ФорумФорум  Личный кабинетЛичный кабинет  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ВходВход  


Поделиться
 

 Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9

Оценка произведения
5+
Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_lcap10%Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
5
Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_lcap10%Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
4
Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_lcap10%Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
3
Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_lcap10%Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
2
Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_lcap10%Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
1
Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_lcap10%Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_rcap1
 0% [ 0 ]
Для автора, просмотр результатов
Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_lcap1100%Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Vote_rcap1
 100% [ 1 ]
Всего проголосовало : 1
 

АвторСообщение
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Empty
СообщениеТема: Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)   Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 EmptyЧт 09 Сен 2021, 14:28

Первое сообщение в теме :

Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 2-4

НЕ РАЗМЕЩАТЬ НА ДРУГИХ САЙТАХ БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА!!!
Уважайте труд и авторское право других!
Заранее спасибо!

НАЗВАНИЕ: "ДЕНЬ И НОЧЬ 2: ФОРТ"
АВТОР: Lana
ФЭНДОМ: Тэк Чжон-Рик (ОМП), София Легранд (ОЖП, внешне немного похожа на Данну Гарсия), Пьер Легранд (Пьер Ришар), Минору (Ю Сын Хо), Кан Чжун Ги (Сон Чжун Ги), Чон Дон Хёк (T.O.P, Big Bang), Тэк Га Ён (Мун Га Ён), Квак Гван Су (Ли Кван Су), Дзиро Ван (Дзиро Ван), Пак Мин Чжэ (Ким Мин Чжэ), Фумико Мацуда (Со Чжи Хе), Юки Мацуда (Им Юн А), Ли Ши Ён (Пак Ши Ён), Ли Ю На (Пак Ю На), Пак Сон Хи (Ко Сон Хи) и другие.
РЕЙТИНГ: NC-17
ЖАНР: драма, социальная тематика, психология, романтика, комедия, OOC, AU.
СТАТУС: в процессе.

Огромное спасибо Charmy за редактуру, идейное вдохновение и поддержку.  56456

ОПИСАНИЕ

«Тебя часто будут предавать, Чжон. И знаешь почему? Потому что тебе так легко завидовать...»

Родившись в семье любящих родителей, не зная забот и сложностей, он в один миг попадает в заточение тайных замыслов, видя, как рушатся судьбы дорогих ему людей. Он не выбирал, кем ему быть. Выбор сделали за него, заставив в подростковом возрасте опуститься на самое дно этого мира. Спецслужба, тайны, заговор, предательства и попытки остаться человеком среди зверей. Это история Тэк Чжон-Рика. Из него хотели сделать машину для уничтожения. Но во время ее создания допустили главную ошибку — не учли одну очень важную деталь…

ОТ АВТОРА

История Тэк Чжон-Рика.

Первая и вторая часть имеют такой сюжет, что их можно читать в любой последовательности. Так что, если вы не читали первую, но вас заинтересовал фэндом, вполне можете пропустить ее и начать со второй.

Посвящается совести, верности и сильному духом человеку.

Приятного чтения!  44

СОДЕРЖАНИЕ:


Последний раз редактировалось: Lana (Пн 16 Май 2022, 15:47), всего редактировалось 86 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз

АвторСообщение
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)   Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 EmptyПн 27 Дек 2021, 08:34

Ливень

— Ну и ливень… — выглянула в окно Лилу. — Не думала, что в Италии может быть такая непогода. Это все стереотипы…
— Чай будешь? — спросил Дзиро, разливая всем горячую воду по чашкам.
Волонтеры собрались в комнате хакеров и, чтобы как-то скоротать время, вместе наблюдали за домом графини с помощью записи из расставленных там жучков.
— Все же что-то странное происходит, — заметил Квак Гван Су. — В эту комнату все время таскают какие-то ящики.
Речь шла о той самой, возле которой Чжон на вечеринке заметил пыльные следы.
— Обустраивают что-то… Возможно, это нашего дела и не касается, кто знает, — пожал плечами Дзиро, откусив от вкусного яблочного пирога Джузеппы. — Столько дней следим и без результатов. Разговоры то о покупках, то сплетни, то мужики. Скучно…
— Да уж… — шумно выдохнула Лилу.
— А я бы не спешила с выводами, — отозвалась Николь.
— А ну-ка… — оживился скучавший до этого Пак Мин Чжэ. — К нашей графине гости пожаловали… Кто здесь у нас?
Ребята пригляделись.
— Какие люди, — улыбнулся Кэмп. — Ван Джиан собственной персоной. С чего бы вдруг?
Послышался диалог.
— Добрый вечер, графиня. Извините, что побеспокоили вас, — донесся голос гостя.
— Что вы! Я наоборот рада вам! — светилась счастьем Сесилия. — Проходите.
— Осталось совсем немного к нашей вилле и вдруг колесо пробило. Позволите и моей спутнице погреться у вас? — пропустил вперед незнакомку в черном плаще с накидкой.
— Конечно!
Квак Гван Су едва в экран не влип.
— Кто это? — пробормотал он.
— Джиан в Италии не сам? Хм, — задумался Пак Мин Чжэ. — Насколько я знаю, этот тип слишком гордый для пустых ухаживаний. Он еще тот фрукт, на женщин смотрит свысока. С кем же он? Неужто какая-то все же приглянулась?
— А почему сразу приглянулась? — сделала ему замечание Николь. — Может, это его деловой партнер, знакомая, коллега… Да кто угодно.
— Ага… коллега, — хитро заулыбался следователь. — Посмотри, как он мягок с ней. Это не в стиле Джиана… Я то его хорошо знаю…
— …Дай послушать, — недовольно оборвала Га Ён.
В это время Сесилия провела гостей в небольшую уютную комнату и приказала прислуге принести чай.
— Пирог будете? Сама готовила, — крутилась возле них графиня.
Они, поблагодарив, разместились возле камина.
— Правильно сделали, что обратились ко мне. Мои люди быстро починят вашу машину, и вы сможете спокойно добраться до дома. Сеньор Ван, ваша спутница… — запнулась, не зная, какие слова подобрать, глядя на девушку, которая все так же прятала лицо под накидкой. — Здесь тепло, можно сбросить плащ.
— Позвольте ей остаться в нем, — вежливо улыбнулся Джиан.
— Да… конечно…
Пак Мин Чжэ захихикал.
— Графиня теперь спать не сможет, — сказал насмешливо. — Ей не даст покоя любопытство.
— Все же выглядит странно, — потирал подбородок Кэмп. — Почему она прячет лицо?
— Может, местная и не хочет, чтобы сплетничали о ней, — предположила Лилу. — На ее месте я бы поступила так же.
— Но… зачем Джиан следил за тобой? — размышляла Николь, взглянув на брата.
— Только вот... Джиан ли следил? — вдруг вырвалось у Кэмпа и все дружно повернулись к нему.
Тэк в это время молчаливо наблюдал за гостями графини. Последние слова зацепились за его мысли.
— А вдруг это… Фумико… — предположил Дзиро.
— С Джианом? Шутишь? — рассмеялась Га Ён. — Да он ее на дух не переносит.
— Она повыше будет, — задумчиво сказал Рик. — Дай крупный план, — попросил Лилу.
— Вздумаешь убежать к этой плащ-палатке, наживешь врага в моем лице, — показала ему кулак хакерша, все же приблизив видео.
После этого наглым образом села возле Тэка и положила его руку себе на плечи, намекая, чтобы он ее обнял. Рик невольно заулыбался и слегка прижал Гюри к себе, при этом продолжая разглядывать незнакомку. Лилу большего счастья и не нужно было. Прильнула к его крепкой груди и притихла, наслаждаясь моментом. Друзья тихонечко посмеивались, зная, что Чжон, хоть и часто обламывал рыжую, но все же по-братски любил ее. Такое положение дела Лилу не особо устраивало, но она, тем не менее, гордилась этим достижением. Далеко не каждая девушка могла добиться такого отношения к себе со стороны молчуна. Единственный, кому это не нравилось, был Дзиро. Он стал багрового цвета и едва не лопнул от негодования.
— Я не пущу тебя на крышу! — вдруг послышался из окна голос Сони.
— Кажется, у наших соседей новая серия вечерних приключений, — весело заметил Пак Мин Чжэ и взглянул в их сторону. — Я прав. Француз норовит залезть на крышу.
— В такую погоду? Что это с ним? — удивилась Николь.
— Он с молотком. Думаю, крыша стала протекать, — догадался Кан Чжун Ги.
— Тогда поможем им, пока крыша после ремонта Пьера не стала протекать больше, — встал Чжон и уверенно направился к двери.
— Он сейчас пошутил? — уточнил Дзиро.
— А похоже на это? — хихикнул следователь. — Мне идея нравится. Будет повод лишний раз потусоваться у них дома, выведать побольше информации. Пошли, хватит кривиться.
— Там же водяная стена вместо дождя.
— Все равно. Уверен, что чинить возьмется наш доблестный рыцарь Чжон. А мы тем временем поворкуем с семейством. Идемте. Позже посмотрим встречу Сесилии и Джиана.
Набросив на себя летние курточки, ребята быстренько перебежали к Леграндам.
— Помощь нужна? — попытался перекричать непогоду Пак Мин Чжэ.
— Соседи дорогие! — воссиял радостью Пьер, промокший до нитки.
Он как раз только собрался лезть по лестнице на крышу.
— Протекает? — спросил Квак Гван Су.
— Старый дом, давно просится ремонт, — расстроено сказала Соня. — В этот раз прорвало, вода как из-под крана. Не знаю, что делать. Пытаюсь отговорить брата от подвига, он же только хуже сделает.
— Не сделаю! — заупрямился француз. — Я умею гвозди забивать. Я мужик или нет?
— Ведь не просто надо уметь гвозди забивать, а еще и головой думать, — шлепнула его по спине София. — Иди в дом!
— Хочешь сказать, что я дурак? — обиделся.
— Ты растяпа!
— Я справлюсь!
— Мы поможем, — как и предполагал следователь, вызвался помочь Тэк. — Дайте инструменты.
— Я тебе подсоблю, — подошел к нему Кэмп.
— Не думаю, что там нужно два человека. Возвращайтесь домой.
— Почему домой? — вмешался Пьер. — Пока мы говорили, вы промокли. Заходите к нам, нагреетесь. У нас камин, чай с вкусными пирожками. Да и в такую погоду теплее в хорошей компании!
Волонтеры ради приличия попытались отказаться, но долго уговаривать себя не заставили. Согласились.
Чжон тем временем взял инструменты, София поспешила вынести ему дождевик и он полез на крышу. Девушка не вернулась в дом, а стояла на крыльце и с беспокойством поглядывала, что делает парень. Боялась не так за дыру в доме, как за то, что Рик может свалиться. Но Тэку было не впервой. Он умело устранил причину протечки и спустился к хозяйке.
— После дождя мы с ребятами починим крышу, — пообещал, когда вошли в дом.
— Что вы, — всполошилась Соня. — Не стоит.
— Нам это не сложно, — подошел к ним Кэмп. — Мы ведь волонтеры. Всем помогаем, — дружелюбно заулыбался. — Не волнуйся, Софи, ты в надежных руках. Мы тебя не бросим с дырой над головой.
— Не знаю, как и благодарить вас, — смутилась. — Тебе нужно немедленно переодеться, — взглянула на Рика. — Но… у нас не найдется одежды твоего размера… — замешкалась.
— Я вернусь домой и там переоденусь, — ответил Тэк.
— Хватит ему бегать под дождем, — вмешался Пьер. — У меня будет для него свитерок. Я когда-то в Риме не рассчитал и купил на пару размеров больше. Точнее, просто не померил и купил на глаз. И… не угадал. Пойдем в мою комнату, — радостно повел за собой Чжона. — Покажу, как я живу. У меня много всего интересного…
— Он сейчас замучит вашего друга дурацкими рассказами, — покачала головой Соня, глядя вслед брату и Рику.
Волонтеры рассмеялись, и хозяйка отвела их в уютную комнатку с камином, где вскоре накрыла стол для ужина.
Тем временем Чжон попал в руки гиперзаботы кудрявого добряка. Пьер начал шумно копаться в гардеробе, выбрасывая за спину свои вещи. Тэк тем временем прохаживался по спальне и осматривал ее обстановку.
— Награда? — взял с полки золотистую статуэтку в виде птицы.
— Да. Получил в Любляне, когда там работал. Меня ценили, пусть, как говорит сестра, и ездили на мне все, кому не лень. Но все же ценили, — сел на полку гардероба и улыбчиво поглядел на гостя. — Ты мне нравишься, Чжон. Вот бы мне такого зятя. А? Присмотрись к Софие. Она хорошая. Порой ворчит, но это из-за того, что на нее навалилось все. Чего скрывать? В этом доме она глава семьи. Даже не наш старик. Он тоже к ней прислушивается всегда, пусть и строит из себя грозного «морского волка». Подустала Соня. Я пытаюсь помочь ей, но… я такой растяпа… Никакого толку от меня, — взгрустнул.
Рик сел на стул и улыбнулся, глядя на Пьера.
— Зато сердце у тебя доброе, — признал он. — Да, немного рассеян, но искренний. Как много людей могут этим похвастаться?
— Доброта не накормит, — пожал плечами блондин. — Можно, конечно, сейчас пофилософствовать и добавить, что доброта — пища для души, но если только на это рассчитывать, то совсем скоро услышишь голодное урчание в животе. И самое неприятное и досадное — урчание у твоих детей и родных. Эх… плохой из меня брат и отец…
— Тебе просто нужно найти себя и быть увереннее. Для всех в этом мире есть подходящее место.
— Хорошо как сказал, — обрадовался с наивным мечтательным выражением лица. — Вот бы действительно было так. Но я, скорее всего, сгожусь лишь на роль клоуна.
— Но в Любляне ведь тебя ценили. И насколько я знаю, там ты работал не в цирке.
— Это так! — рассмеялся. — И все же ты замечательный друг. Так-с, надо найти для тебя мой свитер… Простудишься. Где же он? — снова продолжил поиски, вышвырнув за спину пиджак.
Тот упал к ногам Чжона и из его кармана выпал черный блокнот. Рик замер. На везение он рассчитывал меньше всего. А тут на тебе. Эта находка вполне могла оказаться тем, что они искали.
— Твой блокнот, — поднял, показывая Пьеру. — Хм, качественно сделан, — начал оглядывать. — Где купил?
— А… Это? — кудрявый особо не обратил внимание и продолжил рыться в гардеробе. — Я у Сони взял. У нее их валом. Она ведь журналистка от ушей до пят. Может не работать в газете и устроиться продавцом в магазине, но все равно будет таскать с собой кучу блокнотов и делать заметки и зарисовки. Любит наблюдать, расследовать… Даже не знаю, кто она по призванию: журналист или детектив. Кстати, в семье так же. От нее ничего не скроешь. То ли по глазам видит… А, может, это я дурак не умею врать, ха-ха-ха!  Всегда меня на чистую воду выведет.
Рик тем временем внимательно присматривался к обложке изнутри. Ничего подозрительного не было. Потом взглянул в щелочку на переплет. Пусто. Хотя он искал микрочип, который мог быть хитро спрятан. Так быстро не найти.
Пьер в это время оглянулся и увидел, с каким вниманием изучает блокнот сосед.
— Нравится? — улыбнулся блондин.
— Очень. И я люблю такие вещи. Солидно выглядит. А где София купила, не знаешь? Качество отменное. Тоже себе такой хочу.
— Так бери! — обрадовался чудак. — Буду только рад, если у тебя останется память обо мне. Ты так много сделал для нашей семьи. Это самое малое, чем я могу тебя отблагодарить.
— Спасибо. Я тронут, — добавил в голос мягкости.
— Здорово! — не мог нарадоваться, почувствовав себя хоть кому-то полезным. — О! А вот и свитерок! Дарю и его тебе. Теперь ты точно обо мне не забудешь! — воскликнул.
Пьер вытянул широкий красный свитер с новогодним оленем на груди, который был в крутых очках и увешан новогодними шариками. Такой себе свэг.

ФОТО:

Чжон взглянул на презент и слегка выпрямился. Не предполагал, что ему предложат именно такой фасончик.
— Это точно… не забуду… — вздохнул Рик и невольно тихо рассмеялся. — М-да…
— Правда же прикольно! — радовался Пьер. — Я покупал на Новый год. Мы спешили, и я не успел примерить. Но ты посмотри, какое качество, и размерчик точно твой. Будто судьба уже тогда провернула свое дельце и заставила меня купить его для тебя. Ну как? Не нравится?
— Да нет… Чего же? — свел брови Рик, разглядывая презент. — Очень даже… ничего… Веселенький такой…
— Правда же! — счастливое лицо блондина напоминало довольного пуделя. — В такую погоду надо больше красок и оптимизма.
— Да… Как раз для этой цели в самый раз, — прокашлялся.
— Ой! — всполошился. — Совсем забыл. Тебе нужно полотенце. Вода до сих пор с волос капает. Подожди здесь. Никуда не уходи. Я сейчас!
Выбежал из спальни. А Тэк продолжал с иронией глядеть на свитер. Внутри зашевелилось давно забытое чувство юмора. Не сложно было представить реакцию друзей, когда они увидят его в таком виде. Но Чжону вдруг захотелось немного развлечься.
Тем временем Пьер спустился на первый этаж в ванную, взял чистое полотенце и хотел вернуться к себе, но на него внезапно налетели три чада с банкой краски и окатили отца вязкой зеленой субстанцией.
— Вы что натворили?! — закричал блондин.
Из небольшой комнатки выглянули гости и Соня. Когда девушка увидела последствия шалости, вскрикнула, начав ругать детей.
— Ни минуты покоя! — расстроилась она. — Думала, хоть немного передохну. Смотрите, что вы наделали! Теперь весь дом будет в следах и пятнах. А воняет как!
— Дорогая, я все уберу, — принялся успокаивать ее брат.
— Ты то? — рассердилась.
— Мы поможем, — подошли гости.
— Этого еще не хватало. Вам не положено, — запротестовал Пьер. — Возвращайтесь к камину. Обещаю, в этот раз все сделаю сам без каких-либо неприятностей. Ах, да… — растеряно взглянул на полотенце. — Соня, отнеси Чжону. Он весь промок. Простудится.
И принялся за уборку.
София тяжело вздохнула, но делать было нечего. Она провела гостей назад в комнату с камином и, пообещав, что скоро вернется, направилась в спальню брата.
Дверь была приоткрыта. Соня потянулась рукой к ручке, чтобы войти, но тут же замерла в полной растерянности. В спальне брата стоял Чжон, в этот момент сбросивший из себя рубашку и футболку. Вид многочисленных шрамов на спине и груди шокировал девушку. Она представляла их совсем другими. Не такими большими и уж точно не в таком количестве. От увиденного сердце сжалось.
Тем временем Тэк обернулся, почувствовав чье-то присутствие. Соня, поняв, что ее заметили, тут же вошла.
— Прости. Дверь была приоткрыта, я не хотела подглядывать, — заторопилась объясниться и снова невольно взглянула на следы побоев и пыток.
У Рика слегка обожгло внутри. Невольно память из каморки подсознания вытащила картину прошлого, когда Юки тоже вот так вошла в комнату и увидела его шрамы. Неприятное чувство натянуло нервы. Парень не знал, то ли это отголоски прошлых тревог и пережитых потерь, то ли все же действительно интуиция все время подсказывала, что с этой девушкой его снова свяжет боль. Это жутко угнетало Тэка.
Соня тем временем отдала ему полотенце и поспешно вышла.
Рик вернулся к друзьям очень быстро. Ребята со смеху покатились, увидев грозу Форта в красном свитере с оленем на груди.
— Ущипните меня, не верю своим глазам, — хохотал Пак Мин Чжэ. — Наши общие знакомые многое бы отдали за то, чтобы увидеть эту картину, — намекнул на Форт. — Чжон, ты так мило выглядишь. Не хватает лишь золотой цепи на шее толщиной в палец.
— Красавчик, — причмокнул Кэмп. — Тебе идет.
— Мой любимый цвет! — подбежала к Чжону Лилу и обняла за руку. — Наш летний Санта!
— Сколько его знаю, он впервые позволил себе надеть нечто подобное, — заметила Николь. — Софи, ты хорошо на него влияешь, — подмигнула кудрявой, разрезавшей лимонный пирог.
— Не думаю, что я, — устало улыбнулась Соня.
— Тогда кто?
— Пьер. Кажется, твой брат очень с ним сдружился.
— Шутишь? — рассмеялась Га Ён. — Ну что мне с ним делать? Рядом такая девушка, а он все мимо смотрит.
Рик тем временем сел рядом с Соней и как ни в чем не бывало принялся помогать ей раскладывать кусочки ароматного пирога по тарелкам.
— Не стоит, я сама, — поспешила остановить его хозяйка.
— С чего же вдруг сама? — продолжал парень, не глядя на девушку.
— Ты гость.
— И что? Гость не может помочь?
— Ну раз так… тогда подай мне тарелку с хлебом. Пьер так разложил кусочки, будто в ней петарда взорвалась.
— Любишь во всем порядок? — сделал, что она просила.
— У меня по этому поводу пунктик.
Рик на секунду остановился и все же взглянул на девушку.
— М-да… Понимаю.
— Такой же? — улыбнулась.
— Такой, — кивнул с веселой ноткой.
— В этом свитере ты выглядишь совсем другим человеком. Более… домашним и не таким суровым.
— Да уж… Сложно удерживать суровость с оленем на груди.
София не сдержала смех.
— Зато тепло, — добавил Чжон.
— Очень замерз на крыше?
— Не могу сказать, что там было сухо и уютно.
— Глупый вопрос…
Николь в это время хитренько поглядывала в их сторону и тихонечко посмеивалась. Со стороны оба смотрелись очень гармонично, это и Кэмп подметил. Тот факт, что София явилась его другу во сне, еще больше подогревал интерес Кан Чжун Ги к судьбе парочки.
А вот Лилу была чернее тучи. Она не разделяла с друзьями мнение по поводу Рика и Сони. Ревность не давала рыжей покоя. Ей было обидно до слез.
Вскоре и счастливый отец трех чад присоединился к вечернему собранию. Комната тут же взорвалась веселым смехом, когда и он заявился в красном свитере с оленем. Только у него олень был не крутой, а слегка придурковато-веселый. Впрочем, вполне под стать блондину.

