ФорумФорум  Личный кабинетЛичный кабинет  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ВходВход  


Поделиться
 

 Фанфик "День и Ночь 2"

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  Следующий

Оценка произведения
5+
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_lcap10%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
5
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_lcap10%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
4
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_lcap10%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
3
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_lcap10%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
2
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_lcap10%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
1
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_lcap10%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
Для автора, просмотр результатов
Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_lcap1100%Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Vote_rcap1
 100% [ 1 ]
Всего проголосовало : 1
 

АвторСообщение
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Empty
СообщениеТема: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 EmptyЧт 09 Сен 2021, 14:28

Первое сообщение в теме :

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 2-5

НЕ РАЗМЕЩАТЬ НА ДРУГИХ САЙТАХ БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА!!!
Уважайте труд и авторское право других!
Заранее спасибо!

НАЗВАНИЕ: "ДЕНЬ И НОЧЬ 2"
АВТОР: Lana
ФЭНДОМ: Тэк Чжон-Рик (ОМП), София Легранд (ОЖП, внешне немного похожа на Данну Гарсия), Пьер Легранд (Пьер Ришар), Минору (Ю Сын Хо), Кан Чжун Ги (Сон Чжун Ги), Чон Дон Хёк (T.O.P, Big Bang), Тэк Га Ён (Мун Га Ён), Квак Гван Су (Ли Кван Су), Дзиро Ван (Дзиро Ван), Пак Мин Чжэ (Ким Мин Чжэ), Фумико Мацуда (Со Чжи Хе), Юки Мацуда (Им Юн А), Ли Ши Ён (Пак Ши Ён), Ли Ю На (Пак Ю На), Пак Сон Хи (Ко Сон Хи) и другие.
РЕЙТИНГ: NC-17
ЖАНР: драма, социальная тематика, психология, романтика, комедия, OOC, AU.
СТАТУС: в процессе.

Огромное спасибо Charmy за редактуру, идейное вдохновение и поддержку.  56456

ОПИСАНИЕ

«Тебя часто будут предавать, Чжон. И знаешь почему? Потому что тебе так легко завидовать...»

Родившись в семье любящих родителей, не зная забот и сложностей, он в один миг попадает в заточение тайных замыслов, видя, как рушатся судьбы дорогих ему людей. Он не выбирал, кем ему быть. Выбор сделали за него, заставив в подростковом возрасте опуститься на самое дно этого мира. Спецслужба, тайны, заговор, предательства и попытки остаться человеком среди зверей. Это история Тэк Чжон-Рика. Из него хотели сделать машину для уничтожения. Но во время ее создания допустили главную ошибку — не учли одну очень важную деталь…

ОТ АВТОРА

История Тэк Чжон-Рика.

Первая и вторая часть имеют такой сюжет, что их можно читать в любой последовательности. Так что, если вы не читали первую, но вас заинтересовал фэндом, вполне можете пропустить ее и начать со второй.

Посвящается совести, верности и сильному духом человеку.

Приятного чтения!  44

СОДЕРЖАНИЕ:


Последний раз редактировалось: Lana (Сб 04 Июн 2022, 15:18), всего редактировалось 89 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз

АвторСообщение
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 EmptyСр 20 Окт 2021, 10:48

Волонтеры

Шкет сидел на холодильнике, вытаскивал салфетки из упаковки и разбрасывал их то влево, то вправо, то влево, то вправо. Хитрая мордочка выражала восторг от процесса, а постоянное ворчание — увлеченность занятием.
Софи готовила макароны, параллельно собираясь на работу, умывая детей, гладя рубашку брату и гоняя Пикселя, взявшего на прицел наловленную дедом-моряком рыбу.
В доме царил хаос.
— Дорогая, ты не видела мой галстук? — ходил в семейных трусах Пьер, ища пропажу. — Синенький, в белый горошек.
— Не видела, — София собирала волосы, удерживая Пикселя ногой. — Убери рыбу в холодильник.
— Может, я его бросил в стирку?
— Рыбу убери!
— Сейчас, — Пьер взял миску с мечтой Пикселя и поставил в морозилку.
— В холодильник!
— Оу! — француз тут же поспешил исправиться. — О! Мой галстук! — вытянул пропажу из тарелки с соусом. — Кто это сделал?! — закричал на весь дом.

ФОТО:

— Бе-бе-бе! — появилась в открытом окне рыжая голова хохочущего Жака.
— Сейчас я тебе… — Пьер выбежал на террасу.
Тут же послышался довольный голос соседки:
— Пьерушка, доброе утро!
— Надень штаны! — крикнула брату Софи.
— Ну что ты, Сонечка, тут же все свои, — посмеивалась Джузеппа, наблюдая за кудрявым блондином, гоняющимся за своим чадом.
Софи вышла и бросила в Пьера брюки.

ФОТО:

— Я сказала, оденься, — строгий взгляд сделал паузу в воспитательном процессе, и теперь француз торопился натянуть узкие белые брюки на свои худые длинные ноги.
Запутавшись в штанине, качнулся, а сынок помог определить судьбу падения. Прозвучал грохот и Пьер оказался в большой миске с замоченным бельем.
Джузеппа заливалась смехом на всю улицу.
— Весла принести или сам на берег выплывешь? — прервалась на комментарий.
Софи, покраснев от раздражения, помогла брату выбраться из воды и втолкнула в дом. Не сдержав себя, обернулась и взглянула на надоедливую донну Россу.
— Доброе утро! — поздоровалась девушка, уперев руки в бока. — Вижу, у вас с самого утра хорошее настроение.
— Благодаря вам моя жизнь просто искрится позитивом, — вытирала слезы.
— Раз своей семьи нет, то хоть за другими понаблюдайте. Надо же чем-то себя занять.
— Тьфу ты, дура! — взорвалась Джузеппа и рассыпалась сотней слов возмущения в сторону соседки.
Но Софи ее уже не слушала. Улыбнувшись, вошла в дом и направилась на кухню накрывать на стол.
— Это что еще такое?! — вскрикнула, глядя на пол, устеленный салфетками.
Енот зашипел и бросил в девушку пустую упаковку.
— Бандитская морда! — швырнула в Батона фартук и взглянула на часы. — Я опаздываю на работу! Не дом, а дурдом, — принялась помешивать макароны. — Принесите мне соус! Пьер!
— Иду! — появился в дверях голубоглазый блондин все еще в семейных трусах
Под рукой он держал брыкавшегося сына.
— Тихо! Я отец или не отец! — шлепнул рыжего по пятой точке.
— Отпусти, мне больно! — капризничал Жак.
— Соус, Пьер! — повторила Софи.
— Несу… — не договорив, споткнулся о Пикселя и растянулся в коридоре.
Жак, хохоча, вырвался и шмыгнул назад на террасу. В этот момент на лестнице послышались шаги.
— Здесь Наполеон прошел или стадо бизонов пробежало? — сердито громыхнул Жильбер Ленгранд, оглядывая бардак.
Пьер, чтобы дед не наступил на него, отполз к дверям и со звоном стукнулся о выступ газовой трубы. Пошла гулкая луна.
— Ты что там делаешь? — спросил моряк, заметив внука. — Чего в трусах ползаешь? Детство в заднице заиграло? Еще памперс натяни и угукни пару раз. Идиот… Софи, накрывай на стол!
Девушка, вытирая вспотевший лоб, моталась по кухне, стараясь успеть все и сразу. Жильбер развалился на стуле и молча наблюдал, как она суетится. Пьер, наконец, натянул на себя брюки и надел желтый галстук с красной полоской.
— Зови детей, — попросила брата Софи, мимоходом оценив его галстук. — Что у тебя за сектантское знамя на шее?
— Мне его подарили в Африке во время командировки. Помнишь, я ездил туда…
— …Детей зови! — перебила его Софи, насыпая суп.
— Сейчас, — прокашлялся, будто перед выступлением. — Детки! — заорал на весь дом.
— Они что, на Северном полюсе? Чего орешь, придурок? — возмутился Жильбер.
— Извините, — поклонился деду.
Да так низко, что галстук попал в миску с рагу.
— Что же ты будешь делать? — вскинул руками Пьер. — Мне сегодня однозначно не везет с галстуками.
— Тебе по жизни не везет, — проворчал дед и начал с аппетитом уплетать первое блюдо.
Софи, накрыв на стол, побежала за сумкой.
— А ты есть не будешь? — спросил безразлично Жильбер, когда Соня обувалась, все время поглядывая на часы.
— Я опаздываю.
— А мыть посуду кто будет? — удивился старик.
— Приду, помою, раз больше некому! — вспылила и громко захлопнула за собой дверь.
Было раннее утро, а она уже чувствовала себя, как выжатый лимон. На работе тоже не свезло. Ее ждал выговор от нового главного редактора Массимо Паскуале, лысого противного очкарика ростом полтора метра в прыжке. Он отчитал ее за то, что не написала статью о прошедшей в городе предвыборной кампании одного из местных политиков.
— Флавио Бертони финансирует нашу газету! — возмущался Массимо. — Ты хочешь, чтобы я пошел следом за предыдущим главным редактором? Ты этого добиваешься? Витторио Порта тоже не угодил ему и где он сейчас? Уже полгода ищет работу и сидит на голодном пайке. Ты этого для меня хочешь?! — стукнул кулаком по столу. — Чтобы статья через час лежала передо мной.
— Я не хочу писать о человеке, который связан с мафией!
— Тогда увольняйся и не занимай место! — снова бабахнул кулаком по столешнице.
Выбора у девушки не было. Сейчас только она приносила в дом деньги. Потерять работу было равносильно всемирной катастрофе.
Совсем разбитая Софи села за свое рабочее место и принялась нехотя сочинять очередные сказки о «великих» поступках «толстых кошельков». В такие моменты она ненавидела свою работу и саму себя. Девушку аж коробило от того, что она печатала.
Слепив «сенсацию» из затасканных штамповых фраз, бросила на стол Массимо.
— С душой! — тряхнул одобрительно кулаком в воздухе. — Так бы сразу. Филонишь, дорогая. Сегодня карнавал и ярмарка, напиши статью.
— У меня есть материал о Роберто Манчини.
— Больше никаких провокаций! — снова рассердился редактор. — Я не собираюсь бегать по прокурорам.
— Но у меня сенсация на руках!
— Забудь о ней! Больше наша газета не будет лезть в политические дебри. Пиши о ярмарке.
— Я не хочу писать о ярмарке, когда у меня…
— …София, или пиши, или уволю! — закричал не своим голосом. — Пошла вон!
Девушке ничего не оставалось, как замолчать. Ее чувство справедливости зажали, как мышь в мышеловке. Настроение было окончательно испорченным.
— Не хмурься, — крутился возле нее Джино, решив тоже пойти на карнавал. — Пусть себе ворчит. Характер у него такой. Жаль, конечно, что ты зря роды устроила в ресторане, — рассмеялся. — Но зато весело было.
Он пытался скрыть тот факт, что был на стороне редактора. Если бы их статью выпустили, это могло плохо закончиться не только для газеты, но в первую очередь для тех, кто добыл информацию и написал статью. Парень не любил рисковать. Поэтому, не особо расстроившись, крутился возле Сони, пытаясь ее успокоить.
— На ярмарке будет весело. Бьяджо Пазини в который раз доказал, что он настоящий мэр этого чудесного города, — с восторгом поднял руки, обращая на себя внимание прохожих. — Я уже предвкушаю встречу с горячими девушками в блестящих костюмах.
Софи недовольно взглянула в сторону друга.
— Мы были свидетелями серьезной сделки и могли их разоблачить, — продолжала сердиться.
— А оно тебе надо? Это мафия. Жить надоело?
— Трус.
— Кто? Я? — прижал к себе руку. — Я не трус, Софи. Я реалист. Мне и моей семье никто спасибо не скажет за мое самопожертвование. И твоей тоже. Головы скрутят, как цыплятам, и выбросят в море. Думаешь, кто-то о нас вспомнит? Да кому мы нужны? А статейка для них — это просто небольшой камушек на широкой дороге. Пнут в сторону и пойдут дальше. Брось даже думать об этом, — выдохнул. — Ты и правда меня волнуешь. Честное слово, вляпаешься куда-то. Откуда в тебе столько упрямства?
Девушка молчала. У нее на лбу было написано, что сдаваться не собиралась.
— Давай просто забудем то, что видели, — выбежав наперед, стал у нее на пути. — Продолжим писать милые статейки о любимом Сорренто. Здесь каждый день столько всего интересного происходит, только бы успевали записывать. Пусть мафией занимается полиция.
— Купленная, — уточнила Соня.
— Если полиция не может, то что мы можем? Вот хорошо, допустим, мы выпустили эту статью. И? Что дальше? Что ты им сделаешь? Да ничего! Ты же не супермен в юбке?
— Знаешь, почему вокруг так много этих гадов? — пытливо взглянула на друга.
— Ну…
— Потому что все боятся. Смелости ни у кого нет стать на сторону правды. Все по норам. А им только это и нужно. А если бы люди не молчали, если бы полиция не продавалась, как дешевая рыба на рынке, то и дорога у мафии была бы поуже.
— Ты о своих детях подумала? А Пьер? Не боишься, что однажды придешь домой, а там…
— …Замолчи… — прошептала, не дав ему договорить, и расстроено отвернулась, глядя на противоположную сторону цветущей летом дороги.
— То-то и оно… Лучше ищи себе мужа, роди детей и воспитывай их, как все нормальные жены. Вбила в голову непонятно что. Тоже мне, Жанна д’Арк нашлась…
— Я не выйду замуж.
— Это же почему? — удивился.
— Мужчины вымерли, как мамонты, — бросила сердито и стала переходить дорогу.
— Может, хватит уже злиться? — пытался достучаться до нее Джино. — Ты чего ворчишь на меня?
— Карнавал видишь? — указала на появившееся из-за угла шествие.
— Да.
— Начинай творить, — всунула ему в руки блокнот, ручку и фотоаппарат, а сама свернула в соседний проулок.
— Соня, ты куда?! — растерялся репортер.
— Ты же хотел писать о прекрасном, — оглянулась. — Дерзай! А я лучше делом займусь. Меня волонтеры ждут.
— Кто? — не сразу понял, о чем она, а потом вспомнил, что сегодня прилетают добровольцы «Красного креста» из Южной Кореи.
София, как член ассоциации, вызвалась их встретить и привести в больницу «Сантьяго». Джино оставил ее в покое. Знал, что в такие минуты ее лучше не трогать. Решил сам состряпать статью, чтобы удовлетворить требование редактора.
Побродив по улицам, София купила себе пару пончиков, выпила чашечку горячего шоколада и почувствовала, как начинает добреть. Улыбнувшись своему отражению в витрине, взглянула на часы и отправилась на автовокзал встречать гостей.
— Аннён хасеё, — повторяла полушепотом Софи на корейском, ожидая на скамейке. — Надеюсь, они говорят хотя бы на английском… — чертила ногой прямоугольник. — Аннён хасеё… Аннён… Камсахамнида… Маннасо пангапсымнида… мнида, мнида, мнида, — вздохнула.
Вскоре подъехал двухэтажный автобус, прибывший из аэропорта. Услышав корейскую речь, София обернулась и заметила человек пять азиатской внешности. Первое впечатление было несколько рассеянным. Она ожидала увидеть низеньких и миниатюрных человечков с глазами-полосочками. Сработал стереотип восприятия китайцев. Вместо того из автобуса вышли три симпатичные девушки в стильной яркой одежде и два высоких крепких парня. Шрам на лице одного из них сазу привлек внимание наблюдательной Сони. «Пират», — дала ему непроизвольно прозвище и уверенно направилась к гостям.
— Аннён хасеё! — улыбчиво поклонилась гостям. — Че ирымын София имнида! Хванёнхамнида! (Приветствую вас! Меня зовут София! Добро пожаловать!)
— Че ирымын Кан Чжун Ги имнида! (Меня зовут Кан Чжун Ги!) — Кэмп продемонстрировал свою коронную обаятельную улыбку и поклонился девушке в ответ.
— Маннасо пангапсымнида! (Приятно познакомиться!)
— Чодо маннасо пангапсымнида! (Я тоже рад знакомству!) Приятно слышать здесь родной язык, — перешел на итальянский, чтобы облегчить девушке задачу.

ГИФКА:

— Как я рада, что вы знаете итальянский, — вздохнула радостно Соня. — Мой корейский настолько плох, что на приветствии общение бы закончилось, и мы с вами сыграли бы в «крокодила».
Кэмп добродушно рассмеялся и дал возможность трем девушкам, приехавшим с ними вместе, тоже познакомиться с Софи. Гостьи оказались очень приветливыми и милыми. Их итальянский не был столь хорош, но они неплохо знали английский, что тоже порадовало Соню.
Подошла очередь Тэка. Его приветствие было по-деловому лаконичным. Едва заметная холодная улыбка — это все, что он выделил для девушки. Софи, слегка приподняв бровь, не удержала колкий взгляд, оценивающе оглядев нового знакомого. Его сухость ей очень не понравилась. Сразу поставила диагноз: воспаленное высокомерие в стадии обострения.

ФОТО:

— Где вы решили остановиться? — обратилась Софи к Кэмпу.
С ним она сразу нашла общий язык. Парень показался ей очень мягким, интеллигентным и приятным человеком с тонким чувством юмора. Полная противоположность его друга. Поэтому дальнейшие организационные вопросы она предпочла решать именно с ним. Парень дал ей визитку отеля, в котором «Красный крест» забронировал для них номера.
— Это недалеко от больницы. Очень удобно, — заметила Соня.
— Особенно для таких ленивых, как я, — улыбнулся Кэмп. — Хотя я так много слышал о Сорренто, что не отказался бы каждое утро по дороге на работу любоваться им. И тут короткий путь, скорее, недостаток.
— У вас еще есть вечера и выходные, которые можно проводить в свое удовольствие в нашем городе. Благо здесь есть где, — заметила Соня.
— Вы не будете против, если мы попросим вас стать нашим гидом? — поинтересовался Кан Чжун Ги.
— С большим удовольствием покажу город. Его я люблю больше всего, поэтому и хвастаться им мне в радость.
— Тогда я спокоен. Мы в надежных руках!
Соне были приятны его слова, звучавшие так добродушно и открыто. А вот затянувшаяся молчанка со стороны его друга действовала ей на нервы.
Отель оказался простеньким и стареньким, но уютным. Он скромно прятался в лабиринтах маленьких улиц, утонув в зелени древних дубов.
Номер им выделили на двоих. Девушкам достался на три места.
— Если хотите жить в более комфортных условиях, я могу помочь подыскать вам другое жилье, — предложила Софи.
— Мы над этим подумаем, — не отказался Кэмп. — Хотя здесь тоже достаточно мило.
В отеле долго не задержались. Гости быстро приняли душ, переоделись и сразу спустились в холл к ожидавшей их Соне. Девушка с любопытством оглядела Кэмпа и Тэка. Оба были одеты в белоснежные рубашки и в идеально выглаженные со стрелками белые брюки. Одежда сидела на них, как на манекенах. Соня была среднего роста и рядом с высокими молодыми людьми почувствовала себя лилипутом. Но комплекс ее не замучил. Выпрямившись, чтобы казаться повыше, уверенно пошла вместе с новыми знакомыми в сторону больницы «Сантьяго».
Идти пришлось действительно недолго. Но за этот короткий путь Соня успела оценить старания трех девушек понравиться Кэмпу и Чжону. Кан Чжун Ги вежливо отшучивался, пытаясь дать понять, что флирт с ними его не интересует. Он вел себя очень корректно и учтиво. Рик на фоне друга выглядел ледяным айсбергом, а белый костюм идеально подчеркивал этот образ. Тэк Соне все больше и больше не нравился. Он казался ей угрюмым и мрачным типом, которого она боялась подпускать к пациентам. «Как такой человек мог стать медиком? — думала девушка. — Врач — благородная профессия, требующая сострадания и внимания. Этот человек способен на подобное?»
Возле невысокого крутого обрыва, вонзавшегося щитом в море, показалось здание больницы с надписью «Сантьяго». Это было старое медицинское учреждение для бедных, стены которого в некоторых местах дали трещины нищеты. Мало кто хотел работать здесь за мизерную зарплату, которую еще и выплачивали через раз. Только благодаря помощи «Красного креста» и неравнодушных людей эта больница еще существовала и помогала беднякам.
— Нам сюда? — спросил Кэмп.
— Да. Это больница «Сантьяго», — кивнула Соня. — Разочарованы?
— Мы заведомо ехали не на курорт, — улыбнулся Кан Чжун Ги. — Тогда показывайте, что к чему…
Он не договорил. Послышался вой сирен и к больнице подъехали две неотложки. Соня нахмурилась, обеспокоено поглядывая на засуетившихся санитаров.
— Что-то случилось? — прошептала одна из девушек-волонтеров.
Из обеих машин оперативно вывезли каталки, на которых лежали два мужчины в окровавленной одежде. У обоих были пулевые ранения.
— Что-то снова произошло в Сорренто, — недовольно произнесла София.
— Снова? — переспросил Кэмп.
— В последнее время такие случаи участились, — нахмурилась.
Чжон в этот момент уверенно направился к больнице, всем видом дав понять, что готов хоть сейчас вступить в должность хирурга.
Одна из медсестер широко открыла боковые двери для каталок и пропустила раненных в здание больницы. Пациентов повезли в палату, где готовили к операции. В коридоре показался взволнованный главврач Маурицио Паренте. Он вбежал следом за каталками и стал осматривать раненных.
— Мы можем чем-то помочь? — появились в дверях азиатские волонтеры.
Маурицио по их внешности сразу догадался, кто они.
— Вы из «Красного креста»? — спросил он, обеспокоено оглядывая одного из пациентов. — Они оба тяжелые. Готовьте операционные! — дал распоряжение медсестре. — Насколько я знаю, среди вас должен быть хирург, — снова обратился к волонтерам.
— Тэк Чжон-Рик. Хирург, — кратко представился парень.
— Очень вовремя. Я сам не справлюсь. Состояние обоих критическое. Готовьтесь. Формальности потом.
Софи стояла в стороне и с замиранием сердца наблюдала за тем, как оперативно и умело выполняет свою работу медицинский персонал. Все они были профессионалами и энтузиастами. На их счету бесчисленное количество спасенных жизней. В такие минуты Соне было еще обидней, что власти упорно обходили это место стороной, не желая помогать и поддерживать их. Мысль об этом придала девушке уверенности в решении вопроса с ее работой. Теперь она точно определилась, что хочет уйти из лживой прессы.
Тэк не заставил себя ждать. Он переоделся и направился в одну из операционных. Взгляд Сони притянуло к нему, словно магнитом. Рик, все это время вызывавший негатив, теперь вдруг показался ей в другом свете. «Разве не таким должен быть настоящий хирург?» — задалась Софи вопросом, глядя на серьезное выражение лица Чжона. Его действия были четкими, отношение к персоналу учтивое, а к пациентам внимательное. Куда и холод делся. В каждом движении улавливались забота и самоотдача. Ни малейшего намека на высокомерие. Для него существовали только пациент и коллеги, помогавшие спасти жизнь.
Двери в операционную закрылись. Наступило время ожидания.
— Софи, что ты здесь делаешь? — послышался знакомый голос.
Журналистка оглянулась и увидела идущую к ней полненькую девушку.
— Беатриче! Рада, что ты сегодня на смене. Я соскучилась, — обняла ее Соня.
— Ты привела волонтеров?
— Да. Один из них уже приступил к выполнению обязанностей в операционной. Остальных забрали на второй этаж для разных формальностей. Я могу чем-то помочь?
— Переодевайся. Надо подготовить реанимацию для новоприбывших.
— А что случилось? Не слышала? — Софи обеспокоено свела брови. — У них пулевые ранения.
— Пока детали неизвестны. Вызов поступил с набережной. Этих двоих нашел рыбак и сразу вызвал неотложку.
— Сорренто превращается в Сицилию, — задумчиво ответила Соня, хмуро поглядывая на двери операционной.
В ней проснулся инстинкт журналиста. Любым способом должна была узнать, что произошло.
Операции длились около двух часов. Уставшие медработники аккуратно перевезли прооперированных в реанимацию и принялись подключать аппараты мониторинга. Соня помогла укрыть пациентов и установила две стойки для капельниц.
Через некоторое время в палату вошел Маурицио и Чжон. Оба еще раз внимательно проверили показатели прооперированных, обсуждая дальнейшие действия.
— Состояние стабильное. Будем наблюдать. Надо бы идентифицировать их личности. Беатриче, сообщи в полицию, что у нас два случая с пулевымы ранениями, — распорядился главврач и обратился к Чжону: — Хорошая работа, коллега, — одобрительно протянул ему руку. — С боевым крещением!
Рик лишь кратко улыбнулся и пожал доктору руку.
— Маурицио Паренте. А-то мы так и не познакомились, — продолжил главврач. — Извините, ваше имя не запомнил.
— Тэк Чжон-Рик.
— Сложновато будет, — рассмеялся мужчина.
— Можно просто Чжон, — в этот раз Тэк улыбнулся добродушно и открыто, дав волю ямочкам на щеках.
София, украдкой наблюдавшая за ними, от неожиданности загляделась и, не заметив стакан с водой, сбила его рукой. Вся вода вылилась на ноги Тэка, а сам сосуд осколками разлетелся на деревянном полу.
— Ой, извините! — спохватилась Соня.
— Вы не поранились? — в этот момент в палату вошел Кэмп.
Он подбежал к девушке и оглядел ее.
— Я в порядке… — журналистка, изобразив забавную гримасу, глядела на мокрые брюки Чжона.
Тот в свою очередь отряхнул халат и, бросив на девушку колкий взгляд, вышел.
— Софи, это же реанимация! — сделал замечание Маурицио. — Тише! Все покиньте палату. Пациентам нужен покой, а не еще один стресс! Развели тут… Соня, в мой кабинет!
— Да… — скривилась девушка, почесав лоб.
— Не волнуйтесь, — заулыбался Кэмп. — Не простудится.
— Кто его знает, — хмыкнула Софи.
Кэмп рассмеялся и направился в сестринскую, куда его попросили подойти и помочь порезать марлю. Софии же пришлось идти в кабинет главврача.
— Извините, — еще раз повторила девушка.
— В этот раз стакан… В прошлый раз ты мыла окна и зацепила ведро, облив меня с ног до головы, — взглянул на девушку. — А если бы сама свалилась?
— Раздавила бы вас. Согласна.
— Да при чем здесь я? Сама бы покалечилась! Ой, Соня, Соня, — тяжело выдохнул. — Что тебя так на подвиги тянет?
— Ген рассеянности попался, ничего с ним поделать не могу. Шалит, — улыбнулась, наклонив голову.
— Ген… — добродушно поглядывал на журналистку. — Не порезалась?
— Нет. Все гены целы.
— Что с тебя взять? — наконец-то рассмеялся. — По поводу волонтеров. Раз уж тебе поручили их, то веди себя прилично. А-то я твой характер хорошо знаю. Покажи им город, помоги обустроиться, объясни, что к чему.
— Помогу, чем смогу.
— Полагаюсь на тебя. Мне с ними разгуливать некогда.
— Я пойду.
— Окна мыть?
— Да.
— Отставить.
— Я не домыла прошлый раз.
— Я сказал, отставить! И попроси охранника снять с трубы ведро, которое ты в прошлый раз столкнула. У нас этого добра не так много, чтобы им больницу обвешивать, как новогодними шариками.
— Ладно. А окно домыть надо.
— Далось оно тебе! Пусть помоет тот, у кого с генами все в порядке.
— Может, вы попробуете? У вас будто бы все ладится.
— Ох и язычок. Помоги в манипуляционной переписать новые препараты.
— Как скажете, — вышла, а через пару секунд снова приоткрыла дверь и заглянула к Маурицио. — Так вы окно домоете?
— Софи!
Девушка шаловливо подмигнула ему и направилась в манипуляционную.


Последний раз редактировалось: Lana (Чт 21 Окт 2021, 14:40), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 EmptyСр 20 Окт 2021, 14:25

Темнело. Солнце, укутавшись в благородный багрянец, важно опускалось в океан. Сорренто начало собирать на уютных улицах своих жителей и туристов, разливая для них ночной аромат матиолы. Сверчки достали скрипки и заиграли вечерний концерт. Софи заслушалась, устало усевшись на подоконник открытого окна манипуляционной. Тело зудели от работы, а сердце сладко подпевало вечеру.
В ближайшем ретро-кафе звучали старые итальянские песни. Софи обожала их. Не сдержавшись, стала тихо напевать известные каждому жителю полуострова слова.

ВИДЕО:

Кэмп улыбчиво поглядывал на девушку, продолжая переписывать в тетрадь склада поступившие препараты. Вел себя тихо и культурно, выбрав роль милого воспитанного паренька. Пока не прогадал, хотя и не спешил расслабляться. Кан Чжун Ги отдавал себе отчет, что заполучить этот трофей будет не так просто.
В комнату вошел Тэк. Бросив безразличный взгляд на Софи, открыл один из шкафчиков и принялся что-то искать. Соня перестала петь и с интересом взглянула в его сторону.
— У нас уже закончился рабочий день, — устало заметил Кан Чжун Ги.
Больница и ее запахи жутко утомили. Ему так хотелось погулять по Сорренто. Он мечтал об этом с того самого момента, как им объявили о задании. После серости Форта и холода опасных заданий хотелось быстрее окунуться в уютную итальянскую атмосферу. Даже не смотря на то, что это тоже было задание, и оно могло оказаться не менее опасным, но среди цветущих террас, обласканных вкусными ароматами, даже опасность казалась не такой уж и страшной.
— Я остаюсь на дежурстве до часу ночи, — ответил Рик.
— Уже? — удивился Кэмп. — Ты же только приехал.
— Некому больше. Дежурная медсестра на главной работе освобождается только в полночь.
— Ты прям как мать Тереза, — хотел продолжить колкости, но строгий взгляд Тэка его остановил. — Делай, что хочешь, — Кэмп недовольно отбросил ручку. — Ты всегда так поступаешь.
— Мистер Тэк, — позвала парня Софи.
Рик оглянулся.
— Брюки высохли? — прозвучало то ли с заботой, то ли с издевкой.
Кэмп улыбчиво почесал нос.
— Извините, что так вышло, — Соня спрыгнула с подоконника и подошла ближе.
Кан Чжун Ги с интересом поглядывал на этих двоих, получая эстетическое наслаждение. В его глазах девушка казалась такой милой забиякой, что аж сердце сжималось. Появление бабочек в животе просигнализировало парню, что курс взят правильно.
Рик прожег бы в девушке дыру, но Софи достаточно смело и уверенно держала оборону.
— От случайности никто не застрахован, — добавила она улыбчиво.
— Берегите себя, — был его краткий ответ.
Чжон отвел взгляд и хотел выйти, но Софи снова его остановила:
— С меня экскурсия по городу и ужин.
— Звучит заманчиво, — ожил Кан Чжун Ги. — Не хочу откладывать расплату. Как насчет сегодня? Если Чжон не хочет, можем пойти вдвоем.
— Вдвоем? Но не вам же репутацию подмочили, — сказала в лоб Софи. — Вы лишаете меня возможности извиниться.
Кэмп не нашелся в ответе и только глупо рассмеялся.
— Вы нечто, — заметил он. — Отчитали меня, как школьника, — решил говорить так же прямо, как и она.
— Вдруг больше некому.
— А вдруг есть?
— Тогда мало воспитывают.
— Сдаюсь! — смеясь, поднял руки.
— Быстро вы отступили. Не побаловали меня азартом спора. А я это люблю, — улыбнулась Софи. — И все же вы тоже приглашены.
— Помиловали, фух, — вытер лоб платком, позабавив девушку. — Чжон, мне из-за тебя досталось, — посмотрел на друга. — В очередной раз.
— Вы согласны пойти с нами? — спросила у молчуна Софи.
— Я уже сказал, у меня дежурство. Вы настолько невнимательны? — строго ответил Тэк.
Софи будто в кипяток опустили. Ее взгляд утонул в его колких жгучих глазах. Всегда смелая, сейчас будто вросла в пол.
— Пусть остается здесь, не обращайте на него внимания. Я вас проведу, — вмешался Кан Чжун Ги, пытаясь спасти девушку от холода друга. — Поздно уже. Конечно, если вы не против. По пути покажете Сорренто и поведаете, чем живет Италия.
Тэк больше не стал задерживаться и вышел.
— Что же, пойдемте, — согласилась Софи, задумчиво поглядывая на дверь манипуляционной, за которой только что скрылся Рик.
Вечер был по-летнему теплый, свежий, ароматный. Со всех сторон доносились песни, смех, разговоры. Каменные улицы извивисто огибали старинные домики, окна которых были оплетены радужной петунией. Со стороны многочисленных маленьких кафе шлейфом тянулись дурманящие запахи пиццы, аппетитного мяса и свежей выпечки. Почти ни единого свободного столика. Казалось, все жители и туристы вышли насладиться вечерним итальянским воздухом.

