лилу, Дзиро и Квак Гван Су. — Еще двое подтянутся позже. В Инчхоне наши люди прочесали аэропорт. Будто бы все тихо.
— Все равно мы на прицеле, — снял маску Рик.
— Тебе не кажется странным, что Форт больше похож не на супер секретную службу, которая должна наводить ужас на мафию, а наоборот — смахивает на марионетку в ее руках?
Тэк промолчал.
— В этот раз тебе повезло, — улыбнулся Кэмп. — Позволили быть в операции самим собой. Хотя с таким хмурым лицом ты никогда не соблазнишь девушку. Не боишься, что я уведу ее и стану главным героем истории?
— Вперед.
— Вот оно что. Шлангуешь. Не хочешь играть роль героя-любовника? И ладно. Мне больше достанется, — нажал на газ.
Через полчаса их машина остановилась возле сеульской больницы, в которой собирались волонтеры «Красного креста».
Через три часа планировался вылет в Италию.


Последний раз редактировалось: Lana (Вт 02 Ноя 2021, 12:13), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 7 Empty

Вернуться к началу Перейти вниз
 

Фанфик "День и Ночь 2"

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 7 из 9На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  Следующий

 Похожие темы

-
» Фанфик "День и Ночь" - SS501, Ли Чжун Ги (Ли Джун Ки), Чхон Дон Ук или Тэк - двойник T.O.P-а (Big Bang), Пэ Ён Чжун, Со Чжи Соп, Чан Гын Сок, KAT-TUN
» Фанфик "День и Ночь" - SS501, Ли Чжун Ги (Ли Джун Ки), Чхон Дон Ук или Тэк - двойник T.O.P-а (Big Bang), Пэ Ён Чжун, Со Чжи Соп, Чан Гын Сок, KAT-TUN
» Фанфик "Серебристая ночь"
» Фанфик «Один день из жизни модели» - Русско-корейский вариант.
» Хороший день / Великолепный день / Славный день / Kiboon Joteunnal / Glorious Day / Feel Good Day / 心情好的日子 (2014г. 50 серий)

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ClubFATE: шоу-бизнес Азии, любимые дорамы, фильмы и аниме :: СТРАНИЦЫ ФОРУМЧАН, РОЛЕВЫЕ ИГРЫ, АРТ, ФАНФИКШН и др. :: Фанфики и ориджиналы-
Релакс

НАШ БАННЕР

Релиз-группа ClubFATE: озвучивание, субтитры, шоу-бизнес Азии

____________________________________________________

ДРУЗЬЯ ФОРУМА

Русский фан-сайт группы TVXQ&JYJ Samjogo Subbing Squad - переводы азиатских фильмов и сериалов.  GREEN-TEATV.COM - перевод и озвучивание азиатских фильмов и сериалов МАНИЯ - фансаб-группа Фансаб-группа TOMATO - перевод дорам и азиатских фильмов Samjogo Subbing Squad - переводы азиатских фильмов и сериалов.
Фансаб-банда Палата 666   
 
NORAZO Indiandreams


  

Flag Counter




Создать форум | © phpBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Последние обсуждения