ФОТО:

— А где ваш дедушка? — спросил Кэмп, когда ужин был в полном разгаре и все с аппетитом поедали вкусности.
— С рыбаками сети чинит, — ответила Соня. — Скорее всего, заночует со всеми в рыбацком доме. У них дружное собрание. Дедушка больше любит там время проводить, чем дома.
— А ты на рыбалку ходил? — поинтересовался у Пьера Пак Мин Чжэ.
— А как же! — воскликнул тот радостно и принялся рассказывать о своих приключениях.
— А где ваш енот? — спросил негромко Рик у Софии.
— Мы его закрываем в коморке, когда у нас гости. Иначе он навел бы здесь порядки. А что, соскучился? Давно тебя никто из шланга не поливал? — рассмеялась.
— Он забавный.
— Могу в качестве исключения выпустить нашего узника, только за последствия не отвечаю.
— Уговорила. Как-то в другой раз повидаемся.
— Это было мудрое решение.
— Мне Пьер блокнот свой подарил, — вытянул презент. — Симпатичный. Сказал, что ты ему дала.
— Я? — удивилась, поглядывая на черную обложку. — Что-то не припомню. Я чаще всего покупаю яркие. Люблю разноцветные вещи. А этот… Может, случайно с работы принесла.
— Ты не против?
— Что ты! Конечно, нет. Бери. Будешь моего растяпу вспоминать почаще.
— Да его и без блокнота вряд ли забудешь.
— Это точно, — улыбнулась.
Чжон взял чашку с горячим чаем и, откинувшись на мягкую спинку дивана, засмотрелся на огонь в камине. Постепенно вернулся мыслями в детство, где вот так в дружеской веселой обстановке собиралась его семья. Они любили читать книги в ролях, петь и делиться впечатлениями о своих путешествиях. Так много дорог ими было пройдено, столько стран увидено… Было…
На душе вдруг стало тоскливо. Он скучал по тем дням. Чаще всего парень запрещал себе эти воспоминания, но сейчас… Они сами невольно вырвались яркими картинками. Теперь, помимо ноющих из-за погоды шрамов, грустило и сердце.
Соня заметила печальное выражение лица своего соседа и тоже сникла. «Сколько ему пришлось пережить?» — все время задавала один и тот же вопрос. Хотелось сделать что-нибудь хорошее для этого человека, чтобы в его жизни радости стало хоть немного больше, чем боли.
— Я… была не до конца искренней с тобой, — вырвались слова у Сони.
Она хотела об этом поразмышлять, но вдруг произнесла вслух. Рик будто опомнился и удивленно взглянул на девушку.
— Наш разговор… перед твоей поездкой к Домиано… — пришлось договаривать, раз начала.
София тоже откинулась на спинку теплого дивана, взглянув за окно, где дождь начал лить еще сильнее.
— На самом деле я не такая смелая. Видя твою решительность, мне вдруг тоже захотелось показать себя такой. В сердцах сказала, что готова рискнуть собой ради правды. Но… — улыбнулась, опустив взгляд к своим рукам, в которых держала маленькую ложечку. — Все не так. Я никогда не рискну своей семьей. Даже если бы жила одна… не осмелилась бы… Я осознала это после нашего разговора, когда направлялась домой из мэрии. На собрании Бьяджо очень рьяно отстаивал свои идеи и планы на будущее, а когда парочка присутствующих высказались против, он тут же дал заднюю. Важные вопросы так и не были решены. И знаешь, что делала я? — грустно взглянула на Чжона. — Сидела, записывала за ними и не сказала ни слова в знак протеста. Я становлюсь такой же, как и они. Но почему становлюсь? Я и была такой. У меня за годы работы в газете собралось очень много материала на мафию и все это просто пылится в столе. Вот и вся моя храбрость… — тяжело вздохнула. — Лишь вид создаю, что готова идти на баррикады. Вот как-то так…
Тэк внимательно слушал, и его губ коснулась едва уловимая улыбка. Профиль девушки заманивал его внимание. Симпатичная и умненькая. И эти кудрявые локоны, на которых играли блики огня, так невзначай спадали на ее румяное лицо. Хотелось коснуться их. Она была ему симпатична. И Рик это не отрицал. Если с Юки долго не мог определиться, какие же чувства к ней испытывал, то здесь мог сказать уверенно: Соня начинала его интересовать как девушка. Постепенно, ненавязчиво. И даже мысли о возвращении в Форт не останавливали его. Невольно появлялось мягкое тепло и согревало парня. А он впервые за долгое время перестал ему сопротивляться. Возможно, на это повлиял сон и Чжон сразу подготовил себя к чему-то необычному. А, возможно, Соне и правда суждено было стать особенным человеком в его жизни. Хотя вполне реальным была и третья причина — манящий семейный уют, который создавала девушка и по которому так соскучилась измученная душа Рика.
— Ты меня осуждаешь? — услышал голос Софии.
На него глядел слегка взволнованный мир синих глаз.
— А имею право? — спросил доверительным тоном.
— Ты ведь не скажешь правду… — горько улыбнулась и отвела от него взгляд, снова тяжело вздохнув. — Мне так хочется сделать в жизни что-нибудь важное, весомое, но в итоге… я лишь домохозяйка и послушный помощник мэра, ставленника мафии… Как низко…
— Почему ты решила, что я не скажу правду?
— А вежливости ради.
— Думаешь? — улыбнулся. — Плохо ты еще меня знаешь.
— Тогда назови мои недостатки.
— Упрямая.
— Всего-то? — невольно рассмеялась.
— Хотя порой от этого даже польза бывает.
— И все? Больше недостатков не заметил?
— Остальное по мелочевке. Как и все, порой завидуешь, порой перегибаешь палку, порой хочешь похвастаться, а иногда и посетовать на ровном месте. А еще терпеть не можешь сеньору Россу, хотя ее бы пожалеть. Она такая из-за одиночества, а ты ее беспощадно колешь да побольнее. Продолжать? — спросил улыбчиво, видя, как ярко загорелся румянец на ее щеках.
Задел.
Девушка свела брови, но не стала возражать.
— Ладно. Вижу, что правду умеешь говорить, — согласилась нехотя.
— Сама попросила.
Соня покосилась на него и увидела теплую улыбку.
— Нехорошо над недостатками других насмехаться, — заметила.
— А я и не насмехаюсь.
— А что же тогда делаешь?
— Приятно встретить человека, который, услышав о себе правду, не перечит ей.
— Глупо было бы переубеждать тебя, что я люблю Джузеппу, после того, как наш енот развесил ее панталоны на антенне, и я даже чуток из-за этого не огорчилась.
Тэк весело рассмеялся. Простота и прямолинейность девушки были ему по душе.
— А ты бы как воспринял правду о своих недостатках?
— Не знаю. Давай проверим, — с любопытством ответил Рик.
— Но я еще слишком плохо тебя знаю. Поначалу ты показался мне жутко неприятным, холодным и высокомерным грубияном. Но потом все изменилось. Теперь даже не знаю, что можно записать в твои недостатки.
— Тогда давай спросим у тех, кто меня хорошо знает. Друзья, мы с Софией завели интересный разговор, нужна ваша помощь, — обратился к остальным. — Назовите мои недостатки, а то она затрудняется сама это сделать.
— Так это легко! — тут же ответил Дзиро.
— Только вздумай на него бочку катить! — угрожающе качнула кулаком Лилу.
— Какая бочка? Это правда! Он самовлюбленный индюк. А еще бабник!
София поглядела на Рика. Тот сидел спокойный и невозмутимый, улыбаясь сольному выступлению хакера.
— Он мою сестру постоянно соблазняет, — продолжал Дзиро.
— Кто кого еще соблазняет, — веселился Кэмп.
— Я лучше знаю! Он посягает на ее невинность! София, будь с ним осторожна. Он себе цены не сложит. На всех свысока смотрит. Разговаривает только с избранными и то два-три слова скажет и все, считает, что и так уделил много внимания. Гордый и упрямый. А еще перед всеми хвастает своим ростом и горой мышц.
— Горой?! — снова вмешалась Лилу. — Да у него все культурненько. Он просто крепкий, а не качок бестолковый. Подбирай слова! Не обижай моего жениха!
— Вот те на. Был парнем, уже жених, — улыбнулся Кэмп. — Рик, вижу, у вас с ней дела движутся. Когда успеваете?
— В ее мечтах все быстро делается, — подкинула уголька Николь.
— Вот увидите, мы с ним поженимся! Кто еще сможет быть с ним рядом, кроме меня? — трещала Лилу. — Там, откуда мы, только я и смогу. Остальные — змеи подколодные. Чжон, держись меня, я тебя никогда не предам.
— Тоже мне, Жанна д’Арк нашлась, — не мог успокоиться Дзиро. — Да нужна ты ему триста лет. У него таких, как ты, пруд пруди. Соня, послушайся моего совета, осторожнее с ним. Окрутит, и не заметишь. Он это умеет. Пикапер, блин, хитроумный. Лиса еще та. Попомнишь мои слова!
— Как интересно, — скрестила София на груди руки. — Что на это скажешь? — спросила у Чжона.
— Каждый вправе думать сам. Я никому не запрещаю. Вопрос, что думаешь ты? Готова поверить в сказанное? — заулыбался.
— Хм… — задумалась, приглядываясь к парню.
Остальные шутливо перешептывались. Тема назрела любопытная.
— То, что вниманием женщин не обделен, — это факт, — заметила Соня. — Но я все же склонна думать, что ты однолюб. Не похож на бабника. Гордый — да. Но по делу. Мужчина должен быть таким. Мало говорит? Ну да и пусть. А зачем перед всеми бисер метать?
— Вот это по-нашему! — заметил Кан Чжун Ги. — Молодец.
— Да она в него уже втюрилась! — воскликнул Дзиро. — Разве не видите? Признай это, Софи. Нравится он тебе!
— А почему такой парень не может понравиться? — смело заявила Соня, вызвав всеобщий балаган. — Чем он плох? Видный, сильный, всегда поможет, к тому еще и врач. Какая девушка не захочет себе такого парня?
— Горька! Горька! Горька! — заорал на все горло Пьер и ребята тут же повалились со смеху.
Соня и Рик тоже не удержали улыбку. Чжон поглядывал на смелую девушку, удивляясь, почему она считает себя неуверенной трусихой. Как раз такие, как она, всегда были способны на поступок.
— Ну что, Чжон, так, гляди, и женим, — веселился Кэмп. — Невеста вон какая! Что скажешь?
— Кто же от такой откажется? — добавил масла в огонь Рик.
— Изменять мне надумал?! — швырнула в него подушку Лилу.
— Прости, милая, на сестрах не женюсь, — пожал плечами Тэк.
— Я сестра? — округлила глаза рыжая. — Я тебе потом расскажу, кто кому кто! — показала ему кулак.
— Я уже давно мечтаю видеть его своим зятем, — трещал в это время Пьер. — Они созданы друг для друга. Вы только поглядите на них. Зятек, не затягивай со свадьбой! А там гляди и детки пойдут.
— Дайте хоть продохнуть… — держался за живот Пак Мин Чжэ, у которого из-за смеха уже скулы свело.
Соня, пока все веселились, сбросила тапочки, поджала под себя ноги и потеплее укуталась в плед.
— Что людям еще надо, — улыбнулась. — Хлеб да зрелище.
— А я то подумал, что ты всерьез все говоришь, — поглядывал на нее Рик.
— А в чем я соврала? Все правда. Ты жених завидный, многим девушкам нравишься. В больнице весь сестринский персонал за тобой сохнет. Не заметил? Ну и как я буду выглядеть, если скажу, что одна бы от такого парня отказалась? Раз уж решили сегодня прямо говорить, то вот и сказала, как есть. А что? Испугала? — лукаво заулыбалась.
— Чего же? И я буду выглядеть не лучше, если скажу, что отказался бы от такой девушки.
— Значит, все честно.
Чжон продолжал поглядывать на нее.
— Устала, — заметил.
— Немного…
— Мы тогда с ребятами поможем убрать и пойдем. Уже поздно.
— Побудьте еще. Мне нравится, когда дома много гостей. Это успокаивает.
— Этот шум?
— Да… Когда в доме тихо, начинают в голову разные заботы лезть, мысли рутинные… А так забываюсь… Когда я была маленькой и к дедушке приходили в гости рыбаки, я любила вот так закутываться в плед и дремать в кресле. Они рассказывали различные истории, а я, слушая их, засыпала.
— Тогда поспи.
— Это будет невежливо.
— Не думай об этом. Просто спи.
— Ладно… — сонно ответила София и прикрыла глаза.
Рик время от времени поглядывал на ее спокойное умиротворенное лицо. Она и правда быстро уснула, в то время, как остальные продолжали наполнять комнату веселым смехом и болтовней о разных греющих душу пустяках.


Последний раз редактировалось: Lana (Пт 18 Фев 2022, 14:24), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)   Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 EmptyПн 03 Янв 2022, 10:13

Признание

Он не сводил с него глаз — наглых и проницательных. Лапка нащупала ягоду винограда, которая тут же была отправлена в рот. Сок брызнул во все стороны и угодил Рику в глаз. Чжон, наклонив голову, неторопливо потер лицо. Было сложно сдержать улыбку в столь нелепой ситуации, когда сидишь под прицельным наблюдением енота, тырившего из твоей тарелки еду.
— А вот и я! — провозгласил Пьер и внес в комнату жаркое. — Соня утром сделала. Аромат с ног сбивает. Какая она у нас умница. Кстати, видел только что, как вошла во двор. Сейчас придет.
— Как дела в мэрии? — поблагодарив, взял у француза тарелку с вкусным блюдом.
— Мне очень нравится. Бьяджо даже пару раз похвалил. У меня знаешь какая особенность интересная? Сам диву даюсь, почему так. Я все время рассеян и встреваю в передряги, но стоит мне оказаться на работе, как я превращаюсь в другого человека. Так было и в Любляне. Сразу какой-то более собранный, серьезный и получается все. Только за порог — и сразу пошло все по косой. Как понимать, не знаю… Тонкая психология в этом случае.
— Думаю, дело в ответственности. У тебя сильная установка на выполнение работы. Для тебя это главная цель. Если так же сконцентрируешься на детях, доме и остальном, тоже будешь более собранным. Но для этого нужно много работать над собой.
— Думаешь, я в работе перфекционист?
— Не знаю… Но уровень ответственности, мне кажется, у тебя очень высокий.
Пьер сиял от радости. Едва не полез к Рику обниматься. Хорошо, что в этот момент вошла Соня и… Чжон замер. Следом за ней появился Минору, помогавший нести большие сумки.
— О, Софи, ты дома! — побежал к ней Пьер. — А это… Оу… — глупо вытаращился на нежданного гостя. — Вы тот таинственный сосед, любящий рисовать. Я не ошибся?
— Да. Минору Ито, — протянул ему руку парень, поставив сумки, которые тут же забрала на кухню Соня.
— Вы японец? Ух ты! А я подумал, кореец.
— Я из Японии…
— …Но сделано в Корее, — иронично произнес Чжон точно такую же фразу, что и пару лет назад при их первой встрече в библиотеке Фумико.
Минору обжог взглядом неприятеля, но тут же улыбнулся и добавил:
— Вижу, у вас гости.

ФОТО:

— Да мы уже, как одна семья, га-га-га! — выдал весело француз. — Это вы все сторонкой да сторонкой. Никак не вольетесь в наш коллектив. Проходите. Не против, если мы сразу перейдем на «ты», чтобы догнать упущенное время и ускорить процесс сближения.
Тэк продолжал глядеть на Ито ироничным колким взглядом.
— Конечно. Я только «за». Пьер, — улыбнулся новый «член семьи» гостеприимному блондину.
— Отлично! Тогда садись рядом с Чжоном. У нас жаркое. Пальчики оближешь. Ты еще такого не пробовал. Теперь, когда мы познакомились ближе, приглашаю и тебя присоединиться к нашей компании и ужинать вместе. Рик, как на это смотришь?
— Разве я могу отказать такому герою, — значительно ответил Тэк, снова получив от Минору обжигающий взгляд карих глаз.
— С удовольствием присоединюсь, — ответил Ито.
— Вы познакомьтесь поближе, а я посмотрю, как там наша хозяйка. Возможно, ей нужна помощь, — Чжон подмигнул Пьеру и направился в сторону кухни.
— Конечно! — подскочил от радости француз. — Действуй! Ой, как мне это нравится, — наклонился к Минору. — Я так хочу, чтобы Рик стал моим зятем, ты даже не представляешь. Парень не промах. У них лед тронулся. Софии, я уверен, Чжон тоже нравится. Ох и погуляем на свадьбе, — потер руки.
— Правда? — приподнял бровь Ито, поглядывая в сторону кухни. — Это хорошо.
В этот момент почувствовал, как что-то начало теребить его рукав. Опустив взгляд, увидел енота, нагло расстегивавшего манжет, чтобы снять часы.
— Мачо, ты что творишь?! — возмутился Пьер. — Марш отсюда!
Шкет зашипел и недовольно шмыгнул в ванную.
— Вот хулиган, — грозно высказался француз. — Ни на минуту нельзя оставить без присмотра. Ты будь осторожен с этим прохвостом. Кстати, какое интересное совпадение, что ты снял квартиру в доме, где остановились твои земляки.
— По правде, я услышал о них и решил поселиться рядом. Так веселее.
— Но я не вижу, чтобы вы вместе проводили время.
— Мне сложно заводить знакомства. Поэтому я все никак не мог найти повод с ними подружиться.
— Правда?! Как удачно ты зашел! Теперь все будет иначе. Я тебе помогу!
— Буду благодарен, — улыбнулся Ито, во взгляде которого блеснул лукавый огонек.
Тем временем Чжон предложил свою помощь Сони, но она вежливо отказалась.
— Иди к друзьям. Я сама.
Тэк почувствовал в ней сильную перемену. Будто бы приветливая, как и обычно, но… что-то изменилось. Соня пыталась не смотреть ему в глаза, была напряжена и говорила с едва уловимым холодком. Еще вчера сидели все вместе у камина и оба без стеснения признались, что интересны друг другу, а сегодня такая отчужденность. Если бы это касалось лично Чжона, он бы не обратил на это особого внимания и оставил все, как есть. Ему было все равно на личные отношения, даже если кто-то начинал нравиться. Заставить молчать чувства для него было привычным делом. Но сейчас под ударом могла оказаться операция и сама девушка. Если за нее лично возьмется «Триумвират», все может закончиться очень плохо. Тем более, за стеной сидел Минору, и кто знает, почему он вдруг заявился после долгого бездействия. А, может, Ито чего-то ей наговорил? Он еще тот хитрый лис. Рик попытался нащупать причину.
— Я к вам ненадолго, — улыбнулся Тэк. — Пьер плохо себя почувствовал, попросил осмотреть его, а потом угостил обедом. Жаркое очень вкусное.
— Спасибо за заботу о моем брате, — устало улыбнулась, все так же не глядя на парня. — Он, наверное, замучил тебя своей ипохондрией.
— Совсем нет. Мне нравится общаться с ним. Он хороший человек.
— Да… и слишком доверчивый…
В этих словах Чжон тут же уловил едва заметный укор. И, что было самым интересным, укор в его же сторону. «Странно. Вчера мы разошлись хорошо. Что могло случиться за полдня? Неужели и правда Минору приложил свои усилия?» — размышлял Тэк, приглядываясь к девушке.
— Не буду действовать тебе на нервы, — считал, что открытая игра в этом случае больше подойдет. — Мне нужно в больницу.
— Почему ты так решил? — лишь теперь взглянула на Чжона, а в голосе действительно появилось легкое раздражение, которое она всеми силами пыталась контролировать.
— А разве нет? — заметил значительно.
Соня отвела взгляд.
— Я просто немного без настроения. Ты тут ни при чем, — выжала из себя отговорку.
— До вечера, — попрощался и вышел.
— Уже уходишь? — услышала она голос брата и перестала возиться с купленной зеленью.
Прислушалась.
— Да, пора на работу. У меня через три часа операция. Нужно подготовиться.
— Как жаль. А я думал, мы посидим вместе. Тогда увидимся вечером. Теперь нас будет еще больше. Я и Минору предложил участвовать в наших вечерних сабантуях, ха-ха-ха!
— Как мило. Хорошая идея. Все же соседи, — послышалась ирония в голосе Рика.
Соня сузила глаза, пытаясь вслушаться в каждое слово и интонацию Тэка.
— Тогда до вечера, друг, — в голосе Минору послышалось не меньше яда.
— До вечера, герой.
Дверь открылась, и Рик вышел.
София, прикрыв глаза, тяжело выдохнула. Выглядела потерянно и взволновано.

***


— Чипа здесь нет, — заключил Дзиро.
— Уверен? — хмуро спросил Чжон.
— Мы до ниточки его разобрали, — устало вздохнула Лилу. — Нет его. Даже следа, что он был где-то прикреплен. Это точно тот блокнот?
— Вероятность большая, — кивнул Рик. — Он очень похож на тот, что засняли камеры. Такая же боковая красная полоска, желтая закладка. Совпадение может быть, но в этом случае маловероятно. София покупает только разноцветные блокноты. Черный к ней попал случайно. Или же мы идем по ложному следу и чипа не было в нем, или же мы что-то упустили.
— Вдруг чипа у того мужчины и не было? — предположил Кэмп. — Что если это была подставная утка, чтобы отвлечь «Триумвират» и его передача произошла в другом месте?
— Не исключено, — согласился Пак Мин Чжэ.
— Если бы так было, мы бы узнали об этом от наших агентов, — усомнился Тэк. — Ни «Триумвират», ни Коза ностра его пока не имеют.
— Может, его забрало третье лицо? — задумчиво заметила Николь.
— Как вариант, — не стал отрицать следователь. — М-да, друзья, дело зашло в тупик.
— Тэк Чжон-Рик, — позвал Квак Гван Су, который до сих пор так боялся парня, что продолжал называть его на «вы» и полным именем. — Кое-что сегодня произошло, — взволновано уставился на экран своего ноута.
— И что же? — спросил Пак Мин Чжэ.
— София втайне виделась со своим отцом.
— Охо, — присвистнула Лилу. — Что-то здесь неладное.
Чжон сразу ухватился за эту новость и попытался сопоставить с переменой отношения к нему Сони. Пока не мог найти никакой связи. Списывать все на ненастроение после общения не спешил. Рик четко почувствовал перемену именно к нему лично. Тут уж или дело рук Минору, или… что-то было завязано на отце. Но что?
— Франсуа Легранд мог узнать о нас, — предположил вслух. — Соня сегодня вела себя со мной иначе. Я подумал, что в этом замешан внезапно нарисовавшийся Минору, но, похоже, причина может быть совсем другой.
— Если это так, то наша миссия под угрозой, — заметил Кэмп.
— Подождите, — прервала их Николь. — Отец приехал к ней лично, чтобы предупредить о нас? Тогда, они знают о чипе?
— Мог просто попросить быть осторожной, раз по соседству поселились мы. Может, он и не знает о причине, — предположил Дзиро.
— Если он связан с «Триумвиратом», то должен знать… — тут Лилу запнулась, удивленно вытаращившись на друзей. — Стоп. Вот это мы лохонулись. Если он знает о чипе, то он бы без проблем забрал его у дочери и отдал в «Триумвират». Тогда почему он до сих пор этого не сделал?
— Остается два варианта, — подытожил следователь. — Или чипа действительно не было, или ее отец не связан с «Триумвиратом».
— Голова кругом, — состроил глупую рожицу Квак Гван Су.
— И скорее, что он действительно не связан с ним, так как «Триумвират» сразу бы заставил его достать у дочери чип, а не подсылал втайне людей на обыск.
— В этом есть резон, — согласился Кэмп. — Только проблема в том, что есть реальные доказательства причастности ее отца к «Триумвирату». Что-то не клеится…
— Совсем… — согласился Пак Мин Чжэ. — Бред какой-то. Ощущение, что с нами играют в какую-то фальшивую игру.
Рик покосился на следователя. Об этом он уже давно думал и не раз. Больше того, сам Форт казался ему сплошным блефом, а не секретной службой.
— Почему мы сами не подумали об ее отце? Это же так логично… — ворчала Лилу.
— А что, если чип давно у «Триумвирата», но его тайно хранят и продолжают делать вид, что ищут? Они же знают, что к ним засланы наши шпионы. Вот и разыгрывают комедию, — предположил Кан Чжун Ги.
— Вполне может быть, — согласился Рик.
— И что теперь будем делать? — спросил Мин Чжэ.
— Надо подумать, — вздохнул Кэмп. — Ситуация вышла из-под контроля. Если Соня знает, кто мы, играть и дальше в эту игру бесполезно. След чипа тоже исчез. Тупик.
— Если сообщим об этом в Форт, уверена, они затащат к себе Соню. Девушка в опасности.
— Вдруг она играет в паре с отцом и не такая уж безобидная овечка, какой пытается казаться? — предположил Кэмп. — Не забывайте ту картину, которую подарил ей отец. Неспроста там оказался шифр. Такие вещи просто так папочки не дарят дочерям.
— А вдруг все наоборот? — уперлась Га Ён. — Не знаю, как вы, а я бы не хотела вовлекать ее во все это дерьмо. Хватит того, что мы по уши в нем. Меня никто не спрашивал, хочу ли я такую судьбу, а в итоге приходится вот так жить. София, что бы вы не говорили, мне очень нравится. Она хороший человек. Давайте не спешить ломать и ее жизнь. Нужно разобраться.
— Но как? — развел руками Дзиро. — Ты у нее напрямую спросишь?
— Предлагаю еще недельку-две понаблюдать. Вдруг что-то прояснится.
— Чжон, — взглянул Кэмп на друга. — За тобой последнее слово.
Парень пока молчал, сосредоточено раздумывая над сложившейся ситуацией.
— Согласен с Николь, — ответил, помедлив. — Давайте еще понаблюдаем. Тем более, что в игру активно включился Минору. Думаю, это неспроста. Посмотрим, к чему это приведет.
— Тоже верно, — согласился Пак Мин Чжэ. — Тогда подождем еще.