ФОТО:

— Повезло вам родиться здесь, — заметил Кэмп. — Впервые встречаю такое доброжелательное и теплое место. Здесь как-то… — сделал паузу, подбирая слова, — по- домашнему.
— Я родилась во Франции, — ответила Софи.
— Правда?
— Мой отец француз, мать — словенка. Когда мне было пять, мы переехали сюда, — взгрустнула, вспомнив, что тогда от них ушла ее мама.
— Теперь я понял, откуда у вас такой яркий темперамент. Жалеете, что не остались во Франции?
— Нет. Мне нравится Сорренто. Порой кажется, что это самое лучшее место на земле, — задумчиво взглянула в сторону моря, на котором покачивались тысячи мерцающих прожекторами яхт. — Морские светлячки, — указала на них девушка.
— И правда, — улыбнулся Кэмп, остановившись возле невысокого каменного ограждения, за которым скрывался крутой обрыв, оплетенный хмелем.
Теплый ветер успокаивающе гладил по лицу. Кан Чжун Ги закрыл глаза и расслабленно вздохнул. Сейчас можно было просто побыть самим собой. Уютный вечер смазал его незаживающие раны целебной микстурой и дал угрызению совести выпить снотворное.
— Почему он такой? — нарушила тишину Софи.
— М? — будто бы проснулся Кэмп и открыл глаза.
На него смотрела грустная кудрявая Соня. Парень залюбовался ее симпатичными чертами.
— Чжон? Он очень сложный человек, — облокотился о каменную ограду. — Не пытайтесь его понять. И не обращайте внимания на его выпады. На самом деле он достаточно отзывчивый и добрый. Просто не любит лишний раз показывать это.
Кэмп задумчиво глядел вниз освещенного обрыва.
— Это не мое дело, но… — запнулась Софи. — Откуда у него такой большой шрам на лице?
— Похож на пирата? — улыбнулся Кэмп.
— Точно! — указала в него пальцем.
— Да вы его боитесь! — сделал для себя забавное открытие Кан Чжун Ги.
— Еще чего, — вздернула подбородком. — Меня не так легко испугать. Так откуда?
— Если скажу, что он был в плену?
— Где? — ее глаза слегка округлились, рассмешив Кэмпа.
— Мы с ним много лет ездим волонтерами по разным странам, в том числе и горячим точкам. Однажды выпал случай поехать в Нигерию. А там восстание, — Кан Чжун Ги не врал.
Они с Тэком действительно регулярно попадали в горячие точки. Так что, Кэмпу было, что рассказать без вымыслов.
— Страшно, наверное? — Софи свела брови, участливо слушая парня.
Ее серьезность и пытливые глазки расположили парня к рассказу.
— Мы попали в засаду, — продолжил он о задании, что прошло два месяца назад. — Мне показалось, что земля разверзлась, и я увидел преисподнюю. Все было в огне. Враждующие стороны расстреливали друг друга без малейшего сожаления. Тогда я осознал, что нет в мире ничего страшнее, чем человеческая жестокость. Она безграничная и извращенная. Тэк и я попали в плен, там его на допросе и разрисовали. Поэтому он редко на людях раздевается. Вы его на пляж не вытяните. Он просто-напросто перепугает людей.
— Весь в шрамах?
— Абсолютно. У меня хоть живые места встречаются. А у него сплошные чертежи.
— Кошмар…
— Его ранили. Три выстрела в грудной отдел, — показал на себе. — И я уже думал, что потерял друга. Его сердце остановилось, доктора едва вернули Чжона к жизни. Некоторое время он пролежал в коме. Рику много досталось за его годы.
Софи слушала, затаив дыхание.
— Его второй раз так серьезно ранят. Смелостью Тэка, выдержкой, умением принимать твердые решения можно только восхищаться, — сделал паузу, вернувшись мыслями в прошлое, в те жуткие мрачные дни, переполненные болью. — В душе он очень одинокий. Ему сложно подпустить к себе человека и довериться ему. Чжон привык рассчитывать только на себя.
— У него есть семья?
— Он сирота.
— Мне жаль…
— Поэтому не судите его строго.
— Как думаете, он сердится на мой выпад?
— Он обиды не держит. Поначалу, конечно, его задело, — рассмеялся. — Помню, как посмотрел на вас. Но точно уже забыл об этом. Когда-то Чжон сказал мне: «Невозможно обидеть человека, пока он сам не обидится». В точку! — поднял палец.
Софи улыбнулась и задумчиво отвела взгляд на горевший огнями Сорренто. Кэмп украдкой оглядывал ее привлекательный профиль. Кажется, рассказ зацепил. Заинтересовалась. Полдела было сделано.
— Я подыщу для вас хорошее место. В отеле не особо удобно, — нарушила молчание Соня.
— Не утруждайте так себя. Мы ребята привычные. Все равно там только ночевать будем.
— Я сама разберусь. Не вмешивайтесь, — уверенно заявила девушка, рассмешив Кэмпа.
— Как скажете. Я вас, наверное, задерживаю?
— Нисколечко.
— Чжон замучил меня в больнице. Я бы с удовольствием прогулялся по этому сказочному месту.
— Тогда вперед! — продолжили идти.
Оба очень хорошо поладили, словно давно уже знали друг друга. Софи с Кэмпом было комфортно и не приходилось искать в карманах слова и темы. Разговор лился плавной рекой, спокойно и душевно. Кан Чжун Ги был очень тактичным и вежливым. Считал, что с этой девушкой роман надо начинать только с дружбы.
— А вот и мой дом, — сообщила София, когда они остановились возле крутой лестницы, оплетенной диким виноградом.
— Вы живете там, наверху? — спросил Кэмп, глядя на дом, похожий на ласточкино гнездо.
— Да. Вы надолго к нам?
— Как получится. Может на полгода, может и дольше. Пока сложно сказать.
— Тогда у меня еще есть время пригласить вас в гости. Ни одно блюдо в здешних ресторанах не сравнится с моими рецептами. Я знаю много кулинарных хитростей. Обожаю готовить! — уверенно заявила Софи.
— Я уже в предвкушении, — погладил живот.
— Вы же голодны! Мы так заболтались, что даже не зашли поужинать!
— Все хорошо. Вас наверняка уже заждались дома. Я не пропаду.
— Может, зайдете? Я вас накормлю. У нас в городе не принято, чтобы гость уходил голодным.
Кэмп был искренне тронут заботой девушки.
— Не волнуйтесь! — выставил вперед руки. — Все в порядке. Уже так поздно, — взглянул на часы. — Полночь? Мы явно заболтались. Меня совесть замучит беспокоить вашу семью в такое время.
— У нас и в три часа ночи вполне нормально распивать вино и есть пиццу, — рассмеялась. — Это Италия, мистер Кан.
— Давайте все же в другой раз. Я правда буду чувствовать себя виноватым.
— Ну, смотрите. Но в следующий раз вы обязаны зайти к нам в гости.
— Обязательно. И… вы не против, если мы уберем формальности. Вы так тепло нас приняли. Да и беседа у нас сладилась. А мы все «вы» да «вы». Можете называть меня по имени или просто Кэмп. Это мое прозвище.
— Кэмп?
— Да.
— Хорошо, Кэмп, — рассмеялась.
— Отлично, Софи, — протянул ей руку. — Был рад знакомству.
— Взаимно! — протянула ему свою. — А квартирку я вам подыщу. Эту миссию беру на себя.
— А что искать?! Все на месте! — в их разговор, как гром среди ясного неба, ворвался голос Джузеппы Россы. — Полгода пройдут, как на Багамах. Точно останетесь и подольше.
Соседка торопливо сбегала по ступенькам, путаясь в длинном халате. Еще немного и загремела бы вниз скоростным лифтом.
— Турист? — тут же протянула руку Кэмпу, приблизившись вплотную.
— Волонтер, — растерянно заулыбался Кан Чжун Ги, не поняв, откуда она взялась, кто такая и чего сует нос в их разговор.
— Я Джузеппа Росса. Соседка Софиюшки. Мы живем с ней душа в душу, — обняла скривившуюся девушку. — У меня на днях освободились все пять комнат. Дом большой, на два этажа. На первом живу я, а на втором — туристы. Да я вижу, вы и ладите хорошо, — погладила Соню по голове, а Кэмпа по плечу. — Будете рядом жить, больше общаться. Молодежи это на пользу.
София не выдержала и вырвалась из рук приставучей женщины.
— Можем сейчас же оглядеть спаленки, — Джузеппа учтиво предложила зайти к ней в дом. — Выберете себе, какая понравится. Пока все свободны, выбор есть. У меня стильненько.
— О, что вы. Поздно! — поспешил отказаться Кэмп, но женщина уже тащила его за собой, как ковбой, поймавший скакуна.
— Я с вами! — поспешила за ними София, волнуясь за парня.
— Вот, только посмотрите, какая красота, — сказала соседка, открыв двери пяти комнат.
Кэмп не стал больше сопротивляться, так как спальни с первого взгляда очаровали его простором и уютом.
— Ну как? — Джузеппа затаила дыхание. — Нравится? Заселяться можете хоть сейчас. Цена средняя. За такую красоту мало не возьму, но и много не беру, уважаю гостей.
— Мне нужно посоветоваться с Тэком, — почесал затылок Кэмп.
— Кто такой? Вы не один?! — глаза Россы загорелись, как диаманты. — Конечно! Посоветуйтесь и друга приводите. Все покажу и расскажу. И терраса тут загляденье. Вот пройдемте за мной.
Женщина вывела их на просторный балкончик с длинными диванами под навесом и множеством подушек. Терраса утопала в зелени цветущих вазонов.
— Ну как вам? — спросила Джузеппа, пытаясь угадать, понравилось или нет. — Справа днем открывается шикарный вид на море…
— …Софи! Это ты?! Что ты там делаешь? — послышался голос с противоположной террасы, где жила девушка.
Она оглянулась и увидела Пьера в красном халате.
— Чего кричишь? Соседей разбудишь! — ответила ему Соня.
— Да кто спит в такое время?
— Вы рты закроете?! — послышалось где-то из соседнего дома. — Сами не спите, другим дайте!
Вслед за комментарием послышался лай собаки, который вызвал цепную реакцию и вскоре псы всей округи драли глотки, сами не понимая зачем, но ради компании с удовольствием.
— Ты ушла из дому? — крикнул Пьер.
— Ушел бы ты куда подальше! — снова послышался голос разбуженного соседа.
— Идите спать! — махнул на него рукой француз.
— Поговори мне там!
— Пьер, иди в дом, я сейчас вернусь, — попросила Соня брата.
— Но почему ты там?
— Я тебе потом все расскажу. Не кричи.
— Вы дадите мне поспать! — снова ворвался в разговор голос соседа.
— А кто вам мешает? Спите! Чего орете? — возмутился Пьер.
— Я тебе патлы повырываю, хам! — перекрикивал сосед лай собак.
— Я не слышу телевизор! — в итальянскую ночную беседу влился четвертый собеседник в лице какай-то бабульки. — Я не слышу Педро, он, кажется, хочет признаться в любви Марселе.
— Да плевать я хотел на вашего Педро! — закричал сосед. — Дайте мне поспать!
— Если вы не смотрите «Дикую Марселу», то не мешайте другим! — верещала старушка.
— Кто тут еще дикий!
— Кто родил вас на свет?!
— Не трогайте мою мать!
— Ей должно быть стыдно!
— Она гордится своим сыном! Он законопослушный гражданин, не нарушающий законы этой страны!
— Оно и видно!
— Что тебе видно, старая кляча!
— Кто-о-о?! Паскуале, он назвал меня клячей!
— Ты чего мою жену обзываешь?! — появился пятый участник ночного действа.
Завязался еще больший спор. У Кэмпа случился культурный шок. Парень был наслышан о темпераменте здешних жителей, но даже представить не мог, что он настолько взрывной и горячий.
— Соглашайтесь, — услышал он сквозь поднявшийся шум спокойные слова привыкшей к скандалам Джузеппы. — У меня эти комнатки расхватывают очень быстро, тем более, сейчас летний сезон.
— Я завтра приду с другом. Скорее всего, мы остановимся здесь. Мне нравится, — наконец- то дал одобрительный ответ Кан Чжун Ги. — Думаю, Чжону тоже придется по душе.
— Какая радость! — всплеснула руками Росса. — Тогда жду вас!
— Мы будем где-то после шести. Работа.
— Шесть, так шесть, — радовалась женщина, начав оглядывать стройного симпатичного парня. — Вам тут точно понравится… Ага… — шла за Софи и Кэмпом, оценивая ширину его плеч. — Красота… Кругом одна красота… Не забудьте чемоданчики. Въезжайте сразу. Друг в годах или ваш ровесник?
— Ровесник, — почесал затылок Кэмп.
— Оно вам надо? — сдали нервы у Софи.
— Тихо, я думаю, какую постельку постелить: яркую или поскромнее.
— Они сами разберутся. Спокойно ночи, — начала отпихивать соседку назад в дом.
— Я вас жду! — помахала рукой Джузеппа. — Чего ты толкаешься?! — шлепнула по рукам девушку.
— Идите спать. В вашем возрасте нельзя нарушать режим.
— В каком возрасте?! В каком, я спрашиваю, возрасте?! Возраст! Ты гляди какая! — Росса сменила тон на повышенный. — Я вся в соку!
Кэмп наблюдал за их спором, параллельно слушая тот, что разгорелся вверху. Там уже обмывали косточки Марселе.
Когда Софи все же удалось спровадить Джузеппу, она вернулась к Кан Чжун Ги и спросила:
— Ты уверен, что не пожалеешь? Росса хуже голодной акулы.
— Мы справимся. Тэка сложно вывести из себя. Скорее она устанет, чем он.
— Это вы просто еще не встречали холостых итальянских женщин.
— Тогда это к лучшему, — Кэмп рассмеялся. — Расшевелим нашего ледяного графа, — подмигнул девушке.
— Смотри, не пожалей.
— Тебе пора. Я волнуюсь за твоего брата. Кажется, ему досталось.
— Ты о чем? Это была обычная беседа между соседями. В Италии тебе еще спасибо скажут за повод пошуметь. Так что, все нормально.
— Спокойной ночи! — снова рассмеялся Кан Чжун Ги.
— Дорогу найдешь?
— Если что, у меня есть карта, — указал на телефон.
— Ну да, в наше время сложно потеряться. До завтра!
— До завтра! Рад знакомству.
— Взаимно! — улыбнулась девушка и начала подниматься по ступенькам к своему дому.
Кэмп еще немного постоял, прислушиваясь к ночным жителям Италии. Вскоре послышался голос Сони:
— Иди в дом, я сказала!
— Они хуже Муссолини! Фашисты!
— За Муссолини ответишь! — закричал сосед.
— Смотреть мне в глаза! За что жену обидел?! — не утихал дед.
— Замолчи, Педро в обмороке, не пойму, почему, — заистерила бабка.
— Вы его достали, ага-га-га-га-га! — заржал на всю округу Пьер, тыча пальцем в соседей, пока не получил от Софи крепкую затрещину, что аж зубами клацнул.
— Я куда сказала идти?!
— Да, — поклонился француз сестре и смирненько вошел в дом.
Кэмп рассмеялся и неторопливо пошел по каменке к отелю.
В это время Софи принялась наводить в доме порядок.
— Почему посуду не помыли? Меня ждете? — указала Пьеру на гору тарелок.
— Ох, откуда они взялись? Я и не заметил. Сейчас все сделаю, — закатил рукава по самые плечи. — Не волнуйся. Иди, отдыхай.
— Работу нашел? — принялась складывать разбросанные детьми игрушки.
— Пока нет. Мне предложили вакансию официанта. Но я ведь не на это учился. Меня так уважали в Словении. Почему я должен подавать кому-то кофе и пиццу?
— Я хочу уволиться, — села на диван и задумалась.
— Что случилось? — удивился Пьер. — Тебе ведь так нравилось быть журналисткой.
— Там одна ложь. Не хочу больше так.
— Но… Ты хороша в этом, — огорчился ее брат и сел рядом. — Тебе ведь всегда нравилось писать.
— Правду, Пьер, а не гнусное вранье. Я хочу заниматься чем-то другим.
— Тебе решать, — вздохнул блондин. — Ты у нас всегда была самостоятельной умницей. Верю, что все к лучшему. Кстати! — взмахнул ложкой. — А почему ты была у соседки?
— Привела ей нового квартиранта.
— И где ты его нашла?
— В больнице познакомилась. С ним и его другом… — в памяти проявились жгучие глаза Тэка.
— Так они врачи? — ожил Пьер.
— Только один. Хирург. Второй — просто волонтер.
— Это здорово! Хорошо иметь доктора под боком, — радовался ипохондрик. — А откуда они?
— Из Кореи.
— Северной? — насторожился Пьер.
— Южной.
— О! Слышал, там технологии пошли далеко вперед. Будет о чем вечером поговорить.
— Разве что с одним из них…
— Что? — не понял ее реплику.
— Ничего. Я спать. Уберись здесь.
— Не волнуйся! Все сделаю!
— Только дом не развали.
— Ты вообще плохого мнения обо мне. Отдохни. Выглядишь уставшей. Я все приберу. Тебе же завтра на работу. Ты сразу не увольняйся. У тебя есть что-нибудь на примете?
— Пока нет. Но я начну искать.
— Правильно.
— Спокойной ночи!
— И тебе, — Пьер подошел к сестре и крепко поцеловал в щеку. — Ты у меня лучшая. Знаешь об этом?
— Знаю, знаю, — заулыбалась, взъерошив его и без того торчавшие кудри. — Я пошла.
— Давай.

***

Кэмп без труда нашел отель. Тэк уже вернулся и по привычке читал перед сном. Кан Чжун Ги принял душ, натянул на себя пижаму и улегся на кровати.
— Я нашел для нас новое жилье, — сообщил он другу.
— Чем тебе здесь не нравится? — безразлично пробасил Чжон.
— Нет рядом Сони. Новое жилье как раз напротив ее дома. С нашего балкона видно ее террасу. Хоть рукой подай. Можно даже завтраком обмениваться. Для нашего задания просто таки идеальный поворот событий.
Рик взглянул на друга.
— Не удивляйся. Это ведь я! – развел руками Кан Чжун Ги. — Если надо, я и звезду для тебя достану, — растянул хитрую улыбочку. — Завтра переезжаем. Я обо всем договорился. После шести сможешь?
— Если в больнице не будет тяжелых пациентов.
— Чжон, этот шанс нельзя упускать.
— Если не смогу, сам все решишь.
— Отлично! — Кэмп с довольным лицом укутался в одеяло.
Глядя на потолок, слабо освещенный светильником, прокручивал в голове события прошедшего дня.
— Рик, она нечто… — сонно прошептал Кан Чжун Ги.
— Уже успел?
— По уши. Если бы она обратила на меня внимание, я бы с большой радостью сыграл в этой игре главную роль.
— Так в чем проблема? Дерзай.
— Поздно. Я рассказал, какой ты герой. Кажется, она тобой заинтересовалась.
Тэк снова взглянул на друга.
— Кто тебя за язык тянул? — строго спросил Рик.
— Так получилось. Я просто рассказал о задании в Нигерии. Что тебя дважды серьезно ранили. Знаешь, как такое впечатляет.
Чжон был недоволен. Между бровей появилась морщинка, и взгляд стал еще строже.
— Зачем ты трепался? — сделал замечание.
— Она спросила о шраме на лице. Я решил… В общем, что таить? Я думаю, вы друг другу больше подходите.
— Может, гадалкой пойдешь подрабатывать?
— Не злись. Что сделано, то сделано.
Помолчав, добавил:
— Она действительно забавная. На первый взгляд обычная девушка: невысокого роста, носит странные балахоны и длинные юбки, да еще и с кроссовками. Не худышка. Есть, за что взяться при случае, — подмигнул другу. — В общении тянет к ней, как магнитом. Очень располагает к себе. С ней весело, интересно и просто… Хотя нет… Не просто, — что-то вспомнив, улыбнулся.
Тэк отложил книгу и выключил светильник. Почитать ему уже не удастся.
— Глаза, как у анимешного зайца — большие, на редкость синие, с длиннющими ресницами. Когда смотрит вблизи, ощущение, что ее глаза слегка скашиваются к носу, и она становится похожей на пытливого забавного ребенка. А еще у нее морщинка между бровей. Как и у тебя. Так и хочется поприставать.
— Ко мне?
Кэмп тихо рассмеялся. Кажется, у Рика проснулось чувство юмора. Хороший знак.
— Могу и к тебе, — ответил Чжону. — Но к ней приятней. Кстати, у нее есть веснушки. Едва заметные. А еще нос с маленькой горбинкой. Ей идет, под характер как раз. Но самое сладкое — это чувственные губки. Думаю, они имеют вкус персика.
— Как это ты еще не попробовал?
— У нее настроение меняется, как у беременной женщины. Вмазать может в любой момент. Вулкан, а не девушка. Но очень совестная и добрая. Тебя все время жалела.
— Ты же намолол ей всякого.
— А что я соврал? Правду рассказал.
— Чтобы больше обо мне ни слова. Сам разберусь.
— Оно и видно, как ты разберешься. С тебя слова не вытянешь.
— В этой игре все карты в твоих руках.
— Опять двадцать пять. Нас послали на задание на равных правах.
— Я беру на себя местную мафию. А ты поищи чип и узнай об отце Софи.
— Почему ты так не хочешь иметь с ней дело? Она тебе даже приснилась. Это судьба. Факт на лицо. А от нее еще никто не сбежал.
— Неизвестно, почему она мне приснилась. Причины могут быть разными.
— Да одна тут причина, осел.
— Делай, что говорю.
— А ты мне не указ.
— Вы уже нашли общий язык. Действуй.
— И все же ощущение, что ей приглянулся ты. У меня на такие вещи глаз наметан.
Чжон промолчал, лишь шумно вздохнув.
— Тэк, — позвал друга Кэмп.
Тот молчал.
— Ты что, спишь?
Снова не было ответа.
— А я не могу уснуть. Хорошая она. Хотелось бы с собой забрать…
— Куда? В Форт? — ответ из темноты прозвучал, как выстрел.
Кэмп замер. Сорренто на некоторое время отшиб ему память о том, откуда он прибыл. Реальность неприятно поцеловала в губы, снова отравив кровь плохим настроением.


Последний раз редактировалось: Lana (Чт 21 Окт 2021, 14:40), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 EmptyЧт 21 Окт 2021, 13:39

Поздний вечер в Сорренто

София шла на работу в угрюмом настроении. Чем ближе была редакция, тем тяжелее казались шаги. Проходя мимо мэрии, вдруг остановилась и задумчиво уставилась на каменную дорогу. Потом подняла взгляд и оглядела белое здание с флагами Италии и Сорренто.
Бьяджо Пазини был мэром этого уютного красивого города. Софии не раз приходилось пересекаться с ним и брать интервью для газеты. Мнение сложилось двоякое. На первый взгляд он казался очень добросовестным и добрым человеком, болеющим за благосостояние города. Все время проводил различные акции, откликался на жалобы жителей, поддерживал чистоту улиц и развивал социальную политику. Но Соня, копавшая под каждого политика Сорренто, пару раз натыкалась на странные факты, указывающие на связь Пазини с сицилийской мафией. Хотя они могли поработить кого угодно. И вот сейчас девушке стало интересно: правда, что он ходил под «Коза нострой»? Если да, то добровольно или принудительно? Какую роль он играл в их планах?
Неожиданно для себя Соня свернула к ступенькам и вошла в мэрию.
— Мисс Легранд, доброе утро! — поздоровалась с девушкой молодая секретарь.
Соню осенило, что ее скоро даже итальянские собаки узнавать будут.
— Доброе утро! — ответила она вежливо. — Сеньор Пазини у себя?
— Да, только приехал.
— Он, как всегда, пунктуален.
— Сообщить, что вы пришли?
— Если это возможно.
— Конечно.
Секретарь нажала кнопку на телефоне и сообщила, что пришла сеньорита Легранд. Мэр без раздумий попросил ее зайти.
Мужчина находился в хорошем расположении духа. Увидев девушку, подошел к ней и, поцеловав руку, вежливо предложил сесть.
— Давно не виделись, — заметил он. — Я каждое утро жду свежий выпуск газеты, чтобы побаловать себя чтением ваших статей. В них столько иронии и тонкого юмора. Ощущение, что я читаю литературное произведение в миниатюре.
— Пришла узнать, может, у вас есть что интересное для моего творчества. Ищу материал для своей последней статьи.
— Последней? — удивился Пазини и сел за стол.
— Я собираюсь уволиться из газеты.
— Как так? Вы хотите лишить меня удовольствия читать любимого автора? Но если серьезно… Что-то случилось?
— Вам нравится врать?
— Простите, что?
Вопрос в лоб застал Бьяджо врасплох. Софи задала его неспроста. Казалось бы, просто, чтобы связать с дальнейшим ответом, но на самом деле хотела проверить его реакцию. «Вижу, что приходится», — изучающе глядела на растерявшегося мэра. Ей показалось, что он насторожился и испугался. Политики осторожничали с журналистами так же, как и с полицейскими. Обе профессии все время под кого-то копали. Сейчас Пазини показалось, что его пытаются на чем-то подловить. «Испугался. Значит, есть причина», — сделала вывод Соня.
— А я не люблю врать, — выдержав паузу, продолжила девушка. — Но заставляют. Поэтому собираюсь уйти из прессы.
— Жаль… Очень жаль… — задумался Бьяджо. — И чем планируете заняться?
— Пока не знаю. Но вариантов рассматриваю несколько. Возможно переводчик или администратор, менеджер или секретарь. Работы не боюсь, учиться тоже. Думаю, справлюсь.
— Почему мне сейчас кажется, что вы пришли не в гости, а на собеседование? — Пазини хитренько сузил карие глаза.
Они у него были черные, как две лакированные пуговицы, блестевшие на солнце.
— Вы всегда были проницательны, — улыбнулась Софи.
— Хм… — постучал пальцами по столу.
Ход событий его заинтересовал. Соню давно рассматривал как профессионального и трудолюбивого работника. Иметь таких людей в команде было бы за счастье.
— Может уже забыли, но однажды вы обмолвились, что не отказались бы переманить меня к себе в мэрию, — Соня склонила набок голову и улыбчиво взглянула на мужчину. — Я тут подумала, почему бы не напомнить об этом?
Бьяджо добродушно рассмеялся. Ему было около сорока, но выглядел гораздо моложе. Всегда гладко зачесанные смоляные волосы с тонкой седой полосой возле правого уха задавали его внешности истинно аристократический тон. Сейчас он был похож на азартного игрока, сделавшего удачную ставку.
— Вам не занимать смелости, — указал на нее пальцем, на котором была небольшая золотая печатка с раухтопазом.
Встав, прошелся по кабинету, обдумывая ее предложение.
— Я рад, что вы пришли, — остановился и взглянул на девушку. — Я, наконец-то, вознагражден за ожидание.
В его глазах София прочитала не только профессиональный, но и мужской интерес.
— Это правда. Вы давно мне приглянулись, — сказал Бьяджо, оглядев ее.
— Я рада, что вы рассматриваете меня как профессионала, — значительно ответила Соня. — Приходилось сталкиваться с людьми, которые позволяли себе лишние домыслы на мой счет. Но только не вы. Такой интеллигентный, воспитанный и преданный своему делу человек не стал бы думать о чем-то другом.
Пазини замер и начал водить симпатичными черными глазками со стороны в стороны, как пойманный на горячем кот.
— Конечно… — выдохнул и рассмеялся, растерянно почесав затылок. — Я именно так и подумал.
София довольно улыбнулась, почувствовав, что работа практически в ее кармане.
— Я до сих пор не смог найти замену своему преданному Полю. Жаль, что ему пришлось уехать с семьей в Мюнхен. В наше время найти человека, которому можно было бы довериться, так сложно. Может, попробуете занять его место?
— Место вашей правой руки? — удивилась девушка.
Бьяджо очень дорожил Полем. Не ожидала, что ее сразу так высоко оценят.
— Даже не знаю… — пожала плечами. — Вы слишком доверчивы, раз так быстро предложили мне эту должность, — как всегда, говорила то, что думала. — Не хотите для начала приглядеться к моей работе? Тем более, мне нужно многому научиться.
— А… — растерялся Пазини, действовавший сейчас, скорее, как мужчина, а не мэр города.
— Возможно, вы правы, но… Мне очень нужен помощник. Я так долго ищу замену… Самому тяжело решать важные вопросы.
— Ну, раз так… — засомневалась Соня.
Она уже была не уверена, правильно ли поступила, придя сюда. Бьяджо раньше казался ей более рассудительным. Но сейчас вел себя, как подросток.
— Когда сможете приступить к работе? — спросил Пазини.
— Мне нужно отработать положенное время в газете. Сами понимаете, не так быстро такие дела делаются.
— Хорошо! — всплеснул в ладони. — Тогда решайте свои вопросы и возвращайтесь. Я буду ждать.
— Спасибо! — улыбнулась и встала с мягкого дивана.
— Рад буду поработать вместе с вами, — протянул ей руку.
Его пальцы были худыми, длинными, с аккуратным маникюром. Истинный аристократ, манеры которого улавливались в каждом движении.
— Взаимно, — пожала его руку.
Увольнение из газеты прошло намного быстрее, чем она ожидала. Когда Массимо Паскуале увидел ее заявление об уходе, взорвался, как атомная бомба. Соня считалась одним из лучших журналистов Сорренто. Ее статьи всегда привлекали внимание общественности. Потерять такого сотрудника было слишком ущербно. Но Массимо отлично знал ее характер: раз она надумала уходить, то уже не передумает. И чтобы не потерять в лице сотрудников свое достоинство, Паскуале устроил скандал и выставил Соню из редакции в тот же день. Со стороны выглядело, будто не она уволилась, а ее выгнали. Хотя девушка особо не расстроилась. Решила перевернуть страницу, связанную с журналистикой, и начать все с чистого листа.
Ей нужно было все обдумать. Выбрав небольшое тихое кафе у моря, села за столик возле стеклянного ограждения и взглянула на чистую лазурную гладь, по которой скользили маленькие яхты и гигантские корабли.

ФОТО:

С работой разрешилось все очень быстро. Прогадала она или нет, устроившись к Пазини? Пока не могла определиться. Он не был вредным и за ним не тянулись шлейфом слухи о непорядочных поступках. То, что он проявлял к ней интерес, ее не смущало. Она привыкла к мужскому вниманию. Соня собиралась четко поставить все на свои места. Причиной того, что она пошла в мэрию, был интерес. Ей захотелось заглянуть за кулисы политических игр, куда ее не пускали. Раз в газете связали руки, то здесь она сможет узнать и сделать намного больше. София отдавала себе отчет, что, будучи мелкой пешкой, вряд ли сможет что-то кардинально изменить. Но зато она увидела, что сможет успешно нашептывать свои идеи на ушко Бьяджо. И если она правильно их преподнесет, то Пазини с удовольствием воплотит их в жизнь. Таким образом, он будет главой Сорренто, а она его шеей — куда захочет, туда ее и повернет. Софии очень хотелось хоть что-то сделать для родного города. Большего ей пока и не нужно было.
— Это правильное решение, — выдохнув, произнесла Софи, обдумав все и взвесив. — Раз игрок изменил правила, сыграем не против него, а на его стороне.
— Ваш заказ, сеньора, — подошла официантка и подала блюдо с аппетитной лазаньей и джелато.
Софи любила вкусно поесть. Все, что происходило в ее жизни, она разделяла с кулинарией. То ли это хорошие новости, то ли неудача, момент принятия важного решения или меланхолия — это был прекрасный повод посмаковать и расслабиться. Возможно, именно поэтому у Сони никогда не было депрессии.
Весь день она провела в свое удовольствие. Хоть раз никуда не спешила, не решала кучу семейных вопросов, не выслушивала нарекания редактора, а просто отдыхала, гуляя по городу и обдумывая дальнейшие действия.
Выбор был сделан.
Ближе к шести направилась домой. Ей хотелось присутствовать при въезде к соседке новых жильцов. О том, что процесс начался, она услышала издалека. Остановившись, взглянула в сторону своего дома. Там царил очередной хаос. Посреди дороги стояло такси. Пьер, натянув на себя яркий ядовито-салатовый фартук, желтую футболку и красные шорты, изо всех сил пытался вытащить из багажника два чемодана сразу. Он хотел продемонстрировать гостям свое гостеприимство и силу в придачу. Если первое было явно выражено, то второе сразу попало под сомнение. Чемоданы застряли и ни в какую не хотели подчиняться. Пьер дергал их, каждый раз меняя гримасу и выгибаясь, будто подключенный к вольтовой сети. В это время Кэмп и Тэк были в плену у Джузеппы. Она едва с ума не сошла, увидев Чжона. Два красавца в ее доме — это было похоже на короткое замыкание в мозгах, грозящее сумасшествием.
Пока оба молодых человека пытались переслушать поток слов Россы, таксист вышел из машины и стал за спиной уже багрового Пьера. Вместо того, чтобы ему помочь, принялся подсказывать, как лучше вытянуть чемоданы.
Вокруг этих мизансцен, визжа, бегали три племянника Софи, гоняясь за орущим Пикселем.
Из окна высунулась старушка, которая этой ночью так рьяно защищала честь Марселы. Оценив, что происходит, крикнула старческим дрожащим голосом:
— Пьер, возьми снизу!
— Ага! — дернул снова чемоданы. — Чем? У меня руки заняты!
— Так по одному, внучек.
— Что вы… вообще… понимаете… — дернул еще раз и в этот раз полетел вместе с чемоданами навзничь.
— Папа, папа, папа! — закричали дети, хохоча.
Кэмп хотел помочь французу, но Росса крепкой хваткой вцепилась в его руку.
— Пьерушка справится. Пойдемте, я лучше покажу вам ваши комнаты, — не говорила, а пела Джузеппа.
Софи поняла, что пора вмешаться.
— Добро пожаловать! — отозвалась она издалека.
— Вот же вовремя… — сердито проворчала Росса.
Кан Чжун Ги был безумно рад слышать ее голос. Она в его глазах была спасением среди непривычного ему дурдома.
— София! Ты уже вернулась! Помочь? — вырвался от Джузеппы и хотел забрать у девушки сумки с покупками.
— Спасибо, — согласилась отдать их только ради того, чтобы забрать от приставучей соседки.
Но Росса была не промах. Притянув к себе Кэмпа, вернула пакеты Соне.
— Сама донесет. Она сильная. Вся в брата! — прострочила скороговоркой.
Тэк все это время стоял молча и иронично наблюдал за балаганом. Рик мечтал о тишине, но пришлось смириться, что скоро она не настанет.
Все давно забыли об ушибленном чемоданами Пьере. Тот стонал и, ухватившись за лоб, причитал, что умирает. Таксист, закурил и, наклонившись к нему, предложил сигаретку.
— Вы не видите… что у меня последние минуты жизни? — высоким голосом страдальчески произнес блондин.
— Самое время курнуть. Легче будет отходить, — затянулся, хихикая, таксист.
— Вы бесчувственный чурбан.
— Мне кто-нибудь заплатит сегодня или нет? У меня работа!
— Да, конечно! — спохватился Кэмп и, вытянув из кармана деньги, протянул мужчине. — Сдачи не нужно.
— Да прям там… — проворчал таксист.
Пересчитав купюры и обнаружив, что сдача не мелкая, прокашлялся, сел за руль и тут же «отчалил», будто боялся, что парень передумает.
— Пойдемте, я покажу ваши комнаты, — Джузеппа взяла гостей под руки и потянула к себе в дом.
— Они и сами могут пойти. Чего вы их тянете, словно под венец? — вмешалась Соня.
— Иди, спасай брата. Он, кажется, в очередной раз умирает, — бросила через плечо Росса.
— А чемоданы? — подсказала Соня.
— Точно, — вспомнил Кэмп.
Джузеппе пришлось на время отпустить гостей, чтобы они забрали свои вещи, валявшиеся вместе с Пьером на дороге.
В этот момент енот, которому стало обидно, что его не взяли участником в общее событие, включил воду, взял шланг и принялся поливать всех с террасы. Дети завизжали, как резанные. Пиксель взревел, словно идущий на посадку истребитель, и пулей влетел в кусты. Пьер издал прощальный стон, а старушка, раскрыв рот, посмотрела на чистое небо, удивляясь, откуда пошел дождь. Ей и в голову не пришло, что это дело лап Мачо, которого она так и не заметила.
Тэк, как только полилась вода, интуитивно ухватил Софию за руку и, притянув к себе, прикрыл от брызг. Девушка удивленно взглянула на него, ощутив щекочущее чувство в животе. Чжон выглядел спокойным, словно ничего не происходило, но, тем не менее, его рука заботливо придерживала ее, не позволяя выходить под льющуюся воду.
Джузеппа стояла с открытым ртом, как индийская киномачеха в ливень, и таращилась на Рика и Соню. Кэмп, увидев поступок друга, лишь слегка улыбнулся и, прикрыв глаза рукой, взглянул на хулигана-енота. А тот шипел и продолжал обрызгивать всех водой.
— Что здесь происходит?! — послышался громогласный голос Жильбера Легранда. — Мелкая зараза!
Енот, увидев деда, завизжал и замотался по террасе, не отпуская орудие беспорядка. «Морской волной» накрыло и старика. Но Жильбера этим не напугать. Наступив на шланг, отнял его у Шкета и выключил воду. Взглянув вниз, покачал головой, оценивая последствия потопа.
— Такое мелкое и такое противное, — причмокнул языком и тут увидел Соню «под прикрытием» широкоплечего азиата. — А эт что у нас тут происходит?..
В этот момент Соня отстранилась от Чжона и отвела взгляд.
— Спасибо. Вы промокли… Выберите комнату и быстрее переоденьтесь… — бросила ему, лишь бы не молчать, и принялась приводить в чувство лежавшего звездой Пьера.
Тэк молча взял чемодан и, бросив косой взгляд на угрюмого Жильбера, сканировавшего его с ног до головы, пошел к стоявшей статуе по имени Джузеппа. Она, увидев его, перестала дышать и закрыла глаза, на мгновение представив, как он прижимается к ней и шепчет: «Не бойтесь. Я рядом». Томно выдохнув, открыла глаза и вздрогнула, увидев парня перед собой.
— Комнату покажете? — прозвучал его спокойный хриплый голос.
— А как же, — Росса расплылась в довольной улыбке. — Все покажу. Проходите, — пропустила его вперед и схватилась за сердце, глядя на мокрую рубашку, обтянувшую его широкие крепкие плечи.
Джузеппа от восторга округлила рот и развела руками, будто измеряла их в воздухе. Губы начали что-то беззвучно шептать. Женщина была на грани культурного шока.
— Какое искусство, — выдохнула, прижав к себе руки.
— Мы идем? — послышалось у нее за спиной.
Джузеппа оглянулась и увидела Кан Чжун Ги. А он был вообще весь мокрый. Вторая серия триллера под названием «Мужская грудь-2: вид спереди» довела Россу до тахикардии.
— Идем, голубчик, — держалась за сердце. — Все идемте. Туда… — указала на дверь.
— Вам плохо? Вы побледнели, — улыбчиво спросил Кэмп.
— Наоборот. Слишком хорошо, — выдохнула женщина.
— Правда? Рад за вас, — шаловливо рассмеялся Кан Чжун Ги и последовал за Тэком.
София проследила за ними и качнула головой.
— Добром это не закончится, — прошептала себе под нос. — Пьер! — выписала брату звонкую пощечину. — Период реанимации закончился. Вставай!
— А-а-а, — протянул француз и приоткрыл плавающий взгляд. — Где я?
— На асфальте.
— В каком городе?
— Вставай уже, — потянула его за плечи.
— У меня сломаны ребра.
— Где? — ткнула пальцем в грудь.
— Ой-ой-ой, болит! — скрючился.
— Прекрати паясничать!
— У меня правда сломано ребро. А, может, и два. Оно мне давит куда-то внутрь.
— Пошли домой.
— Я умираю…
— Ты уже ожил, — все же заставила брата встать и потянула его к лестнице. – Дети, домой!
— Софиюшка, а ты «Дикую Марселу» не смотришь? — послышалось у девушки за спиной.
Старушка в окне решила подать признаки жизни. Соня с трудом оглянулась, держа на себе едва стоявшего на ногах Пьера.
— Что? — переспросила она.
— «Дикую Марселу» не смотришь?
— Еще мне Марселы не хватало для полного счастья.
— Посмотри обязательно. Сегодня Педро должен признаться ей в любви. Вчера духу не хватило. Он такой застенчивый и так от этого страдает бедный.
— Сочувствую… — выдала девушка, едва не растянувшись на ступеньках под тяжестью брата. – Иди сам, я тебя не удержу! — толкнула Пьера в бок.
— Ой, больно! Ребро!
С трудом Соня дотянула страдальца к дому и уложила на диван в прихожей. Пока она возилась с братом, в дверях показался Жильбер, с подозрением поглядывающий на внучку.
— Что это за вьетнамец? — громыхнул он.
София удивленно уставилась на деда.
— Где?
— Тот, что лапал тебя.
— Меня никто не лапал. Дедушка, ты снова что-то себе нафантазировал.
— Почему он стоял так близко к тебе?
— Прикрыл от воды.
— А ты у нас сахарная?
У Софии начали сдавать нервы. Дед был очень противным и надоедливым. Если вбил себе что в голову, не переубедишь.
— Он поступил так ради вежливости.
— Угу… — дед недоверчиво сверлил внучку сердитым взглядом, сведя густые седые брови к переносице. — Что здесь делают вьетнамцы?
— Он и его друг из Кореи.
— Северной? — приготовился к гневу.
— Южной.
— Угу… — немного смягчился. — Все равно одной породы.
— Софиюшка, как же больно-о-о… — стонал Пьер. — Я правда сломал ребра…
— Ну что мне с тобой делать?! — сдалась София.
С везением ее брата могло быть что угодно. Вдруг и правда что-то себе повредил. И тут Соня вспомнила о Чжоне.
— Полежи здесь, я врача позову.
Идти к Рику не особо хотелось. Перед глазами возник эпизод, когда он прикрыл ее собой. Только вспомнила это, как в животе снова появилось щекотливое чувство.
Двери дома Джузеппы были открыты. София постучала, но в ответ никто не ответил.
— Они хоть живы там? — проворчала девушка и вошла без приглашения.
Послышались голоса со второго этажа. Соня глубоко вдохнула и стала подниматься по лестнице.
— …Посмотрите, какая красота, — послышался голос соседки. — Вид из окна прекраснее любой картины. Согласитесь.
— Мы согласны, — улыбнулся Кэмп. — Вот деньги за жилье.
— Отлично! — прижала к себе купюры. — Выбирайте любую. Есть однокомнатные, есть две двухкомнатные. Располагайтесь, — не спешила уходить, поедая глазами молодых людей.
— Извините… — за ее спиной послышался голос Сони.
Росса подпрыгнула на месте от неожиданности.
— Напугала! — шлепнула девушку по руке. — Зачем пришла? Мы заняты!
Чжон оглянулся и встретил обеспокоенный взгляд девушки. Он без слов понял, что пришла она к нему. Даже догадался, по какому делу.
— Могу я вас попросить? — вежливо обратилась к Рику.
Кэмп снова занял позицию любопытного наблюдателя.
— Мой брат упал и… Я не знаю, может, ничего серьезного… Но с его везением. Вы можете осмотреть Пьера?
— Конечно, — на удивление Софии Рика не пришлось уговаривать.
Он без лишних слов оставил чемодан в коридоре и пошел следом за девушкой.
Кан Чжун Ги хитренько проследил за ним, а потом взглянул на улыбающуюся ему соседку. Осознав, что остался с ней наедине, спохватился и побежал следом за другом.
— Чжон, я могу тебе пригодиться!
— Нет, ну всегда она все портит! — рассердилась Росса. — Ее семейка — это мое проклятие! Это из-за нее у меня нет личного счастья!
София пригласила гостей в дом. Пьер все так же лежал на диване и громко стонал. Увидев Чжона, протянул к нему руку, будто собирался прощаться, и изобразил еще более страдальческий вид. Жильбер сидел за столом и ел макароны, наблюдая за драмой.
— Здравствуйте! — поздоровались с ним гости.
— Угу, — проворчал дед и кивнул в сторону внука. — Спасайте, а то достал уже.
— Это мой дедушка, Жильбер Легранд, — София представила им старика. — А это волонтеры больницы «Сантьяго»: Кан Чжун Ги и Тэк Чжон-Рик.
— Угу… — Жильбер безразлично отправил в рот полную ложку макарон.
Софии стало неудобно из-за бестактного поведения деда. Хотя ребята особо не обратили внимания на его манеру общения. Чжон подошел к Пьеру и попросил встать.
— Я боюсь, — простонал француз. — А вдруг ребро влезет куда-то.

ФОТО:

— Встаньте, пожалуйста, — повторил просьбу Рик.
— Пьер, делай, что говорят, — строго сделала замечание Софи.
Блондин, не прекращая стонать, кривясь и пыхтя, встал. Пошатываясь, хлопал все время ресницами, будто пытался навести резкость.
— Голова кружится? — спросил Чжон, став напротив него.
— Очень, — выдавил из себя больной.
— Выпрямьтесь.
Пьер послушно сделал то, что он просил.
— А теперь глубоко вдохните.
— И-и-и! — француз шумно втянул в себя воздух.
Кэмп всеми силами пытался сдержать просившийся смех. Глупое выражение лица Пьера могло оставить равнодушным разве что железного Рика.
— Задержите дыхание, — продолжал Тэк.
Пьер надул щеки и покраснел, как помидор.
— Выдохните.
Выдох был очень резким, прям в лицо врачевателя. Тут у Кэмпа сдали нервы, и он затрясся от смеха. Соня, увидев это, наклонила голову, тоже улыбнувшись. Чжон, прикрыв глаза, выдержал паузу.
— Идиот… — прошептал Жильбер, взяв в руки куриную ножку.
— Извините, я не хотел, — Пьер принялся просить прощение, а потом кланяться, вспомнив, что так принято на Востоке.
Чжон наблюдал за его активными телодвижениями, пытаясь понять, в каком месте у него перелом. «Пациент» был целым и невредимым. Единственный недуг, мучавший его, — это ипохондрия. С ней справиться было куда сложнее. Поэтому Рик продолжил осмотр.
— Все в порядке, — успокоил он больного. — Станьте ровно.
Пьер вытянулся, как солдат. Рик коснулся его ребер, и француз тут же захохотал на весь дом.
— Щекотно!
Увидев строгий взгляд Чжона, снова стал ровно и покорно отдал тело врачевателю.
— Вы здоровы, — заключил Тэк после тщательного осмотра.
— Вы уверены? — пристал к нему Пьер.
— Уверен.
— У меня еще колет вот здесь, — указал в районе сердца. — Вдруг ребро влезло.
— Если бы влезло, вы бы не смогли наклониться так просто.
— Да?
— Да.
София с интересом наблюдала, как терпеливо и сдержано возится Тэк с ее приставучим братом.
— А голова еще кружится. Может, сотрясение? — не утихал Пьер.
— Тошнит?
— Нет.
— Есть хочется?
— Очень, — Пьер растянул добродушную улыбку. — А вам? — заглянул в лицо тоже улыбнувшегося Рика.
— Немного.
— Софи, что ты сидишь? Накрывай на стол! — махнул рукой сестре. — У нас гости, а ты прохлаждаешься, — хотел показать, кто в доме хозяин. — Ой! — схватился за плечо. — А, может, плечо вывихнул? Больно!
— Не думаю, — улыбчиво ответил Рик.
— У меня давление. Очень стучит в голове. Прям, как колеса паровоза: тыдыщ-тыдыщ, тыдыщ-тыдыщ.
— Может, хватит уже? — Соня строго сделала замечание брату. — Развел тут цирк.
— Тонометр и фонендоскоп есть? — терпеливо спросил у нее Чжон.
— Сейчас принесу, — выдохнула, сто раз пожалев, что дернула гостей из-за причуд брата.
Пьер расстегнул рубашку и сел на диван, готовый к полному обследованию. Жильберу стало уже даже интересно. Он любил есть, смотря телевизор. Но сейчас даже не включил его. Происходящее увлекло больше, чем итальянские новости.
Соня принесла нужные аппараты. Рик измерял Пьеру давление и по просьбе француза прослушал сердце.
— Вы здоровы, — сделал Чжон заключение.
— Правда? — обрадовался блондин, расплывшись в доброй улыбке, едва не пустив слезу. — Софиюшка, я буду жить. Накрывай на стол, это надо отпраздновать!
У Рика на губах снова проскользнула легкая улыбка, которую в этот раз уловила Соня. Тут же отведя от него глаза, направилась на кухню.
Началось шумное приготовление ужина. Суматоху в доме дополнили вбежавшие из улицы дети. Они тащили обезумевшего Пикселя и мокрого енота. София пыталась их угомонить, но ее никто не слушал.
— Пьер, ты отец или нет? — обратилась девушка к брату. — Сделай что-нибудь со своими детьми!
— Я отец или нет?! — крикнул Пьер, стукнув кулаком по столу. — Слушаться папу!
— Бе-бе-бе! — показал ему язык Жак.
— В угол!
— Бе-бе-бе!
— Сейчас я тебе покажу бе-бе-бе! — принялся вытягивать из брюк ремень.
— Штаны спадут, — подсказала Соня.
— Все под контролем! — сообщил Пьер и, вооружившись ремнем, побежал за детьми.
В дверях небольшой кухни появились Рик и Кэмп.
— Помощь нужна? — спросил Кан Чжун Ги. — Мы с кухней на «ты».
— Вы в этом доме гости, — ответила Софи, вытирая лоб. — Отдохните пока на террасе. Вечером из нее открывается изумительный вид на город и море.
— Может, мы пока пойдем переоденемся? — предложил Кэмп.
— Хорошая идея! — согласилась Софи. — Я вас вытащила из дома едва не с чемоданами, да еще и мокрыми. Извините.
— Тогда мы скоро придем.
Оба друга так и сделали. Они вернулись в дом Россы и, выбрав раздельные спальни, привели себя в порядок.


Последний раз редактировалось: Lana (Чт 27 Янв 2022, 12:48), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 EmptyЧт 21 Окт 2021, 13:57

Джузеппа, услышав, что ее квартиранты собираются на ужин к соседям, едва не лопнула от негодования. Она тут же направилась на кухню, решив присоединиться к процессу.
Прежде, чем пойти в гости, Тэк и Кэмп зашли в небольшой магазин, находившийся неподалеку, и купили вино, фрукты и десерт. Кэмп еще прихватил букет роз для Сони.
— Я похож на мачо? — улыбаясь, спросил Кан Чжун Ги.
— У них уже есть один мачо, — заметил Тэк.
— Кстати, мне этот енот не внушает доверия. Слишком наглая морда. Как у афериста. Не находишь?
Тэк улыбнулся, ничего не сказав. А Кэмп отметил, что это была далеко не первая улыбка на лице друга за сегодняшний день. На душе стало легче. Чжон, сам того не замечая, был уже не таким угрюмым, как прежде.
Когда вошли на террасу Софии, увидели большой стол, уставленный разными блюдами. От них исходил такой аромат, что у Кэмпа голова закружилась. Впервые видел такое изобилие.
— Вы вовремя! — пригласил их к столу Пьер.
— Это вам, — гости протянули Софи пакеты с покупками.
— Что вы! — рассмеялась девушка. — Не стоило. У нас принято угощать ужином новых соседей.
— А у нас принято не ходить в гости с пустыми руками, — ответил Кэмп. — А это лично тебе, — протянул ей букет.
— Как мило! Спасибо! — оценила цветочную красоту девушка. — Истинные джентльмены. Проходите! Не стойте на пороге. Пьер, помоги гостям разместиться.
— Не волнуйся, мы разберемся! — поспешил ответить Кан Чжун Ги, но француз уже тянул их к столу, усаживая рядом с главой семьи — Жильбером.
Дед покосился на двоих «вьетнамцев», которые уселись по правую сторону от него, и еще больше нахмурил брови. А Кэмп в это время уставился на богатый стол, который в близи еще больше сводил с ума аппетитными блюдами.
— Вот тут и пришел конец твоей овсяночке, — прошептал он Чжону.
Рик поглядывал на огромную пиццу, нарезанные сыры разных сортов, вина, фрукты, лазанью, пасту и еще много чего, и думал о том, что бы ему сейчас сказал Сатоши. О каком самоконтроле могла идти речь, когда перед тобой были собраны самые вкусные блюда Италии? Тут даже железный сломался бы.
 
ФОТО:

— Хозяйка! — послышался крик со стороны ворот.
На террасе появилась Джузеппа с огромным подносом. На нем лежала запеченная утка с овощами. В другой руке Росса держала бутылку вина.

ФОТО:

София, увидев ее, уперла руки в бока и громко заявила:
— Разве можно в вашем возрасте есть на ночь? Идите спать!
— Пусть гости оценят мою утку и поймут, как опыт дает фору незрелости, — задрав нос, заявила Джузеппа.
— А это утка? Я думала, вы ворону зажарили.
— Я бы твоего енота зажарила! Он вчера стащил мое белье с балкона!
— А я то думаю, что за парус поднялся у нас на крыше, — указала вверх.
Возле дымаря на антенне в свете ночных фонарей показалась развевающаяся на ветру ночная рубашка.
— С рюшечками. Все пыталась вспомнить, где такое видела. И тут осенило: моя бабушка носила точно такую же, — уколола соседку Софи.
— Я удушу эту крысу! — взвизгнула Росса. — Где ваш енот?
— Не стесняйтесь, — посоветовала Соня. — Никто не догадается, что это ваше. Разве что размерчик может выдать.
— Язык десна не режет?
— Он у меня не такой длинный, как у некоторых.
Росса отпихнула Софию бедром и демонстративно понесла поднос к столу. Отодвинув блюда от центра, поставила утку и села по левую сторону от Жильбера, как раз напротив гостей. Кэмп покосился на Рика, пытаясь удержать улыбочку.
— Скучно нам точно не будет… — прошептал другу на ухо и заметил, как тот слегка весело хмыкнул.
— Дети, ужинать! — закричал Пьер.
Три вездесущие проныры были тут как тут. София принесла тарелки и расставила перед каждым участником вечернего действа. Младший отряд тоже занял свои позиции: Пиксель у ног Жильбера, енот — на коленях у Жака.
— Вы что будете пить? — наклонилась к Тэку и Кэмпу, пытаясь перекричать поднявшийся галдеж за столом.
— Не волнуйся, мы сами себе нальем, — Кан Чжун Ги от такого внимания немного растерялся.
— Я тогда подам бокалы и стопки, — улыбнулась Соня. — Если что-то нужно будет, не стесняйтесь, говорите.
— Все поняли. Будем бить тревогу, — заулыбался Кэмп.
— О! Я забыл! — шлепнул себя по лбу Пьер. — Музыка!
И побежал в дом. Вскоре он притарабанил старый патефон и поставил пластинку — сборник итальянских песен, ставших классикой во всех уголках мира.

АУДИО:

Пьер, услышав первую песню Тото Кутуньо, завел на все побережье:

— Лашатеми кантаре
кон ла китарра ин мано
лашатеми кантаре
соно ун италиано!

(Lasciatemi cantare
con la chitarra in mano
lasciatemi cantare
sono un italiano)

Его тут же поддержали три чада, поющих, кто куда.
Кэмп покосился на Рика. У того на щеках заиграли желваки — впервые за многие годы из-за попытки сдержать смех.
— Чего ты блеешь, как цап, потерявшийся в пустыне? — бросил внуку Жильбер. — Всех собак переколотишь. Сядь за стол!
— Ага… за стол… — аж подпрыгнул блондин, издав смешок. — За стол! — орнул снова на распев.
Еще немного приготовлений и началось главное действо. Пьер встал и принялся разливать вино. Потом поднял бокал и торжественно толкнул речь:
— У нас сегодня хороший вечер! Говорят, если принимаешь гостей, значит, впускаешь в дом счастье. И чем лучше примешь гостей, тем больше счастья останется в стенах дома. Мы рады, что вы приехали в наш солнечный Сорренто! Надеюсь, вам понравится здесь! Теперь наш дом — ваш дом! Заходите к нам чаще, а еще лучше, если мы каждый вечер будем собираться вот так одной семьей. За встречу! — поднял бокал.
Послышался звон хрусталя. Чжон немного отпил вина и взглянул на богатый стол, еще не зная, что с этим всем делать. Жильбер ему помог. Он отрезал большой кусок запеченного сочного мяса и положил гостю на тарелку. То же самое сделал и для Кэмпа. Потом подал полную тарелку пасты и положил по куску пиццы.
— Спасибо, — поблагодарили его гости и переглянулись.
Тэк отрезал небольшой кусок мяса и неторопливо отправил его в рот. Вкус разбудил давно уснувшие ощущения наслаждения от еды. Рик попытался подавить их и отнестись к ужину спокойно. Зато Кэмпа понесло по полной программе. В нем умер агент, и ему на смену пришел истинный проголодавшийся мужчина. Он уплетал за обе щеки, едва успевая все тщательно пережевывать.
Соня заметила, как сдержанно ест Рик, и не удержала насмешливую реплику:
— Бережете фигуру? Или невкусно?
— Все очень вкусно. Спасибо, — ответил сдержанно Чжон.
От Жильбера этот краткий разговор не ускользнул. Он прокашлялся и продолжил есть пиццу. А вот Соню задел прохладный ответ. Она взяла тарелку с ризотто и поставила перед Тэком.
— Может, это вам подойдет. Насколько я знаю, рис в Корее любят больше всего.
— Спасибо за заботу, — так же спокойно поблагодарил парень и продолжил неторопливо есть.
Пьер в этот момент снова поднял бокал и начал петь итальянскую песню о любви, перекрикивая патефон.
— Закрой рот, не порть аппетит! — бросил ему ворчливый Жильбер.
— Любовь моя, я по тебе тоскую! — завывал оперный певец. — Я тебя ко всем ревную! Не дышу и не живу я, когда ты с другим!
Жак, чтобы не отставать от отца, взвыл фальцетом на одной ноте. Пока он дебютировал, Мачо уволок из его тарелки разрезанный персик и принялся громко чавкать.
— Еще винца, — привстала Джузеппа и начала наливать гостям красное душистое. — Вы совсем мало пьете. Это никуда не годится. Ничего, поживете у нас, научитесь жизни.
— Не суньте свой бюст в равиоли! — сделала ей замечание София.
— Где бюст, а где равиоли. Чего прицепилась? Или своим нечего зацепить? Завидуешь формам?
— Вот только не надо о формах. Мои тоже на месте, — Софи уперла руки в бока и тут же, опомнившись, поспешно взглянула на Кэмпа и Тэка.
Чжон продолжал есть, будто ничего не случилось, а вот Кан Чжун Ги покосился в ее сторону с легкой улыбочкой. Соня особо не смутилась, но все же щеки залил легкий румянец.
— В любви тону я, словно в океане-е-е! — продолжал тянуть ноту Пьер. — Нет повода мне жить, раз нет тебя! Ты счастье мне затмила горестью и печалью! Когда ушла к другому навсегда!
— Тише, Педро, наконец, решился признаться! — послышался крик со стороны окна старушки-соседки.
— Ура-а-а! — заорал Пьер. — Выпьем за Педро!
— За Педро! — пискляво завизжали дети.
Жильбер тоже протянул бокал, чтобы чокнуться. Ему было по барабану, за кого пить, лишь бы был повод.
Тэк, отложив вилку, принялся наблюдать за застольем. Обстановка была очень приятной. Не смотря на то, что время от времени кто-то норовил ссориться друг с другом, все происходило в дружеской атмосфере. Каждый заботливо следил за тарелками соседей и подсыпали в них, когда они пустели, наливал вино, шумно болтал и веселился. Как фон для счастливой семьи, за спиной шумело тихое море. Рик оглянулся и увидел мерцающую огнями темную гладь воды, а вдали пролившийся золотом город. В душе поселился уют. Это было второе задание, на котором парень забывался, кто он и откуда. Временная приятная амнезия, спасавшая от тоски прошлого.

ФОТО:

Просидели в веселой компании до полуночи. Рик намекнул, что ему с другом пора уходить, завтра нужно идти на работу. Пьяный Пьер пытался уговорить его остаться, а потом принялся обниматься, со слезами благодаря за спасение его жизни. Софи с трудом оттянула брата от Тэка.
— Ему нельзя пить. Он быстро пьянеет, — улыбнулась девушка.
— Спасибо за ужин. Было все вкусно, — сдержанно поблагодарил ее Тэк.
— Вы очень мало съели. Как можете судить?
— Он на строгой диете, — вмешался веселенький после вина Кан Чжун Ги. — Не обращайте на него внимания.
Софи взглянула на Рика, тут же встретив его взгляд. Он уже не был таким колким и жгучим. В нем читалось спокойствие и строгая сдержанность, которая больше всего интриговала девушку.
— Мы пошли, — слегка качнулся Кэмп и поцеловал Софи руку. — Я влюбился в твою пасту. Даш рецепт?
— Могу даже научить готовить, — рассмеялась Соня.
— Учту. Будем учиться. Тэк, ты с нами?
— Пошли уже, — улыбнулся Чжон и потянул друга к воротам.
Джузеппа, заметив, что гости уходят, забрала пустой поднос и побежала за ними следом.
— Да не спешите так, все равно опоздали, — поддела ее смеющаяся Софи.
— Если сама опоздала, другим не завидуй!
— Осторожно на лестнице!
Чжон и Кэмп, с трудом распрощавшись с Джузеппой, поднялись на второй этаж.
— Доброй ночи, — пробубнил Кан Чжун Ги и поплелся к себе.
— Доброй, — ответил ему Тэк.
— Рик! — вдруг позвал его друг.
Чжон оглянулся. Кэмп застыл на пороге своей спальни и тоскливо смотрел на товарища.