***


— Раз, два! Раз, два, три! Раз, два! Раз, два, три! — задорно выкрикивал учитель латинских танцев.
Николь и София находились в углу большого зала и активно повторяли сложные движения.
— У тебя здорово получается, — заметила Соня.
— Как говорят мои друзья, я еще та вертихвостка. С чего следует сделать вывод, что попой вилять для меня пустяк, — весело ответила Га Ён, рассмешив новую подругу.
— Разве они друзья, раз так говорят? — после небольшой паузы заметила кудрявая. — Мне кажется, ты наоборот очень строгая девушка по отношению к мужчинам.
— Правда? — удивилась. — Ты первая, кто так подумал. Даже мой брат считает, что я легкомысленная с особями в брюках.
— На то он и брат. Это нормальная реакция. Ему по статусу положено ревновать тебя даже к столбу.
Николь рассмеялась, обратив на себя внимание учителя. Это был высокий, крепкий и достаточно симпатичный итальянец со вспыльчивым характером. Он тут же направился к девушкам и вскинул руками:
— Смеемся и меня не слушаем! Руки выше, активнее работаем бедрами! На что это похоже? Софи, через пару дней конкурс, а ты совсем не готова. Держи спину ровно, — коснулся ее поясницы. — Бедра должны быть похожи на колокольчик, — опустил руку ниже.
Софи резко махнула локтем, будто в танце, и с силой заехала ему по лицу. Парня откинуло на пару шагов в сторону.
— Ты что делаешь?! — вспылил он.
— Ой, извините! Я так старалась, что немного не рассчитала, — Соня сделала вид, будто это вышло случайно.
— Ты мне нос разбила! — заистерил итальянец, увидев кровь на ладони. — Пауза! Перерыв! Вашего учителя хотели лишить красоты! Мой нос — произведение искусства! Куда бьешь?! Хулиганка!
— Я ведь случайно, — пожала плечами.
— Случайно она… — обижено проворчал красавчик и побежал в туалет.
После танцев Николь и Соня решили погулять по городу. Вскоре красочные улочки завели их в одно из самых популярных кафе Сорренто, которое славилось широкой роскошной террасой, из которой открывался изумительный вид на бухту.

ФОТО:

Пол был выложен бело-красной плиткой в виде шахматной доски. Стулья, перила и само здание имело красные декоративные элементы, гармонично сливающиеся с многочисленными красными цветами в больших вазонах. А внизу ярко-синее море и белые яхты. Чистые, открытые цвета резали глаза.
— Невероятной красоты вид! — Николь от восторга на миг забыла, как дышать. — Какая синева!
— Я частенько прихожу сюда полюбоваться видом. Влюблена в это место.
— Мурашки по коже… — не могла прийти в себя Га Ён. — Я видела издали это кафе, но не думала, что вблизи оно выглядит таким сногсшибательным… Надо ребят привести, пусть посмотрят. Одно из самых красивых мест из тех, где мы бывали… Это бухты? — указала вниз.
— Да. К Сорренто прилегают две бухты: Марина Гранде и Марина Пиккола, из которых отходят суда в Неаполь, на Капри и на Искью. До того времени, как Сорренто завоевали римляне, торговля с другими городами происходила только через море. Гавань в Марина Гранде и Марина Пиккола являлась важным местом связи с внешним миром. Марина Гранде — маленькая живописная рыбацкая деревушка. Кстати, в ней проходит ежегодный музыкальный фестиваль в память Энрико Карузо. Очень люблю бывать там. Деревня прославилась съемками фильма с участием Софи Лорен и Витторио де Сика «Хлеб, любовь и…». Смотрела?
— Нет.
— Тогда нам будет чем сегодня заняться, — улыбнулась девушка. — Для местных жителей это старый порт. Сейчас там пришвартовываются только лодки и яхты. Марина Пиккола или Пиццола является настоящим портом Сорренто, отсюда регулярно отправляются паромы на остров Капри.
София наблюдала, с каким восторгом Га Ён смотрит вниз на многочисленные яхты, бороздившие синие воды бухты. Она, словно ребенок, прижимала к себе руки, готовая в любой момент завизжать от удовольствия.
— Что будете? — подошел к ним официант.
Девушки сделали заказ, и Га Ён снова залюбовалась окружавшей ее красотой.
А вот Соня в этот момент насторожено поглядывала в самый конец террасы.
— Твой брат здесь, — наконец-то произнесла девушка, и ее выражение лица стало слегка строже.
Николь удивленно взглянула в сторону, куда указала подруга.
— И правда он… — шумно выдохнула. — Кто это с ним? Домиано и Джиан? Мне не померещилось?
— Нет. Это и правда они, — сказала с ноткой укора, что не ускользнуло от Га Ён.
— Что Рик делает с местным авторитетом?
— Кто знает… — задумчиво ответила Соня и отвела глаза от парня.
Ее настроение заметно испортилось.
В этот момент Чжон распрощался со своими собеседниками и собрался покинуть кафе. Но, заметив машущую ему Николь, остановился.
— Что ты здесь делаешь, да еще и с этим типом? — обрушился на него недовольный вопрос сестры, когда парень подошел к их столику.
— Человек Домиано забрал меня из больницы и привез сюда, — ответил Рик.
— Когда ты успел с ним сдружиться?
— Не могу назвать наше общение дружбой.
— Тогда чего он к тебе прилип?
— Просто хотел пообедать со мной. Я оказался для него интересным собеседником.
— Он предлагал тебе работать на него? Только не ври, — сердито указала на него пальцем.
— При первой встрече. Но я отказался. Довольна?
— Присаживайся. Чего столбом стоишь? Мне не нравится, что ты с ним имеешь дело. Один раз предложил, значит и второй раз предложит. А вдруг еще и найдет способ заставить. В следующий раз скажи, что тебе некогда и откажись от встречи. Ты же знаешь, кто он. И еще этот Джиан… Мутный тип.
Тэк лишь улыбнулся, но промолчал, краем глаза взглянув на тихую Соню, водившую пальцем по стакану с водой. Ее что-то беспокоило, и это выдавала слегка изогнутая левая бровь, которая всегда «показывала характер», когда девушка была не в настроении.
Чжон сел за столик девушек и к нему сразу подошел официант. Парень уже пообедал, поэтому заказал лишь сок.
— О чем говорили? — устроила допрос Николь.
— О том, как идут дела в больнице. Пообещал помочь финансово.
— Ха! Да это чистой воды подкуп.
— Он же не мне дает деньги.
— Но он видит, как для тебя важно волонтерское дело. Помогая больнице, он оказывает тебе услугу. Не понимаешь?
— Это его проблемы и его решение. Никто Домиано об этом не просил.
— Рик, пожалуйста, больше не встречайся с ним. Пообещай.
— Ты ведь знаешь, что я не люблю давать обещания.
— Не умеешь держать слово? — вдруг отозвалась Соня, уколов парня.
Он, взглянув на нее, выдержал паузу.
— Не люблю слова. Предпочитаю действовать, — ответил строго.
— Вот как…
Николь, заметив напряжение между ними, решила снова заговорить.
— А что Джиан хотел?
— Он все время молчал.
— Почему тогда водится с Домиано? Он тоже из мафии?
— Тему сменить не хочешь?
— Ты меня расстроил, — надула губки.

ГИФКА:

— Где вы были? Гуляли? — спросил, будто ничего не случилось.
— Мы на танцах были, — нехотя ответила сестра. — Кстати, — оживилась, взяв Соню за руку, — ты ведь специально заехала учителю по фейсу. Я это заметила. С чего вдруг?
Рик с интересом взглянул на Софи.
— Давно хотела это сделать, — вздохнула грустно. — Он частенько лапает девушек, а те помалкивают. Теперь прям отлегло.
Тэк слегка улыбнулся.
— Вот козлина! Если бы знала, еще между ног дала, — стукнула по столу Га Ён.
— Следи за выражениями, — сделал ей замечание Чжон.
— Защищаешь его?
— Сколько раз просил не ругаться?
— Я уже взрослая. Хватить меня воспитывать.
— Пока жив, пока и буду воспитывать.
— Ну и зануда же ты. Может, свалишь? — нахмурилась. — До твоего появления мы с Соней так хорошо общались. Ты все испортил.
— Сама позвала. Я не напрашивался.
В этот момент официант принес заказ. Засмотревшись на красавицу Николь, парень едва поднос не уронил. Извинившись, снова начал строить глазки азиатской гостье, но тут же поспешил уйти, встретившись с каменным лицом Тэка, взгляд которого достаточно ясно дал понять, что лучше не нарываться.
— Чжон, ты правда ничего от меня не скрываешь? — снова пристала к нему Га Ён, набрав полный рот еды.
— Я ведь уже сказал тебе.
— А вдруг врешь?
— А раньше врал?
— Такой всегда честный? — снова кольнула его Соня.
— Нет. Не всегда. И ты это знаешь, — значительно ответил парень, отпив сок.
Га Ён настороженно повела глазками, заподозрив неладное.
Софи перестала есть, взглянув на Тэка. Пыталась понять его намерения. Он глядел на нее по обычаю все так же лениво и спокойно.
— А что я должна знать? — свела брови.
— Разве тебе не рассказали о нас?
Невольно рука Сони опустила вилку и девушка оглянулась, будто боясь, что их подслушают, после чего снова взглянула на Рика. А он улыбался, по-доброму наблюдая за кудрявой собеседницей. Его спокойствие выбило из колеи даже Николь. Она не могла поверить своим ушам: Тэк только что дал прямой намек, разоблачавший их миссию.
Софи пыталась понять, чего он этим добивается. Ее умненькие симпатичные глаза приглядывались к парню, прощупывая почву.
— А кто мне должен был что рассказать? — попыталась обойти скользкий момент.
— Твой отец.
Га Ён, поперхнувшись, зашлась кашлем. Это привело Соню в чувство, и она начала похлопывать девушку по спине.
— Осторожно. Вот, выпей воду, — подала стакан, поглядывая на все так же невозмутимого Чжона.
— Я в порядке. Спасибо, — кивнула раскрасневшаяся Николь, тоже бросая на брата неоднозначные взгляды.
— А при чем здесь мой отец? — строже спросила Софи, вернувшись к теме разговора.
— После встречи с ним ты буквально испепеляешь меня, — улыбнулся. — Он попросил держаться подальше от таких ребят, как мы?
— Почему ты решил, что я встречалась с отцом?
Тэк глядел на нее с легкой насмешкой, но все еще по-доброму снисходительно. Словно на ребенка. В его глазах четко читалось: «Зачем продолжать ходить вокруг да около?».
Соня опустила глаза, начав комкать край салфетки. Задумалась.
Тем временем Николь вопросительно уставилась на брата. Но он не удостоил ее своим вниманием, все так же продолжая поглядывать на Софию.
— Ты… не волонтер? — вдруг несмело спросила Соня, будто и сама боялась услышать эти слова.
— Ты и сама знаешь правду, — последовал ответ.
Софи снова подняла на него взгляд.
— Скажи прямо. Не виляй, — в этот раз произнесла резко, с ноткой гнева.
Он засмотрелся. Волевая и сильная натура в столь женственном теле еще больше пробудила его мужской интерес. Невольно Чжон коснулся взглядом ее крепко сжатых губ, потом морщинки между сведенных бровей и снова глаз цвета морской глади. И утонул в них…

ФОТО:

— Твой вопрос говорит о том, что тебе все известно, — его ответ снова был нечетким.
— Я хочу услышать это от тебя лично. И… — взглянула на Николь, — от тебя. Вы ведь все не волонтеры?
Га Ён растерялась, не зная, куда ведет разговор брат и как она должна себя вести.
— Больше того, ты даже знаешь, откуда мы, — Рик не дал прямой ответ.
— И что теперь? Пришибете меня за то, что я все узнала? — откинулась на спинку стула, будто невольно пыталась отдалиться от опасности.
— Мы же не варвары, — парень же наоборот облокотился на стол, снова сократив расстояние между ними, продолжая удерживать Соню взглядом. — Подумай сама. Разве люди нашей профессии причиняют зло мирному населению?
— Иногда, чтобы скрыть свои секреты, да, — ее напряжение росло.
Чжон почувствовал, как она напугана, и ему стало из-за этого очень неприятно и тошно на душе.
— Что ты! — Николь, наконец-то, сбросила с себя маску притворства и доброжелательно взяла девушку за руку. — Тебе не стоит нас бояться.
— У вас есть при себе прослушка? — насторожилась.
— Нет, — Чжон отрицательно покачал головой. — На таких заданиях мы не всегда используем постоянную связь с Центром.
— Моей семье грозит опасность? — наконец-то озвучила то, что больше всего беспокоило.
— Соня, услышь нас. Мы не живодеры, — погладила ее руку Га Ён. — Мы наоборот пытаемся защитить беззащитных от таких засранцев, как Домиано и еже с ним.
Тэк снова взглянул на сестру.
— Извини, Рик. Я называю вещи своими именами, — огрызнулась, немного сняв напряжение за столом.
— У меня нет того, что вы ищете, — призналась Соня, что знает все. — Вы же… ищете чип?
— Твой отец тоже его искал? — спросил Рик.
— Да… Но у меня его и правда нет.
— А зачем ему чип? — поинтересовалась Николь.
— Не знаю… Я почти не общаюсь со своим отцом. В этот раз он так внезапно приехал… Рассказал о вас и начал расспрашивать о том, как я столкнулась с незнакомцем в кафе сеньоры Оливьери… Тот блокнот, что ты взял… — снова взглянула на Чжона. — Ты думал, чип в нем?
— Да.
— И?
— Его там нет.
— Я осмотрела диски, которые принесла из кафе, на них тоже ничего.
— А одежда, в которой ты была?
— Тоже. Был ли там чип на самом деле? Хотя… — задумалась.
— Что? — насторожилась Га Ён.
— Тот незнакомец… Когда его на улице схватили какие-то люди, он так посмотрел на меня… Словно просил о чем-то… Если бы это была подстава, он бы так себя не вел.
— Возможно, он просил помочь ему спастись? — предположила Николь.
— Нет. Это не был немой крик о помощи. Скорее… просьба быть осторожной… Я еще тогда очень удивилась этому.
Рик сидел задумчивый и мрачный. Дело действительно зашло в тупик.
— Отец сказал тебе, что на этом чипе? — спросила Га Ён.
— Нет. Просто спросил, есть ли он у меня. Попросил поискать. И я… не хочу знать… Нет желания рисковать своей семьей…
— Не волнуйся. Мы сможем защитить вас, — снова погладила ее по руке Николь. — Чжон, что будем делать теперь?
— Интересно, что предпримет наш сосед? — подумал вслух Рик, и Га Ён сразу уловила подвох в его словах.
— Отец просил быть с ним аккуратной, — сказала Соня. — Он не из ваших?
«Блефует», — заключил Рик, когда девушка на пару секунд невольно отвела взгляд, слегка покраснев. «Значит, знает, кто такой Минору. Тогда и ее отец в курсе. Но все же на кого он работает? Для кого ищет чип? Для местной мафии или для «Триумвирата»? Софи не все хочет говорить. Следовательно, может вести двойную игру, а это риск быть схваченной Фортом в качестве соучастницы…» — пытался разгадать непростой ребус, предчувствуя новые неприятные события в своей жизни. Его тревожила судьба девушки. Николь обещала, что они не тронут ее семью и не причинят вреда. И это была очередная ложь Форта. Возможно, детей, Пьера и старика не станут вмешивать, но вот Софию… Интуиция подсказывала Рику, что она обречена на стены одной из жутких камер Форта, который ее так просто не отпустит. И от этой мысли у Чжона стыла кровь в жилах.


Последний раз редактировалось: Lana (Пн 03 Янв 2022, 10:16), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)   Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 EmptyПн 03 Янв 2022, 10:14