ФОТО:

— У меня впервые появилась мечта, — едва слышно сказал Кан Чжун Ги.
— Какая?
— Хочу… жить, как человек… — качнулся. — Но ведь это невозможно, правда? За нас уже давно все решили… — иронично и горько рассмеялся.
— Ты пьян. Ложись спать, — Тэк не сразу отвел глаза от грустного друга.
Войдя к себе в спальню, Рик закрыл на замок дверь и сел на край кровати. Свет не включал. Он прислушивался к еще доносившимся веселым голосам соседей, смешанных с шумом моря. В душе царило смятение. Привычный холодный образ жизни был опять нарушен. Тэк предпочитал жить в холоде, чем, согреваясь, оживать, зная, что все равно рано или поздно все это уйдет.
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 EmptyПн 22 Ноя 2021, 13:41

Новые соседи

Здесь все казалось особенным: ярче, уютнее, приятнее. И Чжон этого остерегался. Он давно держался подальше от вещей, которые дарили уют. Не хотел привыкать к тому, от чего рано или поздно придется отказаться. Поэтому Рик все так же вел себя сдержанно и слегка отчужденно, ища способ быстрее решить поставленную Фортом задачку и уехать из этого места, которое то и дело навевало воспоминания о детстве и норовило вызвать чувства и мысли, нежелательные для его заточения в строгих правилах и принципах.
Этим утром он устроил себе пробежку на берегу Неаполитанского залива. Вид очаровывал туристов, вышедших на утреннюю прогулку. Но только не Тэка, по-прежнему не позволявшему себе лишних эмоций. Хорошенько разогрев тело вошедшей в привычку тренировкой, остановился недалеко от большой площадки, на которой с самого утра начали сооружать нечто похожее на сцену. Рик, присев на большой камень, который нежно окутывали подбегавшие волны, принялся наблюдать за работой строителей.
В какой-то момент парень почувствовал некое легкое волнение. Ему показалось, что за ним кто-то наблюдает. Чжон будто невзначай осмотрелся, но ничего подозрительного не обнаружил. И все же странное чувство не ушло и продолжало ему мешать.
Немного передохнув, Тэк побежал в сторону съемного дома. Его ждал непростой день. В больницу поступили пару тяжелых пациентов, пострадавших в потасовке, а еще сегодня приезжали его коллеги из Форта под видом все тех же волонтеров. Воспоминание о Лилу вызывали у Рика смешанную реакцию: улыбку и головную боль.
Чжон выбежал на береговую дорогу и направился к улице, на которой теперь жил, ведь дома Софи и ее шумной соседки Джузеппы выходили террасами именно на этот очаровательный морской пейзаж.
Вдруг странное чувство, что за ним наблюдают, особо взбунтовало, и Тэк невольно взглянул в сторону небольшой парковки. В этот момент в одной из стоявших там машин с затемненными стеклами начало закрываться окно. Чжон не успел рассмотреть, кто сидел внутри нее, но тут же взглянул на номера, зафиксировав цифры в памяти. Рик, будто ничего не заметив, повернул на свою улицу и тут же увидел у входа в дом Россы такси.
— Держись, парень… — вздохнул Тэк, представляя, какой дурдом его ожидает.
И не ошибся. Только он появился в доме, как ему навстречу выбежала Лилу и, запрыгнув на него, крепко обняла.
— Привет, Чжон! Как же я по тебе соскучилась! — закричала, едва не придушив парня. — Мы только из Рима. Волонтерили пару дней в центральном офисе Красного Креста. Нам сообщили, что требуется помощь в нескольких городах Италии. Мы увидели в списках добровольцев из Кореи твое имя! Земля круглая, однако! Мы с друзьями тут же решили отправиться к тебе и Кэмпу в Сорренто! Сколько лет, сколько зим, Чжон! — глядела на него радостными глазами, все так же обнимая за шею. — Вместе мы здорово проведем здесь время!
Джузеппа стояла немного в сторонке и растерянно наблюдала за этой сценой. Ей на миг показалось, что не к ней поселились азиаты, а она сама переехала куда-то на Восток. Не ожидала, что заявятся друзья Рика и тоже изъявят желание арендовать у нее жилье. Хотя кроме некой временной потерянности, вызванной столь неожиданным стечением обстоятельств, ее больше ничего не смущало. Деньги ребята заплатили приличные, показались ей веселыми и доброжелательными, что сулило женщине прекрасное времяпрепровождение в шумной компании. А она это любила, как и все итальянцы. Терпеть не могла тихие, одинокие вечера. Но одно все же ей не нравилось — видеть Лилу в объятиях Чжона. После тренировки он смотрелся таким привлекательным, что пережить столь близкое приветствие для Джузеппы было не так просто.
— Лилу, я тоже рад тебя видеть, но ты не хочешь слезть с меня? — Тэк пытался говорить как можно мягче.
— Я разве тяжелая? — состроила удивление рыжая.
— Нет. Но не думаю, что сидя на мне, ты позволишь поприветствовать остальных.
— Я не помешаю.
— А я думаю, помешаешь, — значительно ответил Рик, заметив в этот момент, как заискивающе улыбается Кэмп.
Чжон все же сумел отцепить от себя липучку и подошел к стоявшим рядышком Дзиро и Квак Гван Су. Брат рыжей глядел на Рика, как на врага народа. Но ему пришлось пожать руку приветствия, придерживаясь своей роли. Гван Су же, увидев протянутую руку Чжона, так разволновался, что принялся интенсивно вытирать о футболку свою ладонь и лишь после этого ответил на приветствие. Он был сильно впечатлен, так как даже не мечтал, что когда-то сможет пожать руку своего кумира. Рик удостоил его легкой улыбочкой, но не больше.
— Какая встреча! Потянет на «Оскар»! — послышался незнакомый Чжону голос.
Он оглянулся и увидел широко улыбавшегося парня, снимавшего встречу на камеру. Чжон даже не заметил, когда он появился, и это ему не понравилось. Не любил, когда что-либо происходит вне его контроля.

ФОТО:

— Пак Мин Чжэ! Новичок среди волонтеров, — парень тут же протянул руку Тэку. — Наслышан о тебе. Надеюсь, мы поладим.
«Так вот он, переведенный первоклассный следовать НСР с испорченным характером, — Рик изучающе посмотрел на заявившегося нового коллегу. — Нагловатая улыбка, пронырливый взгляд и беспардонность. Да… полный набор для незабываемого, так сказать, отдыха на курорте». Чжон иронично приподнял бровь и пожал руку новому знакомому.
— Тэк Чжон-Рик, — спокойно поприветствовал заявившегося следователя Форта.
— Вы неплохо здесь устроились! — весело заметил Мин Чжэ.
— Это Сорренто. Здесь нет плохих мест, — Кэмп пришел на помощь другу, положив на плечо новичка руку. — Предстоит хорошенько поработать, но в каких условиях! — развел руками.
— Мой человек! — еще шире растянул голливудскую улыбку следователь под прикрытием и подмигнул Кан Чжун Ги. — Я уже предвкушаю это приключение. Мне нравится здесь. Надеюсь, мы станем хорошими друзьями. И знаете почему? — наклонился к Кэмпу.
— Нет, — тоже улыбался ему Кан Чжун Ги, но намного сдержаннее и с едва уловимой иронией.
— Потому что мы будем жить под одной крышей, дышать одним воздухом и с благими намерениями помогать нуждающимся. Разве не благородная миссия?! Я безумно рад, что пошел в волонтеры. Это занятие вызывает у меня некий азарт.
— Это здорово, — кивнул Кэмп, покосившись на Рика. — Но это еще не все гости.
— Да, есть еще одно милое создание, вскружившее мне голову. И я бьюсь об заклад, что приручу эту крошку, — заявил Мин Чжэ.
— М-да… Скоро ты пожалеешь об этих словах, — прокашлялся Кан Чжун Ги. — Твой выход, милая, — сказал в сторону кухни.
Чжон оглянулся и замер. Вот кого точно не ожидал увидеть здесь, так это Николь.

ФОТО:

— Привет. Успел соскучиться? — заулыбалась и, подойдя, крепко обняла его, поцеловав в щеку. — Наконец-то мы сможем побыть вместе… — прошептала на ухо.
— Кто этот парень, что к нему липнут все девчонки? — скривился Мин Чжэ.
— Ее брат, — как между прочим заметил Кэмп.
— Что? — уставился на него новичок. — Ты почему раньше не сказал? Как он относится к парням сестры?
— Еще никто не выжил.
— Очень смешно… — хмыкнул. — Брат, значит?.. Ух ты… Нежданчик… Тогда моя миссия под угрозой.
— И не только она, — заметил Кан Чжун Ги.
В дверь постучались. Джузеппа вздрогнула, придя в себя. Не было на нее похоже, но такое количество азиатов с латиноамериканскими страстями даже ей на пару минут заткнуло рот.
— Кто-то еще? У меня уже некуда заселять, — забормотала под нос. — О, София! — воскликнула, увидев на пороге соседку. — Еще тебя не хватало!
— Я тоже рада вас видеть, — выдавила вежливую улыбку Соня. — Услышала визг и решила проверить, в порядке ли мои коллеги, — в этот момент заметила, как Чжон, обняв Га Ён, что-то тихо с ней обсуждал.
— Может, они визжат от счастья. Не допускала такой мысли?
— Именно такой нет. Даже в голову не пришло, — поспешила отвести взгляд от Рика.
— Не удивительно. Не всем дано родиться с исправной соображалкой.
— Но зато как много рождено с длинным языком и носом. Нашествие какое-то. Доброе утро всем! — приветливо поздоровалась с новыми волонтерами. — Я София Легранд, ваша соседка.
— И наш милый гид, а также координатор в волонтерской работе Сорренто, — подошел к ней Кэмп. — Доброе утро. Прекрасно выглядишь, — поцеловал ей руку.
— Спасибо и взаимно, — заулыбалась Софи.
Джузеппа едва не лопнула от негодования.
— Познакомься, это новые волонтеры больницы. Приехали из Рима. К счастью, большинство — наши старые друзья. А некоторые… — взглянул на Николь, — даже родственники.
— Родственники? — удивилась Соня.
— Это Тэк Га Ён, сестра Чжона, — представил девушку.
София немного растерялась.
— Сестра?
— Понимаю. Такой поворот событий вызвал у тебя множество вопросов, — наклонился к ее уху и прошептал: — Я говорил, что Рик сирота. Но это не исключает возможности иметь других родственников.
— Оу… Конечно, — опомнилась Софи. — Я даже не подумала об этом.
— Говорю же, не всем дано думать, — выразительно напомнила Росса.
Соня недовольно покосилась на нее, но промолчала.
— Мы так редко видимся. Брат все время в разъездах. Вот я и решила тоже пойти по его стопам — стать волонтером. А тут такая хорошая возможность и поработать на пользу, и провести вместе время, — приветливо заулыбалась неожиданная гостя, протянув руку Софи. — Мое второе имя Николь. Думаю, его тебе легче будет запомнить. Рада знакомству. Не против, что я сразу на «ты»? Надеюсь, мы подружимся.
— Конечно! — оживилась Соня. — Обязательно. Ты очень милая девушка и невероятная красавица, — не льстила, так как действительно сестра Рика впечатлила ее своей яркой внешностью.
— Ты тоже! — заметила Га Ён.
— Спасибо, но мне далеко до такой эффектной девушки, как ты.
— Ты явно себя недооцениваешь. Твои кудряшки невероятно тебе идут.
— Да, кудряшки — это мое все.
— Это правда. Они очень симпатичные, — подошел к ней следователь. — Пак Мин Чжэ и я тоже не против, если мы сразу перейдем на «ты», — поцеловал Софии руку.
— Очень приятно познакомиться, — улыбнулась Соня, но без излишнего кокетства, усмотрев в парне еще того ловеласа.
Кэмп подкинул еще парочку шуток и познакомил Софию с остальными волонтерами.
— Ну что же, будем заселяться! — торжественно скомандовал Пак Мин Чжэ.
Росса немного растерянно взглянула на волонтеров.
— Тут такое дело… — замялась.
— Что? Вы передумали сдавать жилье? — улыбчиво спросил Кэмп.
— Нет, конечно! Я очень рада, что мне посчастливилось за один раз найти жильцов, — спохватилась. — Но… Дело в том, что вчера вечером одну комнату уже забронировали по телефону. Я не рассчитывала, что вас будет так много. Теперь не знаю, как всех разместить…
— Так это не проблема! Я то думал, что что-то серьезное, — Мин Чжэ взял игру на себя. — У вас сколько комнат?
— Пять. Три односпальные, две из которых уже заняли эти молодые люди, — указала на Рика и Кан Чжун Ги. — Третью, как я говорила, забронировали. Осталось две комнаты с двумя кроватями. Но вас ведь пятеро… — пожала плечами.
— А сразу сказать не судьба? — сделала ей замечание София. — Вы наверняка уже взяли деньги за жилье, а сообщаете эту невероятно радостную новость только сейчас. Так на вас похоже.
— Я не хочу разбивать надежды друзей. Ты такая бесчувственная! — ответила в сердцах Росса.
— Их надежды или свою выгоду?!
— О, я тебя умоляю, иди, куда шла! Чего ты сюда приперлась?
— Я не позволю вам дурачить моих друзей!
— Ты их впервые видишь и уже заявляешь, что они твои друзья?
— Друзья моих друзей и мои друзья!
— Так вот какого счастья ты им желаешь? Хочешь, чтобы они жили порознь? В этом доме они будут пусть в тесноте, но не в обиде! Им будем уютно и хорошо! А главное — они будут все вместе!
Новички переглянулись, так как для них было дикостью слышать такого рода скандал. А вот Рик и Кэмп оставались спокойными. Они уже прошли боевое крещение.
— Милые дамы, прошу вас, успокойтесь, — вмешался Мин Чжэ. — Нет никакой проблемы. Мы все решим. София, милая, мы очень признательны, что ты волнуешься о нашем удобстве. Но правда, не стоит переживать. Мы поместимся здесь. Тем более, что в своих комнатах вряд ли будем проводить много времени. Разве в таком городе можно долго усидеть в спальне? А для переночевать мы потеснимся и в еще меньших комнатках. Правда, ребята? — посмотрел на остальных.
— Согласен, — кивнул Дзиро.
— Так-с, значит, в нашем распоряжении две спальни? — еще раз уточнил Пак Мин Чжэ.
— Да.
— Отлично! Лилу и обворожительная Николь, — подошел к Га Ён и без стеснения оглядел ее лицо, — будут жить в первой комнате. — А мы втроем — во второй.
Чжон, все время стоявший в сторонке без эмоций, слегка наклонил набок голову, видя, как Мин Чжэ открыто флиртует с его сестрой. Кэмп, мастер все подмечать, спрятал улыбочку за кулаком, предвкушая итальянские интриги в азиатском общежитии.
— Но там лишь две кровати, — пожала плечами Росса.
— Ну и что? Мы можем вот этот маленький диванчик, если вы, конечно, не против, перенести в нашу комнату. Разве не прекрасное решение проблемы?
— Да, конечно! — обрадовалась Джузеппа. — Почему я раньше не подумала об этом?
— Вот и славненько. Тогда давайте заселяться.
— Ой, как все прекрасно разрешилось! — счастью Россы не было границ.
Столько красавцев в доме, да еще и согласились заплатить квартплату наперед, не смотря на то, что Джузеппа ее повысила.
Заселение было шумным и веселым. Новые жильцы то и дело дурачились и заполняли дом смехом. Особенно Лилу и Николь, которые мало общались в Форте, но отлично поладили здесь. Га Ён не могла насладиться счастьем, что, наконец-то, рядом с братом, да еще и в таком прекрасном месте. Впервые им выдался случай отправиться на задание вместе и непринужденно жить в прекрасных условиях среди такой красоты. Счастью девушки не было границ. О таком она могла только мечтать.
София не стала им мешать и сразу же ушла. Ее ждал первый рабочий день в мэрии.
Бьяджо Пазини уже был на работе и задумчиво изучал принесенные секретарем документы. Увидев на пороге своего кабинета Софию, засиял улыбкой и пригласил сесть. Он тут же оценил ее простенький деловой костюм. Не смотря на дешевый покрой и ткань, сидел на ней идеально, подчеркивая симпатичную фигурку, пусть и со слегка полноватыми формами. Это ее абсолютно не портило. Наоборот, притягивало мужское внимание. В глазах Бьяджо Соня олицетворяла домашний уют и тепло. Слегка пухлые руки, нежная кожа, добрые и на редкость синие глаза рисовали для него образ матери. И ему так бы хотелось, чтобы матери именно его детей… Что таить, она действительно ему нравилась. Но если других женщин, приглянувшихся ему, он рассматривал лишь как любовниц, то с Соней было все совсем иначе. Она вызывала абсолютно другие ассоциации и этим еще больше кружила ему голову. Ведь не была пустышкой в его глазах. Возможно, потому что он знал о ее большой семье, и как она беспокоилась о ней. О том, какой была ответственной и всегда боролась за справедливость. Он любил в ней честность и прямоту, надежность и уверенность. А еще больше — подаренную от природы женственность, самопожертвование и порядочность, а также скромный румянец, появлявшийся всякий раз в щекотливых ситуациях, не смотря на ее боевой характер. Бьяджо в своем окружении никогда не встречал подобную девушку. И он бы приударил за ней, если бы Софи так прямо не дала ему понять, что это невозможно. Хотя он все еще имел надежды на этот счет.
— Над чем так задумались? — спросила Соня, от которой не ускользнуло то, как он оценил ее костюм.
— Я пытаюсь организовать новый фестиваль… В этот раз хотелось бы чего-то нового… Но пока те идеи, что я вижу, меня не вдохновили.
— Могу ли я на них взглянуть?
— Да, конечно! Буду рад, если поможете с этим, — протянул ей стопку исписанной бумаги.
— С удовольствием помогу, я ведь теперь безработная, — принялась читать.
— Что? Вы так быстро уволились? — не скрыл свою радость.
— Да, редактор, услышав о моем решении, горделиво указал на дверь.
— Сегодня же можете подать заявление в отдел кадров, — всплеснул в ладони.
— Вы слишком добры ко мне. Я постараюсь оправдать ваше доверие, — подарила улыбку и продолжила читать. — Хм… Да, слишком просто и примитивно.
— Вот и я о том. У нас в Сорренто масса различных мероприятий. Придумать что-нибудь новое весьма сложно. Понимаю, что и без нововведений количество туристов не уменьшится. Сорренто обожают во всем мире, но все же… мне хотелось бы внести в традиционный цикл праздников что-нибудь необычное и свежее.
— Я подумаю над этим.
— Замечательно! Кстати, как ваши дела? Как настроение?
— У меня все обычно. Дома полный хаос. Когда уходила, последнее, что я видела, как наш новый сожитель в лице наглого енота разбил вазон. Дедушка все чаще уходит в море. Брат продолжает искать работу, оставляя неизгладимое впечатление везде, где успевает побывать. Он на это мастер. В больницу приехали новые волонтеры. Хорошие ребята, только что виделась с ними. Жизнь бурлит и мне это нравится. Не люблю застой и хандру. Пока живется, живу на полную!
— Я обожаю ваш позитивный настрой! А что с вашим братом? Может, я могу ему чем-то помочь?
— Он у меня еще тот растяпа. Рассеяннее человека я еще не встречала. Но при этом отличный специалист. Он десять лет проработал в телекоммуникационном концерне «Телеком-Словения» в Любляне, ведущем операторе фиксированной и мобильной связи Словении. Был менеджером. Не смотря на его причуды, его там любили. Но когда в третий раз женился, вернулся домой и осел в Сорренто. Да вот только здесь ему сложно найти себя.
— Менеджер, говорите?
— Он прекрасно ладит с людьми и всегда добросовестно выполняет свою работу. Если бы еще не такой рассеянный и доверчивый, то цены бы ему не было.
— Прекрасно! Я могу взять его вместе с вами к себе! Мне не помешает еще один помощник. Дел невпроворот. Что скажете?
— Правда? — растерялась. — Я даже не знаю… что сказать… Вы так добры…
— Нет, не подумайте, что я хочу как-то подмазаться к вам. Мне правда нужен еще один помощник. Хочу иметь рядом людей, которым я могу довериться. Не хочу искать кого-то еще и потом притираться к нему и присматриваться.
— Но вы не знаете моего брата.
— Я знаю вас.
— И вас не смущает, что он ходячая катастрофа и растяпа?
— Интуиция подсказывает, что он отлично со всем справится. Приходите завтра с ним.
— Спасибо вам огромное! — не могла поверить в услышанное.
Из-за нахлынувших эмоций ее щеки слегка покраснели, из-за чего Бьяджо почувствовал тепло в груди.
— Тогда договорились. Ну а сейчас давайте я введу вас в курс дела и мы начнем работу. На сегодня запланировано очень много мероприятий.
— Да, конечно! Я готова к труду и обороне.
— Вот это по-нашему! — снова радостно всплеснул в ладони.

***

Тем временем волонтеры, наконец-то, заселились и теперь отдыхали на террасе, уплетая ароматную горячую пиццу со свежевыжатым апельсиновым соком. Лилу сидела за ноутбуком и с серьезным выражением лица искала ответ на поставленную задачку Рика — найти владельца машины, которую он видел на парковке.
— Почему так непросто? — нахмурилась рыжая.
— Помочь? — спросил Дзиро.
— Я первоклассный хакер, мне не нужна помощь, — возмутилась.
— Я тоже не вчера рожденный, — нахмурился.
— Мне дали задание, и я его выполню.
— Ты плохо на нее влияешь, — выпалил парень, указав на Рика, который внимательно наблюдал за работой Лилу.
Он даже не обратил внимания на слова ворчуна, все так же активно защищавшего честь сестры.
— Нашла! — обрадовалась вскоре девушка. — Машина числится за компанией «Ван», которая недавно открыла в Сорренто ювелирный магазин «Шкатулка солнца».
— «Ван»? — задумался Тэк. — Компания Ван Джиана?
— Да.
— Вот так дела… Почему он открыл магазин именно здесь? — искренне удивился Кэмп. — Больше того, почему его люди наблюдали за тобой?
— Хороший вопрос… — кивнул Рик.
— Джиан никогда не связывался с мафией. Он всегда играл чисто. Единственный клан, который не марает руки в крови и грязи, — проговаривал мысли вслух Пак Мин Чжэ. — Допустим, он решил расширить сеть своих ювелирных магазинов. Сорренто очень популярный туристический город. Почему бы и нет? Но с чего вдруг ему следить за тобой? Разве что он заметил тебя и заинтересовался, что именно ты здесь делаешь? Я наслышан, что тебя уже все собаки мафии знают. Тогда Джиан тем более.
— Но он легко мог бы выяснить это без слежки.
— А если он в тот момент увидел тебя здесь впервые? Если это была не слежка, а просто случайная встреча? — предположила Николь.
— Она права, — заметил Кэмп.
— Посмотрим, — не спешил с выводами Рик.
Посидев так еще немного, ребята собрались и отправились в больницу. С обеда начиналась их смена и продлилась до самого вечера. Работы было много и катастрофически не хватало средств.
Когда сумерки окутали Италию, волонтеры высыпались на ароматную улицу и направились в сторону берега, чтобы прогуляться.
— Как думаете, кто будет наш сосед? — вдруг вспомнил об этой детали Кэмп. — Вдруг какая-то симпатичная леди, м? — подмигнул друзьям.
— Я бы от такого соседства не отказался, — в очередной раз блеснул голливудской улыбкой Пак Мин Чжэ.
— Эх, какая же здесь красота! — потянулась Лилу. — Чжон, тебе нравится? — прильнула к руке Тэка. — Думаю, это будут самые незабываемые деньки. Для меня так точно. Вряд ли я еще смогу выбраться в подобные места, да еще с друзьями и парнем, в которого по уши втрескалась.
— У тебя совсем гордости нет? — тут же вмешался Дзиро. — Как ты можешь заявлять подобное в компании, да еще в присутствии этого бабника?
— Рик, вмажь ему, а. Вот честно, достал уже, — скривившись, попросила рыжая Тэка, вызвав у него легкую улыбку.
Ребята неторопливо вышли к морю и разместились в небольшом уютном кафе. У Квак Гван Су глаза как расширились после выхода из больницы, так до сих пор не могли сузиться от переполнявших его эмоций. Он то и дело постоянно вертелся, разглядывая ту красоту, что его окружала. Друзья косились на него и тихо посмеивались.
А Николь попала в центр любовной лихорадки. Эффектная азиатская внешность девушки тут же привлекла внимание местных горячих парней, для которых слово «романтика» было смыслом жизни. Тэк, подметив, с каким аппетитом рассматривают его сестру со всех сторон, немного напрягся. Ему это было не по душе. А вот Га Ён это нравилось. Она привыкла к вниманию и чувствовала себя среди мужчин королевой бала. Остаться ею и в другой стране, да еще такой, как Италия, было для девушки победой не малых масштабов.
Вскоре принесли заказанную еду, и Тэк снова попал в плен ароматного искушения. Когда он собирался сюда, то готовился к подобному соблазну, но даже не представлял, насколько сложно будет ему противостоять. Здешние повара превзошли все ожидания. Одно блюдо было вкуснее другого, и контролировать себя становилось все сложнее и сложнее.
— Я рад, что ты начал есть более увлеченно, — посмеивался Кан Чжун Ги.
— Тебе лучше следить за своей тарелкой, — вежливо, но не без намека заметил Чжон, лишь в очередной раз рассмешив друга.
— Что будем делать с нашим заданием? Планы есть? — спросил Пак Мин Чжэ.
— Никаких, — признался Кэмп. — Действуем экспромтом.
— Шутите? Как это задание и без плана?
— Впервые на таком?
— Да. И это не профессионально вот так просто шататься здесь.
— Для НСР да. У вас ноль гибкости. Поэтому и создали Форт, так как вам более сложные задачки не по зубам. Мы работаем иначе. У нас творческий подход к делу. И если оно зашло в тупик, мы умеем выжидать. Так сказать, используем тактику «залечь на дно». Неважно, на какое время. Важно, что придет момент, и дело будет раскрыто. Бывали случаи, когда вы, парни, были бесполезны и именно нам передавали операции. Пусть со стороны наша работа кажется неким несерьезным шатанием, но именно Форт раскрыл множество самых сложных дел.
— Но одно вам все же не по зубам.
— «Триумвират»? — улыбнулся Кэмп. — Это всего лишь вопрос времени. Подожди и увидишь. Мудрецы советуют не горячиться и выждать удобный случай. И он настанет, поверь.
— Слышал, что люди Форта самовлюбленные, но что настолько, даже не подозревал, — подколол Мин Чжэ.
— Мы тоже не мало знаем о твоих подвигах в НСР, — не особо расстроился Кан Чжун Ги.
— Например?
— Например, ты всех успел достать, особенно руководство, своей недисциплинированностью, похождениями по девочкам и волюнтаризмом на заданиях.
— Но, тем не менее, все дела, которые мне поручали, были раскрыты. Не находишь? — значительно заметил следователь. — Может, именно поэтому меня перевели в Форт и подключили к этому заданию. Или ты веришь, что на такое дело послали бы идиота?
— Как любит говорить мой друг, — взглянул на Рика, — «Поживем — увидим».
— Отлично. Тогда смотри и внимай.
— Мне это кое-что напоминает, — приподняла Николь бровь.
— И что же, милое создание? — промурлыкал Мин Чжэ, взглянув на Га Ён.
— Петушиные бои. Не хватает только, чтобы перья вокруг летали, а так — один в один.
— Хм, как мило, — следователь почесал затылок. — Ты мне нравишься все больше и больше. Люблю крошек с острым язычком. Это подогревает мой интерес.
— Пак Мин Чжэ, — наконец-то отозвался Тэк. — Ты хочешь вернуться из Италии целым и невредимым?
Сидевшие за столиком тихонечко захихикали.
— А что? — нагловато спросил следователь.
— Ты же не дурак. Работал в самой НСР. Читай между строк, пока дают такую возможность.
— Твой братик мне угрожает, — улыбчиво заметил Мин Чжэ, наклонившись к Николь.
— И тебе лучше его послушаться. Поверь мне. И да, не крошка, а Тэк Га Ён. Обращаться с уважением и по делу. А еще убери эту пошлость со своей физиономии. Она меня раздражает.
— Понял. Не пристаю. Пока, — развел руками следователь.
Хотя не заметно было, что парень особо раскаялся. Рик понимал, что таких, как он, подобные разговоры лишь больше подталкивают к действию, но он не собирался сидеть молча, когда дело касалось его сестры. Тем более, что Пак Мин Чжэ ему сразу не понравился.
— И все же, давайте вернемся к делу, — вмешался Дзиро. — Мы правда не имеем плана и это реально напрягает. Тут я соглашусь с Пак Мин Чжэ.
— Ну хоть кто-то здесь в адеквате, — следователь почувствовал в хакере своего человека.
Не сложно было догадаться, почему Дзиро его поддержал. Ведь он позволил себе противостоять Чжону, злейшему врагу тайваньца.
— Форт рассказал, кого мы должны сыграть, но не проинструктировал, как действовать, — возмутился парень.
— Это твое первое задание вне стен Форта? — спросил Кэмп.
— Да.
— Но ты не раз мониторил работу других оперативников и видел, как бывает.
— Я знаю, что ты хочешь сказать. В этом деле мы идем на ощупь. Но надо спланировать хоть какие-то действия. Не будем же мы еще месяц просто есть пиццу и помогать в больнице.
Кан Чжун Ги взглянул на Тэка.
— Дом Леграндов уже несколько раз обыскали и наши люди, и люди «Триумвирата», — Рик заставил себя ввязаться в дискуссию. — Ничего не нашли. Та же ситуация и с кафе, где состоялась встреча по передаче чипа. Тоже ничего. Ранее мы уже имели дело с подобным случаем.
— Ари Лайт, да. Тогда пришлось провозиться больше, чем полгода, — согласился Кэмп. — Зато мир имеет отличный фильм «День и Ночь». Время от времени пересматриваю.
— В тот раз было то же самое. Чип оказался там, где его и не думали искать. Скорее всего, здесь та же ситуация. Сейчас самое главное — это стать близкими с семьей Легранд. Почаще бывать у них дома, войти в доверие и тогда появится больше возможностей копнуть глубже. В этой ситуации обычный обыск ничего не даст.
— Согласна, — кивнула Николь. — Это из тех заданий, когда придется импровизировать на ходу. Чип мы должны получить любым способом. Вы знаете его цену. И почему это у нас нет плана? — взглянула на Мин Чжэ. — Наша цель – семья Легранд. Надо с ними подружиться, а это не за пару часов делается. Да, в Италии это не сложно. Все здесь очень дружелюбные и любят шумные собрания. А тут еще такая фортуна — мы соседи Софи. Сама судьба на нашей стороне. Но все равно, на это нужно время.
— Не могу не согласиться с тобой, милая. Устами феи глаголет истина.
— Тебе не дошло, что я сказала ранее? — строго взглянула на него Га Ён.
— Парень, лучше не нарывайся, — дал совет Кэмп. — Мы здесь на серьезном задании. Давай провернем его без конфликтов в команде. Нам и так хватает головной боли.
— Ладно-ладно, — поднял руки Пак Мин Чжэ. — Не обещаю, что сразу исправлюсь, но постараюсь держать себя в руках. Хотя… — взглянул на Николь, как кот на сметану, — это будет не так просто.
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 EmptyПн 22 Ноя 2021, 13:45

— Кстати, вы определились, кто из вас возьмет на себя Софи? — поинтересовалась Лилу. — Надеюсь, Рик, это не ты. У меня на счет тебя большие планы.
Друзья снова не сдержали смешок.
— Огорчу тебя, юный друг, но, кажется, Соня поглядывает именно на него, — ответил Кэмп.
— Нет.
— Да.
— Не хочу.
— Переживешь, — вмешался Дзиро.
— Эй, Пак Мин Чжэ, а ты не хочешь окрутить Соню? У тебя это точно получится, — загорелась идеей Лилу.
— Она и правда лакомый кусочек, но, боюсь, не клюнет на меня. Я хорошо знаю девушек, — пожал плечами следователь.
— Неужто? — улыбнулся Кан Чжун Ги. — Какая самокритика.
— Я смело отдаю себе отчет и не занимаюсь самообманом. Хотите, смейтесь, хотите, нет, но я с первого взгляда вижу, смогу влюбить в себя девушку или нет. Соне нужен другой парень. И огорчу тебя, крошка Лилу, все же ей больше всего подойдет именно Чжон.
— Ну-у-у… — расстроилась хакер.
— Только у нас проблема — Рик не особо хочет этого, — не промолчал Кэмп. — Я прав, старик? — похлопал по плечу друга.
— Это задание, а не вылазка на природу, — заметил Мин Чжэ. — Что значит «хочу — не хочу»? Мы ведь не в детском саду. Придется, парень, поднажать, иначе застрянем здесь надолго. Нам нужно не только найти чип, но и узнать об ее отце. Так что, Тэк Чжон-Рик, тебе лучше взяться за дело. А мы, друзья, — обнял рядом сидевших Николь и Квак Гван Су, — должны с завтрашнего дня хорошенько изучить ситуацию в этом красивом городе. Нужно узнать, почему здесь обнаружены следы «Триумвирата» и какие игры здесь планируются.
— Почему у меня такое чувство, что этот парень пытается взять в свои руки роль главного? — свел брови Кэмп.
— Пусть. Надо же кому-то это делать, — спокойно ответил Тэк, которому действительно было все равно и уже давно. — Кому, как не ему? Ладно, веселитесь, а я хочу зайти в книжный магазин.
— Я с тобой, — вскочила Лилу.
— Нет, ты останешься здесь и вместе с мистером умником, — взглянул на Пак Мин Чжэ, — подумаешь, с чего вы завтра начнете свою работу.
— Но Чжон…
—…Пойдешь за мной, наживешь неприятности, — указал на нее и, оставив на столике деньги за ужин, пошел вдоль берега.
— Вы шутите? — приподнял брови Пак Мин Чжэ. — Я в шоке, если честно. Впервые работаю на таком расслабоне. Мы же на задании. Что за атмосфера? Куда он поперся? И это тот легендарный Тэк Чжон-Рик, о котором ходит столько историй? Глазам своим не верю. Да он вообще забил на это дело. Разве не видите? Не удивлен, что задание с Ари Лайт затянулось на полгода. Да и вы все будто бы на курорте. Никто особо не напрягается, чтобы что-то найти, разузнать, сблизиться с Софи. И вы называете себя спецслужбой? Серьезно?
— Причем лучшей из лучших, — подмигнул ему Кэмп и заказал себе еще лазанью.
— Бред какой-то… — шумно выдохнул Мин Чжэ, откинувшись в кресле.
Он не привык к такому. Стиль работы Форта в его глазах смахивал на пародию детектива.
Тем временем Тэк переступил порог прибрежного книжного магазинчика. Он заметил это место во время пробежки и целый день жил мечтой его посетить. Это был наркотик для Рика — запах полиграфии, полки, вплотную заполненные книгами, тишина, нарушаемая легким шуршанием страниц. У Чжона вызывали настоящие эмоции только две вещи: книги и дети. Поэтому Рик с головой нырнул в этот мир. Он искал что-то новое, чего еще не читал. Хотя задача была не из простых. Парень так много всего прочел, что ему все сложнее и сложнее было выбрать книгу.
Вдруг взгляд остановился на названии «Крестный отец». Он не знал, сколько раз уже перечитал эту историю. Внутри что-то снова отозвалось, и Рик вытянул первый том. Открыв наугад книгу, пробежался по строкам:

«— Сегодня молодежь думает только о деньгах, — сказал он. — Они не признают никаких правил приличия. Прерывают старших, вмешиваются в их разговоры. Но я питаю слабость к своим детям и, как ты мог заметить, избаловал их. Синьор Солоццо, мое «нет» окончательно. От себя лично хочу пожелать тебе успехов в твоем деле. Оно противоречит моим принципам. Я сожалею, что мне приходится разочаровывать тебя.
Солоццо пожал дону руку и позволил Хагену проводить себя до автомобиля. Его лицо ничего не выражало, когда он прощался с Хагеном.
Когда Хаген вернулся в комнату, дон спросил его:
— Ну, что ты скажешь об этом человеке?
— Он сицилиец, — сухо ответил Хаген.
Дон глубокомысленно кивнул головой. Потом повернулся к сыну и нежно сказал:
— Никогда, Сантино, не позволяй никому, кроме членов твоей семьи, знать, о чем ты думаешь. Пусть они никогда не знают, что у тебя под ногтями. Мне кажется, твой мозг немного размягчился от комедии, которую ты играешь с этой девушкой. Теперь прочь с моих глаз!»


— Вот так дела, — вдруг прервал его чтение чей-то голос.
Рик оглянулся и увидел соблазнительную молодую итальянку, съедавшую его горячим взглядом. По одежде без труда определил, что незнакомка была при деньгах и вполне могла занимать в Сорренто высокое положение. Это было ему на руку, поэтому он не спешил ее отшивать. Как раз пришло время заводить новые знакомства среди толстых кошельков. Поэтому Чжон в ответ тоже смело оглядел девушку.
— В последнее время все больше и больше убеждаюсь в том, что ошибалась насчет восточных мужчин, — без стеснения продолжила итальянка. — Всегда думала, что они чаще всего маленького роста, худые и слишком узкоглазые. Вы окончательно меня переубедили.
«С чего можно сделать вывод, что она в последнее время не раз встречалась с азиатами. Путешествовала? Бизнес? Или я наткнулся на ту, кто приведет меня к «Триумвирату»?», — задумался Чжон.
— Прозвучало не особо вежливо, — заметил Тэк, улыбнувшись.
— Я всегда говорю то, что думаю. Терпеть не могу лицемеров, — подошла ближе. — Вы турист?
— Волонтер в больнице «Сантьяго».
— А-а-а, теперь все понятно. Я слышала, что Красный Крест прислал помощников и многие из них из Азии. Это так благородно, — повела бровью, с удовольствием еще раз оглядев Рика. — Графиня Сесилия Моленари. Можно просто Сесилия, — протянула ему руку.
— Тэк Чжон-Рик. Можно просто Чжон, — вежливо поцеловал ей руку.
— Чжон… — неторопливо повторила, словно пропела. — Мило. Совсем не по-азиатски. Вы окончательно разрушили стереотипы о ваших краях.
— А вот вы наоборот подтвердили слухи о красоте итальянских женщин, — Тэку плеваться хотелось от очередной роли героя-любовника, но приходилось играть дальше.
Оба не сводили друг с друга любопытный взгляд.
— В Сорренто так много азиатов? — нарушил молчание.
— М?
— Вы сказали, что в последнее время изменили своим стереотипам.
— А, да, — рассмеялась. — За пару месяцев в нашем городе стало много приезжих из Китая. А вы, кстати, откуда?
— Из Южной Кореи.
— Оу, немного не угадала. Я думала, что вы китаец. Кстати, не против, если мы перейдем на «ты»?
— Абсолютно.
— Так ты хочешь выбрать книгу? Как сувенир?
— Нет, я книгоман.
— Я тоже.
— Правда?
— Почему так удивлен? Думаешь, что красивые девушки грезят лишь о деньгах, шмотках и мужчинах?
— Ох уж эти стереотипы, — развел руками.
— Ты тоже достаточно прямолинейный. Мне это нравится. Но… — взглянула на его книгу, — она на итальянском. Так хорошо его знаешь?
— Достаточно неплохо.
— «Крестный отец». Хм, слишком предсказуемо. Читать здесь эту историю очень тривиально. Объясни свой выбор, не разочаровывай меня. Ведь ты создаешь впечатление достаточно интересного парня.
— Увы, но я действительно хочу почитать именно эту книгу в итальянской атмосфере. Извини, что разочаровал своей неоригинальностью.
— Да, это слегка разочаровывает. Но ты еще можешь реабилитироваться, подобрав мне книгу. Я уже час выбираю.
— Боюсь, что снова не буду оригинальным и предложу не менее избитый вариант.
— И все же попробуй.
— Сама напросилась.
Начал прохаживаться вдоль книжных полок. Вдруг остановился, удивленно глядя на одно из изданий.
— Что? — поинтересовалась Сесилия.
— Не ожидал увидеть здесь произведения на русском языке.
— Это один из лучших книжных магазинов. Не стоит забывать, что в Италии живет много людей из стран СНГ.
— Жаль, что ты не сможешь ее прочитать, — взял с полки книгу.
— Эльчин Сафарли «Сладкая соль Босфора», — произнесла на русском. — Я знаю несколько языков. К твоему сведению — я полиглот.
— Не только красивая, но еще и умная. Впечатляет, — снова коснулся взглядом ее глаз. — Тогда рекомендую именно эту книгу. Читала?
— Нет, — заинтересованно смотрела на Рика. — Откуда знаешь о женских романах, да еще и русскоязычных?
— Я уже говорил, что люблю читать, и к твоему сведению — тоже полиглот.
— Но… женские романы… Впервые встречаю мужчину, который знает в них толк.
— Чтобы понять мир, надо взглянуть на него с разных сторон.
— И тебе понравился этот автор?
— Я думаю, что он понравится тебе.
— Почему так уверен?
— Для этого я и читал ее.
— Чтобы удивлять девушек?
— Чтобы поддержать с ними разговор на разные темы. И не только с девушками. Читая различные произведения, мы расширяем свой кругозор и становимся интересными собеседниками для разных людей.
— Любишь изучать мир?
— Я в нем живу. Почему бы и нет?
— Ты необычный парень… Пожалуй… я прислушаюсь к твоему совету и возьму эту книгу. Интересно будет попрактиковать русский язык.
— Звучит разумно. А я все же сделаю предсказуемый выбор, — достал с полки еще два тома «Крестного отца» и направился к кассе.
После покупки вышли на светящийся вечерними огнями берег.
— Где ты живешь? — поинтересовалась Сесилия.
— Недалеко отсюда снимаю комнату вместе с остальными волонтерами.
— Мне захотелось с ними познакомиться. Вдруг они не менее интересные, чем ты. Я люблю приятных собеседников. В субботу у меня День рождение и я устраиваю вечеринку. Приходи со всеми.
— Так просто?
— Так просто. А зачем усложнять? Вы многое делаете для Сорренто. Покинули свой дом, приехали в чужую страну, чтобы помочь нуждающимся. Возможно, прозвучит не столь скромно, но я играю далеко не последнюю роль в этом городе и активно работаю на его благо. Поэтому хочу лично узнать тех добровольцев, которые делают такой вклад в Сорренто.
— Звучит заманчиво. Мы здесь мало кого знаем. Обзавестись новыми знакомыми в чужом городе — очень удачная перспектива.
— Я тоже так думаю. Поэтому в субботу в восемь вечера жду у себя в вилле.
— По какому адресу?
— Тебе будет достаточно назвать мое имя, и любой таксист довезет тебя по назначению.
— Вот как? — улыбнулся. — Похоже, ты действительно влиятельная личность в этих краях.
— Об этом я тебе скромно намекаю уже битый час.
Оба рассмеялись, подбросив еще парочку шуток.
Вдруг Тэк взглянул на дорогу и увидел припаркованную машину, из которой кто-то наблюдал за ними. Только Рик заметил ее, как окно снова поднялось и авто уехало прочь. В этот раз это была другая марка. «Не похоже на простое любопытство…» — сделал вывод, задумавшись.
— Что-то случилось? — вывела его из размышлений Сесилия.
— Вспомнил, что завтра предстоит сложная операция. Мне пора домой. Нужно выспаться.
— Так ты еще и врач? — была искренне удивлена.
— Хирург.
— Ничего себе! Вот как я удачно сходила в книжный магазин.
— Мне тоже повезло с нашей встречей.
— С нетерпением жду вечеринку.
— Я тоже.
— Тогда до встречи!
— До встречи, — снова поцеловал ей руку и проследил, как она садится в дорогую машину.
Сесилия помахала ему и, сияя от радости, села на заднее сидение.
Мысли Рика тут же переключились на машину, из которой за ним следили. Чжон поспешно вернулся на съемную квартиру и тут же направился в комнату Лилу и Николь. Девушки в это время делали маски и первым же делом испачкали Тэку лицо какой-то зеленой липкой субстанцией. Чжон особо не сопротивлялся, заставив хакершу сесть за ноутбук.
— За тобой снова следили? — спросила Лилу.
— Да, но в этот раз из другой машины.
— Хм, настораживает, — заметила Николь.
В коридоре послышалась возня.
— Чжон, ты что делаешь у девчонок? — это был Кэмп с ребятами, вернувшимися из продуктового магазина.
Тэк вкратце рассказал о знакомстве с Сесилией и машине, из которой за ним наблюдали.
— Нашла, — сообщила Лилу. — Ну… удивительного мало, так как и это авто числится за компанией «Ван».
— Что-то с ней не то, — задумался Пак Мин Чжэ.
— Я изучил по ней информацию, ничего подозрительного не обнаружил, — сообщил Дзиро.
— Потому что Ван Джиан никогда не переступал черту.
— Чжон, что думаешь по этому поводу? — спросил Кэмп.
— Сама судьба подбросила встречу с Сесилией. Думаю, надо с ней поближе познакомиться и разузнать всю обстановку. Она оговорилась о том, что я здесь не первый азиат, и подумала, что я ТОЖЕ китаец.
— Уху, парни, да тут «Триумвиратом» попахивает, — присвистнул Мин Чжэ. — Сесилия очень кстати. Лилу, наведи о ней справки. Как ты говоришь ее фамилия? — спросил у Рика.
— Сесилия Молинари. Представилась как графиня.
— В Италии мафия любит подтягивать в свои ряды титулованных. Кажется, мы на верном пути.
— Итак… Сесилия Молинари, — начала читать Гюри, — представительница древнего графского рода. Ее отец пару лет назад обанкротился, и она жила в полной нищете, но вскоре смогла вернуть себе поместье и влияние в Сорренто. Ха, интересно как? Похоже, это еще та штучка. Ага, вот… Она встречалась с бизнесменом Армандо Феретти. Фу, какой стрёмный дед. Явно эта связь была не по огромной любви. Во всяком случае, не с ее стороны. С ней в хороших отношениях мэр города Бьяджо Пазини, банкир Роберто Манчини, политикан Флавио Бертони и другая элита Сорренто.
— Кто, если не она может быть напрямую связан с делом «Триумвирата»? — ухмыльнулся Кэмп. — Это читается между строк. Городок маленький. Им управляет десяток влиятельных лиц, и они все тесно взаимосвязаны. Никто здесь не может быть сам по себе. Это Италия. И если в Сорренто промышляет мафия, то с ней водится вся элита.
— Согласен, — кивнул Мин Чжэ.
— Лилу, твое задание — больше узнай о Сесилии. Вплоть до ее привычек, — попросил Чжон. — А ты, — указал на Квак Гван Су, — узнай все о мэре города.
— Хорошо.
— Дзиро.
— Да.
— Наведи справки о компании «Ван» в Италии. Кроме ювелирного магазина, какие еще дела она здесь проворачивает.
— Будет сделано.
— Вот это и я понимаю, закипела работа, — потер руки Пак Мин Чжэ.
— Но для этого надо было выждать момент, а не создавать вид бурной деятельности, только бы считалось и было похоже на задание, — значительно заметил Кэмп.
— Ладно, ладно, понял. Я попробую подстроиться под вашу волну, — согласился следователь. — Кажется, это действительно работает.
— Если бы не работало, Форт давно бы закрыли.
— Усек.
— А теперь все по комнатам. Завтра рано вставать, — объявил Кан Чжун Ги.
— Кстати, Сесилия приглашает нас всех в субботу на ее День рождение, — сообщил Тэк. — Это прекрасная возможность заглянуть за кулисы. Там точно будут все сливки этого общества.
— Отлично! Чего сразу не сказал?! Это ведь шикарная новость! — воскликнул Пак Мин Чжэ. — Как ты ее раскрутил на это?
— Неважно. Всем до завтра, — Чжон отправился в свою комнату.
— А в нем действительно что-то есть, — сощурив глаза, подметил следователь. — Все же не на пустом месте о нем сочиняют всякие небылицы.
— Иди лучше спать, — сжал его плечо Кэмп.
— Да мне и здесь неплохо. Могу девчонкам помочь с заданием, — улыбчиво поглядел на Николь.
— Тебе показать, где выход? — уточнил Кан Чжун Ги.
— Ты тоже телохранитель этой сладкой?
— Ага. Тронешь, мало не покажется.
— Ладно. Попробую тоже испробовать тактику «залечь на дно». Выжду момент, а там посмотрим. Вдруг она сама клюнет на мой врожденный магнетизм, — подмигнул Кэмпу и вместе с двумя хакерами отправился в их комнату.
— Пижон… — прошептал Кан Чжун Ги.
Вскоре каждый занялся своим делом. Тэк же приютился на террасе и, попивая теплый чай, принялся наблюдать за светящимися яхтами, плавающими по темному заливу.
В это время на террасе соседей показалась София и Пьер. Они о чем-то спорили, вскоре вызвав улыбку на губах Рика.
— О, Чжон! — заметил парня француз. — Привет!
Тэк приветливо помахал соседям.
— Не спится? — спросил Пьер.
— Слишком красивые здесь вечера, чтобы их пропускать.
— Это точно! Хочешь с нами поужинать?
— Спасибо за приглашение. Но мы с ребятами уже перекусили в кафе.
— Следующий раз приходите к нам. Давайте ужинать вместе!
— Тогда предлагаю накрывать стол по очереди. Теперь наш черед принимать гостей. Мы приготовим корейские блюда и угостим вас.
— Прекрасная идея! Значит, завтра ужинаем у вас! — обрадовался француз.
София лишь молча наблюдала за диалогом.
— Сонечка, улыбнись. У нас такие соседи хорошие появились. Я и не мечтал об этом! — обнял сестру.
— Руки убери от меня, — сказала строго, и Пьер тут же сделал шаг назад.
— Я все исправлю.
— Сошьешь мне костюм?
— Куплю с зарплаты новый.
— Если тебя выдержат на этой работе. Бьяджо просто еще не догадывается, какую катастрофу берет в мэрию.
— Не обижай меня! Если ты можешь там работать, то и я смогу. В Словении я был большим специалистом.
— А кто мне только что вылил краску на костюм? Разве не великий специалист?
— Да с кем не бывает?
— Бывает со всеми, но не так часто, как с тобой!
— Дорогая, это был знак, что тебе нужен новый костюм.
— У нас нет денег, чтобы покупать новые вещи. Ты забыл?
— Соня…
—…Заткнись! Я не хочу тебя слушать!
— Вы снова не даете спать?! — послышался голос соседа.
— О, давно вас не было видно! — упер руки в бока Пьер.
— Хамишь, щенок?!
— Следите за словами! Как смеете меня так называть?!
— Почему вы всегда орете, когда я смотрю Марселу? — подключилась к ссоре старушка. — Не смотрите сами, дайте посмотреть другим! Она, кажется, беременна!
— Софи, кажется, проблемы не только у нас, но и у Марселы, мга-га-га-га-га! — заржал на всю улицу Пьер. — Бедный Педро. Или он еще не знает?!
Тэк невольно тихо рассмеялся. Новая вечерняя серия разборок хорошо поднимала настроение.
— Бесчувственные! — выдала старушка дрожащим голосом. — Девушка страдает, а ты ржешь, как конь. Где воспитание? Где манеры?
— А у вашей Марселы где? Она же не на сквозняке подхватила вирус любви, мга-га-га!
— На себя посмотри! Три ребенка от трех разных женщин. Кобель!
— Я? Это я кобель?! — Пьер вытаращил глаза и перекинул ногу через перила, будто собирался по воздуху перейти улицу и влезть в окно соседки.
Софи ухватила его за шиворот и принялась стягивать назад на террасу.
— Ты слышала? — возмущался француз. — Она меня обозвала. Это низко! Чтобы вы знали, все мои дети рождены в браке! А Педро все никак не может сделать предложение! Смущается, бедняга! Но зато в постель завалил без стеснения! Вот кто настоящий кобель!
Софи, тяжело вздохнув, снова стала в стороне, не став больше влезать в этот вечерний дурдом.
— У нее ребенок не от Педро, болван! Не смотришь «Дикую Марселу», зачем разводишь о ней сплетни?
— Ох, извините, я и не знал, что в жизни Марселы есть еще и Хуан! Га-га-га! Как я ее, а? — хвастался перед сестрой.
— Угу, мощно. Тебе есть, чем гордиться, — сердито кивнула Соня.
— Это не Хуан, а Себастьян! Да что ты вообще знаешь о жизни бедной девочки?!
— Лишь только то, что она знакома со всем мужским населением Каракаса! Кажется, пора сериалу изменить название. На дикую она уже не тянет!
— Так, с меня хватит… — треснуло терпение Софи и она, ухватив брата за шиворот, затолкнула его в дом.
Рик еще некоторое время посмеивался из-за увиденного спектакля. Как не старался удерживать безразличие, но все же должен был признать, что ему здесь начинало нравиться. Особенно семья Легранд. Не смотря на то, что она была бедной и часто ссорилась, к ней влекло. Домашнее тепло и уют, который всеми силами создавала Соня, имел особое очарование в глазах Тэка. Да и сама девушка казалась особенной, что цепляло Чжона, хоть он и пытался это пресекать.
Еще немного полюбовавшись ночным заливом, взялся читать купленную книгу.
Время незаметно пролетело, впустив в сумерки полночь. Тэк даже не заметил, как окунулся в ночь.
Кто-то постучал в его комнату. Рик не захотел вставать и негромко разрешил войти. Это был Кан Чжун Ги. Парень оглядел спальню и, заметив друга на террасе, вышел к нему.
— Что читаешь в такое время? — поинтересовался Кэмп, садясь рядом. — Это «Крестный отец»? Охо, парень, да ты проникся здешней атмосферой.
— Что еще, если не Марио Пьюзо в такой обстановке?
— Да уж… Эту историю еще больше ощущаешь, вдыхая именно итальянский воздух во время охоты на мафию. И какие строки тебя так тронули? Выглядишь слегка отрешенным.
Чжон снова взглянул на страницы книги и прочел:
«Самая большая удача, если враг преувеличивает твои недостатки. Но если друг недооценивает твоих достоинств, это еще лучше».
— Сильно.
— Мудро.
Кэмп вдруг слегка изменился в лице, спрятав привычную маску беззаботного парня. Он несмело взглянул на Рика и тихо спросил:
— Ты еще… веришь в дружбу?
Рик медленно поглаживал обложку книги. Его молчание оглушало вечерние звуки, и Кан Чжун Ги почувствовал, как начинает ныть старая рана.
— М? — невольно снова потребовал ответа, которого так боялся.
— Хочу верить… — наконец-то послышался голос друга.
— Но не можешь… Так ведь? — горько улыбнулся Кан Чжун Ги и снова ему ответила тишина.
Кэмп с болью взглянул на свои руки, мыслями погрузившись в навязчивые, попахивавшие плесенью мысли, залежавшиеся на полке его сознания еще из времен жизни на острове.
— А знаешь, какую я фразу никогда не забуду? — произнес он, помолчав.
Чжон перевел на него грустный взгляд.
«Предательство нельзя прощать хотя бы потому, что сами предатели никогда себе не простят собственного предательства, а значит, будут всегда опасны – и предадут еще», — горько заулыбался Кэмп. — Эта цитата буквально врезалась в мой мозг, из-за чего я больше не беру в руки эту книгу. Боюсь, что она снова заглянет в мое подсознание и укажет на то, что кроется во мне. Поэтому... ты прав. Никому нельзя верить… Даже самому близкому другу… А точнее — ему в первую очередь…
Тэк все так же не отвечал. Не знал, что сказать Кан Чжун Ги. Все же его он считал самым близким человеком из окружения, но даже с ним удерживал дистанцию. И не из-за того случая в Шанхае… Он просто вообще никому не доверял и давно уже вычеркнул это слово со своего словаря.
Вдруг снова послышался стук в комнату Рика.
— Входите, — отозвался парень.
Дверь открылась, и показалось радостное лицо Джузеппы.
— Я знала, что вы еще не спите. Ребятки, встречайте нового жильца нашего милого общежития, — отошла немного в сторону, показав, кто же пришел заселяться в пятую комнату.
Кэмп едва вслух не выругался от неожиданности. Чжон даже слегка приподнялся в кресле, встретившись взглядом с тем, кого меньше всего ожидал здесь увидеть и кому больше всего хотел врезать, да посильнее. На него смотрели все такие же проницательные карие глаза Минору.
ФОТО:


Последний раз редактировалось: Lana (Пт 18 Фев 2022, 14:10), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 EmptyВт 14 Дек 2021, 09:59

В гостях у мафии

Неделя прошла на удивление спокойно. Минору вел себя так, словно видел волонтеров впервые и каждый день то просиживал на террасе своей комнаты, то уходил в город рисовать. К слову, он явился на это задание в образе художника, что здорово веселило Кэмпа.
— Этот парень с юмором, однако, — говорил он. — Самурай, рисующий всю жизнь мечом, вдруг зарисовал кистью в образе столь благородного и невинного юноши. Плеваться хочется… Какое лицемерие. Как же мне хочется добраться до «Триумвирата» и превратить его в руины. Самое мерзкое собрание на земле. Гадство, мое терпение трещит по швам. Я не знаю, как ты терпишь это… На твоем месте я бы уже рванул.
Но Рик по-прежнему был сдержан и холоден. Лишь иногда по его взгляду, который удерживал мимо проходившего Минору, можно было прочитать едва уловимые строгость и гнев.
С Минору его связывала не только пятилетняя неприятная история семьи Мацуды. Спустя год после тех событий Ито внезапно вернулся в «Триумвират» и присоединился к своей команде в «Феликсе». О Фумико по-прежнему ничего не было известно. Минору начал активно принимать участие в жизни мафии и его имя быстро стало известным среди кланов. Тэк на то время был равнодушным к нему и относился, как к еще одному представителю «Триумвирата». Но судьба опять столкнула их лицом к лицу и оба снова встретились в Гудзоновом заливе. Минору руководил операцией по передаче оружия, а Форт в очередной раз пытался это остановить. Но проиграл. Шпион в его стенах слил всю секретную информацию по подготовке оперативного отдела и весь отряд Тэка, который он возглавлял, едва не погиб. Многие были тяжело ранены, и их жизнь висела на волоске. Оружие, которое продал «Триумвират», было отправлено на Ближний Восток, где вскоре начались новые беспорядки, серьезно взволновавшие общественность. С того времени Рик записал Минору в число злейших врагов. Ему сложно было простить те последствия, которые долгой чередой потянулись после операции в Гудзоновом заливе, и свидетелем которых он лично стал, отправившись в горячую точку в числе миротворцев.
С того времени и началась настоящая вражда между этими двумя…

***

— Доброе утро, — вежливо поздоровался Минору, направляясь к лестнице.
На нем была белоснежная футболка, светлые джинсы, кожаная жилетка, кепка, а в руках все тот же мольберт, которым он так раздражал Кэмпа.
— Вот зараза… — выдохнул нервно Кан Чжун Ги, глядя ему вслед.
Он вместе с Тэком в этот момент возвращался из кухни после завтрака.
Рик лишь искоса взглянул на злейшего врага и направился к своей террасе. Кэмп последовал за ним. Он покосился на друга, который тут же вытянул сигарету и закурил. Будто пытался удушить дымом бунтующую злобу. Кан Чжун Ги было жаль товарища. Ко всему, что он пережил, еще только такого «приятного» соседства и не хватало.
— Все же не могу понять, как он собирается искать чип, все время просиживая зад у себя на террасе или болтаясь по берегу с мольбертом? — нарушил молчание Кэмп. — Он даже не попытался познакомиться с семьей Легранд. Или дожидается, когда их дома не будет, чтобы устроить обыск? Но что это даст? До него уже сто раз это было сделано. Мутный тип. Однозначно.
Чжон по обычаю не ответил.
— Разве что пытается создать себе образ беззаботного персонажа-романтика, чтобы потом все же подкатить к Софи. М-да, — рассмеялся. — Минору и романтика… Кому в «Триумвирате» пришла эта гениальная идея? Ты представляешь его в роли мачо, приударившего за Соней? Он точно не в ее стиле. Ему бы подстричься. Меня раздражают его патлы… И чего я завелся?
— Не думаю, что он планирует подкатывать к ней, — вдруг ответил Рик и глубоко затянулся, поглядывая на террасу соседей, где появился Пьер в одних семейных трусах.
Он принялся развешивать стирку, которую притарабанил в огромном розовом тазике.
— Тогда какой план у «Триумвирата»? — задумчиво спросил Кэмп.
— Поводить нас за нос.
— О чем ты?
— Скорее всего, Минору послали сюда маячить у нас перед носом, тем самым дразня, как быка красной тряпкой. Этим они пытаются усыпить нашу бдительность. Крадут наше внимание.
— Хочешь сказать, в этой игре со стороны «Триумвирата» есть еще кто-то?
— Склонен думать, что да, — взглянул в сторону Минору, в этот момент появившегося на пляже. — Нас хотят запутать.
— Тогда возле Софи скоро появится новый знакомый и, скорее всего, он будет не азиат.
— Согласен, — выпустил тучку дыма, наблюдая, как Пьер пытается выбраться из развешанного огромного покрывала, в котором запутался.
— Я волнуюсь за Софи, — сказал Кэмп, увидев, как на соседнюю террасу вышла Соня и помогла брату снова увидеть белый свет. — Мне… понравилась эта семья. Хоть и знакомы пару дней, но я успел к ним привыкнуть. Невольно каждый раз жду вечера, чтобы в очередной раз собраться вместе за ужином. Да… этим я нарушаю правила. Мы не должны привязываться к кому-либо на задании, но… Эта девушка очень хорошая и мне бы не хотелось, чтобы с ней случилось что-либо плохое. Представь ее в руках кого-то из «Триумвирата». Они не станут церемониться с ней, окрутят и втопчут в грязь. Чжон… кто-то из нас должен взять игру в свои руки и оградить Софи от гнусной участи. Знаю… ты шел на это задание, не планируя влезать в любовную историю, но… Друг, эта девушка стоит того. Тем более, что ты уже ей приглянулся. Я для нее всего лишь друг и не смогу переступить эту черту, потому что не в ее вкусе. Я то умею читать женские сердца. Знаю, что говорю. Ну как? Ты согласен? М?
Рик молчаливо все обдумывал. Меньше всего ему хотелось, чтобы пострадали невинные люди.
Спустя пару минут Чжон ответил:
— Возьмешь графиню на себя? Если я свяжусь с ней, то о Софи можно забыть, она тут же спишет меня.
— Да без проблем! — оживился. — Этот тип женщин всегда клюет на таких, как я. Еще попрошу нашего НСР-овца присоединиться. Тоже еще тот жук. Графине скучать не придется, мы ее развлечем. Интересно, кого она выберет? Хочу потягаться с Пак Мин Чжэ. Так ли он хорош в амурных делах, как о нем говорят?
Чжон невольно уронил смешок.
— Ты неисправимый бабник, — подметил Рик.
— И даже не скрываю этого. Но есть поправочка: я порядочный бабник и ты знаешь, о чем я, — подмигнул. — Так что, наша графиня не будет обделена вниманием.
— Боюсь, она сама попросит тебя быть менее порядочным.
— У нас для этого есть Мин Чжэ.
— Вдруг и он порядочный бабник?
— Ты в это веришь? Да он еще тот кобель.
— М-да, и меня беспокоит, что он вертится возле Николь…
— Думаю, он не рискнет ее тронуть, пока ты рядом. Все же он не дурак, видит, чем это чревато.
— Надеюсь. Иначе на одного НСР-овца в этом мире станет меньше.
Кэмп весело рассмеялся, похлопав друга по плечу. А Тэк улыбчиво наблюдал за тем, как Пьер что-то доказывал сестре, при этом широко размахивая руками. Скорее всего, это касалось новой работы в мэрии, куда его устроила Соня. Наверняка уже успел что-то натворить.
— Отлично! Тогда договорились, — довольно потер руки Кэмп.
Он всеми силами пытался скрыть, насколько был рад, что Рик, наконец-то, немного смягчился в отношении Сони. Кан Чжун Ги был уверен, что эта девушка неспроста появилась на их пути. Особенно в жизни его друга.
— Надо все обдумать, — сказал Кэмп. — Где этот НСР-овец?.. — пошел к двери. — Хочу потолковать. Нас с ним ждут великие дела…
Рик остался стоять на месте. Он все так же наблюдал за семейными разборками соседей. Софи в этот момент готова была прибить брата веником. Раскраснелась, волосы растрепались, брови грозно сошлись на переносице. Гроза, а не девушка. Пьер рисковал получить хороший нагоняй.
Чжон снова и снова вспоминал сон, в котором она к нему явилась. Ему было сложно принять новую роль. Не из-за того, что надоело играть на заданиях в приторную любовь, а потому что он опасался себя. Эта девушка вызывала у него особое волнение. «Чего ты боишься, Рик? — обратился к самому себе. — Настоящих чувств, которые могут вспыхнуть? Или факта, что ты можешь снова начать чувствовать?.. Но… как бы там ни было, ты должен оградить ее от грязных рук. Хотя бы ее… Да… хотя бы ее…» — нахмурился, невольно вспомнив судьбу Юки.
В этот момент он заметил сестру, поднимающуюся к дому соседей. Рик облокотился о перила и начал с интересом наблюдать, что надумала Николь.
Пьер, увидев азиатскую красавицу, сначала воссиял восторгом, а потом заметался по террасе, прикрываясь розовым тазиком, вспомнив, что он в одних семейках. Га Ён со смеху валилась, даже не пытаясь сдерживаться, чтобы не смущать блондина. Тэк невольно и сам рассмеялся, покачав головой. Скромностью его сестра не могла похвастаться.
— Извини моего брата, — развела руками Соня. — Пьер еще тот растяпа.
— Он милый, — все еще хохотала Николь. — Тебе с ним повезло. Всегда весело.
— Милочка, не просто весело, а экстремально весело.
— Как же у тебя здорово! — с восторгом закружилась по террасе. — Твой домик похож на ласточкино гнездо! О, так его и назовем! Хи-хи.
Софи улыбнулась, наблюдая за озорной девушкой. Рик сумел подловить в ее настроении натянутость. Взгляд не был веселым. Он выдавал то ли усталость, то ли легкую грусть. А еще Чжон заметил, что Соня, когда Га Ён отворачивалась, изучала ее. Пытливый взгляд подлавливал детали и тут же брал на заметку. С гостьей она была очень вежливой, но держала дистанцию. Николь это чувствовала, хотя не подавала виду, стараясь все же войти в доверие кудрявой.
— Соня, я пришла из-за завтрашней вечеринки. Ты подобрала себе наряд? — зазвенела Га Ён.
— Ну… с этим у меня проблема, — улыбнулась хозяйка «ласточкиного гнезда». — Пытаюсь что-нибудь придумать.
— Тогда я вовремя! Пойдем ко мне! У меня много нарядов.
— О, нет, спасибо, не стоит, — тут же запротестовала Софи. — Я не влезу в твои платья. Да и неудобно как-то…
— …Даже не хочу слушать. Пошли!
Пришлось подчиниться. Перед упрямством Га Ён даже Соня не устояла. Они перебрались в дом Россы и направились в спальню девушек.
— Ты спокойно можешь открыть свой магазин. Этого хватит для старта, — заценила София гардероб новой подруги.
Николь подметила, что девушка была заинтересована, но не настолько, как бы она хотела. Кудрявая оказалась очень сдержанной. София похвалила наряды и вежливо отказалась от них. В глазах не было огонька. Скорее там проглядывалось желание быстрее вернуться домой.
— Совсем-совсем ничего не понравилось? — удивилась Николь. — Ты первая девушка, которая так спокойно относится к моим брендовым вещам. Знаешь… — сузила глаза, — я поняла, кого ты мне напоминаешь.
— И кого же? — Соня присела на кровать, позволив себе лишь слегка улыбнуться.
— Моего брата.
— Что? — в это раз она все же рассмеялась.
— Он такой же зануда.
— А ты прямолинейная.
— Да, это мой конек.
Пока Га Ён вытаскивала платья, Соня снова начала изучающе за ней наблюдать.
— Знаю, людям не нравятся мои манеры. Я говорю все в лоб, — продолжала сестра Рика, — но мне плевать. Больше всего в этом мире не люблю лицемеров. Я такая, какая есть.
— Я ценю это качество, — аккуратно заметила Соня, будто прощупывала почву.
Что-то ей не давало расслабиться и просто поболтать с Га Ён, как это делают подружки. В спальне азиатки она чувствовала какое-то давление. Словно находилась не в своей тарелке, из-за чего все время оглядывалась и потирала локоть.
— Соня, у меня есть платье, которое тебе идеально подойдет, — Николь нашла то, что искала, и протянула девушке черный стрейчевый наряд.
— Какое красивое, — взяла его София и начала разглядывать, слегка поглаживая приятную на ощупь ткань. — Но оно обтянет меня…
— Ну и что? У тебя очень хорошенькая фигурка.
— Я слегка пончик, — забавно сощурила нос.
— И не правда. У тебя ни одной жировой складочки. Просто твои формы… Как это сказать? Аппетитные, во! — подняла палец. — Именно так сказали бы парни.
— Говорю же, пончик.
Девушки впервые за этот разговор рассмеялись вместе.
— Чего ты боишься? Мужского внимания? — подмигнула Га Ён. — Да, согласна. В этом тебя точно будут лопать глазами. Разве это не подкупает?
— Я же не бифштекс. Не могу такое надеть, — отдала назад платье. — Но спасибо за желание помочь. Подобные поступки не забываю. Не волнуйся, я что-нибудь придумаю.
— Но у меня наряды знаменитых брендов. Как раз для такой вечеринки. Если оденешься просто, не поймут. Не обижайся, но такие избалованные деньгами люди, как мэр, могут почувствовать себя неуютно. Ты ведь его помощник и будешь все время рядом. Если тебе все равно, то подумай о его репутации.
— Знаешь… — встала Софи, пытаясь подобрать слова, — а мне плевать, что они все подумают. Если мэру будет стыдно за меня, то это лишь его проблемы, не мои. Если он ценит меня, как хорошего работника, то примет такой, какая я есть.
— Хорошая моя, хочешь ты того или нет, но в этом мире есть ранги и правила. «Когда ты в Риме, поступай как римляне». Я понимаю, ты девушка гордая, но не забывай, что есть давно прописанные истины, против которых не стоит идти. В конце концов, это этикет. На подобных вечеринках есть понятие дресс-кода и будет непрофессионально заявиться в стиле кэжуал.
Софи вдруг улыбнулась.
— Николь, мне порой кажется, что я рождена именно для того, чтобы такие правила нарушать. Спасибо тебе за помощь. Ты хороший человек. Но я вынуждена отказаться. Я найду выход из этой ситуации. Мне пора. Увидимся сегодня за ужином.
— Ну, смотри, — вздохнула Га Ён.
Когда Соня ушла, Николь сразу отправилась искать брата. Нашла его в компании Кэмпа и Пак Мин Чжэ. Девушка на эмоциях рассказала о разговоре с Софи. Кан Чжун Ги значительно взглянул на друга.
— Почему я не удивлен? — пожал плечами.
Рик слегка улыбнулся, покручивая ручку, которой еще пару секунд назад чертил план.
День пробежал в суете быстро и незаметно. Вечером по сложившейся традиции соседи собрались вместе, чтобы отужинать. В этот раз очередь принимать гостей была у волонтеров. Они разместились на большой террасе, которая выходила из кухни, и до ночи вели веселые беседы, пели песни и в очередной раз ссорились с соседями, которые поведали им свежие новости из жизни Марселы. Даже Жильбер, все еще по-за глаза называющий волонтеров вьетнамцами, ждал этих посиделок, вносивших в его жизнь разнообразие.
Разошлись где-то в полночь. Когда все уснули и наступила тишина, София убрала в доме и отправилась к себе в комнату. Она об этом мечтала весь день. Ноги и руки гудели от усталости, и сильно хотелось спать. Но было еще одно дело, которое девушка хотела сделать. Вытянув из большого сундука два свертка ткани, расстелила их на полу. Прежде, чем раскроить, замерла, глядя на белоснежный шифон. Воспоминания мягко легли на ее плечи. Соня подняла взгляд на картину, висевшую над ее кроватью. Это было пшеничное поле.