После обеда решили прогуляться по набережной. Все время молчали. Каждый думал о своем. Чжон искал наименее болезненный для Сони выход из сложившейся ситуации. Николь пыталась понять, как теперь себя вести, когда карты раскрыты. А София… У нее было так много мыслей, что в итоге она в них запуталась и, остановившись, глядя на море, тяжело вздохнула, забыв, что не сама.
— Я пойду домой, а вы еще погуляйте, — значительно посмотрела на брата Га Ён и заторопилась в сторону их улицы.
Соня опомнилась и обернулась.
— Не уходи. Побудь еще, — попросила обеспокоено, не желая оставаться наедине с Риком.
— Думаю, вам стоит поговорить тет-а-тет, — подмигнула ей Николь и все же поспешила уйти.
София снова тяжело вздохнула, с силой заломив руки.
— А о чем тут говорить? — иронично улыбнулась. — Все так нелепо сложилось…
— Понимаю… неприятно чувствовать себя обманутым. Ты обретаешь друзей, а уже через пару дней тебе сообщают, что они засланные шпионы и лишь используют твое доверие. В такие минуты чувствуешь себя игрушкой в чьих-то руках… — задумчиво глядел на белые яхты, медленно проплывавшие мимо.
— Знакомо?
— Знакомо…
— Мою семью ведь не тронут?
— Если они ничего не знают, то нет. Но я неуверен, как поступят с тобой…
— Спасибо за честность… Кстати… твое имя… Оно настоящее?
— Да. Как говорили перед заданием: нас знает каждая собака в азиатской мафии. Нет смысла разыгрывать спектакль с новыми именами.
— Николь твоя сестра?
— Да.
— А ваши родители? Миссии… плен… пытки?.. Шрамы?
— Все правда. Родители не вернулись после автокатастрофы и нас с Га Ён забрали в подготовительный лагерь спецслужбы. Миротворческие миссии — тоже наш удел. Нас часто отправляют в горячие точки.
— Если ты солдат… то как тогда оперировал? — удивленно взглянула на парня.
— Многие из нас имеют по несколько специальностей. Моя вторая — врач-хирург. Га Ён отличный сапер и разработчик микротехнологий. Еще увлекается финансами и экономикой. Азартный игрок на биржах, — улыбнулся. — Одним словом — сорванец.
— Ты любишь ее…
— У меня кроме нее больше никого нет… Разве еще Кэмп. Боевой товарищ по жизни…
— Тяжело так жить?
— Смею ли я жаловаться? В мире всегда найдется кто-то, кому еще тяжелее. Поэтому я благодарен за то, что имею. Кому-то тоже надо делать эту работу.
— Ты много соли съел, раз так рассуждаешь. Жизнь хорошо потрепала…
Поджала губы и слегка отвернула лицо, борясь со слезами. Рик покосился на нее, крепче сжав кулаки. Она боялась, хоть и пыталась до последнего храбриться. Чжон не хотел давать ей надежду, потому что не желал больше врать. В этой ситуации он мог лишь попытаться быть рядом, чтобы в нужный момент, даже если не в силах будет предотвратить удар Форта, то хотя бы сделает его не таким сильным.
— София... Могу я тебя попросить?
— Говори… — вытерла слезы, все так же не поворачиваясь к нему.
— Рядом со мной можешь не скрывать чувства. Если страшно, так и скажи. Ни к чему притворство… Раз жизнь свела нас в этой ситуации, я не останусь в стороне. Не хочу, чтобы кто-то пострадал. Но для этого нужно, чтобы ты доверяла мне. Знаю, это сложно в подобной ситуации… Но иначе я не смогу тебе помочь.
— Как для молчуна, ты слишком много говоришь, — все так же не смотрела на него. — И что ты хочешь от меня услышать?
— Не пытайся выглядеть, что все в порядке. Если сложно, так и скажи…
— …Чжон, а как мне должно быть сейчас? — в этот раз все же взглянула на него глазами, полными боли и укора. — Я всегда старалась быть сильной. Но на самом деле я не такая, — прижала руки к сердцу. — Я лишь пытаюсь всем показать, что готова горы свернуть. Но если что-то случается, внутри все трясется, как осиновый лист. И мне тогда становится так противно. Я даже тебе всякой ерунды наговорила о храбрости, потому что так хотела быть похожей на тебя. Как я себя сейчас чувствую? Рик, я боюсь. Очень боюсь. Мне страшно за мою семью и… Мне страшно попасть в ваши руки. Я слышала, что бывает на допросах… И… твои шрамы… Вот, что меня пугает. Я бы могла поверить, что мне просто зададут пару вопросов и отпустят, если бы не эти ужасные отметины на твоем теле. Я не верю, что все они достались тебе в плену. Некоторые из них выглядят далеко не свежими. Ты ведь в лагере получил первые увечья? Эти люди безжалостные… Иначе кто бы силой забрал детей в такое место? При одной мысли о нем у меня ноги подкашиваются. Я не раз имела дело с полицией по работе и по митингам, в которые всегда встревала и потом отсиживалась в участке. Меня не раз допрашивали из-за этого… Но я никогда так не боялась, как сейчас. Почему такое жуткое предчувствие?
Каждое ее слово осколком прошлого вонзалось в тело Рика и беспощадно причиняло боль. Каждый шрам на теле будто ожил и начал обжигать, напоминая о себе.
— Но… хоть они и ужасные люди… Эта спецслужба ведь все равно борется со злом? Правда? — спросила Соня, вытерев слезы и слегка выпрямившись, пытаясь совладать с собой.
— Да. Мы много лет боремся с мафиозной организацией, которая взяла под контроль всю Азию.
— И вы помогаете в горячих точках мирному населению?
— Да…
— Тогда спецслужба и должна быть такой… страшной. Другими методами зло не остановить… — рассуждала вслух.
— Я против многих ее методов. Но ты права… делается немало хороших дел.
— Тогда… хочу признаться…
— …София… — поспешил ее остановить, но было поздно.
— …Я знаю об отце больше, чем рассказала…
Лучше бы она этого не говорила. В этот момент словно молния разорвала небо. Рик нахмурился и стал темнее грозовой тучи. Больше всего он опасался именно этого. Теперь Форта ей точно не избежать. И это не будет просто допрос. Она станет пленницей его стен.
— Ты хочешь сдать своего отца? — строго посмотрел в ее полные решимости глаза.
— Остановите его, — ответила уверенно. — Он страшный человек. Прошу… Я не хочу покрывать это зло… То, что он дал мне жизнь, не означает, что я должна соглашаться со всеми его поступками. «Триумвират»… Тебе ведь известно это название?
У Чжона сжалось все в груди. Он смотрел на девушку, умоляя молчать, но видел, что уже не в состоянии ее остановить.
— Он посредник между «Триумвиратом» и политиками Европы. Графиня Молинари… В ее доме обустраивается лаборатория, в которую вскоре «Триумвират» привезет образцы биологического оружия и разработанную ими технологию. Мой отец вскоре встречается с французскими влиятельными лицами, чтобы и их втянуть в это дело. В сотрудничестве с «Триумвиратом» заинтересованы многие политики, но они пока боятся делать первый шаг, чтобы не разразилась «холодная война» со Штатами. Хоть «Триумвират» и имеет своих людей в США, все же их власти держат оборону и пытаются оградить себя от этого нашествия. Но как долго они смогут сопротивляться, когда увидят, насколько мощной является эта организация? У них есть все для того, чтобы взять мир под свой контроль. Разве не этого всегда хотели стоящие у руля?
Рик не верил своим ушам. Откуда она так много знала? Вот почему так боялась… С одной стороны сомнения относительно предательства отца, а с другой — нежелание жить, зная все это.
— Непросто тебе далось это признание… — прошептал Чжон.
— Внутри все жжет… Больно… Я просила отца остановиться, но он уж слишком далеко зашел… Если бы у меня был чип, я бы никогда ему его не отдала.
— У тебя точно его нет?
— Нет… Но теперь еще больше хочу его найти, если он сможет остановить их.
— Сможет. Если бы мы владели информацией, что хранится на нем, то могли бы за пару суток накрыть главные объекты «Триумвирата», обезвредить его людей в политике и нанести им сокрушительный удар. Все хранится в тайне, и даже наши люди под прикрытием уже который год не могут раздобыть нужную информацию.
— Минору из «Триумвирата»?
— Да.
— Что тогда делать?
— Больше никому не говори то, что сказала мне. Даже Га Ён.
— Но я хочу это рассказать.
— Форт все равно заберет тебя на допрос. Думаю, этого не избежать. Но до того времени молчи. Мы понаблюдаем за Минору. Он внезапно стал вести активную игру, что-то явно изменилось. Ко всему, подождем, когда в лабораторию Сесилии завезут первые разработки «Триумвирата». Мы должны увидеть их.
— Это будет непросто. У ее особняка хорошая система охраны.
— Мы найдем способ. Кстати… ты что-то знаешь о Джиане?
— Мало что. Лишь то, что он открыл ювелирный магазин здесь и частенько ездит в гости к Домиано.
— Странно. Он никогда не связывался с мафией.
— Возможно, Джиан для него такой же хороший собеседник, как и ты?
— Надеюсь… Не хотелось, чтобы Ван изменил своим принципам. Он единственный глава китайского клана, живущий по закону.
Соня села на камень и глубоко вздохнула.
— Мне стало легче, — улыбнулась. — Даже силы появились, уверенность, что я все выдержу. Было сложно носить это в себе так долго.
— Пьер знает о делах отца?
— Никто не знает, кроме меня.
— Даже твой дедушка?
— Он с моим отцом плохо ладит. Не общались лет десять точно.
— Как так получилось, что ты все узнала? — сел рядом.
— Проблема во мне. Я журналист от природы. С детства совала нос во все дыры, — горько рассмеялась. — Вот и узнала правду.
— Как давно вы не ладите?
— С того дня, как ушла мама… Но он все время пытался хорошо ко мне относиться. Не забывал дарить подарки на День рождение и Новый год. Почти прилежный отец.
— Та картина в твоей комнате…
— А вы хороши, — улыбчиво взглянула на парня, наклонив набок голову. — Разгадали?
— Лилу, Дзиро и Гван Су неплохие хакеры. Много головоломок на их счету.
— А-а-а… Так они хакеры. Понятно. А Кэмп чем славится?
— Из него получился бы неплохой дипломат. С кем угодно найдет общий язык и уболтает перейти на свои условия.
— Да, это я сразу подметила. А еще он хороший парень.
— Нравится? Могу подсобить.
— Ну да… Теперь ведь можно не бояться, что мы расстанемся. Я ведь, скорее всего, улечу с вами… — взгрустнула.
— Так подсобить? — подмигнул. — Такой парень пропадает. И если попадешь к нам, будет свой человек. На поруки сможет взять, будешь жить под его опекой.
— Это как?
— Порой свидетелей отдают под охрану кому-то из агентов.
— Кажется, у меня все же есть шанс выжить в ваших стенах…
— Место жестокое, но если вести себя прилежно, то да, жить можно.
— Тогда я подумаю…
— Почему отец оставил на картине тот шифр? — вернулся к прежней теме.
— У меня есть маленький секрет.
— Еще один? Дай угадаю… Ты тоже хакер?
— Есть такое… — улыбчиво потерла шею. — С детства люблю возиться со схемами, а потом и компьютером увлеклась. Частенько для журналистских расследований мастерила разные приборы. Порой даже удачно.
— Неожиданно.
— Думал, я обычная домохозяйка?
— По правде, да.
Девушка смотрела на него уже совсем другим взглядом. Более спокойным, с доверием и благодарностью.
— Немного успокоилась? — спросил Рик.
— Да. Спасибо, что признался первым… Я была на грани отчаяния. Не знала, что со всем этим делать. Но теперь, когда все рассказала… когда ты раскрыл карты… мне стало легче.
— Впредь можешь приходить ко мне по любому вопросу.
— Ты всегда так снисходителен с теми, с кем приходится сталкиваться на заданиях?
— Только если речь идет о мирных жителях.
— Многих пришлось повидать?
— Да… Заданий было достаточно.
— Приходилось романы крутить?
Чжон слегка улыбнулся.
— Признавайся, давай, — весело толкнула его в плечо.
— Да… Бывало.
— Ты нравишься женщинам. Наверное, много их у тебя было.
— Я не хотел ни с кем связываться… Работа не та.
— А как же роман на одну ночь? Мужчины ведь любят подобные вещи, — насмешливо хмыкнула. — Будь тоже со мной искренним.
— Меня это не интересует.
— Да ладно. Мне можешь сказать правду. Мы сегодня такого друг другу наговорили… Признаться в подобном вообще пустяк. Тем более, что это вполне нормально для мужчин.
Чжон улыбчиво поглядывал на нее, и София неожиданно для себя залилась румянцем. Что-то было в его взгляде щекочущее.
— Чего молчишь? — попыталась вернуть себе дерзковатую насмешку.
— Ты все равно не поверишь. А я не люблю говорить попусту, — отвел взгляд к морю.
Соня удивленно поглядывала на него.
— Ты… правда никогда не заводил интрижки? Скажи, я постараюсь поверить.
— Ох уж это женское любопытство, — негромко рассмеялся.
— Ну так что?
— Я брезгую такими связями, — посмотрел на девушку. — У меня по этому поводу пунктик. Не люблю грязные вещи, беспорядок и нечеткость. Во всем. В отношениях, в вещах, в работе.
— Перфекционист?
— Как говорит Кэмп — на всю голову.
Оба рассмеялись, продолжая поглядывать друг на друга.
— Даже не влюблялся?
— Было пару раз.
— В колежанок?
— Нет, на заданиях… Не знаю, насколько это было серьезно, но не совру… две девушки мне приглянулись.
— После задания ты их не видел?
— Одна из них сценаристка. Снялась в фильме. Время от времени слышу о ней. Ждет парня из армии. Хорошая пара…
— Уф… Не взаимно, значит… Обидно.
— Почему же? Я ведь отдаю себе отчет, что все равно ничего не могу ей дать. Хорошо, что у нее есть надежная опора. На том задании я подружился со многими хорошими людьми и обрел в их лице верных друзей. Это было самое лучшее дело. Как там говорят? Я на нем поймал кайф, — снова рассмеялся. — Правда потом и пулю, но это уже другая история.
— А вторая девушка?
Чжон умолк, и Соня заметила, как сильно он сжал пальцы.
— Не рассказывай, если не хочешь, — тут же поспешила добавить.
— Тебя же любопытство заест, — улыбнулся.
— Переживу.
— Она умерла… у меня на руках…
Повисло молчание. Соню будто кто по голове чем-то стукнул. Притихла, жалостливо глядя на Рика. Ее выражение лица сейчас было по-детски добрым и с большой долей сочувствия. Даже снова глаза влажные стали.
— Задание уже заканчивалось. Осталась последняя операция… И я ее потерял… Вместе с ней и друга… До сих пор не могу отпустить ту ситуацию… Думаю… все ли я сделал для того, чтобы защитить ее?..
— С подобным сложно смириться… Тебе… приходилось часто терять… с такой работой… Мне жаль…
— Мне тоже… Я иногда навещаю ее на обрыве… Ее близкие сделали там место памяти. И знаешь… в последний раз странная вещь случилась.
Соня видела, как ему было тяжело рассказывать, хоть он и пытался это скрыть.
— Мне на руку села ласточка… А в клюве ее была ветка с зелеными листьями… Странный случай… Она совсем меня не боялась. Я тогда подумал, что это… та девушка дала о себе знать…
— Зеленая ветка… — задумалась Соня. — Как-то… не стыкуется.
— О чем ты?
— Зеленая ветка в клюве птицы… Разве не похоже на символ жизни?
Впервые за все общение София увидела, как Чжон бледнеет из-за нахлынувших чувств. Он глядел на девушку слегка растерянно и встревожено.
— Она умерла на моих руках… О какой жизни ты говоришь?
— Прости. Я не хотела тебя ранить еще больше. Никогда не слежу за языком… Вырвалось… — разволновалась, пытаясь загладить вину.
Снова замолчали. В этот раз надолго.
Море мирно шуршало возле их ног. Соня и Чжон, погрузившись в свои непростые мысли, все так же сидели на камне.
День выдался непростым, тяжелым для обоих. Он украл у них сон, поэтому и ночью София и Рик продолжали все обдумывать.
Камень на сердце стал еще более тяжелым и холодным.


Последний раз редактировалось: Lana (Вс 06 Фев 2022, 10:58), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)   Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 EmptyПт 14 Янв 2022, 10:36

Танцевальный конкурс

Время шло своим ходом. Когда карты были раскрыты, отношения с Леграндами слегка изменились. В лучшую сторону. Хоть они и до этого были отличными, но София заметно переменилась и еще больше сблизилась с ребятами. До этого она часто осторожничала, не подпускала к себе. Теперь же все стало иначе. Ко всему, она смирилась с мыслью, что ее может ждать, и теперь незаметно для своих домочадцев готовила их к самостоятельной жизни на случай, если ей придется некоторое время отсутствовать. В частности приучала Пьера к домашним заботам, что каждый раз выливалось в очередной казус.
Проснувшись в один из таких обычных дней, Рик принял душ и вышел на террасу позавтракать. Первым делом отметил акробатические способности Мачо, балансировавшего на проводах, которые тянулись от дома Россы к Леграндам.

ГИФКА:

В лапках он держал чьи-то носки и задорно ими размахивал. Вскоре выяснилось, кто был их хозяином. Из соседнего окна высунулся Кэмп и, ругаясь, начал требовать от енота возврата имущества.
Чжон, посмеиваясь, отпил сок и взглянул на дом соседей. В этот момент он заметил в открытом окне, как София делает утреннюю зарядку. Как раз принялась отжиматься. Рик сам не заметил, как начал в уме считать.
— Пятьдесят… Хм… — приподнял бровь, когда девушка остановилась и привстала, переводя дыхание.
Парень давно подметил, что она была крепкой, но всегда списывал это на домашнюю работу, которая лежала на ее плечах. Но вот секрет раскрылся. София все время твердила о том, что она слабого десятка, хотя Чжон видел в ней задатки достаточно сильной и смелой личности. Невольно вспомнил Ари. Тоже сильная, но порой неуверенная в себе. Правда, Соне не спешил ставить такой диагноз. Интуиция подсказывала, что эта девушка еще до конца им не изучена. Могли быть сюрпризы.
В этот момент София услышала крики Кэмпа и выглянула из окна.
— Бандит! Я тебе сейчас дам! — воскликнула, заметив на проводах Шкета с носками соседа. — Зачем они тебе сдались, хулиган?!
— Доброе утро, Сонечка! — поздоровался Кан Чжун Ги. — Чего енота не воспитываешь? Сначала белье сеньоры Россы, теперь мои носки. Чжон, а ты чего лыбу тянешь? Завтра на дымаре могут твои трусы развеваться.
— Доброе утро, — вместо ответа Рик, посмеиваясь, поздоровался.
— Смейся, смейся, — качнул пальцем Чжун Ги.
— Доброе утро! — весело поприветствовала ребят Соня. — Как спалось?
— После твоего мясного пирога мне всю ночь снилось, что я хожу по ресторанам и дегустирую, — ответил Кэмп, рассмешив соседку. — Готова к танцевальному конкурсу?
— А как же! Мое любимое мероприятие.
— Любишь танцы?
— Обожаю! Зумба, самба, румба… Что может быть лучше?!
— Научишь по свободе?
— Да хоть и сейчас!
— Звучит заманчиво, — подмигнул Кэмп.
Рик улыбчиво наблюдал за разговором, радуясь, что видит друга в таком приподнятом настроении. Чжун Ги всегда рядом с Соней расцветал. Чжон подозревал, что его друг все же постепенно втюрился в эту кудрявую. А еще Тэк был благодарен судьбе, что именно их отправили на это дело и оградили Софию от гнусных типов Форта, которые могли иначе отнестись к заданию. Теперь, даже если ей придется поехать с ними, то она может рассчитывать на его поддержку и Кэмпа.
Тем временем Соня вступила в схватку с комком шерсти, который шипел, визжал и лез драться. Девушка, не долго думая, ухватила веник и пару раз почесала им спину нахала. В итоге носки были отвоеваны.
— Мой трофей! — помахала ими Кэмпу. — Иди, забирай.
— А сама не принесешь? Я тебя шоколадом угощу, — заигрывал Чжун Ги.
— К мужчинам в гости не хожу.
— Я буду вести себя прилично.
— Знаем мы вас, приличных, — уперла руки в бока. — Вот так все с шоколада и начинается. Нужны носки, сам иди ко мне.
— Ох, Сонечка, не дразни, — рассмеялся Кан Чжун Ги. — И так на пределе. Я ведь приду, ты только жди.

ФОТО:

— А ты не затягивай. Не люблю ждать.
— Вот это девушка и я понимаю! — заторопился к ней Кэмп, на ходу надевая тапочки.
Чжон тихо посмеивался. Таким друг ему нравился больше всего. Веселый, шутками сыпет на все стороны и искренне улыбается. Без жгучей грусти в глазах, без боли сожалений и мучений совести за прошлое.
Кан Чжун Ги уже в секунду поднимался по ступенькам к дому Леграндов.
— Думала, не приду? — игриво вскинул руками перед смеющейся Соней. — Отдавай носки! Или будешь требовать выкуп?
— А это неплохая идея!
— И кто меня за язык тянул?.. Чжон, своих грабят! Носки не отдают! — крикнул другу.
— Бери силой.
— Дельный совет… — подбежал к девушке и хотел выхватить свое имущество, но Соня ловко увернулась и отбежала от него. — Вот так вот, да? Ну ничего… Это я еще не разогрелся. Отдай носки!
Оба забегали по террасе, распугав стаю сидевших на перилах голубей.
— Носки отдай, пяты мерзнут по ночам! — требовал Кэмп.
— А я подумала, что возьму на память, — хохотала Соня.
— Да что же это за память такая? Носки! Стыдоба! А если бы Шкет трусы мои притарабанил, и их бы в трофеи взяла? Да ты, я смотрю, скромности лишилась.
— Нет уж, трусы бы я отдала сразу. Этого добра хватает. Мачо каждое утро таскает панталоны сеньоры Россы.
— Так тебе теперь носки подавай? Давай я на память что-то поприличнее отдам? А? Могу даже свое сердце. Как на это смотришь? — остановился, расставив руки и выпятив грудь. — Я парень горячий, хорошо о тебе позабочусь. Если согласна, можем сегодня уже обвенчаться. Что нам молодым и влюбленным?
— Что? Влюбленным? Да кто в тебя влюблен, бабник?! — швырнула в него веник.
Шкету, который наблюдал из-под стула, это понравилось прям до визга. Веником спину почесали не только ему, теперь было не так обидно.
— Чжон, ты чего сидишь без действия?! — возмутился Кэмп. — Твоего лучшего друга избивают метелкой, носки стырили и даже замуж за него выходить отказываются! У меня ЧП века! Бросишь друга в передряге?
— Лень вставать, прости, — весело пожал плечами Рик.
— Засранец!
Вдруг в ворота кто-то постучался. Тэку было виднее, и он заметил курьера с большим букетом цветов. София была удивлена такому внезапному презенту и сразу прочитала записку. Оказалось, цветы от Бьяджо, который желал девушке удачи на танцевальном конкурсе.
— Теперь понятно, почему ты отказалась выйти за меня, — вздохнул Кэмп и, улучив момент, выхватил у растерянной Сони носки. — Вот они мои хорошие! — поднял их над собой. — Победа!
София тем временем задумчиво поглядывала на букет. Курьера она отпустила и теперь стояла с неожиданным подарком среди террасы и что-то обдумывала.
— Что не так? — задорно спросил Кэмп, приобняв девушку за плечи. — Тэк, она меня не отталкивает! — обратился к другу. — Смотри, уведу!
В этот раз Соня отреагировала, заулыбавшись, хотя все так же продолжала оглядывать цветы.
— Понравились? — спросил, понюхав розы и тут же чихнув. — От кого они? У меня никогда не было аллергии. Если не на цветы, тогда на этого типа. Кто же так действует на мои рецепторы?
— Это от Бьяджо, — ответила Соня.
— От босса? Ха! Так чего тогда скисла? — взял записку. — Желает удачи на конкурсе. Ну и отлично.
— Да… — пошла в дом.
Кэмп вопросительно взглянул на Чжона, мол, чего она? Тот лишь в очередной раз пожал плечами.
— Эх, с тобой кашу не сваришь, — махнул на него Кан Чжун Ги и последовал за девушкой. — Тебя смутил его жест внимания? — спросил, по пути стырив апельсин из вазы. — Завидный жених, при деньгах, воспитан, имеет хорошее положение в обществе, деликатный. С ним будешь, как за каменной стеной.
— Правда так думаешь? — иронично взглянула на него София.
Парень, помолчав, начал чистить апельсин.
— Нет.
— Чего же тогда сватаешь? — рассмеялась, принявшись накрывать на стол. — Зови друзей, позавтракаете сегодня у нас.
— Наши три светлых головы и Николь ушли на рассвете на выставку. А Чжон, кажется, уже позавтракал. Вид слишком довольный.
— Даже не предложишь ему?
— Ты меня смущаешься? Мы можем и вдвоем покушать, — хитренько заулыбался.
— Ты чего мне глазки строишь? — легонько стукнула его по лбу деревянной ложкой.
— Не пали контору.
— Что?
— По голове не бей. Пустой звук получается, еще подумают, что я лишь видом красив, а в голове опаньки, — развел руками.
— Вот умора! — Соню так позабавила шутка, что ее аж согнуло со смеху.
Кэмп, довольный собой, посмеивался, да все подмигивал ей.
— Садись за стол, балабол, — дала команду.
— Так, может, помочь чем? — подмигнул снова.
— Нервный тик?
— Да, немного волнуюсь. Не каждый день приходится воевать за носки и параллельно звать замуж.
— Что-то ты на впечатлительного не похож. Хорош придуриваться.
— А ты притронься к груди, сразу ответ услышишь.
— Крепким торсом похвастаться решил?
— Глупенькая… Сердечком своим. Вон как поет и трепещет, — наклонился к ней ближе.
— Так ведь набегался, милый. Вот и трепещет. Тренироваться больше надо, — в этот раз она подмигнула и, взяв две тарелки, протянула ему. — На стол поставь.
— Прям под корень шибанула, — рассмеялся от души.