ФОТО:

На ней было много желтого солнца. В каком бы настроении ни была Софи, каждый раз глядя на нее, она всегда ощущала тепло. Прикрыв глаза, представила, будто идет по полю и наслаждается апельсиновой палитрой лета. Особого лета…
Вдохнув глубже, улыбнулась и взялась за кройку.
Даже не заметила, как пролетело время. Не смотря на усталость, увлеклась шитьем и просидела до утра. За работой смогла погрузиться в мысли, и ей в этом никто не мешал. Ни шумные дети, ни причудливый брат, вечно влипавший в передряги, ни ворчливый дед. Только она и монотонная работа. Соня любила рукоделие. Оно помогало успокоиться и расслабиться. Куда и сон делся.
Ранние лучи солнца поцеловали ее в щеку, когда она стояла возле зеркала. На нее смотрело улыбающееся отражение кудрявой девушки в легком нежном платье. Оно имело два яруса. Первый Соня сшила в обтяжку из трикотажа диско, а второй, который шел пышным колокольчиком поверх, из шифона. Платье подчеркивало фигуру девушки и в то же время ее прикрывало. Словно лакомый кусочек, который можно разглядеть, но не попробовать. Получилось женственно и очень мило. А главное — очень шло Софии.
Она была довольна. Повесив наряд на дверь гардероба, потянулась и, с сожалением взглянув на кровать, вышла из комнаты. Ей нужно было готовить завтрак. Вздремнуть пару часов смогла лишь в обед. Но ей этого хватило, чтобы немного восстановить силы.
В это время у соседей бурлила своя жизнь. Пак Мин Чжэ едва не прибил Квак Гван Су, который, принимая душ, опрокинул шампунь и вылил его. Следователь заметил это, когда уже стоял под водой. Ругаясь во всю, Мин Чжэ в одном полотенце пошел искать спасение у соседей. Скользя по полу, постучал в дверь девушек. Она оказалась открытой. Парень, не долго думая, вошел.
— Эй, есть кто-нибудь?! — позвал, вытирая лицо, на которое стекала с волос вода.
— Кто там? — послышалось из ванной.
— Сосед. Шампунь можешь одолжить?
— А где ваш? — недовольно спросила Га Ён.
— Долго рассказывать. Ты уже приняла душ?
— Да.
— Я войду?
— Не заходи.
— Хорошо, — резко открыл дверь.
Ему просто послышалось «заходи», так как шум воды съел безобидные две буквы «не». В ванной тут же прозвучал визг, и Николь со всей дури влепила парню пощечину. Едва в зеркало не впечатался. Девушка тем временем повыше подняла полотенце, которым прикрывалась.
— Извращенец! Как ты посмел вломиться ко мне?
— Ты же сама сказала «заходи»! — взорвался парень, потирая ушибленный лоб.
— Я сказала «не заходи», дубина! Выйди немедленно!
Пак Мин Чжэ, ворча, вернулся в спальню и тут же замер, увидев на пороге Кэмпа и Тэка. Выражение лица Рика не сулило ничего хорошего.
— Вот блин… — тяжело вздохнул следователь. — Что за день такой? Это не то, о чем вы подумали, — выставил примирительно руки. — Я спросил, могу ли войти, и мне послышалось, что она разрешила. Вот и вошел попросить шампунь… на свою голову… Наш разлил придурок Гван Су.
Из ванной вышла Николь, в этот раз кутаясь в халат. Чжон перевел на нее строгий взгляд.
— Дверь закрывать не учили? — пробасил грубо.
— Я в своей комнате. Имею право не закрывать и даже ходить голышом, — огрызнулась девушка. — Кто знал, что наши соседи извращенцы?! Посмей еще раз переступить порог этой комнаты, и я за себя не ручаюсь. Прибью на месте! Ты меня плохо знаешь! — угрожающе указала пальцем в следователя.
— Да было бы на что смотреть! Возомнила невесть что! — вспылил Пак Мин Чжэ. — Я же не лез к тебе. Сразу понял, что ошибся. С кем не бывает? Чего завелась?
— Ошибся?! — взвинтилась Николь, и Тэк едва успел ее удержать. — Проваливай отсюда!
— Давай, парень, лучше уходи, — Кэмп подтолкнул следователя к выходу. — И держись от нее подальше.
Пак Мин Чжэ еще раз бросил сердитый взгляд на Николь и вышел.
— Паршивец… — фыркнула Га Ён, недовольно сев на кровать.
— Чжон, а ко мне в ванную можешь заходить в любое время суток. Для тебя дверь всегда открыта, — нарисовалась на пороге Лилу, начав строить Рику глазки.
— Николь, прекрати так себя вести, — Чжон не обратил внимание на рыжую и та скучающе поплелась к своей кровати. — Не заперла дверь в ванную, не заперла входную. Не слишком ли?
— Прекрати читать мне мораль. Я все еще зла.
— Мне все равно, в каком ты настроении, — его голос стал еще строже. — Твое поведение уже давно выходит за рамки приличия.
Кэмп, скрестив руки, молчаливо стоял в сторонке. Никогда не вмешивался в их семейные разборки.
— Спасибо, что меня не игнорируете, — Гюри же не была столь тактична. — Мало того, что я не иду на вечеринку, так еще и прозрачная. Угу…
Лилу и Дзиро не шли на празднование Дня рождения графини, чтобы еще раз осмотреть дом Сони. И это очень огорчало рыжую. Она никогда не была на подобных мероприятиях, и все время сидела в стенах Форта. А тут такая возможность. Ей было очень обидно, но приходилось терпеть ради задания.
— Чжон, почему ты все время на меня кричишь? — не стерпела Николь. — Этот хам вломился в мою ванную, и ты ему ни слова. А меня битый час поучаешь. Это вообще-то я здесь жертва.
— Тогда перестань ею быть и не провоцируй людей, — Рик интонацией поставил точку в разговоре, придавив сестру тяжелым взглядом.
— Чжон, увидел бы ты меня в вечернем платье. Во где был бы шанс тебе втюхаться. Смотри, какие у меня ножки, — Лилу, продолжая быть на своей волне, будто никто рядом и не ссорился, подняла худющую ногу, обтянутую лосинами в пестрый цветочек. — Парни штабелями легли бы. Рик, зацени как мужик. Почти модельный вид, — посмотрела на сердитого Тэка.
Он уже направлялся к выходу из комнаты. Кэмп, выпустив смешок, бросил рыжей:
— Думаю, он заценил. Как мужик. Видишь, как быстро уходит?
— Пошел вон! Вечно испортишь настроение, — швырнула в него подушку.
Парень, посмеиваясь, вышел следом за другом.
Вечером, перед тем, как отправиться в поместье графини, Чжон собрал всех на террасе.
— Оставляем прежний план, — обратился к Кэмпу. — Я возьму на себя графиню.
— А зря, — вздохнул его друг. — Хотя ты прав. Если резко охладеешь к ней, будет выглядеть подозрительно.
— Точно. Поэтому я продолжу, но только познакомлю ее со своим занудством, чтобы она заскучала, и в этот момент вы вступите в игру.
— Думаю, сработает. Такие, как Сесилия, не любят скучных, — ухмыльнулся Пак Мин Чжэ. — С нами ей будет веселее.
Тэк не обратил внимания на колкость и продолжил:
— Нам нужно собрать как можно больше информации. Удача на нашей стороне. На вечеринку придут самые влиятельные люди Сорренто, среди которых будут и представители итальянской мафии. Постараемся завести новые знакомства и приглядеться.
— И это нам поможет, — Николь положила на стол мужские запонки.
— Как мило дарить подарки после оплеухи в ванной, — растянул ироничную улыбку Пак Мин Чжэ и тут же ее убрал, изобразив недовольство.
— Это не украшение, умник, — фыркнула Га Ён. — Я сделала новый вид видеожучка для наблюдения. Эти для одежды, а вот такие — для размещения в помещении, — показала на ладошке несколько горошин.
— Как они работают? — взял одну из них Рик.
— Прижимаешь к месту, где хочешь усадить эту малышку, и она ввинчивается в поверхность. Очень маленькая и незаметная.
— Уверен, что дом графини проверяют на наличие прослушки. Их могут обнаружить и в итоге выйти на нас, — заметил Кэмп.
— Я это предусмотрела, — хитро заулыбалась Га Ён. — Эти милашки делают запись, но не передают ее сразу. Если приблизиться к ним слишком близко, они замирают. Таким образом, прибор поиска жучков не отследит никаких специфических волн и активности. Как только из комнаты все выходят, проходит пять минут и жучок передает снятый материал на наш компьютер.
— Мы протестировали, — вступила в разговор Лилу.
— Хотел бы я уточнить, на ком, — колол и дальше следователь.
— Меня впечатлило, как ты хвастался перед Гван Су и Дзиро своими победами у женщин, — ответила Николь и тоже выдавила фальшивую улыбку. — И не стоит рассказывать о нарушенных правах. Мне на них наплевать.
— Это подло, — рассердился Пак Мин Чжэ. — Я по ошибке зашел в ванную, и ты прочитала целый трактат по морали, а сама что творишь? Это незаконно и гадко.
— Мы провели эксперимент во благо. Ты имеешь что-то против нашей работы? — нагловато подняла бровь.
— И, конечно же, ты это поощряешь, — бросил замечание Тэку.
Тот так выразительно взглянул на обоих, что Га Ён и следователь сразу умолкли, и Лилу продолжила:
— Николь сделала гениальную вещь. Я ее тестировала еще в Форте. Решили не рассказывать, пока не убедимся, что все работает безупречно. Эти крохи прошли испытание. Они не дают себя отследить, незаметные и хорошо фиксируют даже самые тихие голоса. И подарочек от меня, Дзиро и Гван Су, — ее хрупкие пальчики быстро забегали по клавиатуре ноута. — Мы написали программу, которая из общего шума может отделять нужный разговор. То есть, например, вы находитесь на вечеринке и рядом говорят несколько компаний собеседников. Указываем на видеозаписи, кто нас интересует, и программа по направлению сигнала пишет нужный разговор в отдельный трек, убирая помехи.
— Неплохо, — оценил Кэмп. — Вы, ребята, молодцы, — похлопал по спине Гван Су и тот едва из ботинок от счастья не выпрыгнул.
— Теперь по поводу обыска дома Легранд, — продолжил Рик. — Его уже несколько раз осматривали, но ничего не нашли. Ваша задача копнуть глубже. Сделайте фото вещей, снимите комнаты на видео. Продублируйте записи всех блокнотов, скачайте инфу из компьютеров. Проверьте дом на наличие потайных комнат. Поставьте жучки. Мы мало что знаем об этой семье. Отец Софии непростая личность. Неизвестно, что может таить в себе на первый взгляд безобидный дом.
— Согласен, — кивнул Кэмп. — Жизнь порой удивляет неожиданной правдой. Эта семья кажется мирной. Мне очень нравится Соня, ей хочется доверять, да и Пьер на вид муху не обидит, но мы все равно должны проверить их очень тщательно и обычного обыска будет мало.
— Дом находится на скале, — задумчиво заметил Пак Мин Чжэ, поглядывая в сторону соседей. — Под ним вполне может быть спрятан тайный ход или комната. Тут ты прав. Хотя откуда такие мысли?
— Пока просто перестраховка, — ответил Чжон. — Я верю не людям, а фактам. Пока нет никаких подозрений. Скорее всего, обыск не даст больших результатов. Но все же мы должны пойти методом исключения.
— Не буду спорить. В этом есть здравый смысл.
— Сверим время, — Тэк поднял правую руку, на которой носил часы.
— Девятнадцать часов тридцать семь минут, — озвучила Га Ён.
— Собираемся, — хлопнул в ладоши Кан Чжун Ги. — И да, — обратился к Лилу и Дзиро, — осторожно. Мы не знаем, как поведет себя Минору. Он может сегодня тоже пойти на охоту в дом соседей.
— Тогда будем искать по очереди, — хихикнул Дзиро. — Он ведь прекрасно знает, кто мы и зачем здесь. Смешно ломать комедию и притворяться ягнятками. Не думаю, что его удивит наш приход к Леграндам. Больше того, я почти уверен, что он догадывается о нашей вылазке.
— Мы разберемся, — смело заявила Гюри. — В любом случае между нами и «Триумвиратом» идет открытая война. Она стала слишком абсурдной, чтобы чем-то удивить.
— Тогда за дело.


Последний раз редактировалось: Lana (Пт 18 Фев 2022, 14:13), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 EmptyВт 14 Дек 2021, 10:12

София и Пьер выехали на такси раньше. Им надо было сначала посетить мэрию, откуда они вместе с Бьяджо Пазини поехали на его машине к особняку графини. Он находился на склоне горы у моря в объятиях кудрявого цветущего сада. Здание было старым, но обставлено дорогой мебелью в стиле рококо. На стенах красовались редкие картины, скорее всего купленные на аукционах.

ФОТО:

— Впечатляет, — кивнул Кэмп, поклонник искусства. — Кстати, где Николь?
— Пошла в дамскую комнату поправить макияж, — недовольно произнес Пак Мин Чжэ. — А еще она не спешила снимать шубу. Наверное, замерзла.
Тэк тем временем быстро оценил обстановку. Торжество проходило в большом зале, который имел выход во внутренний двор в саду. Уже собралось много гостей, составивших дорогую пеструю толпу.
— Все очень хорошо знакомы друг с другом, — заметил Кэмп, наблюдая, как богатый бомонд льстиво здоровается друг с другом, вытаскивая из себя комплименты. — Какой театр…
— И есть знакомые нам лица, — добавил Пак Мин Чжэ, заметив пару авторитетных личностей, которых они вместе изучали по досье. — Интересно, Армандо Феретти приглашен в качестве бывшего возлюбленного или покровителя? В жизни он еще противнее, чем на фото. Как Сесилия заставила себя быть с ним?
— Деньги притупляют все органы чувств, — улыбнулся Кан Чжун Ги. — Квак Гван Су, ты в порядке? — взглянул на дылду с раскрытым ртом. — Ты какой-то бледноватый и потерянный. Дыши глубже. Похоже, шик впечатлил нашего друга. Убери это дурацкое выражение лица, на тебя уже косятся.
— Ага… — произнес хакер, не меняясь в лице.
— У вас в Форте все такие дикие? — уточнил следователь. — Ну и рожа…
— Какие люди! — послышалось недалеко от них и ребята увидели приближавшуюся к именинницу. — Рада, что вы пришли, — поцеловала Тэка в щеку, как хорошего старого знакомого.
Друзья вручили ей подарки и цветы.
— Как мило, — тут же отдала их служащему. — Проходите, располагайтесь. Места хватит на всех, — сразу же взяла под руку Тэка, дав понять, что приватизировала его на весь вечер.
Рик в свою очередь познакомил ее с товарищами.
— Милашки, — еще игривее засветились глаза графини, заметив, с каким интересом на нее поглядывают Мин Чжэ и Кэмп. — Я рада, что ты привел друзей, — прошептала Чжону на ухо. — Они кажутся очень интересными молодыми людьми.
— Поинтереснее меня? — состроил удивление.
— Ну что ты?! Чжон, ты вне конкуренции, — шаловливо шлепнула его по плечу.
— С нами еще моя сестра. Она должна сейчас подойти.
— Уверена, что она красавица.
— Есть такое.
— Вся в брата.
Тэк, не сводя с нее глаз, улыбчиво поцеловал ее руку. Сесилия едва не замурчала, как кошка. Обожала быть в окружении красивых вещей и мужчин.
— А вот и она… Шикарный выход. Га Ён никогда не упустит шанс блеснуть собой, — Кэмп засмотрелся в сторону широкой лестницы.
По ней спускалась Николь в ярком красном платье, идеально подчеркивающем хрупкую фигуру. Волнистые каштановые волосы изыскано спадали на слегка прикрытые платьем плечи. Мужчины в зале сразу заприметили красавицу азиатку, а женщины наполнили воздух противным завистливым шепотом.
— Так вот что она прятала под шубкой… — только сейчас Пак Мин Чжэ снова проявил интерес к Га Ён, позабыв недавнюю обиду.

ФОТО:

Рик молча оценил наряд сестры, а потом взглянул на голодные глаза мужчин в зале. Невольно его кулаки слегка сжались. Даже то, что на нее просто так пялились, вызывало омерзение и братское волнение.
В этот момент один из гостей, который оказался более решительным, сделал шаг вперед к заявившейся красавице и, поклонившись, представился.
— Вы сами или вам нужен кавалер? — осведомился он, демонстрируя нагловатую улыбку.
— Я кошка, гуляющая сама по себе, — Николь значительно повела бровью и с гордо поднятой головой направилась в сторону брата и друзей.
— Ничего себе… — выдохнул смельчак, не отводя от нее взгляд. — Какая… кошка…
— Чжон, не забывай дышать, — посмеиваясь, шепнул другу Кэмп. — Все будет хорошо. Мы за ней присмотрим, она ведь с нами.
— А если нас не будет рядом? — нахмурился Рик. — Меня волнует то, как она себя порой ведет.
Кан Чжун Ги ничего не ответил, так как против правды не попрешь. Га Ён действительно все время играла с огнем, тем самым рискуя собой.
— Всем добрый вечер! — улыбчиво поздоровалась красавица, подойдя к друзьям.
Тэк, спрятав эмоции, со спокойным видом познакомил сестру с Сесилией.
— Милочка, ты впечатляешь, — даже графиня смотрела на нее с ноткой зависти. — Сегодня все мужчины будут твоими. Я уверена.
— Велико счастье. Особи, помешанные на юбках. Я пришла сюда не ради их внимания, а ради именинницы, о которой мой брат все уши прожужжал. С Днем Рождения! — протянула подарок.
— Ох… Это так мило, — растаяла Сесилия, к которой Га Ён без труда нашла ключик.
Пак Мин Чжэ, наблюдая за сестрой Тэка, невольно засмотрелся. В женщинах его привлекала смелость и ум, а Николь удивляла все больше и больше. Сначала он принял ее за самовлюбленную выскочку, которая цены себе не сложит. Но постепенно он начал замечать в ней все больше цепляющих изюминок, от которых в груди невольно начинали порхать бабочки.
— Она и правда сапёр? — прошептал Кэмпу.
— Это лишь одно из ее увлечений, — улыбнулся Чжун Ги. — Николь спец по железу и микросхемам, знает семь языков, имеет черный пояс по тхэквондо, отлично разбирается в сфере экономики и бухгалтерии, первоклассный игрок на бирже, а еще увлекается игрой на различных инструментах, поет, отлично танцует. Больше того — первоклассный повар, модница и красавица. И это еще не весь список. Другими словами — она идеально подходит на роль сестры Тэка. Насколько я знаю, быть гением — это у них семейное.
— Но характер тоже еще тот.
— Парень, так ведь есть чего нос драть. Такая девушка и без гордости? Брось. Ее есть за что уважать. Меня больше другое волнует — слишком уж любит рисковать и ходить по острию ножа. Это ее самый большой недостаток. Больно уж самонадеянная, — взглянул на задумчивого коллегу. — А что, цепляет? — хитро заулыбался.
— Даже не знаю… Но в животе щекотно, когда она выбрасывает подобные штучки, — признался следователь.
— Не уверен, что тебе что-то светит, пока ты не в ладах с Тэком. За сестру Рик в порошок сотрет. И я не шучу. Она — единственное, что у него осталось в этом мире. Всех дорогих ему людей судьба беспощадно забрала. Ты даже не представляешь, что он успел пережить за свои двадцать семь. Я бы такое даже врагу не пожелал.
— Наслышан… Но как с ним подружиться, если он даже с тобой порой не особо дружелюбный?
— На этот вопрос ты должен сам найти ответ.
Пак Мин Чжэ еще больше задумался, поглядывая то на Николь, то на ее брата, неплохо игравшего сейчас любезного воздыхателя графини.
— Я хочу незамедлительно познакомить вас с моими друзьями, — Сесилия была в восторге от новых знакомых.
Ребятам даже стараться не пришлось, чтобы войти в ее доверие. Похоже, ее окружение было настолько утомительным, что волонтеры оказались глотком свежего воздуха. Поэтому последующие полчаса они знакомились с новыми лицами, параллельно расставляя в помещении жучки.
— А вот и ваши соседи! — радостно заявила графиня, когда они вышли в сад и увидели мэра с Соней и Пьером.
— Какие люди! — обрадовался Кэмп, соскучившись по этой кудрявой девушке.
Софи, увидев их, тоже вздохнула с облегчением. Общество богатеньких ее слегка напрягало.
Николь тем временем оценивающе оглядела ее платье.
— Должна признаться, выглядишь замечательно, — прошептала новой знакомой.
— Но мне не сравниться с этим блеском и шиком вокруг нас, — пожала плечами бывшая журналистка.
— Но разве тебя это беспокоит?
— Нет, отнюдь.
— Где ты взяла платье? Оно миленькое.
— Сшила.
— За ночь?
— Мне не в первый раз.
— Это вызывает восхищение, — Га Ён искренне оценила трудолюбие и умелые руки Сони. — Оно великолепно. Пусть это не брендовая вещь, но смотрится очень хорошо. Ты меня приятно удивила.
— Спасибо. Вот ты действительно шикарно выглядишь. Красный цвет тебе очень идет.
— Я люблю выделяться в толпе, хотя брата это всегда задевает, — рассмеялась.
— Он, вижу, хорошо поладил с графиней, — заметила Соня, поглядывая на Сесилию в окружении новых знакомых и мэра, который в этот момент осыпал ее поздравлениями и комплиментами.
— Чжон делает это вежливости ради. Такие женщины не в его вкусе.
— Правда? Но зачем ему это? — не особо поверила.
— Мы здесь чужаки. Он пытается подружиться.
— Со мной он не был таким любезным, — вырвалось у Сони.
— А он часто с теми, кто ему нравится, поначалу очень холоден, — значительно подмигнула Га Ён.
— Ты о чем? — слегка возмутилась. — Я не имела в виду, что хочу его внимания. Просто при нашей первой встрече он был очень холоден и строгий. Я не заметила стремления подружиться.
— Это такая защитная реакция. Теперь он немного раззнакомился и видишь, стал мягче. Да и мне кажется, что с Сесилией не нужно очень стараться быть любезным, она сама всем на голову лезет. Такая себе шимпанзе-показушница.
Софи заинтересовано посмотрела на сестру Чжона.
— Извини, — пожала плечами Га Ён. — Я уже говорила, что слишком прямолинейная. Не умею льстить. Сесилия для меня просто очередной клоун. Она со шкуры вон лезет, чтобы понравиться всем этим толстозадым, — окинула присутствующих насмешливым взглядом. — Не знаю, кто они, но графиня так стелется перед ними. Для меня это кучка богатеньких зажраных слизняков. Терпеть таких не могу.
Софи в этот раз рассмеялась от души. Кажется, ее, наконец-то, отпустило по отношению к Га Ён, и она рядом с ней расслабилась.
— А ты мне начинаешь нравиться, — призналась она.
— А ты мне уже давно нравишься, — улыбнулась Николь. — Все пытаюсь с тобой подружиться, а ты ни в какую. Подозрительная и осторожная, как и мой брат. Говорю же, вы с ним два сапога пара. Хочу такую невестку, как ты. Вы друг друга стоите.
— Что ты несешь? Я и твой брат? Порой кажется, что он меня терпеть не может. Я могу на пальцах пересчитать слова, которые он сказал мне за эту неделю.
— Некоторые даже этим похвастаться не могут. Говорю же, что ты у него в фаворе, — смеялась Га Ён. — Добиться от него парочки слов — это большой прогресс. Смотри, он даже возле Сесилии стоит и молча всем улыбается. Наверняка его запас слов на сегодня исчерпан.
Соня взглянула на Чжона и неожиданно встретилась с ним взглядом. Он в этот момент поглядывал на нее с сестрой, пытаясь понять, чего им так весело. Впервые видел их вместе в таком настроении.
— Оу, какой контакт, — поддела Николь новую подругу, заметив их взгляды. — Подмигни ему, — слегка толкнула Соню.
— Подмигнуть? Послушай, я подобными вещами не увлекаюсь. Поищи кого-то другого для своего брата.
— Зря ты так, — сказала тише, слегка наклонившись к собеседнице, — я своего брата знаю лучше. Поверь, внутри этого айсберга кроется невероятно доброе, любящее и нежное сердце. Я каждый день молю Небо послать брату человека, который сможет освободить его из ледяного заточения. Знала бы ты Рика десять лет назад… Это был совсем другой человек… — грустно улыбнулась. — Я скучаю по тому милому, доброму мальчику… Пусть он и тогда был занудой, но далеко не таким отчужденным.
Соня промолчала, с любопытством поглядывая на Чжона и графиню, которая без умолку трещала с его друзьями, Пьером и мэром.
— Пошли к ним, — предложила Николь и направилась к друзьям. — О чем ведете беседу? — приветливо улыбнулась, зацепившись взглядом за мэра, который в этот момент проигнорировал ее и загляделся на Софи.
— Веселим именинницу, — ответил Кэмп, поцеловав графине руку. — Я очень рад, что вы дали нам шанс познакомиться с вами.
— МЫ рады, — исправил слова коллеги Пак Мин Чжэ и поцеловал вторую руку Сесилии.
Она таяла от их внимания, постепенно начав забывать о Рике, который молчаливо стоял рядом, не утруждая себя изобретением комплиментов для нее.
— Графиня, вижу, вы не теряете время зря, — подошли к ним местный политик Флавио Бертони и банкир Роберто Манчини.
— Больше всего не люблю именно терять время, — рассмеялась она, протягивая им руки для поцелуев.
Мужчины тут же расцеловали их и рассыпались в комплиментах.
София слегка занервничала. «Вдруг Манчини узнает во мне беременную женщину, которую я изображала в ресторане?» — напряглась, ожидая того момента, когда графиня представит ее банкиру. Но все прошло гладко. Он ничего не заподозрил, и Соня вздохнула с облегчением.
Постепенно внимание Сесилии целиком и полностью переключилось на Кэмпа и Пак Мин Чжэ. Тэк оказался для нее слишком скучным. Он если и говорил, то лишь на серьезные темы, не смешно шутил и мало дарил ей комплиментов. А вскоре совсем разочаровал своим занудством, когда начал рассуждать с гостями о политике.
Вечеринка была очень пышной, но не особо интересной. Богатые гости ели, пили, танцевали и вели беседы, следя за каждым своим движением, жестом и аккуратно подбирая каждое слово. Особенно те, кто был пониже рангом. Все поделились на две категории: важные персоны высшего класса и их вассалы. Поэтому графиня места себе от счастья не находила, порхая рядом с двумя красавцами-кавалерами, абсолютно не похожими на всех этих зануд, которые окружали ее многие годы. Кэмп и Пак Мин Чжэ сводили ее с ума остроумием, веселой болтовней и романтичными выходками, окончательно покорившими ее. А вскоре они умоляли ее показать все поместье, восхищаясь интерьером и картинами. Сесилия была рада похвастаться перед ними своим поместьем и увела за собой.
Тэк улыбчиво наблюдал за друзьями, взявшими на себя графиню, и мирно попивал ликер, время от времени поддерживая беседу с гостями и следя за сестрой, которая попала в круг мужчин и веселилась с ними за беседой и танцами.
— Вы кажетесь мне очень образованным человеком, сеньор Тэк, — признался Флавио Бертони. — А еще очень смелым. Ваши высказывания очень прямолинейные. В этом зале практически нет тех, с кем можно поговорить о политике и услышать настоящие рассуждения, а не затасканные фразы. Многие из них боятся даже слово сказать против.
— Не потому ли, что они зависят от здешнего общества, а я всего лишь гость? — тактично ответил Рик. — Кто знает, если бы я был жителем Сорренто, смог бы так же свободно говорить?
— Думаю, смогли бы, — улыбнулся политик. — Я вижу в вас особый огонек.
— Если бы вы были жителем этого города, Флавио бы точно переманил вас к себе, — улыбнулся Бьяджо Пазини. — Вы наверняка не знаете, но этот хитрец был моим главным соперником в гонке за кресло мэра.
— И я намерен продолжить борьбу за него на следующих выборах, — заметил Бертони. — Тем более, что многоуважаемый нами всеми сеньор Манкузо сам предложил мне поучаствовать в борьбе.
Тэк и его друзья подметили, как политик, упомянув новое для них имя, аж пригнулся, будто боясь произносить его, а остальные слегка напряглись. Сам же Бьяджо переменился в лице и слегка занервничал. Ему упоминание этой личности было неприятным. Рик пытался вспомнить, встречалась ли фамилия Манкузо в списке влиятельных лиц Сорренто, который они просматривали накануне. Если память ему не изменяла, то такой там не было. То, как эти шестерки тряслись, упоминая его, говорило о важности этой персоны. Чжон переглянулся с Кэмпом и следователем. Они тоже учуяли интересующий их след. Этот Манкузо мог вывести на главаря, заправляющего местной мафией.
Обстановку разрядил звонкий смех графини, которая спускалась по лестнице с двумя азиатскими кавалерами. Они возвращались с экскурсии. Графиня даже не подозревала, что теперь во многих комнатах ее поместья поселились маленькие жучки для слежения. Можно было считать, что главная миссия, запланированная для вечеринки, выполнена.
— Как вы здесь? Еще не устали от этой скучной болтовни? — воскликнула графиня, снова протягивая руки мужчинам, которые тут же принялись их целовать.
Рассеянный Квак Гван Су, молчавший все это время и прятавшийся за Тэком, рванул тоже поцеловать руку графини, но не успел, так как Сесилия ее резко убрала и приобняла Тэка.
— Ты, наверное, соскучился без меня? Я тебя пригласила и бросила среди этих зануд. Извини, — забавно скривилась.
— Это ты меня извини. Я не меньшая зануда. Чувство юмора и веселье — не мой конек, — улыбнулся Рик, очаровав ямочками, на которые она тут же повелась. — Но я рад, что мои друзья стали для тебя хорошей компанией. Такая женщина заслуживает лучшего.
— Какой же ты милый, — провела пальчиком по его щеке и остановилась на ямочке. — Здесь прячется твое настоящее обаяние. Ты знал?
— Мне об этом пару раз говорили.
София, слегка улыбнувшись, отвела взгляд, будто не хотела подглядывать за этими двумя. Ей становилось все скучнее и скучнее. Девушка надеялась на этой вечеринке найти что-нибудь интересненькое для ее маленького расследования, но кроме лицемерия ничего не обнаружила. Разве что удвоенное внимание Бьяджо, который ни на шаг не отпускал ее от себя. Он уже не так умело скрывал свой интерес к ней и это Рик тоже подметил.
Вдруг гости в зале зашумели и начали расступаться. Тэк вместе с друзьями оглянулся и увидел, как в их сторону направляется высокий крепкий итальянец с каменным выражением лица. Ему было около пятидесяти. Седина инеем окрасила аккуратно уложенные волосы, придав его образу еще большего величия. Он слегка приподнял руку и гости, кто встречался на его пути, низко кланяясь, целовали большой перстень на указательном пальце.
Но каким же было удивление волонтеров, когда они увидели рядом с ним самого Ван Джиана!