ГИФКА:

— Извини. Мужскую гордость хоть не задела?
— Не задела? Да ты ее на лопатки уложила, бессердечная, — отнес тарелки на стол. — Чжону бы такое не сказала.
— Чжону нет. Он ведь не пристает.
— Вижу, тебя это огорчает.
— Сейчас схлопочешь.
— Молчу, — хохотал, как подросток.
— Ну ты же и вредь.
— Да я одна доброта и благородство.
— Я заметила.
— Фух, милая, ты меня до слез довела.
— Я тебе не милая.
— У этого слова есть два понятия. Одно — когда влюбленный выражает свои чувства и отношение к любимой девушке. А второе — когда человек просто подчеркивает особенность характера. Вот я о втором случае.
— Ох и шалопа-а-ай, ох и бабник, — уперла руки в бока, цокнув языком. — Да тебя надо на расстоянии пушечного выстрела держать, сердцеед ненасытный.
— Зацепил так? А? Признайся.
— Да мне повезло, что я с иммунитетом на таких, как ты. Мы же в Италии. Тут каждый второй в брюках сладкие речи льет. Мне уже по барабану.
— Облом за обломом. Вот не везет же, — вздохнув, сел за стол.
Соня поставила еще пару блюд и оба принялись кушать.
— А где другие домочадцы? — поинтересовался Кэмп.
— Пьер потащил куда-то детей с утра пораньше. Не знаю. То ли встреча с друзьями и хочет ими похвастаться, то ли еще что. Я не поняла. А дедушка на рыбалке.
— Значит, мы сами дома? — вздернул бровями.
— Нет. Есть еще Пиксель и Шкет. По возрасту еще юные, так что не распускай руки при подростках.
Парня снова затрясло из-за смеха. Он едва супом не поперхнулся.
София, улыбаясь, подложила в его тарелку мясо.
— Кушай, дорогой, кушай. Занятие у тебя волнительное. Надо сил набираться. Это же сколько энергии уходит вот так сердцем трепетать перед каждой красавицей.
— Соня, вот за что ты так со мной? — не мог остановить смех.
— Так я же по-соседски, с заботой, любя.
— Радость ты моя ненаглядная.
— Только не начинай. Ешь, голуб мой любвеобильный.
— Ем я, ем. Несчастный я парень. Никто не берет в заботливые руки. Уже сам напрашиваюсь. Вот до чего докатился. Всю гордость от отчаяния растерял.
— Ешь уже, — смеялась девушка.
Около парочки минут у них получилось поесть в тишине. Но потом Кэмп снова начал разговор, в этот раз на другую тему.
— Так чего ты сникла, увидев букет? Не нравится ухажер?
— А тебе он нравится?
— Так не мне же с ним амуры крутить.
— Зачем мне прихвостень мафии?
— Ты что-то за ним заметила или после вечеринки у графини оскомину заработала?
— То, что он поцеловал Домиано руку, ничего не значит. Они ко всему еще и родственники, обычное дело. А вот то, что в мэрии происходит… Я узнала, что его действительно поставил на эту должность Домиано. Родственничек. Мафия управляет городом через Бьяджо. Он всего лишь марионетка. Думаешь, мне понравится такая грязная тряпка?
— Он прямо ухаживает или только пытается?
— Уже дает прямые намеки. Я заметила, что ему небезразлична еще когда устраивалась на работу. Но теперь это стало очевидным.
— У тебя могут быть из-за этого проблемы? Сейчас мы рядом. А вот когда вернешься из Форта, сможешь дать отпор Бьяджо?
— Не думаю, что он далеко зайдет. Труслив слишком. Кстати, Минору вчера помог мне сумку донести и даже разговором побаловал. Вы выяснили, с чем связана такая перемена?
— Нет. Но Рик сказал одну интересную вещь. Минору может быть отвлекающим маневром. Точнее запутывать нас и вести по ложному следу или же отвлекать от чего-то важного.
— Хм. В этом есть смысл. «Триумвират» ведь уже знает, что у меня нет чипа. Я им больше неинтересна. Но Минору продолжает крутиться рядом. Вопрос: от чего он отвлекает?
— Думаю, причина в нас. Мы остались в Сорренто, а, значит, можем помешать «Триумвирату» крутить здесь дела. Возможно, дело в лаборатории. Они отвлекают нас от того, что происходит у графини.
— Хорошо, что вы убрали у меня жучки. А то бы у «Триумвирата» крышу снесло, если бы услышали нас. Кстати, когда вы возвращаетесь в Форт? Когда раздобудете информацию о лаборатории?
— Да. Больше нас тут ничего не держит. Только это. Волнуешься? — перестал есть, обеспокоено взглянув на девушку.
— Совру, если скажу, что нет. Вдруг Форт надолго задержит меня из-за отца? Мне бы этого не хотелось. Моя семья будет волноваться…
— Не могу успокоить по этому поводу, — отложил ложку. — К сожалению, это вполне реально. Но все же, они не будут держать тебя вечно. Ты вернешься домой. А в Форте я и Чжон позаботимся о тебе.
— Мне повезло встретить вас. Оказаться в таком месте без поддержки… было бы жутковато. Кстати, вы не думали, что я могу сбежать?
— Ты не глупая, чтобы это сделать. Семью не бросишь, да и должна понимать, что ты под прицелом и тебя тут же загребут. И вот в таком случае последствия действительно могут быть плачевными.
— М-да уж… Небольшой у меня выбор…
— Не волнуйся, — мягко коснулся ее руки, и Соня увидела в его глазах искреннее сочувствие и участие. — Мы будем рядом. Чжон лишь на первый взгляд кажется ленивым котом. Если кто-то пытается навредить его людям, ты даже не представляешь, на что он способен. С ним до сих пор глава Форта воюет, не может усмирить.
— Так я не ошиблась? Шрамы на его теле… Некоторые он получил не на задании?
— Да…
— Какой ужас…
— Не бойся. Говорю же, мы рядом. А еще Николь и эти три шумные всезнайки. Мы постараемся добиться решения отпустить тебя как можно быстрее.
— А потом? — вдруг снова взглянула на него грустно.
— Что?
— Мы уже не увидимся?
— Скучать надумала? — заулыбался.
— А ты не будешь скучать?
— По тебе? Конечно буду! В депрессию упаду месяца на три точно.
— Вот балабол! — отмахнулась от него.
— Честно! — рассмеялся. — Сердечные дела так быстро не проходят.
— Я серьезно, а ты шутишь.
— Так и я серьезно. Эй, — снова взял ее за руку. — Вот без шуток, честно… Буду скучать. Я очень привязываюсь к людям, которые хорошо ко мне относятся. У меня таких мало в жизни. Я ведь сирота бездомная. Подобрали в свое время и в лагерь загребли. А там по голове особо не гладили. Ты одна из немногих, кто отнесся ко мне по-человечески. Конечно, я буду скучать. И ребята будут. Мы ведь все без семьи. А такие всегда ценят человечность, доброту и заботу.
— Тебе срочно нужно найти девушку, чтобы восполнила это.
— Да где же я ее найду при моей работе? — улыбнулся, убрав руку от Сони и продолжив есть. — Так вот, по вечерам могу посидеть в баре с девушками, но не больше. Я над Риком смеюсь из-за его консервативных взглядов на отношения, но сам тоже не люблю мимолетные интрижки. Гадко это. Мне… просто хочется взаимно любить… Как и каждому нормальному человеку. А в Форте на это времени нет, да и девушки там… мягко говоря… не в моем вкусе. Мне остается только флирт. Он щекочет нервы и неплохо подымает настроение.
— Я заметила.
Парень улыбнулся и отрезал себе еще лазанью.
— Больше всего я буду скучать по твоей стряпне. М-м-м, как же это вкусно… — прикрыл от удовольствия глаза, смакуя.
Соня лишь улыбчиво поглядывала на парня, в душе искренне сожалея, что у него так сложилась судьба. Видела в нем очень хорошего человека, только вот часто грустного. Даже когда шутил и смеялся, подмечала, как проскальзывала в его глазах грустинка. А порой и вовсе поселялась в них. Что-то сильно мучило его изнутри, не давало покоя. То ли раны босоногого детства, то ли травмы, полученные в стенах Форта. Он много об этом не рассказывал и чаще всего менял тему. Это и настораживало Софию. Ведь ей не избежать Форта. А это место все больше устрашало. Глядя на ребят, она видела в них живущую неутолимую боль. Каким же должно было быть это место, чтобы вселять в сердца людей столько страданий?

***

— Итак, в финал вышли три пары! Поприветствуйте лидеров танцевального конкурса! — громко прокричал в микрофон задорный итальянец, ведущий ежегодного музыкального шоу, который так любили местные жители.
На широкую сцену вышли танцоры, среди которых была пара Софии и Джино. Парень заметно прихрамывал и кривился каждый раз, когда ступал на ногу.
— Оу, у вас, вижу, возникли проблемы, — подбежал к ним ведущий. — Ваш партнер хромает, — подсунул микрофон Соне под самый нос.
— За перерыв я приду в норму, — ответил вместо нее Джино, пытаясь выглядеть уверенно и бодро.
На самом деле он в этом очень сомневался и теперь не знал, что делать. Конкурс для Сони был очень важным. Она участвовала в нем с шестнадцати лет. То есть с той возрастной категории, которая допускалась к соревнованиям. Она обожала танцевать, и была в этом настолько хороша, что уже не раз брала первое место. И теперь Джино мог стать причиной ее дисквалификации.
— Замечу, — поднял палец ведущий. — У нас есть поблажка для финалистов. В случае травмы, вы можете сделать замену партнера. Подумайте об этом. Остался последний рывок и кто знает, вдруг вы станете победителями. Мы ждем вашего решения. А пока объявляем перерыв на полчаса.
Соня и Джино спустились за кулисы. Парень тут же сел на ступеньки, взявшись за ногу. Больше не мог терпеть.
— Покажи, — присела возле него девушка, начав подымать штанину. — Немного опухла. Ты сильно подвернул ногу. Так не пойдет.
— Я выдержу. Остался финал.
— С такой ногой?
— Справлюсь.
— Ты даже ступить на нее полностью не можешь.
— И что, заменишь меня? Кем? Мы с тобой уже не первый год танцуем в паре.
— Финал все равно рассчитан на импровизацию. Тут особо не нужна подготовка. Сейчас кого-то найду. У меня много знакомых. Здесь все любят танцевать. Забыл?
— Но партнера надо чувствовать. Мы уже понимаем друг друга с полувзгляда… Мне так жаль, что я тебя подвел, — виновато скривился.
— Прекрати. Кстати, я позову человека, который сможет осмотреть твою ногу. Посиди здесь…
Вышла из-за кулис и направилась в сторону зрителей. Ей тут же начали махать Николь и Дзиро.
— Как вам выступление? — подбежала к ним.
Все соседи были в сборе. Даже Джузеппа в широкополой яркой шляпе, мешавшей смотреть на выступление всем сидящим сзади.
— Это было шикарно! — обняла ее Га Ён. — Я не думала, что ты такая зажигалочка. На репетициях в школе танцев ты даже половины огня не выдала, который я здесь увидела. Красотка! Первое место однозначно твое!
— Я обожаю латиноамериканские танцы.
— Я тоже… танцы люблю, — скромно вставил пять копеек Квак Гван Су, но его тут же заглушила своей трескотней Лилу, которая хвасталась, что тоже ходила на танцы, только спортивные.
Кэмп, как и остальные, не умолкал, то и дело подбрасывая девушке веселые реплики. Чжон же сидел молча и лишь слушал, как шумят его друзья.
Когда они выплеснули эмоции и дали возможность Соне вставить свои пару слов, она обратилась к Рику:
— У нас проблемы. Джино подвернул ногу. Боюсь, не продержится в финале. Ты можешь его осмотреть.
— Что же ты сразу не сказала? — возмутился Кэмп.
— А вы дали ей возможность? — сделал замечание Дзиро.
Чжон согласно кивнул и последовал за Соней.
Джино встретил парня с некой настороженностью.
— Это кто? — спросил он.
— Тэк Чжон-Рик, я тебе рассказывала о нем. Он волонтер в больнице «Сантьяго». Очень хороший врач. Дай ему осмотреть ногу. Чжон, это Джино Фортунато, мой друг и бывший коллега по газете.
— Приятно познакомиться, — протянул руку Рик.
— Взаимно, — ответил журналист и показал, где болит нога. — Я смогу выступить? — затаил дыхание. — Может, затянуть эластичным бинтом? Я взял аптечку на всякий случай.
— Я бы не советовал, — заключил Чжон. — Растяжение достаточно сильное. Ты не выдержишь нагрузку.
— Вот же… — совсем скис.
— Нужно приложить лед.
Соня сразу же принесла его, достав из холодильника с напитками.
— Ты не должна сдаваться, — обратился к ней Джино. — Раз так получилось, ищи мне замену.
— Ладно, — вздохнула девушка. — Сиди здесь. Я пошла на охоту.
— Удачи! — крикнул ей вслед Джино, улыбнувшись. — Не умеет проигрывать…
София тем временем принялась оглядывать зрителей конкурса.
— Никого, с кем бы я хотела поучаствовать, — нахмурилась.
— Ну как? — подошли к ней соседи.
Узнав о состоянии Джино, засуетились.
— Разве среди присутствующих нет того, кто бы смог помочь? — спросила Николь. — Ты ведь говорила, что в Сорренто любят танцевать.
— Просто танцевать — для финала этого мало. Мне нужна искорка. Понимаешь? А среди этих зевак нет ни одного, кто бы смог выступить достойно.
— Чжон, у ее партнера с ногой и правда все так плохо? — пристала к подошедшему брату Га Ён.
— У него сильное растяжение. Он не сможет выступить.
— Вот досада…
— Подождите, — ожил Кэмп. — Чжон, ты же отличный танцор. Год назад вон как вытанцовывал, — напомнил о проекте «День и Ночь». — Помоги девушке.
— Нет, — сразу отрезал Рик. — На меня не рассчитывайте.
— Но ты ведь хорош в этом.
— Не трогай его, — остановила Соня Кэмпа, который хотел продолжить уговаривать друга. — Мне нужен влюбленный в музыку партнер. Фанат. Страстный и обезбашенный. Это же латина. Чжон не в том расположении духа, чтобы выиграть этот приз.
— Я бы помог тебе, тоже умею танцевать, но такой уровень не вытяну, — с сожалением развел руками Кан Чжун Ги.
— К сожалению, я тоже, — пожал плечами Пак Мин Чжэ.
— Я… Я тоже… умею… — снова едва слышно пробормотал Квак Гван Су и тут же заткнулся, так как его перебила Лилу и начала уговаривать Кэмпа.
— Нет, ребята. Я или иду с партнером, в котором уверена, или снимаю свою кандидатуру с конкурса. Не люблю халтурить, — сказала Соня. — Спасибо, что хотите мне помочь. В любом случае, это не самое главное в жизни. Да и я уже побеждала в этом конкурсе. Переживу.
— И сколько раз? — спросил Дзиро.
— Четыре.
— Охо! Неплохо.
— Я… Я… умею… — бормотал дальше Квак Гван Су.
Соня, наконец-то, услышала его и вопросительно взглянула на несуразного дылду.
— Софи, я тебя умоляю, даже не слушай, — запротестовала Лилу. — Это два метра бестолковщины. Он такой растяпа и тормоз, что с ним точно завалишь конкурс, да еще и опозоришься. Вот, смотри, — вытянула телефон. — Этот пипец я сняла на заправке. Он и правда любит танцевать, когда его мало кто видит, но загвоздка в том, как он это делает. А вот здесь его колбасит в нашем баре на новогодней попойке. Теперь ты понимаешь, о чем я?
Соня с интересом начала смотреть видео на телефоне рыжей.

ГИФКИ:

Квак Гван Су издал пару непонятных звуков, густо покраснел и, сжавшись, растерянно остался стоять в сторонке, пока ребята, ухахатываясь, смотрели компромат на него. Гван Су на снятом видео ломало так, будто его подключили к высоковольтной сети.
Чжон в это время с интересом наблюдал за Соней, которая в свою очередь ничего не сказала и лишь улыбчиво глядела на дисплей. Ни одной насмешки не отпустила в сторону смутившегося хакера.
— Так что, даже не думай, — сделала заключение Лилу.
София снова взглянула на бордового от стыда Квак Гван Су и, подойдя ближе, спросила:
— Сцена не пугает?
Он активно помотал головой, дав понять, что нет.
— Соня, ты серьезно? — скривилась Лилу. — Не видишь, что его еще в роддоме уронили? А потом все, что осталось, в рост ушло.
— Где танцам учился? — не слушала ее София, продолжая расспрашивать перепуганного парня.
— В детстве ходил в танцевальную школу… А потом... сам. Онлайн уроки…
— Откуда знаешь, что сцены не боишься? Ребенком выступал?
— Да… Мне очень нравится сцена. Я прям другим человеком становлюсь… Какая-то свобода вырывается… наружу…
— Ой, смотри, а то вырвется что-нибудь другое помимо свободы… — проворчала недовольно Лилу, скрестив на груди руки.
Соня внимательно вглядывалась в сконфуженное лицо Квак Гван Су.
— Она что, не шутит? — почесал затылок Кэмп.
— Сделаем это! — вдруг задорно воскликнула Соня и взяла за руку хакера. — Пошли, нам нужно подготовиться. Осталось десять минут.
— Софи, ты хорошо себя чувствуешь? Его? Тогда уж лучше этого возьми. Толку будет побольше, — Лилу указала на растерявшегося Кан Чжун Ги.
Но кудрявая уже не слушала друзей и уверенно вела за собой свой выбор.
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)   Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 EmptyПт 14 Янв 2022, 10:46

Рик в это время, тихонько рассмеявшись, сел на прежнее место и с удовольствием принялся ждать продолжение конкурса.
— Что у этой девчонки в голове творится? — проворчал Кэмп, сев рядом. — Квак ударенный на всю голову. Я даже побаиваюсь с ним наедине в комнате оставаться. У него же тю-тю, — покрутил у виска.
Но Чжон промолчал, как и обычно. И лишь его коронная ироничная улыбочка продолжала царствовать на губах.
Вскоре на сцену снова вышел ведущий и объявил о начале финальной части конкурса, также заметив, что в паре Сони произошла замена и выступать они будут последними.
— Правильно. Может, она еще успеет одуматься, — вздохнула Лилу.
Но ничего подобного не случилось. Когда пришла очередь Софии, она уверенно вышла на сцену вместе с Квак Гван Су и поклонилась зрителям, представив своего напарника. Дзиро со всей дури влепился лбом в ладонь, прошептав:
— Ё-ё-ё… Какой кошмар… Я не могу на это смотреть. У нашей соседки не все дома… раз она выбрала этого тормоза…
— Надеюсь, ее разочарование не будет столь большим… — покачивала головой Лилу. — Мне ее уже жаль.
— Чжон, — свел брови Кэмп, — почему мне кажется, что во всем этом есть подвох, и ты его разгадал? Слишком уж у тебя портрет довольный.
Рик снова не ответил.
— Мне порой интереснее с фонарным столбом говорить, чем с тобой. Он хотя бы бывает разным: светится, выключается и при неполадках мигает. Ты же упрямым немым ослом был, им и остался, — выдал в сердцах Кан Чжун Ги, рассмешив рядом сидевшего Пак Мин Чжэ.
В это время ведущий покрутил рулетку и выбрал для парочки песню. Соня шепнула пару слов напарнику и оба разошлись в разные стороны сцены.
— Создают интригу. Как находчиво. Я бы предложила Кваку за кулисами стать и постоять там до конца танца, а потом сказала бы зрителям, что так было задумано. А танец назвала бы «Влюбленный втайне наблюдает за любимой», — язвила Лилу. — Очень философская вещь бы получилась. Главное — без травмы для зрителей.
Кэмпа затрясло от беззвучного смеха.
В этот момент послышалась музыка, и Гван Су с героическим выражением лица повернулся к зрителям спиной и принял позу а-ля рок-звезда. Пак Мин Чжэ хмыкнул и составил компанию Кан Чжун Ги. Теперь оба беззвучно ухахатывались.

ВИДЕО:

Тем временем начался сам танец. Соня первой закружила на сцене и остановилась по центру. Следом за ней лихо пошел зажигалочкой Кван Гван Су. И сейчас в нем даже намека не было на страх или неуверенность. Каждое движение было эмоциональным и четким. Остановившись рядом с Софией, снова замер, после чего в танец пошла Соня. Они пару раз проделали такой трюк, а на припеве закружили вместе в достаточно сложных, но стандартных движениях латиноамериканских танцев.
— Хитро придумано… — улыбнулся Кэмп. — Беспроигрышная комбинация движений для парочки, которая первый раз вместе танцует.
— И достаточно четко отработанные… Этот Гван Су… не так уж плох… — заметил Пак Мин Чжэ.
— И это… неожиданно… — нехотя согласился Кэмп, которого удивила перемена в давно знакомом ему хакере.
Он действительно на сцене оказался совсем другим человеком. Даже Лилу с Дзиро притихли, растерянно поглядывая на сцену.
Рик самым натуральным образом наслаждался моментом. Он наблюдал за Соней, глаза которой горели бьющей ключом энергией, улыбка излучала озорство, а каждое движение без слов рассказывало о чувствах, заложенных в песню. И ни единого сомнения в своем партнере, таком на первый взгляд бестолковом, несуразном, с глупым и несимпатичным лицом. Ее вера в этого парня и такой необычный поступок снова мягкостью коснулся ледяного сердца Чжона, согрев его хотя бы на минутку. Решения Софии не всегда были логичны, но некоторые из них задевали Тэка за живое, чего уже давненько никому не удавалось сделать…
Песня закончилась, взорвав аплодисменты зрителей, которые не знали об амплуа Квак Гван Су и приняли его, как очень горячего и эмоционального талантливого парня. Как выразился ведущий — азиатского красавца с итальянской душой. Глаза у самого Квака горели счастьем, как две звезды. Он, взявшись за сердце, сначала с десяток поклонов всем выписал, а потом, сжав от волнения кулаки, напряженно стал ожидать, когда ведущий объявит имена победителей.
— Предыдущие пары тоже хорошо выступили, — заметил Пак Мин Чжэ. — Интересно, что из всего этого получится.
— Думаю, победит Сонечка, — по-доброму улыбалась Николь. — Что-то в ее поступке есть волшебное и это передалось зрителям через танец.
Чжон взглянул на сестру. То, как она привязалась к Софии, его приятно тешило, но и огорчало, так как он не знал, что их ждет впереди. Не хотел, чтобы Га Ён снова было больно…
— Итак, победители этого года!.. — удерживал интригу ведущий. — Хочется узнать уже, да? — хитро подмигнул. — Ох, вижу, хочется. А победитель…
— Да говори уже! — махнула рукой Джузеппа, втайне болевшая за вредину-соседку.
Ведущий рассмеялся и похлопал ей.
— Истинная итальянская женщина, — добавил весело. — Ладно, не буду вас томить. Победители этого года — София Легранд и Квак Гван Су! Соня, это уже пятая победа.
— Да! — воскликнул Пак Мин Чжэ.
— Наша девочка! — выдал Кэмп.
— Я же говорила, что они победят! — запрыгала радостно Николь и прильнула к руке брата. — Если не женишься на этой удивительной кудряшке, я не стану с тобой разговаривать.
Рик был единственным, кто аплодировал спокойно, удерживая лишь легкую прохладную улыбку. Он даже не взглянул на Га Ён. Перед глазами внезапно начали мелькать люди, потерю которых ему пришлось пережить. Снова картинки плена, пыток, боли. Только он хоть немного позволял себе искренне радоваться, как прошлое сразу напоминало о многочисленном горе и это тут же остужало его. Особенно смерть Юки на его руках. Такой молодой и невинной. Он до сих пор не мог позволить себе расслабиться и жить безмятежно, помня, что ее юная жизнь была так жестоко оборвана. Чжон в очередной раз беспощадно приглушил чувства, которые вырвались из-под его контроля, и вернул себе ледяной холод.
Квак Гван Су в это время из-за пережитого волнения, взорвался криком, потом подхватил Соню и закружил ее, крепко прижимая к груди. Девушка, смеясь, обняла парня и поцеловала в щеку. Хакер расцвел, как майская роза, и вдруг расплакался. София, похлопывая его по спине, улыбчиво пыталась успокоить.
— И по традиции победители дарят нам еще один танец.
Видя, что Квак Гван Су так расчувствовался, что уже не станцует, Соня взяла ситуацию в свои руки, тут же придумав выход.
— Могу я пригласить друзей и с ними станцевать?
— Пятикратной победительнице конкурса, думаю, мы можем это позволить, — согласился ведущий.
Девушка взглянула на своих соседей. Вид Рика сразу дал понять, что его лучше не трогать. Тогда Соня спустилась к остальным друзьям и пригласила себе в пару Кэмпа, а также выманила на сцену Николь и Пак Мин Чжэ. Га Ён не сразу согласилась, но пришлось покориться настойчивости кудрявой подруги, чтобы не выглядеть перед собравшимися зрителями в плохом свете заносчивой девицы.
— Я без подготовки не смогу станцевать, — шептала она по пути Соне.
— Просто отпусти себя. У тебя надежный напарник. Вы справитесь, — значительно заметила София.
— Что? Надежный? В каком месте? — так была возмущена, что не увидела ступеньку и споткнулась.
Пак Мин Чжэ вовремя придержал ее за талию, поэтому зрители не заметили, что произошло. Николь обижено взглянула на парня и тут же отвела взгляд. Ее гордость была задета, что вызвало легкий румянец. А вот Мин Чжэ это позабавило.
Ведущий тем временем дал команду, и прозвучала новая песня.

ВИДЕО:

В этот раз и зрители пошли в танец. Чжон вышел из веселой толпы и присел сбоку на скамейку. Тепло снова подкрадывалось к нему. Вид счастливого и озорного Кэмпа в очередной раз радовал. Кан Чжун Ги бережно и аккуратно танцевал с Соней, при этом не скрывая своего задора. В его глазах читалась уютная теплота, обращенная к девушке. Сейчас было особо заметно, что она начинала ему по-настоящему нравиться.
Николь и Пак Мин Чжэ танцевали немного напряженно. У них неплохо получалось, но Га Ён все время пыталась держаться от парня на расстоянии. Пак Мин Чжэ особо и не настаивал, хотя Рик уловил в нем заботливые нотки и особый интерес к сестре. На удивление в этот раз Тэк отнесся к этому более спокойно. То ли начал привыкать к следователю, который выходками частенько напоминал Кэмпа, то ли увидел в нем помимо вредности что-то хорошее. Пока не знал. А, возможно, то, что сестра держит дистанцию, его успокаивало.
В разгар танцев снова активизировался Квак Гван Су и присоединился к остальным. Он вытащил на сцену Джузеппу и принялся зажигать с ней.
Конкурс прошел на славу. Все были очень довольны. Особенно соседи, сумевшие провести еще один замечательный день вне Форта.

***

Побережье стало темно-синим в яркую желтую точечку. А место проведения конкурса сияло разноцветными огнями проекторов и вспышек вечеринки, которую устроили в честь финалистов.
Уже было около одиннадцати вечера, а веселье все не утихало и лишь набирало обороты. Чжон наблюдал за ним издали, неторопливо прогуливаясь вдоль рассказывающих вечерние небылицы волн, то накатывавших к ногам парня, то убегающих в свой морской дом. Они будто пытались погладить загрустившего Рика, успокоить его тревожное сердце, подзадорить, отогнать появившееся в этот вечер желание быстрее вернуться в Форт. Он почувствовал в этом острую необходимость. Впервые. Там было все жестко, строго, так, как он привык. А здесь… вот в этом тепле и уюте… он не знал, как себя вести. Его этому не учили. Когда на предыдущем задании в проекте «День и Ночь» попал в похожую обстановку, немного потерялся, но быстро влился в общий поток, потому что играл под видом другого человека, скрывал лицо маской, да и амплуа было паршивца, эдакого действующего на нервы скользкого типа. Это помогало разбавить дружеские отношения терпкой острой ноткой. А сейчас все было иначе. Даже он, что уже говорить о ребятах, расслабился здесь. Цель задания невольно ушла на задний план и его товарищи жили день ото дня мыслями, что бы принести на ужин к соседям или где провести время. Задание превратилось в каникулы. Его настораживало, почему на это так спокойно реагировал Форт. Больше того, не торопил их и поощрял, мол, вливайтесь в обстановку, станьте своими и просто наблюдайте. Сам глава Форта это твердил. Не в его стиле. Даже как-то добрее стал относиться к Рику, не спорил и порой улыбался ему. Интуиция Тэка подсказывала, что вокруг него снова происходит что-то неладное. Понять бы что. «Все абсурд… Полный абсурд…» — размышлял, продолжая медленно идти вдоль берега. Оглядываясь на прожитое, не мог найти ни одного логического периода. До сих пор осталось много вопросов по поводу родителей. Учеба на острове будто бы и выглядела серьезно с ее строгим режимом и первоклассными учителями, но все время ассоциировалась с некой показухой, отвлекающим маневром. Но снова же, для кого? Потом глупейшая идея похода в «Пион». Что за метод обучения учеников? Дальше таинственные ночные гости, попытка избавиться от Чон Дон Хёка, а затем и кровавый спектакль с расстрелом… Вынужденное заключение в Конго и беспощадные уроки Сатоши. Для чего? Чтобы вернуться и продолжить играть странные роли? Все в Форте казалось показушным. Будто многосерийный дешевый фильм о жизни спецназа, сценарий к которому был написан под заказ. Именно под заказ. И Рик не знал, как к этому относиться и где найти ответ. Парень пытался нащупать хоть какие-то нити для развязки, но тщетно. Форт отлично справлялся с ролью солидной секретной службы, которой восхищалась страна и зарубежье. Но чем восхищаться? Даже Пак Мин Чжэ, пробыв с ними пару дней, сразу заметил халтуру. И Рика это не отпускало.
Чтобы не привлекать к себе внимание, Чжон решил вернуться на вечеринку.
— Где ты был?! — подбежала к нему Николь. — Вечер просто улёт! Давно так не отрывалась! Да я вообще так никогда не веселилась! — горели ее глаза. — Здесь так классно! Пошли, потанцуешь с нами! — потянула к танцполу.
— Я хочу поужинать. Проголодался, — выдавил улыбку и подошел к бармену. — Что у вас можно поесть?
— Вот, сеньор, — парень весело протянул ему меню.
— Благодарю.
— Но пообещай, что когда налопаешься, присоединишься к нам, — не утихала Га Ён.
— Ничего я не стану обещать. Иди к остальным, — легонько подтолкнул сестру к танцполу.
— Ну ты и зануда.
— Голодная причем.
— Эх… — обижено взглянула на него и пошла к друзьям.
Они в это время веселились под зажигательную музыку. И Джузеппа вместе с ними, вытанцовывая все с тем же Квак Гван Су.

ВИДЕО:

Софию в это время пригласили станцевать на сцене, от чего она не отказалась. Сегодня девушка полностью отдалась веселью, отложив в сторону мысли о проблемах. Она жила лишь в этой минуте, наполненной радостью. Тэк поглядывал на сцену, любуясь жизнерадостностью Сони. Из девушки так и бил ключом позитив. От него на душе становилось легче.

ГИФКА:

Улыбнулся. Взяв принесенную барменом тарелку и сок, сел за ближайший пустой столик. И правда проголодался. Музыка была достаточно приятной, компания вокруг собралась тоже хорошая, поэтому Рик ел неторопливо и с удовольствием наблюдал за вечеринкой.
Но недолго просидел в одиночестве. Вскоре к нему подсела София. Раскрасневшаяся и запыхавшаяся после танцев.
— Не против, если я тоже с тобой перекушу? — спросила скороговоркой. — С утра не ела.
— Я принесу меню.
— Спасибо.
Выбрала достаточно быстро, и вскоре официант уже нес ей блюда и напиток.
— Где был? Я тебя не видела весь вечер, — напихала в спешке полный рот.
— Гулял по берегу. Вечер хороший выдался.
— Не любишь шумные вечеринки?
— По правде нет.
— Крутые парни не веселятся?
Рик, улыбнувшись, лишь отпил сок и продолжил неторопливо есть.
— Знаешь, что мне Кэмп о тебе рассказывал? — пыталась справиться с куском мяса. — Не дожарили… Какое жесткое… Халтурщики…
Чжон забрал у нее тарелку и принялся сам разрезать мясо на кусочки, спросив:
— Чего еще наплел этот болтун?
— Рассказал, что ты боишься счастливо жить.
— Правда?
— В тяжелые моменты, в передрягах никогда не унываешь, находишь выход и повод улыбнуться. А только попадаешь в мирные условия, в уют, то сразу замыкаешься и грустишь. Не знаешь, что делать со счастьем. Впервые такое встречаю, но, глядя на тебе, начинаю осознавать, что и такое бывает. Хотя мне сложно понять, как это. Люди ищут радость, стремятся к ней. Как тогда можно ее избегать?
— Оптимист и трус… Как мило… — вернул девушке тарелку с порезанным мясом. — Не торопись. Ешь медленно. Я не отберу.
— Хорошо, — рассмеялась. — У меня просто энергия бьет ключом, плюс я проголодалась. В такие моменты становлюсь торопыжкой, — отправила кусочек мяса в рот. — И все же они его плохо прожарили… — забавно скривилась. — Самой пойти поджарить, что ли?..
Чжон снова улыбнулся.
— Я долго над этим думала и пришла к выводу, что тебя просто не приучили к счастью, — полила мясо кетчупом. — Может, хоть так вкуснее будет… — продолжала между слов о Рике ворчать о еде. — Ты всю жизнь знал только, как выживать. Парадокс. Твоя слабость в твоей силе, — начала снова пробовать блюдо. — Да, так лучше. Сойдет.
Тэк продолжал улыбчиво поглядывать на собеседницу, уплетавшую за обе щеки. Забавный у него сегодня психотерапевт был.
— Ты боишься радоваться, но зато бесстрашно идешь навстречу опасности. На сюжет фильма тянет… Такими и должны быть герои. Точно… — отпила сок. — Ну и гадость они здесь готовят… — снова скривилась, а потом задумчиво засмотрелась на тарелку. — Каждому свой удел… Один живет и наслаждается счастьем. А другой через боль и лишения защищает мир на земле, борется за право других увидеть еще один день, — подняла взгляд на Рика. — На таких, как ты, держится справедливость. Звучит громко, но это так. Выпьем за это, — подняла стакан.
— Давай лучше выпьем за твою победу.
— Да сколько можно о ней говорить? — снова нахмурилась. — Эта тема надоела. Хочу выпить за тебя.
— Тогда пусть каждый выпьет за свое.
— Какой дипломат… — заулыбалась. — Ладно. Я пью за героя. А ты пей за танцы и пляски. Но если уж пьешь за это, то должен и сам встряхнуться. Сейчас домучим эту стряпню и пойдем вместе на танцпол.
— Нет, я пас.
— В Риме веди себя как римлянин. Кэмп говорил, хорошо танцуешь. Не знаю, какой ты веры и принципов, но у нас принято пользоваться всеми талантами, которые нам дарованы. М?
— Я правда не люблю танцевать.
— Потому что это весело, а ты серьезный парень? — хитро улыбнулась.
— Возможно.
— Но ведь умеешь?
— Парочку па.
— Тогда один танец, пожалуйста, — взяв его за руку, состроила милую умоляющую гримасу. — Ближе к двенадцати будет общий танец. Вдохновляющая вещь, когда все вместе танцуют одинаковые движения. Как техасские танцы. Давай. Пару шагов вперед, пару назад. Незамысловатые выкрутасы. Поверь, твоим друзьям это будет приятно. Они волнуются, что ты в стороне. М? Никто не требует отбивать амплитуды бедром. Просто походишь туда-сюда вместе со всеми. Согласен?
— Посмотрим.
— Буду считать, что это «да». И правильно, — продолжила есть. — Послала жизнь в этот момент веселье, так веселимся. Пошлет трудности, будем решать вопросы с ними. Всему свое время. Время жить, время радоваться, время грустить и время любить. Жить монохромно — значит не жить, а существовать.
— Соня.
— М? — притихла.
Ведь он впервые так назвал ее.
— Кетчуп на щеке вытри.
Девушка принялась тереть салфеткой лицо, поглядывая на танцпол, где ее соседи едва на головах не ходили. Видно было, как хочет вернуться к ним.
— На правой, — подсказал Чжон.
София тут же послушалась его.
— Все? — спросила.
— Да.
— Спасибо, — вдруг макнула палец в кетчуп и испачкала Рику нос.
Он вопросительно взглянул на хулиганку.
— Чтобы не выделялся из толпы. А то слишком серьезный, — хохотнув, отнесла бармену тарелку со стаканом и побежала к друзьям, по дороге кинув Тэку: — В полночь. Всего один танец.
Чжон, улыбнувшись, закурил, в то время, как официант убрал с его столика посуду.
А в двенадцать Соня была уже тут как тут.
— Ну что, идешь? — протянула ему руку. — Сейчас начнется.
— Это правда так необходимо? — вздохнул Рик.
— Приятно танцевать этот танец со всеми друзьями. Ребята такие весельчаки. Смотри, Кан Чжун Ги вообще не узнать. Видел, как вышивает сегодня?
— Да уж… Зажег все факелы, — улыбнулся.
— Девчонки глаз от него не отводят. Пошли. Потанцуем, а потом сам решай остаться или пойти домой.
— Ладно… Все равно не отступишь… — не хотел, чтобы его упрашивали и привлекали лишнее внимание. — Говоришь, пару шагов вперед, пару назад? — поправлял на ходу одежду.
— Движения несложные. Следи за ведущим танцором. Он будет впереди нас. Это мой учитель-хореограф, — остановила его и, продолжая рассказывать, расстегнула Рику пару верхних пуговиц рубашки. — Своенравный и эксцентричный, но отличный танцор.
Чжон поглядывал на Софию, которая заботливо поправляла его воротник, слегка приоткрыв ему грудь.
— Так ты будешь больше похож на танцора латинских танцев, — заключила она.
— Может, еще розу в зубы взять?
— Этого будет достаточно, — рассмеялась и повела его к друзьям.
— Кто к нам пожаловал! — Кэмп тут же навалился на плечо друга. — Как это ты соизволил порадовать своим присутствием? Неужели даже станцуешь?
— Не приставай к нему. Я и так едва уговорила, — шлепнула его по спине Соня.
— Молчу. Красавчик, — Кан Чжун Ги дернул друга за воротник и подмигнул. — Я тоже показал себя миру, — подкинул края совсем расстегнутой рубашки, которая развевалась на поднявшемся теплом ветру.
Тем временем хореограф собрал всех по центру танцпола, рассказал правила танца, показал его движения и включил музыку.

ВИДЕО:

Все, как один, сделали первые пару шагов вправо, потом влево. Соня украдкой поглядывала на Рика. Ей очень хотелось увидеть, каким этот суровый парень был в танце. «Даже очень ничего», — улыбчиво оценила его. Чжон прекрасно чувствовал ритм. Сначала двигался немного сковано, нехотя, упрощая движения. Но вся прелесть групповых синхронных танцев именно в том, что они дают почувствовать себя частью большой дружной компании, здорово подымают настроение и помогают расслабиться. Вскоре Чжон позволил себе немного смягчиться и танцевал, как ни в чем не бывало.
— А я смотрю, ты зажечь можешь, — весело подметила Соня, прихлопнув вместе со всеми в ладоши и сделав поворот.
— Не думаю, что ярче тебя, — улыбнулся.
— Девчонки рядом со мной сейчас с ритма собьются, так на тебя глазеют.
— Не каждый раз увидишь, как грозный спецназовец задницей вертит.
— Да еще как вертит! — вмешался хохочущий Кэмп. — Чжон, а теперь плечиком, плечиком. Активнее работаем. Не филоним. Ни чем не хуже утренней военной тренировки.
— Предложи главе ввести в разминку аэробику.
— Неплохая идея. А еще предложу заказать нам специальную форму для тренировок. Красные штаны, как у этого хореографа, и футболку-сеточку.
— Для проветривания?
— Для большего эффекта. Отдел аналитики с зависти позеленеет.
— Зеленый отдел аналитики… Звучит заманчиво.
Парни, рассмеявшись, обняли друг друга за плечи и продолжили танцевать более активно, подшучивая друг над другом.
Тем временем мелодия плавно перетекла во вторую песню.
— Идем все паровозиком! — скомандовал хореограф и спустился к танцующим. — Хватайтесь за меня, зажигайте огни и идем по кругу! Активнее, активнее!
Рик повернулся, было, к Кэмпу, но тот проворно развернул его назад к Соне и ухватил друга за талию.
— Всю жизнь мечтал пообнимать тебя, — веселился Кан Чжун Ги. — Лови «вагончик», не нарушай правила, — игриво кивнул в сторону Софии.
— Плут, — заметил Чжон и деликатно коснулся ткани юбки девушки, стараясь не притрагиваться к обнаженной талии.
Кэмп хихикнул, но на удивление промолчал.
В это время Пак Мин Чжэ приобнял со спины Николь.
— Я разве разрешала? — возмутилась она.
— Это же просто танец. Все так делают. Ты же моя соседка. Я аккуратно, — улыбнулся следователь. — Не бойся, не обижу.
— А ты и не посмеешь. Брат дурь быстро из головы выбьет, — обняла Кэмпа, и друзья весело пошли в танце по кругу, размахивая сверкающими огнями.
На побережье начали вспыхивать фейерверки, освещая небо разноцветными искрами. Ветер давно уже присоединился к смеющейся компании и шалил между танцующими, развевая их наряды, волосы, добавляя в общую картину побольше свободы и романтики.
Вечеринка продлилась до рассвета. Солнце шумная компания встречала на яхтах, которые отплыли далеко от берега и приютились на синих волнах бухты.
Искристое шампанское, шутки, смех — все это стало прекрасным аккомпанементом просыпающемуся дню. Ребята больше от себя Рика не отпустили, втянув его в веселье. А он и не сопротивлялся, все так же не желая заострять на себе внимание и портить друзьям настроение. Просто делал вид, что ему тоже это нравится, хотя внутри продолжал удерживать чувства и сохранять спокойствие, не позволяя эмоциям переступать черту.


Последний раз редактировалось: Lana (Сб 05 Фев 2022, 14:04), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)   Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 EmptyПт 28 Янв 2022, 12:46

И снова папа

— София, у тебя все хорошо? — спросил Пьер, проходя мимо сестры, готовившей завтрак. — Выглядишь расстроенной. Кстати, Бьяджо доверил мне важную миссию — переговоры с хозяином отеля «Франческа» по поводу организации в эту пятницу карнавала на побережье. Я так взволнован. Давно не выпадал случай серьезно поработать. Какие вкусные макароны! — с восторгом принялся есть. — Так у тебя все хорошо?
— Да, — кратко ответила девушка и отнесла на стол брату приготовленное в духовке мясо.
— Ты не позавтракаешь? — удивился, ведь сестра никогда не пропускала утренний прием пищи без уважительной причины.
— Нет настроения… — направилась в свою комнату.
Пьер хотел еще что-то сказать, но не рискнул. Взгляд Сони был очень строгим. Нарываться с утра не хотелось.
Сегодня Софии на работу нужно было к обеду. Бьяджо дал ей немного передохнуть после активной недели в мэрии, где девушка каждый день задерживалась допоздна. И так как он возвращался сегодня из Рима только к обеду, то и своей помощнице разрешил выйти на работу попозже. И Соня была этому рада. Она все никак не могла собраться с мыслями после вечерней передряги, что случилась накануне. Поэтому девушка укуталась в плед и села на окно. Грустно поглядывая на бухту, задумалась.
Дело было в ее подруге Сильвии. Вчера вечером София случайно стала свидетелем неприятной сцены, когда три здоровяка силой заталкивали девушку в машину. Соня не могла остаться в стороне и вмешалась.