ФОТО:

Кэмп напрягся, понимая, что сейчас вся операция может рухнуть, так как Джиан знал в лицо и его, и Тэка. А судя по тому, как стелились перед угрюмым итальянцем, то тот без сомнений был главой местной мафии. И если он пришел вместе с Джианом, то они явно были в хороших отношениях.
Неожиданного гостя заметила в отражении зеркала и Николь, сидевшая к вошедшим спиной. Узнав в нем влиятельного главу старейшего китайского клана, испугано оглянулась. Ведь он мог раскрыть ее брата и Кэмпа.

ГИФКА:

ФОТО:

Кан Чжун Ги взглянул на Чжона. Тот оставался спокойным, будто ничего и не случилось.
— Сеньор Манкузо! — воскликнула Сесилия и тут же направилась навстречу новому гостю.
Ее лицо вспыхнуло румянцем волнения. В этот раз не ей целовали руку, а она сама прильнула к перстню гостя.
Все, кто стоял рядом с волонтерами, тоже подошли к важной персоне и поприветствовали его тем же образом. Даже Бьяджо, хоть ему и далось это с трудом. Заметно было, что он не особо был рад видеть грозного мужчину.
— Поздравляю, — выдавил скудную улыбку Манкузо, безразлично глядя на Сесилию. — Подарок в твоем кабинете. Посмотрим его там.
— Да, конечно! Без проблем. Проходите, — слегка наклонилась, предлагая пройти вперед.
Мужчина по пути к лестнице вдруг остановился, вцепившись тяжелым взглядом в волонтеров, стоявших в стороне. Сесилия, заметив, куда он смотрит, засуетилась и тут же рассказала, кто они.
— Не познакомишь с новыми друзьями ближе? — прогремел его голос.
Графиня дрогнула и, подозвав к себе волонтеров, так как Манкузо даже с места не сдвинулся, поспешно назвала имя каждого.
— А это, — указала на грозного гостя, — всеми уважаемый сеньор Домиано Манкузо.
Тот горделиво приподнял голову и выставил вперед руку. Она была под неопределенным углом: то ли для поцелуя, то ли для приветствия.
— Рад знакомству, — спокойно пожал ее Тэк.
В зале вспыхнуло напряжение. Кто-то ахнул, у кого-то вырвался удивленный шепот. Рик был единственным, кто осмелился это сделать. Графиня побледнела, расширенными глазами глядя то на Домиано, то на Чжона. София, стоявшая в стороне, заинтересованно наблюдала разыгравшуюся сцену. Она слышала о Манкузо, но никогда не видела его. Ради этого стоило прийти на это сборище. У девушки уже давно появилось много вопросов касательно этой личности.
У Манкузо едва заметно дернулась массивная бровь. Он въелся в карие глаза Рика, в то время как Тэк глядел на него смело и уверенно. Даже на миг не моргнул, спокойно выдерживая испепеляющий взгляд.
— Сорренто прекрасное место, — вдруг послышался голос Николь, и она тоже подошла к Домиано. — Мы благодарны, что нам дали шанс поработать на благо такого города. Наша группа была во многих местах, но настолько дружелюбного и милого места еще не встречала, — улыбнулась и сделала небольшой изящный реверанс.
Манкузо строго взглянул в ее сторону. Вид молодой добродушно улыбавшейся девушки слегка смягчил его. Он опустил руку, снова взглянув на Рика. Тот все так же оставался спокойным и уверенным. Домиано молча продолжил свой путь к лестнице. Сесилия, растеряно взглянув на волонтеров, последовала за ним.
Теперь ребята остались стоять напротив Ван Джиана в ожидании развязки их встречи. Кэмп оценил обстановку, месторасположение телохранителей графини и пути отхода. Пахло жареным.
Теперь уже Джиан, сменив Манкузо, испытывающе глядел на Чжона. Его взгляд был сильным и высокомерным, от которого вряд ли можно было ожидать чего-нибудь хорошего.

ГИФКА:

Напряжение росло.
— Приятно встретить в этих краях земляка, — дружелюбно улыбнулся Рик и протянул руку Вану.
Джиан вдруг слегка улыбнулся и пожал ее в ответ.
— Но я не ваш земляк, — выдал он приятным хрипловатым голосом. — Ван Джиан, Шанхай.
— Но все же мы из стран, где восходит солнце, — сказал на китайском Чжон.
Китаец, ухмыльнувшись, слегка кивнул и взглянул на Николь.
— Тэк Га Ён, рада знакомству, — протянула ему руку.
— Взаимно, — деликатно пожал ее.
Николь почувствовала мягкость его длинных пальцев. Выглядел как наследник аристократического знатного рода. Ван был очень изысканным и обладал сильной харизмой. Слухи о нем оказались правдивыми. Он впечатлял.
Остальные ребята тоже поздоровались с нежданным гостем.
Кэмп пытался разгадать его поступок. Джиан точно знал их в лицо. Но почему не сдал? Хотя одна версия для объяснения все же была. Джиан никогда не играл на стороне мафии. Мог иметь пару сделок, но только деловых, без грязной подноготной. Ван был принципиальным, строго держался своих убеждений и законов родового клана. Форт не охотился на него, а ему никакого дела не было до Форта. Возможно, именно этот факт и сработал. Ван не желал вмешиваться в дела мафии и спецслужб. Хотя такое объяснение все равно не успокоило бдительность Кан Чжун Ги.
К волонтерам снова подошли Флавио, Роберто и Бьяджо.
— Я был прав относительно вас, — в этот раз Бертони глядел на Тэка изучающе. — Вы смелы и рискованны.
— В чем выражается моя смелость? Я лишь поздоровался и попытался познакомиться. В этом есть что-то зазорное? — состроил удивление Рик.
— Вас не смутило то, как все приветствовали сеньора Манкузо?
— Я не поступаю как все, если не знаю причину. Мне свойственно самому принимать решение, а не слепо следовать за всеми.
Собеседники напряглись и испуганно огляделись, не слышит ли его кто-нибудь еще. Но гости постепенно разошлись по залу и продолжили праздновать.
— Советую быть осторожнее с подобными выражениями, — тихо заметил банкир Роберто Манчини. — Сеньора Манкузо все уважают и боятся. Он лидер в Сорренто.
— Скрытая власть города? — улыбнулся Тэк. — Я почувствовал это. У него сильная аура.
Рик заметил, как снова изменился в лице Бьяджо. Что-то здесь было не так.
— Как вижу, вы борец за свободу, — слегка сузив глаза, сказал Флавио, додав в голос немного желчи. — Понимаю, молодость, максимализм, романтика. Но запомните, что всё и все в этом мире ходят под кем-то.
— Я хожу лишь под Богом, — улыбнулся ему Рик.
— А как же правительство и закон? Вы склонны нарушать его?
— Закон не над нами, он всегда рядом. И если он справедливый, то какой смысл идти против него? Это то же самое, что поехать на красный свет и стать причиной аварии. Я не путаю понятия: человек, имеющий власть, и закон, созданный для урегулирования различных процессов. Но чтобы понять, каким есть закон и кто его принял, нужно иметь смелость анализировать и уметь делать выводы.
— Я понимаю. Такие люди, как сеньор Домиано, вызывают зависть. Не один вы склонны к противостоянию его личности. Но все, кто так ошибся, уже не нуждаются в законах.
— Они уже ни в чем не нуждаются. Разве что в молитвах о их душах, — противно рассмеялся Манчини и его тут же поддержал Флавио.
София с интересом наблюдала за разговором. Ее умные глазки оживились. Она как истинный журналист подлавливала каждое сказанное слово.
— Или вы не побрезгуете даже жизнью рискнуть ради своих принципов? — насмешливо спросил Роберто.
Тэк улыбнулся и Софи, наклонив набок голову, отметила, насколько в этот момент стало добрым его выражение лица. Он глядел на шестерок, как на неразумных детей, на которых даже обижаться было лень.
— А чем ВЫ готовы рискнуть и ради чего? — спросил Чжон дружелюбно.
«Какую игру он затеял? — увлеченно думала Соня. — Сейчас совсем другой человек. Непривычно видеть его таким. Намного приятнее и интереснее».
— Моя жизнь дорого стоит, чтобы ею рисковать. Я храню миллионы многих жителей Сорренто. Куда они без меня? — расхохотался банкир.
— И сколько стоит ваша жизнь? — заинтересованно спросил Рик.
— Она бесценна.
— Так все же дорого стоит или бесценна?
Роберто постепенно прекратил смеяться, уставившись на Чжона. А тот продолжал улыбчиво поглядывать на него.
— Конечно, бесценна, — ответил Манчини.
— Для кого еще, кроме вас?
— На что вы намекаете? — банкир заметно начал раздражаться.
— Как сеньор Манкузо стал сеньором Манкузо? Вряд ли он тратил время на оценивание своей жизни. Как думаете?
— Невежливо заявляться в чужую страну и критиковать ее жителей. Вы меня совсем не знаете, но уже так смело отпускаете комментарии.
— А вы услышали в моих словах критику в свою сторону? Странно. Я говорил в общем. Что вас так задело?
— Не пытайтесь меня анализировать. Вам никто на это права не давал.
— В данный момент я лишь рассуждаю, а вот вы меня анализируете. Разве нет, господа? — взглянул на остальных.
В глазах Бьяджо он заметил веселый огонек. Мужчина поглядывал на Тэка и заметно тешился тем, как тот игрой слов обвел горделивого банкира вокруг пальца. Флавио же, который не мог позволить себе испортить дружбу с уважаемым хранителем миллионов, неприветливо колол взглядом наглого азиата, выражая этим свое недовольство.
— Скажите спасибо, что вас не слышит сеньор Манкузо. Хотя в подобных собраниях у стен всегда есть уши, — с ноткой угрозы заметил Роберто. — Когда он об этом узнает, вы не задержитесь здесь.
— Мне нечего скрывать. И если все же где-то рядом торчит то самое ухо, то я осмелюсь сказать, — вдруг наклонился к уху банкира, — что с большим бы удовольствием выпил с сеньором Манкузо вина и насладился беседой. Право хороший собеседник всегда находка.
— Берегите себя, — едва сдерживаясь, отчеканил банкир и вместе с политиком ушел прочь.
Только теперь Бьяджо позволил себе от души рассмеяться.
— Хорошо вы их, — кивнул Рику.
— Не знаю, чем заслужил вашу похвалу. Я лишь говорил то, что думал.
— И мне нравится то, что вы думаете, а главное — как.
— Здесь все такие?
— Почти все.
— За исключением вас?
— Не стану выгораживать себя. Я тоже в числе шестерок сеньора Манкузо. Разве не видели? — его настроение снова упало. — Против него сложно идти.
— А обязательно идти против? У него нет соратников? Вы бы могли стать одним из них.
— У него никого нет. Он псих-одиночка.
— Хм… А как же стены с ушами? Не боитесь, что вас услышат?
— Уши уже ушли, — улыбнулся.
— Думаете, они расскажут обо всем Домиано?
— Уверен.
— Мне нужно беспокоиться?
— Кто знает. Но все ваши слова будут переданы вплоть до интонации.
— У этих двоих исключительная память.
— Не в этом дело. У Роберто гадкая привычка записывать все разговоры на диктофон.
— Правда? — иронично удивился Рик. — Как мило с его стороны. Похоже, он параноик.
— У него в кармане есть специальная ручка. Роберто никому не доверяет, видя во всех потенциальных врагов. И чтобы перестраховаться, ходит со включенным диктофоном. От его рук многие пострадали.
— Вот почему все в зале такие перепуганные. Сдавать друг друга здесь наверняка в почете.
София насторожилась, невольно заволновавшись за судьбу Рика.
— Он уверен, что вы не понравились сеньору Манкузо. Вот и побежит докладывать, чтобы выслужиться, — продолжал мэр города.
— Преданный малый.
— И очень старательный. Я вижу, вы уже поняли, куда попали.
— Италия и мафия — это ведь как небо и земля, день и ночь. Они нераздельны. Тогда чему удивляться?
— И то верно. Мир в этих красивых краях жестокий. Разве не парадокс?
— А мне здесь нравится.
— Не волнуетесь?
— Даже не знаю, почему так спокоен.
— Мне бы вашу выдержку.
Кэмп вместе с Пак Мин Чжэ и Квак Гван Су стояли немного в стороне и наблюдали за игрой друга.
— Думаю, получилось, — прошептал Кан Чжун Ги.
— Уверен. Они проглотили наживку и теперь галопом побегут рассказывать, какой плохой Рик, — ответил следователь. — Только справится ли Тэк с Домиано? Слишком уж властная личность.
— Посмотрим.
— Чжон хоть раз проигрывал в подобных играх умов?
— Ни разу. Но он много раз проигрывал в личной жизни. Даже не знаю, что сложнее.
— А они его не грохнут? — перепугано спросил Гван Су. — Ну и рожа у этого Домино.
Кэмп слегка улыбнулся.
— Домино… — повторил невзначай. — Ну-ну… Не так просто грохнуть того, кто уже столько раз умирал.
У Квак Гван Су от таких слов мурашки по коже побежали.
— Мы вовремя прошвырнулись с графиней по ее апартаментах, — тихонечко рассмеялся следователь. — Послушаем, что за подарочек он ей принес.
— Если только они будут беседовать в тех комнатах, где побывали мы.
— Я ставлю на удачу.
— Интересно, когда Домино захочет встретиться с Тэком?
— Не думаю, что он станет оттягивать удовольствие. Тем более, когда в окружении лишь те, кто слюнявит его руку. У Манкузо явно выраженный дефицит достойных собеседников.
— Посмотрим. Подобные задания — это всегда игра с огнем.
— Сомневаешься в Чжоне?
— Он всего лишь человек. Не стоит его переоценивать.
— Ты ведь сам его всегда нахваливаешь.
— Сказываются нервы. В последнее время мне кажется, что он на пределе. И меня это настораживает…
— Ему надо где-то отыгрываться, иначе негатив порвет изнутри. Пусть зануда немного расслабится.
— Ты ничего о нем не знаешь… — нахмурился Кэмп и направился к выходу в сад.
— Где моя любимая Николь? — следователь долго не заморачивался, и оглядел зал. — Пока ее братик занят и любимая графиня тоже, умыкну мою красавицу. Уф… а это будет не просто… — приподнял брови, увидев, сколько кавалеров крутится вокруг Га Ён. — Гван Су, пойди, поешь. Займи себя чем-то. А мне пора на охоту, — рыкнув, направился к сестре Тэка.
Он лихо подрулил к ней и выдал лукаво:
— Потанцуем?
— Да, но не с тобой, — взяла руку другого кавалера и пошла с ним на середину зала.
— Ха! Так даже интересней, — прикусил губу следователь.
Его это лишь подбодрило.
— Все ваши друзья куда-то разбежались, — огляделся в это время Бьяджо.
— И мне пора проветриться, — ответил Рик. — Это там? — указал в сторону небольшого коридора.
— Да. Но не задерживайтесь. Мне без вашей компании будет скучно в этом занудном собрании.
— Я должен припудрить носик. Вдруг Домиано захочет увидеть меня сегодня. Хочу предстать перед ним симпатичным.
Мэр рассмеялся, подбросив парню пару шуток.
— У вас замечательные новые друзья, — заметил он, обратившись к Соне.
— Не спорю.
— Вы весь вечер молчите. Извините, я так увлекся этой перепалкой, что оставил вас без внимания.
— Я не маленькая девочка. Можете так обо мне не беспокоиться, — вежливо улыбнулась, ища кого-то в толпе.
— Что-то случилось?
— Мой брат… Я его давно не видела.
— Пусть себе развлекается.
— Боюсь, чтобы он куда-нибудь не влип с его то успехом…
— Да что с ним будет?
— Да что угодно. Извините, сеньор Пазини. Мне нужно его найти.
— Вам помочь?
— Нет. Не волнуйтесь. Я справлюсь, — поспешила нырнуть в толпу.
Ее начал раздражать мэр. Слишком уж был назойлив и приставучий. Будто бы и человек неплохой, но чего-то себе нафантазировал и теперь то и дело искал пути сближения.
Тэк тем временем, покинув мужскую комнату, неторопливо шел по коридору, красный цвет которого больно резал глаза.
Вдруг заметил на ковре мужской след от ботинка. Он был пыльный, будто бы его оставил строитель. Рик, аккуратно изучив, где стоят камеры, притормозил возле одной из картин и сделал вид, что внимательно ее рассматривает. Потом вторую, третью… Так постепенно миновал вход в зал и пошел совсем в другом направлении. Завернув пару раз по коридору, остановился возле огромного панно с зеркальными вставками. Все так же делая вид, что увлечен им, начал в отражении рассматривать широкую дверь у себя за спиной. На пороге виднелось еще пару пыльных следов и едва заметные отпечатки пальцев на двери. Они были тоже запыленные. Чжон, протянул руку и неторопливо погладил рельефную поверхность панно, незаметно установив на нем жучок. Бросив еще пару взглядов на творение искусства, направился назад в зал. Завернув за угол коридора, неожиданно на кого-то налетел.
— Простите, — извинился, придержав девушку, тут же узнав в ней Соню. — Я вас не ушиб?
— Нет, все нормально, — слегка завела ногу назад, поморщив нос, при этом пытаясь улыбнуться.
Парень заметил это.
— Я вас все же ушиб. Сильно?
— Нет. Правда, все нормально.
— Мне жаль. Хрупкой девушке легко навредить.
— Я не такая уж и хрупкая. И… прошу вас быть со мной самим собой. Церемонии ни к чему.
Рик изучающе поглядывал на нее.
— Думаете, я сейчас не искренний с вами?
— Думаю, да. Вы слишком увлеклись ролью, разыгранной перед прихвостнями Манкузо. Вам не свойственны такие сладкие речи. И, по правде, я их не люблю. Меня от них воротит.
Чжон улыбнулся и сделал шаг назад.
— Не буду вам мешать. Извините еще раз, — слегка поклонился и пошел дальше.
— Мистер Тэк! — услышал вдруг за спиной.
Рик молча оглянулся.
— Вы… брата моего не видели?
— Нет, — ответил сухо.
— Как увидите, попросите вернуться в зал. Еще вляпается куда-нибудь. Не та компания… Сами понимаете.
— Я передам.
Сейчас на Софи глядели холодные и строгие глаза. Девушка затаила дыхание. Действительно ли она хотела снова ощутить этот ледяной холод? Улыбающийся Рик был куда приятнее и симпатичнее. Но, во всяком случае, теперь он был самим собой. Так ей было спокойнее.
Соня еще около получаса искала Пьера. Вернувшись в зал, застала брата с остальными ребятами. Чжон снова надел маску дружелюбного парня и непринужденно общался с товарищами. А вот Софи будто и не замечал. Впрочем, она ведь сама его об этом попросила.


Последний раз редактировалось: Lana (Ср 15 Дек 2021, 14:44), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 EmptyВт 14 Дек 2021, 15:06

***

Лилу и Дзиро без приключений вернулись из дома Легранд. Они провели тщательный обыск, сняли комнаты на видео, поделали фото и расставили жучки. Заглянули во все щели, куда только могли, но ничего не нашли.
— Единственное, в чем нам повезло, так это в том, что дед был на ночной рыбалке, дети у подруги Софи, а Минору лениво спал у себя в комнате, — устало повалилась на кровать Гюри. — Где же этот чип?.. — заныла.
— Не думаю, что Легранды специально его куда-то заныкали. Скорее всего, он просто затерялся. Ты видела, какой бардак у Пьера? Не мудрено и самому там потеряться. Он мог взять у нее блокнот и… Я даже не знаю, что мог с ним сделать этот простофиля. А если выбросил? Что если чип уже давно где-то в канализации?
— Да уж… Вот так история… — расстроено нахмурилась. — А я так хотела удивить Тэка какой-нибудь интересной находкой. Чтобы он гордился мной.
— Кому что… — сердито бросил в нее кепку.
— Мы вообще ничего не нашли. Хоть бы какую-то зацепку об ее отце. Одно лишь барахло, старая мебель и скрипящие доски на полу. Я сначала подумала, что под ними тайный ход. Ага! Сейчас! Просто этот дом уже пора снести с лица земли.
— Успокойся. Мы обязательно разгадаем этот ребус. Не такие еще крепости брали. Нам просто нужно время.
— Правильно. Нам просто нужно время. Куда спешить? Мне здесь нравится, — повернулась на живот и мечтательно взглянула на звездное небо за окном. — Чжон рядом, Форт далеко-далеко, море, тепло, романтика… Красота!
— В твоих словах все хорошо, кроме имени Чжон.
— Да хватит к нему приставать!
— Это ты к нему прилипла. Успокойся уже! Тем более, что он даже не смотрит на тебя.
— Посмотрит… — нахмурилась еще больше.
— Ну и глупая же ты. А ведь хакер. Как в тебе может сочетаться гениальный ум и тупизна?
— Ах ты, гадина! Ну и достал же! — вскочила на ноги и запрыгнула брату на спину, начав с силой теребить его за волосы.
— А-а-а! Больно! Слезь с меня!
— Гаденыш! Забери свои слова назад! Немедленно!
— Не хочу! Я терпеть не могу эту ходячую тумбочку! Он зануда, бабник и заносчивый придурок!
— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! Тебе хана!
Дверь распахнулась, и на пороге показался Рик с остальными ребятами. Они только вернулись с вечеринки.
— Вы можете хоть один день прожить без драки? — устало проворчала Николь, пройдя мимо семейной скульптуры «Конь с наездником».
— Чжон, он назвал тебя придурком! Врежь ему! — скомандовала Лилу.
— Как прошел обыск? — спокойно спросил Рик.
— Тебе все равно, что я дерусь за твою честь? — возмутилась Гюри.
— Собрание у меня на террасе через десять минут, — строго сказал Тэк. — До того времени не успокоитесь, успокою лично.
— Ладно, — тут же слезла с брата.
Как пошептало.
У Чжона были уже через минуту. Дзиро с сестрой притарабанили свои ноутбуки, а Квак Гван Су поднос с едой.
— Вы же только с вечеринки. Не наелись на халяву? — свела брови Лилу.
— Нам было не до еды, — ответил Гван Су и запихнул в рот почти весь круасан.
— Кошмар… — скривилась хакерша и посмотрела на Рика, который, скрестив на груди руки, терпеливо ждал, когда они наговорятся. — Дорогой, теперь я вся твоя, — улыбнулась ему.
Дзиро покосился на сестру, но промолчал. Надоело постоянно делать ей замечание. Шумная парочка в деталях рассказала, как провела обыск, показала видео и фото.
— Мы уже сто раз все изучили, — вздохнула Лилу. — Ничего.
— А это что? — указал Чжон на одно из фото.
— Картина с пшеничкой. Ты же знаешь, что это такое, дитя Форта? — важничала Гюри.
Тэк по обычаю не обратил на нее внимания и приблизил снимок. Лилу сразу сбросила заносчивость с лица и влипла в экран.
— Как я это не заметила? — занервничала.
На картине с пшеничным полем в правом нижнем углу при вспышке фотоаппарата засветились цифры:

61882075788588957877207774948081937891

— Что это еще такое? — удивился Дзиро.
— Картина не выглядит фабричной, — заметил Кэмп.
— Да, это ручная работа, — согласился Пак Мин Чжэ.
— Я пробила инфу, это полотно японского художника Абэ Тосиюки, — сказала Лилу.
— Вот его подпись, — ткнул пальцем в экран Квак Гван Су.
— Какой ты умный, — недовольно заметила Гюри. — Руки мыл?
— Для номера картины цифр многовато, — продолжал размышлять вслух Дзиро.
— Да и какой бы здравомыслящий художник лепил номер на «лицо» произведения? — бросила и ему замечание рыжая.
— Цифры нанесены краской с примесью фосфора... — рассматривала картину Николь.
— Может, это такая фишка у художника? — предположил Гван Су, начав искать информацию, взяв ноут Дзиро. — Ничего подобного нигде не указано. Что же это может быть?
— Почему эти цифры были скрыты от посторонних? — потирал подбородок Пак Мин Чжэ. — Не похоже на какой-то обычный номер.
— Вдруг это шифр? — продолжал плодить догадки Гван Су.
— Думаете, у Софии в спальне будет висеть картина с хитромудрыми секретами? — усомнился Дзиро. — Она хороший журналист, но в остальном — обычная домохозяйка.
— Не забывай, что ее отец далеко не лесоруб, — значительно подметила Николь. — Это может быть что-то вроде адреса библиотеки, номер книжного шкафа, номер полки, порядковый номер книги и страница. Да что угодно.
— Вполне может быть. Вдруг там хранит важные документы ее отец и сюда в том числе входит шифр для сейфа. Кстати, сейфа у них нет, — заметил Дзиро.
— Теперь у вас есть чем заняться в промежутках между выяснением отношений, — отозвался Рик. — Расходитесь. На сегодня все.
Тройка хакеров пошли к двери, увлеченно споря по поводу вариантов разгадки странных цифр.
— Как думаешь, что это может быть? — спросил Кэмп у Рика, когда они остались одни.
— Не знаю. Но это заставляет задуматься, так ли проста Соня.
— Сложно представить ее секретным агентом, — улыбнулся Кан Чжун Ги.
— Она далеко не глупая… — Чжон стал слегка отрешенным, погрузившись в размышления. — Ты не замечал, как София смотрит на других?
— С любопытством журналистки.
— Согласен, — закурил. — Будем надеяться, что так и есть.
— Мне бы не хотелось, чтобы было иначе. Форт тогда не даст ей жизни.
— И не только Форт…
— Но все же я не особо в это верю. Не тянет эта семейка на шпионов.
Тэк молча курил, поглядывая на домик соседей, в котором горело пару окошек. В одном из них время от времени показывалась Соня, расстилавшая кровать. В соседнем мельтешил Пьер, круживший с вешалкой в танце. Как и ожидалось, вскоре это закончилось размашистым падением в открытый шкаф. Француз, пытаясь удержаться, схватился за висевшие там рубашки и оборвал их на пол.
— Да, — кивнул, посмеиваясь, Кэмп. — Думаю, Пьер у них предводитель. Суровый шпион под прикрытием.
Даже Рик не удержал улыбочку.