ФОТО:

В голове до сих пор звучали угрожающие мерзкие слова одного из незнакомцев, покрытого многочисленными, противными, как и он, татуировками:
— Тварь, я тебя лично найду. Мало не покажется. Так что, не прощаюсь…
София, тяжело вздохнув, прикрыла глаза и наклонила голову. Старалась не поддаваться страху, но он навязчиво разрушал ее спокойствие. Это не были какие-то мелкие хулиганы. Здоровяки, скорее всего, были местными наркоторговцами, а эти слова на ветер бросать не станут. Найдут ее.
Вот с такими мыслями и проходила весь день. Бьяджо, вернувшись из командировки, тоже заметил отрешенность своей помощницы.
— Тебя что-то тревожит? — поинтересовался, придержав девушку за локоть, когда они шли по тихому коридору мэрии.
— Есть одно дело, которое не дает покоя. Но я справлюсь, — не хотела посвящать его в детали.
— Уверена? — заметно заволновался. — Точно ничего серьезного?
— Для Сорренто подобные вещи — вполне привычное дело. Не волнуйтесь. И спасибо за беспокойство.
— Если нужна будет помощь, знай, я всегда поддержу.
— Я вам признательна, — кратко улыбнулась и пошла в свой кабинет.
Она все чаще стала замечать особый интерес Пазини, обращенный к ней, и это вызывало некий внутренний протест. Девушка уже жалела, что пришла сюда работать. С ее знаниями и опытом она без проблем могла устроиться и в другом месте. Но ее любопытство снова сыграло с ней злую шутку. К Бьяджо она всегда относилась с уважением, пусть и догадывалась, что он замешан в грязные делишки. Но когда стала работать у него и увидела, что Пазини настроен по отношению к ней вполне серьезно, почувствовала некое отвращение. Поэтому Соня невольно начала подумывать над тем, чтобы уйти из мэрии и найти другую работу. А сейчас, когда придется на некоторое время отлучиться в Форт, даже логично было уволиться.
Девушка подошла к окну своего кабинета и грустно взглянула в сторону своего дома. «Мы так мало знакомы, но за это время я смогла взглянуть на некоторые вещи с другой стороны, — подумалось Соне, когда мысли коснулись Чжона. — Во многом я была самонадеянна. Вот почему отец всегда указывал мне на это… А я не слушала его… злилась… Сейчас мне бы так хотелось покоя… — прикрыв глаза, положила голову на оконный откос. — Но самое сложное только начинается… Надеюсь… я достойно пройду это испытание…»
— Вам плохо? — услышала за спиной.
Оглянувшись, увидела на пороге кабинета Бьяджо.
— Дверь была приоткрыта, я увидел вас и… — развел растерянно руками.
— У меня все хорошо. Плохо спала, — выдавила улыбку.
— Мы с вами справились со всеми поставленными на сегодня задачами. Можете уйти пораньше.
— Спасибо. Я бы не отказалась. И… — взглянула на мэра. — Хотела бы с вами поговорить.
— Да, слушаю, — подошел к ней.
— У меня изменились обстоятельства… Через неделю я должна буду уехать. Насколько, еще не знаю.
— Ох, как неожиданно, — заволновался. — У вас точно все хорошо?
— Да.
— Ни о чем не волнуйтесь. Занимайтесь своими делами. Будем считать, что вы преждевременно взяли отпуск.
— Дело не только в этом…
— ?
— Я могу уехать надолго. Но и это не все… Я хочу уволиться.
— Как? Но почему?! — был искренне удивлен и расстроен. — Я вас слишком завалил работой? Вам здесь не нравится?
— Нет-нет. Здесь отличные условия работы, но… я хочу найти себя. В последнее время чувствую, что это не мое. Я вообще пока не знаю, чем бы хотела заняться… Но точно не политикой и другими делами, связанными с мэрией. Извините, что подвожу вас… Можете поискать мне замену?
— Ох… Как это неожиданно… Соня… я… — совсем сник. — Мне так было хорошо с вами работать. Как же так? И нет шансов, что вы передумаете? Если вам нужно уехать надолго, ничего страшного. Я возьму временного работника. Или же… О! Пьер! Он отлично справляется. А когда вернетесь, сможете продолжить.
— Боюсь, не смогу. Я хочу кардинально изменить свою профессию. Мне нужно время, чтобы над этим подумать. И пока лето, есть возможность сдать экзамены и пойти учиться. Я еще не знаю… Но я хочу перемен.
— Это смелое и серьезное решение… Жаль. Очень жаль, — расстроился. — Но… если для вас так лучше, то я буду рад вашим новым победам. Надеюсь, мы продолжим общение.
— Да, конечно.
— По поводу замены, я бы оставил при себе вашего брата. Он порой бывает неуклюжим, но на деле очень старательный и сообразительный сотрудник. Его добродушная внешность очень обманчива. Пьер настойчивый, умный и перспективный работник.
— Вот и здорово. Мне стало легче, что вы уже имеете человека, который меня заменит.
— Ну… вас сложно будет заменить. Но у меня нет выхода.
— Тогда, я доработаю эту неделю, покажу все брату и начну готовиться к отъезду.
— Договорились.
Соня не знала, правда ли Бьяджо так хорошо думал о ее брате или просто не хотел терять ниточку, которая могла поддерживать связь с ней, но Пьер действительно неплохо показал себя на работе, и это ее очень радовало.
Завершив все дела в мэрии, София направилась в больницу «Сантьяго». По пути встретила Джино и была ему очень рада. Он мог помочь ей отвлечься.
— Теперь я понимаю, почему ты ушла из газеты, — ворчал парень. — Я поссорился с редактором. Какой гнусный тип. Мало того, что не разрешает писать действительно важные статьи, а сует всякую чепуху в анонс, так еще и распускает руки. Да еще к кому полез! К моей девушке!
— У тебя новая девушка?
— Неважно, новая или нет. Но она моя! — выдал в сердцах. — А он ее поймал в темном углу и… Если бы я не проходил мимо… Подлец!
— Ты хоть не подрался с ним, — посмеиваясь, спросила Соня, для которой эта история казалась очередным нелепым приключением ее друга, который менял девушек, как перчатки.
— Я ухватил его за шиворот и сказал: «Тебя мужиком родили не для того, чтобы разрушать жизнь, а чтобы давать ее! И ты сильнее лишь потому, что твоя миссия на этой земле защищать женщин, а не обижать их!»
— Какое тонкое определение.
— Соня, прекрати шутить.
— Я не шучу.
— Ты едва смех сдерживаешь. Думаешь, не заметил?
— Извини, но история выглядит забавно.
— Забавно? Софи, а если бы меня не оказалось рядом?!
— Открою тебе огромный секрет: Массимо никогда дальше банального приставания не пойдет. А то, что подкатил к твоей пассии и они уединились с ним в углу, говорит лишь о том, что она и сама была не против.
— Это уже слишком! Ты хочешь меня ранить?
— Я не виновата, что ты выбираешь себе таких подружек.
— Ну ты и заноза… — отвернул от нее лицо, обидевшись.
Но Соне было все равно. Она сказала то, что видела, и не собиралась в этой ситуации врать другу для его же блага.
— Тебе нужно остепениться и, наконец-то, найти хорошую девушку.
— Ты же не хочешь ею быть. Где мне еще искать? — проворчал, все так же не глядя на нее.
— Вот же… — рассмеялась. — Ты ведь только что сказал, что я заноза.
— Закрыли тему.
— Почему? А я хочу продолжить.
— Ты все время норовишь со мной поспорить.
— С тобой это выходит интересно.
— Ты неисправима…
— Передумал уже звать меня под венец?
— Не дождешься.
София, смеясь, взяла друга под руку, и они продолжили путь в сторону больницы, куда Джино вызвался ее провести.
— Что он здесь делает? — вдруг остановилась Соня, удивленно глядя на пробежавшего мимо них Пьера.
Француз, запыхавшись, торпедой мчался к зданию больницы, которая показалась вдали.
— Ох… Надеюсь, никто не заболел! — спохватилась София, взявшись за сердце, и в следующую секунду тоже побежала вслед за братом.
Джино не стал медлить и последовал за ней.
— Где же он? — растерялась Соня, вбежав в холл больницы.
Пьера нигде не было. Девушка подошла к регистратуре.
— Привет! Ты сегодня рано, — поприветствовали ее медсестры в приемной.
— Привет. Вы брата моего не видели? — впопыхах сразу осведомилась о главном.
— Он только что отправился в родильное отделение.
— Куда?! — удивленно уставилась на подруг. — Зачем?
— Ну уж явно не рожать, — залились звонким смехом молодые медсестры.
— Во всяком случае не лично, — подмигнула одна из них.
— Может, кто-то из его знакомых рожает? — задумалась Соня.
— Может, — пожала плечами худощавая медсестричка. — Но волновался он по-отцовски сильно.
И снова девушки залились смехом, прекрасно зная, каким любвеобильным был Пьер, что привело к значительному увеличению семьи Леграндов.
— Сплюньте, — испуганно поглядела на них Соня. — Еще этого не хватало…
— Дети — это ведь счастье. Чего ты? — не утихали медсестры.
— Да… Особенно когда дом уже превратился в детский сад. Весело вам…
Махнув в их сторону, поспешила в родильное отделение.
— Думаешь, у него за твоей спиной была интрижка? — предположил Джино, последовав за ней.
— Боюсь, что так и есть. В этот раз, чтобы я не возмущалась, он встречался втайне. Так вот, где он пропадал… А я думала, по собеседованиям ходил… Ну я ему задам… Обормот…
— Успокойся. Вдруг и правда знакомая рожает.
— Там, где рожают в присутствии моего брата, он всегда является причиной родов! — сердито бросила Соня и вошла в родильное отделение.
Пьер стоял в этот момент под дверью одной из комнат и доставал расспросами доктора:
— Она скоро родит?
— Я врач, а не предсказатель. Дайте мне войти, — нервничала женщина средних лет, пытаясь попасть в комнату, где ее ждала пациентка.
— Я очень волнуюсь.
— Вы отец?
— Я отец.
— Если ваша жена не против, можете переодеться и присутствовать во время родов.
— Она мне не жена.
— Что?
— Пока еще нет. Мы не успели… В общем… я могу войти?
— Попросите медсестру выдать вам одежду и заходите. Но снова же, если не против ваша невеста.
— Она не против. Она ждет.
— Тогда идите и переоденьтесь.
— Но…
— …Не задерживайте меня, иначе ваш ребенок родится не только без вас, но и без доктора! — строго повысила голос и, наконец-то, вошла в комнату для родов.
— Пьер! Отец? Ты? Объясни, что происходит! — услышал француз за спиной и подпрыгнул на месте, как ошпаренный.
— Соня? Т-т-ты? — едва не грохнулся от испуга.
— Нет. Моника Беллуччи. Что за женщина там рожает? — указала на комнату, куда только что вошла доктор.
— Я потом все расскажу… Мне… Мне надо туда идти… — совсем растерялся.
— Пусть идет. Потом все выяснишь. Сейчас все равно уже поздно что-либо предпринимать. Беременность не рассасывается, сама знаешь. Пусть сначала родит… — попытался успокоить Соню Джино.
— Спасибо, — поблагодарил его Пьер и побежал переодеваться.
Софии ничего не оставалось, как отправиться в комнату ожидания. Джино по-прежнему не оставлял девушку одну.
— Поверить не могу, что он такое сделал… — тяжело вздохнула. — Знает ведь, какое положение в нашей семье. Мы едва сводим концы с концами. И почему именно сейчас?..
— Ты же не думала, что он останется отцом-одиночкой на всю жизнь? Вдруг в этот раз он нашел именно ту единственную? Наоборот, будет легче. Пьер, наконец-то, создаст семью, заберет детей и заживет счастливо. Тебе станет легче, и ты тоже сможешь спокойно заняться своим счастьем.
— У него трое детей от разных женщин. Как думаешь, я могу поверить в то, что в этот раз все будет хорошо?
— Ну а вдруг. Рано или поздно невезению все равно приходит конец.
— Джино… ты плохо знаешь моего брата…
— Я отлично знаю его и уже давно. Я верю в него.
— Ты просто такой же бабник, как и он.
— Соня, это грубо.
— Зато это правда.
— Бедный парень лишь хочет создать семью. Он же не виноват, что такие женщины попадаются. Пьер ни разу не изменил своим женам. Они все сами ушли и оставили на него детей. Он отец-герой. Как ты можешь его обвинять?
— Герой. Вот выйдет, такой орден выпишу, ввек не забудет. Тоже мне… рыцарь… — грустно вздохнула. — Ничего ты не понимаешь… Ничего…
— Тогда объясни.
— А толку? У меня нет сил говорить впустую… Пусть все идет, как идет…
— Вот и славненько. Ты молодчинка. Поворчишь немного, а потом тебя от нового племянничка или племянницы не оттянешь. Ведь обожаешь детей. Будешь так же возиться с ним, как и с остальными.
— Да… Ты точно сказал: буду я возиться. Потому что эта особа бросит его так же, как и остальные. Попомнишь мои слова…
— Ты всегда такая оптимистка. Что с тобой сегодня? Не узнаю мою Соню.
— Я реалистка, если ты забыл.
— Ох, ну и тяжело с тобой…
— София! Джино! Что вы здесь делаете? — вдруг услышали они где-то рядом.
— Кэмп? — увидела соседа Соня и на душе стало теплее.
Она невольно взглянула ему за спину, нет ли с ним Тэка. Но Кан Чжун Ги был один.
Девушка вкратце рассказала, что произошло. Кэмп подсуетился и принес друзьям кофе.
— А что ты делаешь в этом отделении? — спросила Соня, немного успокоившись.
— Чжону пришлось делать кесарево. Ассистентов не хватало, и он потащил меня на операцию, — задумчиво улыбнулся парень. — Только что родилась еще одна жизнь.
— Ты тоже можешь ассистировать? — удивилась.
— Я прошел медицинскую подготовку, как и многие мои коллеги, чтобы быть готовым оказать медицинскую помощь или ассистировать, как сегодня. Поэтому я здесь не только, чтобы выполнять функции «подай-принеси».
— Ты не говорил об этом.
— Никто не спрашивал. Да и не было необходимости. А тут прям со всех сторон. Что за день? Несколько рожениц и у трех кесарево. Пришлось помогать.
— Ты большой молодец, — с восторгом глядела на него София.
— Это Рик молодец. А я так себе. На самом деле, терпеть не могу это дело. Согласился лишь потому, что выбора не было.
— А где Чжон?
— Он еще в операционной. Под конец подошел другой ассистент и меня отпустили.
— Ты ел?
— Нет и не хочу. Меня слегка мутит. Говорю же, это не мое.
— Но ты все же помог. Похвально, — София продолжала одобрительно глядеть на него.
Посидев так немного, девушка вдруг встала и направилась в коридор.
— Ты что удумала? — вдогонку воскликнул Джино.
— Буду ждать под дверью, — бросила Соня.
Роды длились долго. Кэмп тоже оставался рядом с друзьями. Его смена уже закончилась, поэтому свободное время было в его распоряжении.
И вот послышался детский крик. Софию будто кипятком ошпарили — вздрогнула и подбежала к двери, из-за которой послышалось: «У вас девочка. Папаша, режьте пуповину». Сразу после этой фразы прозвучал грохот, а еще через пару минут дверь открылась и Пьера вынесли без сознания в соседнюю палату. Соня даже не спросила, что с ним. Она догадалась, что брат бахнулся, увидев ту самую пуповину.
Кэмп, стараясь всеми силами не смеяться, положил Софии руку на плечо в знак поддержки.
— Не знаю, существует ли в мире еще такой идиот, как мой брат? — вздохнула она.
— Могу одно уверенно сказать: такого добряка точно не сыщешь, — признал Чжун Ги.
— Ну да. Какой еще дурак будет воспитывать детей от разных женщин? Боюсь, что к пенсии у него будет их с два десятка.
— А мне нравятся большие семьи.
— Но ведь не от разных жен! — возмутилась Соня. — И что я с тобой спорю?..
Пошла к брату в палату.
Когда он пришел в себя, София попыталась с ним поговорить, но в результате он снова отключился. Пришлось девушке подождать с серьезным разговором, пока новоиспеченный отец не вернется в реальность целиком и полностью.
Вскоре Пьеру стало лучше. Первым делом он побежал увидеть свою дочь. Соня лишь тяжело вздохнула и вместе с Кэмпом и Джино последовала за ним.
— Моя доченька… Доченька… — ласково и нежно повторял Пьер, со слезами на глазах прижимая к себя кроху. — Она прекрасна… Она лучше всех…
София с друзьями в этот момент шли по коридору как раз к помещению, где были новорожденные дети.
— О, Чжон! — обрадовался Кэмп, увидев друга. — Ты уже освободился?
— Да, — подошел к ним Рик. — А вы что здесь делаете?
В этот раз о событии поведал Чжун Ги, так как Соне абсолютно не хотелось снова говорить о том, что ее выбило из колеи. Чжон со свойственным ему спокойствием выслушал рассказ и лишь кивнул головой, мол, понятно.
— Пойдешь с нами смотреть на дочурку? Ты ведь тоже помешан на детях, — слегка подтолкнул его Кэмп.
Тэк не отказался и последовал вместе с друзьями к Пьеру. А тот все прижимал к себе малышку, продолжая с ней сюсюкаться.
— Сонечка, ты только погляди, какая она хорошенькая. Так на меня похожа… — приговаривал француз.
Тут он озадачено пригляделся к малышке и задумался. Но вскоре снова оживился.
— Да, похожа. Волосики такие же кудрявые, как и у меня! — воссиял радостью, найдя сходство.
— Пьер!.. — ошарашенно остановилась Соня, широко раскрытыми глазами глядя на ребенка. — Она ведь…
Остальные тоже опешили с неким замешательством на лице. Кроме Чжона. Тот лишь удивленно приподнял бровь.
— Ее красота и вас сразила? — весело выдал Пьер.
— Это… твой ребенок? — едва выговорила шокированная София.
— Моя кровиночка.
— Но она же темнокожая! — выпалила, наконец-то, его сестра. — В отличие от тебя и твоей пассии!
— Я не такой расист, как ты, — спокойно ответил Пьер. — Просто наши гены сказали нам: «Привет!». Это так трогательно… Не забывай, что я француз. А у нас во Франции много темнокожих. Мы ведь не знаем до конца, кто в нашем роду пробегал, ха-ха-ха-ха-ха! — добродушно рассмеялся. — Какая же она прелесть! Вы только подумайте, какая она изюминка. Это же какая редкость, чтобы гены так себя проявили у родителей со светлой кожей. Я ее обожаю. Она чудо! Феномен!
— Ой больно-о-ой… — протянула Соня, взявшись за голову. — Ты что, не видишь, что тебя подставили? Она точно от другого мужчины!
— Ну что ты такое говоришь при ребенке? Она ведь все слышит и понимает.
— Да неужели ты такой тупой?
— Это моя дочь и точка! Не видишь, как мы похожи? — Пьер даже строже начал говорить, так ему не понравилось, что сестра усомнилась в родстве. — Ее мать клялась мне в любви и говорила, что я у нее единственный. И я ей верю! Как же я люблю эту женщину… Она подарила мне жемчужину… Я так всегда хотел девочку и вот, мечта сбылась.
— Ты меня слышишь? — не утихала Соня. — Это не твой ребенок. Она на тебя похожа разве что при выключенном свете и кудрями, свойственными ее национальности.
— Чжон, ты среди нас всех самый рассудительный, — обратился Пьер к другу. — Разве она не похожа на меня? Неужели такая шоколадочка не могла родиться от двух зефирчиков? Ты как врач ведь больше знаешь о генетике. Скажи сестре, что это возможно. Мы все корнями братья и сестры. Гены могут заявить о себе когда угодно. Разве нет?
Рика эта ситуация забавляла, но он пытался держаться нейтрально и выглядеть все так же спокойно. Поэтому ответ его тоже был обобщенный:
— В мире всякое бывает.
— Чжон! — строго взглянула на него Соня. — Да тут и ослу понятно, что это не его ребенок.
— Я не генетик. Разбирайтесь сами. А меня ждут пациенты, — улыбнувшись, пошел на обход.
София не знала, что делать. Она растерянно глядела на брата с ребенком и не могла понять, что ей делать дальше.
— И снова папа, — ласково продолжал бормотать Пьер. — Какая это радость…

***

— Мы должны выпить за мою дочурку! — Пьер щедро разливал всем вино.
Только возлюбленная кудрявого выписалась из больницы, как он закатил пир у себя дома, позвав соседей и друзей. Они улыбчиво поглядывали на француза с бланшем под глазом и, перешептываясь, поддерживали его праздничное настроение. А глаз подкрасил ему Жильбер. Узнав, что у него родилась правнучка, больше того — шоколадная, моряк едва не прибил блондина, хорошенько заехав ему между глаз. Но жизнерадостному папаше было все равно. Он наслаждался своим счастьем.
— Что планируешь теперь делать? — спрашивали его гости.
— Как что?! Через недельку распишемся и я заберу жену в свой дом! Заживем счастливо все вместе! — торжествовал Пьер.
— Ой… мне надо выпить… — Соня не могла это больше слушать и снова налила себе вина.
Впервые она хотела напиться. Девушка как могла пыталась остановить брата, но все без толку. Жильбер на удивление тоже особо не пытался уладить ситуацию. Набив внуку фейс, развернулся и ушел рыбачить, рявкнув: «Делайте, что хотите. Все равно. Только меня не вмешивайте!». Теперь София пыталась представить, что ее ждет с неожиданно нарисовавшейся невесткой, темнокожей племянницей и тремя озорными забияками. У девушки опустились руки. Но что она могла сделать? Не выставит же их за порог.
Тэк, сидевший рядом, особо ее не останавливал. Один раз даже сам налил вино. Кэмп, видя, что происходит, был немного озадачен, почему друг так поступает. Но, понимая, что Рик не стал бы этого делать без уважительной причины, не вмешивался, хотя ему это и не нравилось.
— Я устала… — ближе к полуночи прошептала София, едва ворочая языком.
— Тебе лучше пойти к себе, — заметил Чжон. — Я проведу.
— Буду тебе признательна…
Тэк помог ей встать и они вместе отправились в дом. Кан Чжун Ги покосился в их сторону и задумался.
Тем временем Рик подошел с Соней к лестнице, ведущей на второй этаж. Девушка не смогла осилить даже одну ступеньку. Чжон, недолго думая, взял ее на руки и понес наверх.
— Как мне теперь со всем этим жить? — бормотала кудрявая, обессиленно положив голову ему на грудь. — Почему мой брат такой беспечный? Мы и так едва концы с концами сводим…
Когда подошли к ее комнате, Тэк остановился, а София, наклонившись, приоткрыла дверь. Несмотря на то, что много выпила и едва могла разговаривать, все же еще соображала и не теряла связь с реальностью, что тоже не ушло от внимания Рика.
Парень аккуратно уложил девушку на кровать и принялся снимать с нее обувь. Соня лежала на широкой подушке и поглядывала на то, что делает Чжон.
— Тебе противно? — спросила заплетающимся языком.
— С чего вдруг?
— Такие парни, как ты, вряд ли любят пьяных девушек.
— Тебе нужно было сегодня расслабиться.
— Да… Это точно… Меня распирает досада…
— Нужно отдохнуть, — принялся укрывать ее одеялом.
— Я на ночь душ не приняла… — бормотала, закрыв глаза.
— В таком состоянии сама ты вряд ли это сделаешь. А я в помощники не стану набиваться.
— Да? — прозвучало, как удивление, что вызвало у парня улыбку.
— Ты разочарована?
— Нет… Я просто думаю, почему я не смогу сама?
— Ты даже дойти до комнаты сама не смогла.
— А в общем не хочу в душ… Вода смоет хмель, и я протрезвею… Нет… Я хочу хоть ненадолго забыться…
— Отдыхай. Я посижу, пока ты не уснешь.
— Спасибо… Ты очень добр…
— Мне просто не хочется возвращаться в шумную компанию. Я устаю от подобного веселья.
— Ах… да… Ты ведь не умеешь радоваться…
— Ну… с этим я бы поспорил.
Соня приоткрыла глаза и взглянула на сидевшего рядом Чжона.
— С тобой рядом очень тепло… — призналась, подчинившись хмельному желанию пооткровенничать. — Надежно… Ты знаешь… я ведь уже и забыла, что это… чувствовать себя защищенной… — шумно вздохнула. — Все время начеку… Переживаю за детей, вытаскиваю Пьера из передряг, думаю, где взять деньги… Деньги… Почему их всегда не хватает? Говорят, что не в них счастье… Я не такой романтик… Когда рядом с тобой голодные дети… забываешь о высоких словах и начинаешь ценить каждую копейку… Меня можно назвать меркантильной?
— Если бы ты жила только ради денег, то не уволилась бы из газеты и писала то, что говорил главный редактор.
— Хм… Ну да… — заулыбалась, снова прикрыв глаза. — Ты меня успокоил…
— У тебя очень уютная комната. Могу я осмотреться?
— Конечно…
Чжон встал и пошел к небольшому столику, в то время как София начала понемногу дремать.
В этот момент Рик заметил на кровати рядом с девушкой какие-то таблетки, выпавшие из кармана ее широкой юбки. Взяв их, прочитал название.
— Кофеин? — спросил негромко.
Соня приоткрыла глаза. Увидев в руках Чжона лекарство, замялась.
— У меня порой бывает низкое давление… — пробормотала. — Доктор прописал… Сказал, что это из-за упадка сил…
— Я положу на стол.
— Спасибо…
Рик подошел к ее рабочему месту. Взгляд быстро оценивал все на своем пути. Внимание зацепилось за небольшой блокнот, а рядом с ним конфеты. Они были французскими. Чжон, видя, что Соня снова задремала, приоткрыл находку и, стараясь не шуметь, пролистал ее. В блокноте были очень аккуратно наклеены обертки французских конфет. Рядом с каждой стояла дата и день недели, обведенные сердечком. А вот и совсем свежая запись… «День встречи Софии с отцом», — заметил Рик и его брови строго сошлись к переносице.
На первой странице блокнота он заметил надпись на французском:

«A la guerre comme à la guerre».