Последний раз редактировалось: Lana (Пт 18 Фев 2022, 14:21), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 EmptyВс 19 Дек 2021, 13:29

Пациент

— Бьяджо — племянник Домиано? — удивилась Николь, когда волонтеры всей компанией завтракали на террасе. — Теперь понятно, как он стал мэром города…
— Вот список тех, кто был на вечеринке и какое место занимает в Сорренто, — Лилу подсунула Тэку стопку бумаг. — Что только не сделаешь ради любимого. До утра сидела.
— Я не ради любимого это делал, — проворчал Дзиро. — И сидел с тобой только ради общего задания.
— Еще я просмотрела записи из поместья Сесилии. Куча болтовни, но пока ничего толкового, — цокнула языком рыжая. — Даже разговор именинницы с Домиано был не о чем. Сейчас графиня уехала из особняка. Как вернется, будем следить за прослушкой по очереди.
— Вы молодцы, — похвалил Кэмп.
Пак Мин Чжэ в этот момент покосился на Квак Гван Су, который с глуповатым выражением лица глядел в свой ноут.
— Что там показывают? — хихикнул, отпив сок.
Но хакер даже глазом не моргнул.
— Может, он уснул с открытыми глазами? — предположила Гюри и махнула перед лицом дылды куском пиццы.
Гван Су нервно отмахнулся, едва не выбив у рыжей завтрак с рук.
— В балду треснуть? — воскликнула она. — Чего клешнями машешь?
Квак Гван Су в этот момент сосредоточенно воткнулся в экран и начал что-то печатать.
— Мысля пошла, — заулыбался Дзиро.
— У кого какие планы на сегодня? — спросила Николь.
— Мы едем с графиней по магазинам, — обнял за плечи Кэмпа следователь. — Кажется, нам удалось привлечь ее внимание. Тэк, ты свободен.
— У нас прослушка, — уныло вздохнула Лилу.
— А у тебя? — поинтересовался у Николь Пак Мин Чжэ.
— У меня сегодня три свидания, — ухмыльнулась Га Ён.
Ребята невольно покосились на ее брата, но Рик в этот раз даже не взглянул на нее и продолжил есть овсянку с куриным мясом.
— И с кем? — спросил вместо него Кэмп.
— Молодые бизнесмены. Крутятся возле Манкузо. Возможно, что-то выведаю.
— Осторожнее с ними.
— Я профи, не забывай.
— Не хочу вас расстраивать, — заметил следователь, — но за все дни с вами я практически ни разу не заметил, что кто-то из вас профи. Вы странные. Если бы не знал правду, никогда бы не поверил, что вы команда Форта. У нас в НСР абсолютно другой подход. Все намного серьезнее, а не ваш детский сад.
— Вот и славненько. Надеюсь, после этого задания ты свалишь в свою НСР. А то у меня от тебя голова болит, — фыркнула Га Ён и отправилась к себе прихорашиваться.
— Не обижайтесь. Но я парень прямолинейный, говорю, как думаю, — развел руками Мин Чжэ.
Чжон в этот момент доел и встал, убирая за собой посуду.
— Ты тоже обидку поймал, как и твоя сестрица? — улыбнулся следователь.
— В детском садике учат за собой убирать. А в НСР? — спросил Тэк, направившись к двери.
Вдруг Квак Гван Су вскрикнул на всю глотку, едва не уронив ноутбук.
— Идиотина, чего так вопишь? Сердце влепилось в пяту египетским профилем, — перепугано дернулась Лилу.
— Я разгадал! — придурковато вытаращился Гван Су, тыча в экран. — Нашел! Нашел!
— Только успокойся и не плюйся, — скривился Мин Чжэ, вытирая лицо салфеткой.
Рыжая с братом тут же шмыгнули к дылде.
— Расшифровал цифры? Не может быть… — Га Ён зацепил тот факт, что не она.
— Что случилось? — вернулась к ребятам Николь, услышав крик.
— Я расшифровал код! — крикнул ей Квак Гван Су.
— Что?.. — села на пол Лилу. — И все? Так просто? Ё-ё-ё… Почему я не догадалась?
— Да кто же мог подумать, что у домохозяйки в спальне будет висеть картина с десятичным кодом? — Дзиро тоже скис.
— А теперь человеческим языком, пожалуйста, — попросил следователь.
— Эти цифры — это десятичный код, которым зашифрован текст, — объяснил Квак Гван Су. — Здесь написано: «To beloved daughter» — «Любимой дочери».
Чжон поставил посуду назад на стол.
— Вот и первый привет от ее отца, — почесал затылок Мин Чжэ.
— Ну и подарочек для дочки, — нахмурилась Лилу. — Зачем дарить такое, когда девушка даже не знает, что такое десятичный код? Выпендрился и сказал: «Дочурка, это тебе, а этот ряд — это оригинальное послание на языке программистов». В этом, конечно, что-то есть, но какой отец бы до такого додумался? Насколько я знаю, Франсуа Легранд не профи в IT. К чему такой подарок?
— Возможно, его дочь профи? — то ли предположил, то ли констатировал факт Тэк, задумчиво глядя на картину с цифрами.
— Вот так поворот… — выдохнул Кэмп.
— Домохозяйка, говорите? — выдал смешок следователь.

***

Красное снова в его дне.
Чжон мыл руки и поглядывал на окрашенную воду.
Спокойствие.
Сегодня он спасал жизни людей. С каждым разом все больше осознавал, что профессия хирурга — его призвание. Она вызывала в нем умиротворение и уничтожала чувство пустоты, часто закрадывавшееся в сердце.
Взяв полотенце, принялся вытирать руки. Взгляд нырнул в окно и потерялся в далеких улицах Сорренто. С их стороны доносились звуки итальянских песен, шум веселой толпы, шуршание волн… Рик подошел ближе и засмотрелся. Вечерний город будто сошел с картины художника. Старые белые здания тесно ютились в бухте. Настолько тесно, что, казалось, между ними даже прохода не имелось. Они были двухэтажные, трехэтажные… Без какого-либо порядка. Одни повернулись к морю, другие стояли боком. Произвольный хаос домиков-грибов, выросших под солнцем Италии. Желто-красные огни полукруглых окон освещали в синеве сумерек силуэты людей. В основном веселых и беззаботных.

ФОТО:

Вдали виднелся еще один прибрежный изгиб. Огни домов издали напоминали лаву, сошедшую из проснувшегося вулкана. Живой, красочный вид из окна был лучше любого гипноза.
Чжон потерял счет времени. Он прильнул к стене у окна, все так же наблюдая за вечерней жизнью бухты.
Кто знает, сколько бы он так простоял, если бы ему не помешал стук в приоткрытую дверь.
— Извините… Можно?
Рик оглянулся. Увидел стоявшую на пороге Соню.
Любопытство притаилось в ее умных синих глазах. Девушку заинтересовала картина задумчивого парня, что-то защекотало в груди, взволновало… Интриговало то, что он был таким разным: то строгим, то ироничным, порой колким, а порой таким теплым и заботливым. «Какая роль настоящая?» — задавалась вопросом. Может, сейчас? Спокойный, влюблено глядевший на красоту за окном… Главное — видевший эту красоту, наслаждавшийся ею. Она была ему небезразлична, трогала его душу, манила. Девушку это привлекало…
— Входите, — кивнул Чжон, не отходя от окна.
Он не нашел нужным прятать свою заинтересованность вечерним пейзажем.
Софи подошла к нему и тоже взглянула на Сорренто.
— Чарует? — улыбнулась, влюблено лаская взглядом дорогой сердцу город.
— Очень, — ответил мягко, снова нырнув в далекие улочки.
Соне показалось, что он на миг забыл о ее присутствии. Так хотелось подслушать его мысли. О чем мог думать такой человек? Кого вспоминал? Возможно, по ком-то скучал…
— У меня для вас сообщение, — нарушила молчание.
Рик лишь на секунду повернулся к ней и снова взглянул на Сорренто.
— Вас хочет видеть сеньор Манкузо.
В этот раз Чжон подольше задержал на девушке взгляд.
— Сейчас? — уточнил.
— Да, его человек ждет вас у входа, чтобы отвести к Домиано. Просил взять с собой все необходимое для лечения. Кажется, кому-то нужна помощь доктора.
— Хм… — вздохнул. — Не думал, что он даст о себе знать так быстро.
— Вы ждали этого? — удивилась.
— Совру, если скажу «нет».
— Зачем это вам?
— Мне, на самом деле, все равно. Так получилось, что я слегка обратил на себя внимание на вечеринке. Уже тогда я понял, что та встреча не последняя.
— Он вас проверял, — улыбнулась, увлекшись воспоминаниями, не заметив, как Рик изучающе на нее смотрит. — Подал руку то ли для приветствия, то ли для поцелуя. Хотел понять, кто перед ним.
— Вы тоже это заметили?
София, опомнившись, растерянно заулыбалась.
— Я от природы слишком любознательная. Всегда подмечаю какие-то детали. Это у меня невольно получается.
— Вы истинный журналист.
— Да, наверное. Вы поедете?
— Мне придется. Не хочется оказаться в немилости столь важного человека.
— Почему мне кажется, что вас это меньше всего волнует?
— Но меня это волнует, — улыбчиво взглянул ей прямо в глаза, и Соня ощутила легкое тепло.
— У меня странное чувство…
— И какое же?
Они продолжали смотреть друг на друга.
— Что вы специально разыграли тот спектакль на вечеринке, чтобы привлечь внимание. Я знаю вас мало, но могу с уверенностью сказать, что это так. Но зачем?
— Вы меня раскусили, — тихо рассмеялся. — Все дело в мафии… Кэмп признался, что растрепал вам о нашем прошлом. Вместе мы прошли многое, и бывало, имели дело с проделками различных кланов. Мафия часто снабжает оружием некоторые горячие точки. Во мне проснулась вредность. Захотелось подразнить этих прихвостней. А Домиано… Таким, как он, я не стану целовать руку, даже если мне к виску приставят дуло пистолета. Уж слишком много горя я видел по вине этих людишек.
Соня грустно глядела на Тэка.
— Почему вы рассказываете мне об этом? — спросила немного тише, словно боясь задавать этот вопрос.
— Вы же спросили. Невежливо было бы промолчать.
— Но вам ранее не составляло труда отмалчиваться и игнорировать вопросы. Почему сейчас вы снова другой?
— Я вас пугаю? — улыбнулся.
— Нет… Скорее… вызываете интерес журналиста.
— Хотите написать обо мне?
— Хочу узнать вас. Вы достаточно необычный экземпляр человеческой особи, — вдруг рассмеялась с собственных слов. — Как закрутила…
— Достаточно честный ответ. Думаю, я с вами разоткровенничался, потому что вы очень удачно подобрали момент, — взглянул в окно. — Сейчас я чувствую спокойствие и расслабленность, располагающие к беседе. Такое состояние у меня редко бывает. Не знаю, то ли успешная операция подняла настроение, то ли просто воздух Сорренто сегодня особенный. Мне вдруг стало легче на душе.
— А чаще всего иначе?
— Да… Чаще всего… душу заваливают тяжелые булыжники прошлого…
— Кэмп и об этом рассказывал…
— Знаю… Я его за это едва не привалил чем-то другим.
София рассмеялась.
— Он хороший парень, — заступилась за нового друга.
— Но порой слишком болтлив.
— Вам… лучше собраться и поехать к Домиано. Не стоит испытывать его терпение.
— Согласен.
— И… спасибо за откровение.
— И вам, что так вовремя зашли. Нам давно стоило подружиться…
— Я тоже так думаю.
Рик улыбчиво оглядывал ее лицо.
— Мы все же соседи, — заметил он. — Должны дружить, — протянул ей руку.
Сердце у Сони забилось быстрее. Парень действовал на нее, как кофеин. Но это не пугало, а лишь больше вызывало интерес. Она дружелюбно пожала руку в ответ.
— Тогда, может, перейдем на «ты»? — предложил Тэк.
— По правде, думаю, нам давно уже надо было это сделать. Только мы с вами застряли на «вы». С остальными ребятами все проще.
— Мне всегда было сложно налаживать отношения с новыми людьми. Вот почему я так редко хожу на свидания.
В этот раз вместе рассмеялись, продолжая пожимать друг другу руку.
— Я пойду. А то Домиано в этот раз сожмет не мою ладонь, а шею.
— Вы правы…
Чжон значительно поглядел на нее.
— То есть… ты прав, — заулыбалась.
— Так-то лучше.
— Не буду мешать.
— Ты домой?
— Забегу еще в мэрию. У Бьяджо вечернее совещание. Мне нужно там быть.
— Он тебя подвезет?
— Да. Хотя я могла бы и сама дойти. У нас город пусть и под крылом мафии, но вечерами вполне безопасный, если не ходить по закоулкам. Но Бьяджо каждый раз настаивает.
— Ты ему нравишься.
— Я?
— Только не говори, что не заметила этого, — начал снимать белый халат.
— Но… — улыбчиво выдохнула, передумав спорить. —  Да, заметила.
— Ну вот, имеешь влиятельного кавалера.
— Только меня не интересуют такие, как он.
— А какой он? Мне показался достаточно интеллигентным и приятным человеком, — включил удивление.
— Он не так прост, как может показаться на первый взгляд.
— Поэтому ты пошла к нему работать? Снова любопытство журналиста?
Соня с интересом пригляделась к парню.
— Как ты догадался?
— А это было сложно? Все же очевидно.
— Думаешь, он тоже догадывается?
— Он — влюбленный мужчина. А такие чаще всего слепы. Бьяджо сейчас просто рад, что ты рядом. Но вопрос в том, что ты будешь делать? Если даже накопаешь материал, что дальше?
— Еще не знаю… — развела руками. — Меня выперли из газеты из-за того, что я хотела опубликовать скандальную историю.
Рик поглядел на кудрявую собеседницу.
— И тебе не страшно? — спросил с серьезной ноткой.
— Иногда. Но чувство справедливости и внутренний протест всегда побеждают. Если бы я не была привязана к семье и жила одна, я бы ни на миг не усомнилась в своих действиях и выступила против мафии.
Тэк перестал собирать вещи. Он глядел на девушку с видом взволнованного товарища.
— Ты хоть представляешь, чем это чревато? — спросил строго.
— Да. Но меня это не останавливает. Знаю, что ничего им не сделаю, но и сидеть молча всю жизнь, видя, что происходит, не хочу. Меня совесть замучает.
— Смотрела сериал «Спрут»? — намекнул.
— Я не боюсь, — смело заявила Софи, выпрямившись при этих словах, будто солдат, пытавшийся доказать свою боеготовность. — Пусть я бы прожила всего один день после опубликования своего материала, но я бы прожила его достойно, не прячась и… — иронично улыбнулась, — не сгибаясь перед кем-то, чтобы поцеловать кусок железа на его мерзкой руке.
На миг Тэку стало за нее страшно. Он видел перед собой далеко не домохозяйку. Девушка была серьезно настроена. Такие, как она, действительно могли пойти на любой поступок ради идеи, но именно такие чаще всего плохо заканчивали. Чжон невольно вспомнил Юки. Снова был риск потерять кого-то на задании. Как же он от этого устал…
— Такого рода смелость не вызывает у меня уважение. Извини, но я буду честным. Это глупый риск. В таких делах действовать стоит, когда имеешь шанс на победу. Но когда его нет — это добровольная гибель. Это не тот случай, когда надо доказывать, что ты не безразлична.
— И, тем не менее, это мой взгляд на жизнь, — ответила твердо, слегка вздернув подбородок. — Мой пример увидят другие и, возможно, еще кто-то осмелится встать с колен. А за ним еще и еще новые люди. Это того стоит.
— Ты говоришь о примере. О каком? Когда тебя, не доведи случай, найдут на набережной? Такой пример никого не вдохновит, а лишь больше закроет рот, — подошел ближе, пытаясь достучаться до нее. — Эти люди не знакомы со словом «пощада». Это звери, — перешел на шепот. — Ты так говоришь, потому что на самом деле не знаешь, на что они способны. Если бы знала, никогда бы не ввязалась в это.
— А ты бы остановился?
— В свое время я так и сделал. И жалею, что не поступил так раньше. Подумай над моими словами, — взял вещи и вышел, оставив Соню стоять среди пустого кабинета в легком оцепенении.

***

Поместье Домиано находилось на живописном склоне горы. Машина, в которой везли Чжона, мягко въехала в высокие ворота и почти бесшумно поплыла к каменной двухэтажной вилле по освещенной желтыми фонарями аллее. Когда остановилась у входа, к авто поспешно подошел слуга и учтиво открыл дверь. Рик вышел и оглянулся. Дом был ярко освещен. В воздухе чувствовался запах вкусной еды, то там, то здесь шныряли ухоженные коты разной породы, было много цветов, а со стороны террасы доносилась итальянская опера. Не таким представлял Тэк гнездо главы мафии. Хотя и не удивился увиденному. Человек, который практически не имел друзей, а лишь одних подхалимов, вполне мог именно таким образом обустроить свой домашний уголок. Даже не смотря на то, что руководил плохими парнями.
Мужчина, который привез Рика, молча указал на просторную террасу. Чем ближе к ней приближался гость, тем больше начал различать помимо звуков музыки еще и звуки готовки. Больше того, аромат тоже усиливался.
Чжон вошел на террасу, обвитую виноградной лозой с созревающими гроздями, и увидел через распахнутые двери большую комнату в уютных охровых тонах, а за плитой никого иного, как самого сеньора Манкузо собственной персоной. Он увлеченно делал гарнир, жарил мясо и нарезал салат. Рик заинтересованно оценил поле деятельности главы мафии и слегка улыбнулся.
— Добрый вечер, — поздоровался, наблюдая за Домиано.
Перед ним был вовсе не тот грозный и высокомерный мужчина с вечеринки. Тэк подметил, что на его руке отсутствовал «перстень для поцелуев». На мужчине был спортивный костюм и передник с котятами.
— Добрый… — проворчал хозяин виллы, аккуратно переворачивая шипевшие соком кусочки аппетитного мяса. — Присаживайся. Я занят, — без церемоний сразу перешел на «ты». — Хотя нет, — указал на гостя кулинарной лопаткой, — для начала осмотри больного.
Мужчина, который привез Тэка, молча указал в сторону сада и повел Рика за собой. Все выглядело странно, и Чжон приготовился к самым необычным сюрпризам. От мафии можно было ожидать чего угодно. У них свои причуды, порой граничившие с абсурдом.
— Вот, — остановился мужчина и указал на вольер, в котором лежал большой пес.
Это был ротвейлер. Он тяжело дышал и время от времени рычал, а на его лапе виднелась кровь.
— В Сорренто нет ветеринаров? — строго спросил гость.
Но сопровождающий лишь прижал его взглядом и ушел прочь.
Вот и тот абсурд, к которому готовил себя Тэк. Его позвали, чтобы полечить собаку. Ко всему, собаку агрессивную и без намордника. Теперь Чжон узнавал почерк мафии, это было в ее стиле. Все стало на свои места.
Рик подошел ближе. Пес оскалил зубы и ударил по сетке массивной лапой. Он явно был не в настроении.
— Ну что, дружок, досталось тебе? — примирительно сказал парень, сев на землю рядом с вольером. — Что будем делать? Меня привезли спасать тебя. Как ты на это смотришь?
Пес злобно залаял и одарил Чжона еще более недоброжелательным рыком.
— Если бы знал, кто мой пациент, то захватил бы что-нибудь вкусное. Вижу, тебя зацепили ножом. Извини, что пострадал из-за меня. Твой хозяин со странностями… Хотя ему по статусу положено. Рана неглубокая, но ее все же стоит обработать. М? — взглянул на больного.
Тот все еще скалил зубы. Тэк в этот раз уверенно глядел в глаза животного. Ротвейлер зарычал громче и начал лаять. Потом пару раз ударил лапой по сетке вольера, словно хотел отбиться от тяжелого и давящего на него взгляда. Но Тэк не сдавался. Он будто въедался в пса, демонстрируя свою силу.
Постепенно пес начал утихать, потом заскулил и, облизнувшись, отвел взгляд, расстроившись, что его переиграли. Чжон аккуратно приоткрыл дверцу и медленно протянул руку. Ротвейлер зарычал и Тэк снова взглянул на него уверенным, сильным взглядом. Пальцы парня коснулись ухоженной, словно отполированной шерсти. Гость погладил пса сначала по голове, а потом почесал шею. Ротвейлер бросал на него обиженный взгляд и порыкивал, но уже не скалился.
— Хороший мальчик. Я хочу тебе помочь. Ты же позволишь? — вошел в вольер и сел рядом, оглядывая рану. — Будет немного неприятно, но ты же боец, — открыл чемодан, который привез с собой, и достал лекарство, пинцет и вату. — Рана неглубокая, шить не нужно. Тебе повезло, парень, — снова погладил пса.
Тот зарычал и облизнулся. Чжон пытался не делать резких движений. Действовал осторожно и аккуратно. Пару раз пес норовил укусить, но Тэк осаждал его. Сатоши многому научил Рика в диких джунглях. Домашний пес, пусть и злобный, был для парня не самым опасным животным, с которым ему приходилось справляться. И эти навыки уже не раз спасали его жизнь.
— Хороший пес, хороший, — заулыбался и еще более дружелюбно погладил пациента, когда закончил обрабатывать рану. — Видишь, почти не больно.
Парень встал и вышел из вольера, тут же заметив в густой тени дерева, куда не доставал свет фонарей, силуэт того самого мужчины, который его сопровождал. «Как же вы меня достали… крысы…» — вырвались у Рика мысли. Ему было невыносимо снова и снова вариться среди этой гнилой элиты, приносившей столько неприятностей обычным людям.
— Хозяин ждет, — наконец-то подал голос сопровождавший его.
Тэк молча проследовал за ним и снова вернулся на террасу. Там его ждал накрытый вкусностями стол.
— Можешь идти, — бросил помощнику Домиано и тот без промедлений шмыгнул в темноту. — За то, что помог моему псу, хочу угостить ужином, — пригласил сесть за стол.
Рик не отказался от гостеприимства и расположился напротив Манкузо. При этом он заметил на столе в углу небольшой экран, на котором виднелась запись с видеокамеры возле вольера пса. Не трудно было догадаться, что гостя проверяли.
— Могли бы не искать повод и просто позвать в гости, — заметил Чжон, дав возможность нарисовавшейся служанке налить ему вино.
— Думаешь, я бы пожертвовал другом ради какого-то приезжего азиата?
— Чем же так задел вас этот азиат, раз вы все же пожертвовали своим другом?
— На то он и друг, — значительно посмотрел на него Домиано и в его взгляде блеснул опасный огонек. — Слышал, ты хотел выпить со мной вино?
— Слухи здесь быстро распространяются, — улыбнулся Тэк.
— Разве ты не надеялся на это?
Парень был все время начеку. Домиано находился на своем месте. Умный, проницательный, властный. Собеседник попался очень непростой.
— Не думал, что случай подвернется так быстро, — Рик удерживал легкую приветливую улыбку.
— Жизнь тебя подучила, — рассмеялся Домиано и принялся за ужин. — Ешь, а то остынет. Эти блюда надо смаковать горячими.
— Какое еще блюдо вы пытаетесь сейчас разогреть? — взглянул на хозяина тем же взглядом, каким усмирял животных.
Манкузо поднял на него глаза и слегка выпрямился. Ему это не понравилось.
— Самоуверенность порой убивает гостеприимство хозяина, который пригласил в свой дом.
— Для меня честь быть гостем, но только в том доме, где меня действительно принимают как гостя.
— Надо было заказать фейерверк? — послышалась ирония.
— Было бы достаточно простой банальной искренности.
— Ее еще нужно заслужить, — прорычал наподобие своего пса.
— Может, было проще подождать до того дня, когда бы я ее заслужил?
Наступило молчание. Домиано испытывающе поглядывал на азиата. Положив вилку, откинулся на спинку кресла.
— Ты рискуешь, парень, — хрипло заметил Манкузо.
— Извините, если показался неприветливым, но я в своей жизни склоняю голову лишь в церкви. Для меня дороги понятия «честность», «искренность», «совесть». Я могу выразить вам свое почтение как человеку старше меня и мудрее, но не стану играть в ваши игры. А теперь можете стрелять.
Домиано сузил глаза. Это был взгляд дикого хищника, готового атаковать в любую минуту.
Но Манкузо вдруг громко рассмеялся и положил на стол пистолет, который, как оказалось, последние пару минут действительно держал под столом.
— Приятного аппетита, — прохрипел весело Домиано и все же принялся за ужин. — Не станет он играть в мои игры… Ха, умник. Патриция, принеси еще вина! — крикнул служанке. — За это стоит выпить больше.
Тэк взглянул на стол, пытаясь определиться, с чего начать. Все было настолько аппетитным, что глаза разбегались.
— Советую жаркое, — помог с выбором хозяин. — Наш семейный рецепт.
— В Италии, смотрю, ценят семейные традиции.
— Это так. Уже успел отведать еще парочку таких?
— У нас очень дружелюбные соседи. Все время зовут ужинать с ними. Чтобы не наглеть, мы договорились обмениваться подобным актом гостеприимства: один день мы едим у них, второй — они у нас. Ребята от этой идеи в восторге, — взял жаркое и, отрезав кусочек, отправил в рот.
Это действительно был кулинарный шедевр. Мясо буквально таяло во рту, наполняя вкусовые рецепторы букетом различных специй. Он все же рисковал нарушить в Сорренто все правила, к которым себя приучил после жизни в джунглях.
— Ну как? — Домиано ждал его реакцию.
— Найду ли я подходящие слова, чтобы описать свой восторг?
— Я тебе поверю. Ты точно не станешь мне льстить.
— Не стану. Если обнаружу пересоленное блюдо, я вам сообщу.
— Ты смотри какой, — рассмеялся. — Кстати, где научился так умело справляться с агрессивными животными?
— Когда волонтерил в Африке, местные жители научили.
— Какая ирония жизни... Думал ли ты, что придет время и эти способности пригодятся не среди дикой природы, а в цивилизованном городе?
— Ваш эксперимент едва не стоял мне жизни.
— Почему-то я был уверен в тебе, — не прекращал улыбаться.
Хозяин был больше, чем доволен. Рядом с Чжоном опять находился совсем другой человек. Манкузо начал рассказывать о традициях своего рода. Будто и не лежал рядом с ними пистолет, и никто никому не угрожал.
После ужина отправились на прогулку по ночному саду.
— Я дал задание моим людям нарыть на тебя и твоих друзей информацию, — признался Домиано. — Зачем ты стал волонтером? Горячие точки, плен, шрамы… Ради чего?
— Мне нравится жить.
— Но ты наоборот рискуешь потерять жизнь.
— Именно помогая другим, я по-настоящему живу. А дыша только для себя, теряю главное — смысл своего существования. Каждый сам выбирает, ради чего хочет просыпаться утром.
— В тебе еще живет юность, — улыбнулся. — Ты крепкий малый, раз плен и пытки не выбили из тебя эту романтику и максимализм.
— Боль или закаляет, или заставляет сдаться. А ради чего живете вы?
Манкузо вдруг слегка переменился в лице, над чем-то задумавшись. Возможно, он просто не ожидал, что ему зададут такой вопрос. Точнее — осмелятся его задать.
— Не хочешь работать на меня? — вдруг Домиано остановился и взглянул на собеседника.
— Я ни на кого не работаю, — последовал уверенный ответ.
— Чего и следовало ожидать, — улыбнулся с легким намеком на грусть. — Когда в следующий раз приглашу на ужин, надеюсь, ты не откажешь. Можешь и друзей приводить. Я затосковал по хорошей компании и приятных разговорах. Все они… — кивнул в сторону мерцавшего огнями Сорренто, — кучка слизняков, от которых меня уже оскомина. Власть — тяжелая ноша… Ты к ней стремишься, думаешь, что на вершине будешь иметь все, но… Ты теряешь то, что имел внизу. И так всегда: простой смертный никогда не будет иметь то, что богатый, а богатый то, что простой смертный.
— И чего же вам не хватает на вашем Олимпе?
— Счастья. Обычного банального человеческого счастья.
— Понимаю, — кивнул, поглядывая на Манкузо. — Тогда зачем вам все это? Ведь вы вольны выбирать.
— Нет… Не всегда этот закон срабатывает. Если человек уже далеко зашел, он перестает быть хозяином своей жизни. Он теряет себя.
— Это всего лишь миф, навязанный властью. Человек в любых ситуациях имеет выбор. Пусть варианты могут быть не столь утешительными, но их всегда как минимум два.
Домиано снова изучающе глядел на Тэка.
— Ты делал подобный выбор в своей жизни? — хрипло спросил глава мафии.
Теперь пришло время Чжону задуматься.
— Да… Делал раз… Но есть еще один выбор, на который я никак не могу решиться… Потому что как раз он и имеет не особо утешительные варианты.
— Как думаешь, ты осмелишься на него?
— Кто знает… Порой я готов смириться, а порой… готов перевернуть свою жизнь с ног наголову.
— Не знаю, что может обычного волонтера так загонять в тупик, но надеюсь, ты разберешься с этим. Жизнь ничего не дает нам просто так. Дни пролетают один за другим, и мы даже не успеваем понять...  или не хотим это делать, для чего даны наполняющие их события. И знаешь, чего я боюсь больше всего? Закончить, как персонаж Аль Пачино в «Крестном отце»… В полном одиночестве… в саду… в кресле… Богач, потерявший самое дорогое… Как иронично звучит, — горько улыбнулся.
— Я и вам желаю сделать правильный выбор.
Мужчины снова взглянули друг на друга, и некоторое время стояли так, читая между строк…
— Пора. Завтра меня ждут пациенты и ночное дежурство, — прервал молчание Чжон. — Спасибо за ужин. Он был восхитительным. И… в следующий раз позовите ветеринара, если еще кому-то из ваших питомцев, — указал на подошедшую к нему кошку, — станет плохо. Каждый должен заниматься своим делом.
Пушистая мяукнула и начала тереться о его ногу.
— Твоя дерзость до добра не доведет, — рассмеялся Домиано. — Мне тоже пора возвращаться к делам. Мой помощник тебя отвезет.
— Нет, спасибо. Не стоит. Вечера в Сорренто так красивы, что я бы не прочь воспользоваться случаем и прогуляться. Для этого у меня мало возможностей. Все время в больнице.
— Это хорошая идея. Удачи.
— Доброй ночи, — направился к воротам. — Кстати, — вдруг остановился. — Как зовут вашего пса?
— Друг.
— Друг?
— А это Счастливица, — поднял все еще вертевшуюся рядом кошку и ласково погладил ее по голове.
Рик ничего не ответил. Лишь, пока Домиано не видел, взглянул на него с жалостью и продолжил путь. Ему хотелось быстрее покинуть владения, наполненные властью и одиночеством.
Улицы Сорренто стали менее людными и более спокойными. Как раз подходящее время для неторопливой прогулки.
Вернулся домой около полуночи. Начав подниматься по лестнице, вдруг почувствовал, что за ним кто-то наблюдает. Оглянувшись, увидел Соню, сидевшую на своей террасе. Девушка немного смутилась, что ее заметили.
— Чего не спишь? — спросил, остановившись.
— Я… немного волновалась, — пожала плечами.
— Почему?
— Много слышала о сеньоре Манкузо… Он очень опасный тип и…
Тэк тут же приложил к губам палец, прося девушку следить за словами. Она умолкла, оглядев соседние дома.
— Вечер прошел хорошо, — сказал Рик. — Больше чем.
— Правда? Значит, я зря волновалась.
— Иди спать. Уже поздно.
— Да. Сладких снов.
— Спокойной ночи, — продолжил подниматься по лестнице.
София проследила за ним, и тоже вошла в дом. Прислонившись к двери, прижала руку к груди. Сердце билось учащенно, словно после бега. Вдохнув глубже, девушка заторопилась к себе в комнату.


Последний раз редактировалось: Lana (Пт 18 Фев 2022, 14:21), всего редактировалось 6 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "День и Ночь 2"   Фанфик "День и Ночь 2" - Страница 8 Empty

Вернуться к началу Перейти вниз
 

Фанфик "День и Ночь 2"

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 8 из 9На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  Следующий

 Похожие темы

-
» Фанфик "День и Ночь" - SS501, Ли Чжун Ги (Ли Джун Ки), Чхон Дон Ук или Тэк - двойник T.O.P-а (Big Bang), Пэ Ён Чжун, Со Чжи Соп, Чан Гын Сок, KAT-TUN
» Фанфик "День и Ночь" - SS501, Ли Чжун Ги (Ли Джун Ки), Чхон Дон Ук или Тэк - двойник T.O.P-а (Big Bang), Пэ Ён Чжун, Со Чжи Соп, Чан Гын Сок, KAT-TUN
» Фанфик "Серебристая ночь"
» Фанфик «Один день из жизни модели» - Русско-корейский вариант.
» Хороший день / Великолепный день / Славный день / Kiboon Joteunnal / Glorious Day / Feel Good Day / 心情好的日子 (2014г. 50 серий)

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ClubFATE: шоу-бизнес Азии, любимые дорамы, фильмы и аниме :: СТРАНИЦЫ ФОРУМЧАН, РОЛЕВЫЕ ИГРЫ, АРТ, ФАНФИКШН и др. :: Фанфики и ориджиналы-
Релакс

НАШ БАННЕР

Релиз-группа ClubFATE: озвучивание, субтитры, шоу-бизнес Азии

____________________________________________________

ДРУЗЬЯ ФОРУМА

Русский фан-сайт группы TVXQ&JYJ Samjogo Subbing Squad - переводы азиатских фильмов и сериалов.  GREEN-TEATV.COM - перевод и озвучивание азиатских фильмов и сериалов МАНИЯ - фансаб-группа Фансаб-группа TOMATO - перевод дорам и азиатских фильмов Samjogo Subbing Squad - переводы азиатских фильмов и сериалов.
Фансаб-банда Палата 666   
 
NORAZO Indiandreams


  

Flag Counter




Создать форум | © phpBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Последние обсуждения