Чжон очень хорошо знал эти слова. Они означали: «На войне, как на войне». Одно из любимых выражений Сатоши. «В трудных условиях и обстоятельствах надо уметь к ним приспосабливаться», — всегда строго твердил он. И вот эти слова были так старательно написаны на первой странице блокнота с конфетными обертками. Вещи, которые никаким образом не стыковались, если только не несли в себе подтекст. Рик поднял взгляд на картину с цифровым шифром, просвечивающимся сейчас в плохо освещенной настольным светильником комнате.
— Нравится?.. — услышал за спиной.
Оглянувшись, увидел, что Соня снова не спит и наблюдает за ним.
— Да. Хорошо подобраны краски. Успокаивает. Почему именно поле?
— Я в детстве любила убегать в поле и просиживать там до позднего вечера… Отец всегда меня искал…
— Это где-то здесь?
— Нет, это Франция, дача отца…
— Ты там часто бывала?
— Я там родилась и жила до пяти лет…
— Ты убегала в пять лет? Не рановато ли?
— Я убегала, когда приезжала к отцу в гости… Мне нравилось сидеть там и слушать природу… — снова начала дремать.
— Почему вы перестали ладить с отцом?
— Даже не знаю… он мало уделял внимания… Нас вырастил дедушка.
— Ты на каникулах ездила во Францию?
— Иногда…
— А потом?
— А потом как придется…
— И все время сбегала в поле?
— Да… мне там было хорошо. Поэтому он и подарил картину…
— Не похоже на жест безразличного отца.
— На него порой находит. Добренький такой становится… — прозвучало иронично.
— Ты любишь его.
— Должна. Он мой отец.
— Нелегко тебе будет рассказать о нем в Форте.
— Мы должны бороться за правду…
— Ты уже говоришь, как член команды спецслужбы, — заставил себя пошутить.
— Нет… мы… — нахмурилась с закрытыми глазами, словно была в бреду.
Чжон внимательно поглядывал на нее. Вскоре она снова зашевелилась и проснулась. Увидев, что парень еще рядом, с облегчением вздохнула и, повернувшись на бок, снова легла на подушку.
— У меня когда-то был друг, — произнес Рик и сел рядом с Соней. — Он предал меня и оставил шрам на щеке. Я хочу простить его, но не могу. Это камнем лежит на сердце… — взгрустнул.
— Такие поступки тяжело прощать…
— Ты бы смогла?
— Это было бы непросто.
— Даже если бы это был отец?
— Ему в первую очередь.
Рик сделал паузу, все так же поглядывая на Соню.
— Но ты ведь любишь его, — заметил он.
— Это всего лишь биологическая особенность отца и дочери. В моем сердце уже давно поселился холод. Пусть хоть задарит меня подарками, это не поможет… — нахмурено глядела на картину.
Чжон тоже оглянулся. Но он взглянул не на холст с полем, а на блокнот, в котором так аккуратно были вклеены обертки.
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)   Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 EmptyСр 02 Фев 2022, 13:11

Обещанная встреча

— Как Софи? — поинтересовался Тэк, помогая Пьеру на следующий день убирать террасу.
— Куда-то ушла. Не разговаривает со мной, — улыбнулся француз. — Ничего. Она отходчивая. Ты даже не представляешь, какое у нее доброе сердце. Моя сестра никогда не причинит вреда, особенно ребенку.
— Кажется, она сильно волнуется за все. Даже давление шалит.
— Давление? У Сони? Ха-ха-ха! — рассмеялся Пьер. — Да у нее здоровье, как у быка. Ты знаешь, какая у меня сестра крепкая? Она даже простудой практически не болела. А таблетки если и пила, то лишь витамин С. И знаешь почему? Он вкусный, — весело поднял палец. — Соня еще та сладкоежка, ты ведь знаешь.
— Странно… — Чжон поднял столик, чтобы Пьер подмел под ним. — Вчера из ее кармана выпали таблетки и она сказала, что пьет их, когда понижается давление.
— Правда? — блондин был искренне удивлен. — Она быстрее кофе напьется с шоколадом, чтобы его повысить, чем таблеток. Ты даже не представляешь, насколько она их не любит. Я правда удивлен.
Рик ничего не сказал и вскоре француз уже расхваливал свою дочурку.
— Я сегодня утром говорю ей «агу», а она мне хоп и улыбнулась, — растянул и сам улыбку до ушей. — Малышка такое чудо.
— А если она все же не твой ребенок?
— Чжон, — прервал работу Пьер, — разве есть чужие дети?
Тэка такая постановка вопроса зацепила. Он взглянул на кудрявого и заметил в нем некую перемену. Сейчас на него глядел не глуповатый весельчак, а достаточно серьезный моралист с укором в глазах.
— Знаешь, мне очень часто болит эта тема, — блондин сел в кресло. — Кто такие дети? Это плод нашего наслаждения. Вот согласись. Поговорим, как мужчины. Присядь, отдохнем, — пригласил Рика разместиться рядом. — Нам всем кружит голову страсть. Мы ныряем в нее с головой, сполна ею упиваемся, а потом, когда узнаем, что эта связь привела к беременности, в ужасе рвем на себе волосы, обвиняя бедное дитя во всех бедах. В каких таких бедах? В нашем безрассудстве и безответственности? И что тогда люди делают? Хорошо, если принимают ребенка. Но что бывает во многих случаях? Люди безжалостно вершат судьбы малышей: делают аборт или рожают и отказываются от них, или воспитывают, все время напоминая ребенку, что он испортил их молодость. Вся вина почему-то падает на плечи беззащитной крохи, которая родилась как результат развлечения. Разве нет? Мы, взрослые, очень жестокие… Если бы моя воля, я бы забрал всех таких малюток и воспитал их. Для меня нет чужих детей. Пусть они другой национальности, от других мужчин, некрасивые или еще какие там… Они дети. И они появляются в мир не по своей воли. Поэтому пусть Соня сердится сколько хочет, но я от этой малышки не откажусь. Вот ты, Чжон, если бы встречался с девушкой и она забеременела. Ты бы позволил ей сделать аборт или отказаться от ребенка? Уверен, ты бы взял на себя ответственность. Я прав?
— Прав, — кивнул Рик, удерживая на губах улыбку.
Рассуждения француза ему были интересны.
— Ты любишь детей? — наклонился к нему Пьер.
— Есть такое.
— Как взрослый может перекладывать ответственность на хрупкие ангельские плечики?
— Значит, между нами, ты признаешь, что этот ребенок от другого мужчины, но добровольно готов воспитать его?
— Только Соне не говори…
— Да она и так видит, что к чему.
— Ивонн очень ранимая женщина. Она прекрасна! Я очень люблю ее. А главное — она любит меня. Я познакомился с ней, когда она была в полном отчаянии. Родные отвернулись от нее из-за беременности. Представляешь? Как так можно? Эта бедняжка была так одинока. Я полюбил ее с первого взгляда и решил взять ответственность за нее и ее ребенка. И я от своих слов не откажусь.
— А что случилось с биологическим отцом?
— Он бросил ее. Когда она узнала, что беременна, ее выгнали из дому. Я помог ей снять небольшой отель, где она и жила все это время.
— То есть, настоящий отец не знает о ребенке?
— Она ему не сказала. А толку? Он ушел к другой. Думаешь, такому типу до ребенка?
— Позволю здесь не согласиться. В любом случае, он имеет право знать правду. Откажется он от ребенка или нет — это дело второе, но вы с Ивонн обязаны ему рассказать.
— Думаешь? — подвис Пьер, будто открыл для себя Америку. — Я с этой стороны не смотрел на ситуацию…
— Как бы ты себя чувствовал, если бы был на его месте? Всякое бывает в жизни. Мы все влюбляемся, порой расходимся. То, что он ушел от нее, еще ничего не значит. Может, если бы он знал о ее беременности, то вернулся бы. Не стоит его недооценивать.
— Она его боится.
— Он был ее? Обижал?
— Нет… но он был очень строгим. Ивонн боялась, что он заставит сделать аборт.
— Это лишь ее домыслы. Мы мужчины тоже имеем сердце.
— Тут ты прав… Что же делать? Но… если он захочет вернуть ребенка и мою любимую Ивонн? Как же мои чувства?
— Пьер, ты сейчас говорил о том, что мы, взрослые, все решаем за ребенка. В данный момент ты и Ивонн решили сами не давать шанса настоящему отцу. Ты сможешь жить с этим? Тот парень, узнав, может сказать, что ему все равно. Но а вдруг в нем проснется отцовское чувство и у них с Ивонн получится создать полноценную семью. Главное — счастье ребенка, а ему всегда лучше с родными родителями. Разве нет? Понимаю, ты любишь ее. Но… жизнь порой не спрашивает о наших чувствах. Есть ее правила и, поступая против них, мы потом всю жизнь расплачиваемся за это. И самый главный судья в таких ситуациях — наша совесть.
Француз сидел, как в воду опущенный. Он все размышлял над словами Тэка и видно было, что соглашался с ними, как бы больно ни было.
Этот разговор вскоре круто изменил жизнь Леграндов. Пьер все же поговорил с Ивонн и предложил ей рассказать все настоящему отцу ребенка. Хоть женщина и боялась это делать, но все же переборола себя и открыла правду. В этот раз Пьер снова был в пролете. Когда настоящий отец узнал о дочке, он сначала выругал Ивонн, что промолчала, закатил скандал, что она встречалась с другим мужчиной, а потом предложил пожениться в ближайшее время. И Ивонн… не отказалась! Она была безгранично счастлива, признавшись, что все еще сильно любит того мужчину. Для Пьера это был удар ниже пояса. Но он попытался смириться, помня слова Тэка: главное — счастье ребенка.
Вот так эта история быстро разрешилась, чему особенно была удивлена Соня. Конечно, ей пришлось излить немало слов брату, чтобы успокоить его. Но это уже были мелочи по сравнению с тем, что ее ждало, если бы он остался с Ивонн.
— Соня, я никому не нужен, — грустил он, сидя у окошка с огромной булкой, разрезанной вдоль и намазанной вареньем. — Женщины не видят во мне мужчину. Только сиделку. Удобного парня, которому можно навешать лапшу на уши, — открыв широко рот, всунул в него третью часть лакомства.
Щеки надулись, как у хомяка, и блондин принялся усердно пережевывать. София села напротив него, наблюдая, как брат комично справляется с таким количеством еды во рту.
— Запей, — подсунула ему молоко.
— Угу… — благодарно кивнул и отпил, продолжив жевать с забавно вытаращенными глазами.
Шкет тоже присоединился. Он был занят персиком, который стырил со стола. Громко чавкая, Мачо, каждый раз отгрызая кусочек, разбрызгивал сок во все стороны, а один раз угодил Софии в лицо. Она не стала ругать хулигана, молча вытерла щеку и взяла руку брата.
— Пьер, ты самый добрый и чудесный человек, которого я только встречала. Если женщины не ценят этого, то они круглые дуры.
— А ты бы с таким была? — спросил обижено и снова откусил булку.
— Я только такого и ищу, но все тщетно. Конечно, я бы хотела, чтобы он был посерьезнее и повнимательнее, чем ты. Таить не буду. Но во всем остальном, если бы я нашла такого же доброго парня, не раздумывая выскочила бы за него замуж.
— У тебя уже есть такой. Чего медлишь?
— Кто? Если скажешь, что Джино, прибью на месте.
— Чжон.
Соня умолкла, убрав от брата руку.
— Что? Не нравится? — удивился. — Эх, а я мечтаю о таком зяте.
— Он скоро уедет…
— Ну и что? Уедешь с ним.
— Ты ничего не знаешь…
— Для любви нет преград. Мне кажется, ты ему тоже нравишься. Подсуетись, будь с ним помягче, прояви себя как девушка. Влюбленный мужчина горы свернет.
— Это не о Рике.
— Да ладно. Он, конечно, слегка холодноватый, но я уверен, что даже Тэк умеет любить.
— Закрыли тему.
— Вот так всегда… Эх… В моем сердце столько любви накопилось… — мечтательно-грустно взглянул в окно. — Я бы свою возлюбленную на руках носил и окутал ее огромной заботой… Эх-эх-эх-эх-эх-эх-эх…
Даже Шкет вздохнул, прервав свое чавканье, тем самым невольно рассмешив Соню.
— Все будет хорошо, — девушка встала и крепко обняла брата. — Ты заслужил счастье, и ты обязательно найдешь свою единственную. Только умоляю, Пьер, в следующий раз не устраивай сюрпризы. Лучше сразу все рассказывай. Я не запрещаю тебе искать пару, но делай это с умом. Договорились?
— Да… Конечно… Если найду… Эх-эх-эх…
Мачо снова шумно вздохнул вместе с французом. Соня погладила енота по лохматой голове и направилась к себе собираться.
— Ты в мэрию? — спросил Пьер.
— Да. Надо вещи забрать и доделать кое-какие дела.
— Не пожалеешь, что уволилась?
— Нет. Ни капли. Доработаю пару дней и выпорхну вольной птицей.
— Ну смотри… Теперь буду я твоими делами заниматься. Если захочешь вернуться, я место не отдам.
— На здоровье, — улыбнулась и вышла из комнаты.

***

В мэрии работы накопилось очень много. Софии пришлось провозиться до самого вечера, чтобы привести все в порядок.
— Вы сегодня поздно, — заметил охранник. — Слышал, вы увольняетесь.
— Да. Так получилось, — вежливо ответила Соня, покидая здание мэрии.
— Жаль. Вы проработали здесь мало, но неплохо себя показали. Многие вас хвалят, но еще больше завидуют. А это большой показатель, — подмигнул улыбчиво.
— Вижу, вы хорошо осведомлены даже в этом, — не смогла придержать острый язычок.
— Работа такая. Я должен все знать.
— Понятно. Мне пора. Спокойного вам дежурства!
— Спасибо! Берегите себя!
Софии не стала располагать охранника к длинному разговору. Больше всего не любила иметь дело с людьми, которые питались не только пиццей, но и сплетнями.
По дороге зашла в магазин и купила продукты для ужина. Взглянув на часы, нахмурилась. Было уже поздно, поэтому девушка заторопилась домой.
Вдруг в небольшом переулке ее кто-то окликнул. Сердце слегка сжалось, ведь в этот момент, как назло, не было ни одного прохожего. Соня оглянулась.
— Сильвия? — удивилась, увидев, как из-за темного угла выглядывает ее подруга.
Вид ее был взволнован, и девушка то и дело оглядывалась по сторонам. Соня заторопилась к ней.
— Что случилось? Ты сбежала от тех людей? Они тебя преследуют? — засыпала ее расспросами.
— Да. Мне нужна твоя помощь. Прошу, помоги.
— Конечно. Только скажи, что случилось, — София обеспокоенно поглядывала на испуганную подругу.
— Пошли со мной.
— Куда? — насторожилась.
— Я тебе все расскажу. Здесь мне оставаться не безопасно. Могут увидеть.
— Ладно…
Соня направилась за подругой вглубь небольшого старого дворика, заполненного ночными мрачными тенями. Было жутковато и потянуло неприятной сыростью.
— Ты увиделась с братом? — спросила София, когда они остановились под сенью большого дерева.
Сильвия обернулась к Соне, но не сказала ни слова.
— Он в порядке? — тревога росла. — Что произошло?
— Софи… — взгляд девушки вдруг изменился и стал слегка холодным и жестковатым. — Прости.
— За что?
— Хорошая работа, детка, — неожиданно воздух прорезал противный мужской голос.
София испуганно вздрогнула и оглянулась. Из темноты к ней вышло три крепких мужчин. В одном из них она узнала татуированного, который угрожал ей. Вот и сдержал слово. Встретились.
«Только не паникуй», — пыталась успокоить себя Соня. Но ее руки невольно выронили купленные продукты, которые рассыпались по грязной дорожке.
— Ну и? Куда подевалась твоя спесь? — подходил ближе ее новый знакомый, а остальные дружки окружили с разных сторон.
— Сильвия… — с укором взглянула на подругу.
Но та лишь отвела от нее взгляд, а потом и вовсе отвернулась.
— Что вам нужно? — сердито спросила Соня.
Ей стало противно, что она так трясется перед этим ничтожеством.
— Что мне нужно? — облизнул губы главный зачинщик и сплюнул. — Ты. Я ведь обещал, что свидимся.
— Ну и свиделись. Что дальше?
— Охо! — присвистнул один из напарников татуированного. — Босс, да она спесивая.
— Так даже интереснее, — заулыбался тот и вплотную подошел к Соне. — Значит, типа не страшно?
— А ты ждешь, чтобы было страшно? Комплексы замучили? Самоутверждаешься таким образом? Героем себя почувствуешь, унизив меня? Мне тебя жаль.
— Ну, для начала хоть немного оставь жалости для себя. Она тебе понадобится.
С этими словами бандит со всей силы ударил Софию по лицу. Она, вскрикнув, тут же упала на землю, отключившись на пару секунд. Татуированный, подняв ее на ноги, с силой прижал к холодной стене старого здания.
— Если попросишь, я могу остановиться, — послышался скользкий мерзкий шепот.
— Это всего лишь тело, — выдавила улыбочку Соня, ощущая, как от страха начинает неметь.
Но даже сейчас больше всего она не хотела поддаваться этому гадкому человеку.
— Ты и правда смелая. Но я бы сказал, что безрассудно смелая. Всего лишь одно слово может прекратить это, — продолжался шепот где-то возле ее уха и влажные омерзительные губы коснулись ее щеки.
— И что тебе это дает? — произнесла дрожащим голосом Соня. — Победу в твоих глазах? А в глазах других?
Татуированный поднял на нее взгляд, полный жестокости и злости.
— Ты хоть понимаешь, что тявкнула, /…/?
— Я пытаюсь понять, зачем ты это делаешь? Меня ведь уже растоптали. Не ты… А вон та /…/, которая заманила меня сюда, — кивнула в сторону Сильвии. — Она ведь мне подругой была. Я даже рисковала собой, ради нее. И что в итоге? Вот что болит больше всего… Тебя предавали?
Она не вырывалась, не пыталась его ударить или сбежать, понимая, что это ни к чему не приведет, а лишь больше его потешит. Поэтому пустила в ход свое главное оружие — слово.
— Впервые в такой ситуации меня не умоляют о пощаде, а пытаются поговорить о жизни, — вдруг рассмеялся татуированный и взглянул на Сильвию. — А ты еще много о ней не знаешь. У нее братишка торгует наркотой. Больше того — она тоже. И уже давно. Как тебе такой поворот сюжета?
София была разбита в пух и прах. Она даже подумать не могла, что такое возможно. Всегда знала Сильвию как очень порядочную, воспитанную и отзывчивую девушку. И тут… наркоторговля?
— Вижу, ты удивлена, — снова зашелся бандит хриплым смехом и отстранился от девушки. — Не веришь мне? Тогда спроси у нее. Из Сильвы вышла бы прекрасная актриса. В жанре драмы, — рассмеялся еще громче и снова сплюнул. — Да тебя, я вижу, это шокировало больше, чем мое появление, — с веселым удивлением глядел на застывшую Соню. — Я много слышал о тебе, журналюга. Смелая. Сам убедился. Всегда на рожон лезешь. Давно хотелось тебе мозги вправить. При личном знакомстве ты оказалась еще более безрассудной. Я бы тебе задал сполна, но не хочу трогать пассию Бьяджо. Слышал, он заглядывается на тебя. Все же его я уважаю. В этот раз я тебя, /…/, отпущу. Хватит на сегодня, — снова наклонился к ее уху и прошептал: — Живи… Но запомни: еще раз перейдешь мне дорогу… Даже на Бьяджо не посмотрю. Пусть меня после этого пришибут, но и тебе мало не покажется. Сечешь?
Соня молчала. Тогда бандит ухватил ее за шею и с силой придавил к стене.
— Я задал вопрос! — рявкнул, брызжа слюной.
— Да… — кивнула.
Татуированный послабил хватку.
— Но все же кое-что оставлю на память в качестве урока, — замахнулся и снова с силой ударил ее по лицу.
Рука у него была тяжелая. Девушка не устояла и повалилась на кусты, исцарапавшие ее тело.
— Уходим, — в полутьме услышала его голос. — Хотя… это я заберу с собой… — наклонился к ней и сорвал кофту. — Пусть повеселит прохожих.
И снова мерзкий хохот, который в этот раз поддержали и остальные.
И тишина. Наконец-то тишина.
Осознав, что произошло, София, дрожа, попыталась встать. Руки ее не слушались и все попытки ухватиться за ветку и встать были тщетными. Тело было зажато в тиски страха. Стиснув зубы, приподнялась на колени, которые тут же отозвались обжигающей болью ран. Вдохнув пару раз поглубже, закрыла глаза и встала на ноги. Голова из-за сильных ударов жутко кружилась, но девушка терпеливо переждала, когда покачивание немного уменьшится, и оглядела себя. На ней из верхней одежды была лишь длинная юбка-клеш. В таком виде, светя бельем, идти уж точно не хотелось. Кофту так и не нашла. Поразмыслив, Соня подняла юбку на грудь, будто это был сарафан, с трудом собрала дрожавшей рукой рассыпавшиеся продукты в сумку и постаралась побыстрее, насколько позволяло самочувствие, выйти из этого жуткого места.
Ее словно перемкнуло. Хотелось плакать, но не могла. Все вокруг происходило словно в тумане. Полный ступор. Соня пыталась идти с уверенно приподнятой головой, будто на ней был самый модный сарафан в мире. Она знала, что пока сама в это верит, то поверят и остальные. Держалась тени, чтобы прохожие не смогли заметить ее ссадины. Хорошо, что по пути встретила всего лишь парочку прохожих. Ее тело вздрагивало от каждого шороха и звука. Нервы были на пределе.
И вот показался поворот на улицу, где она жила. Трепет внутри, что осталось терпеть совсем немного, участил биение сердца.
Соня завернула на свою улицу и неожиданно для себя увидела идущего впереди Чжона, который возвращался с дежурства. С девушки будто пелена спала. Она в порыве хотела окликнуть его и спрятаться в надежных и крепких руках, но тут же одернула себя. София остановилась и, прикрыв глаза, глубоко вдохнула. «Ты уже в безопасности. Успокойся… Не веди себя, как дитя малое. Он рядом. Совсем близко. Можешь больше не трястись», — успокаивала себя. Поэтому, стараясь ступать тихо, Соня пошла следом за Риком.
Но продлилось это всего лишь парочку секунд. Чжон вдруг остановился и оглянулся. По какой причине он это сделал, девушка могла только догадываться. Он словно почувствовал что-то неладное. Замер. Его брови сурово сошлись к переносице, а вспыхнувший взгляд внимательно оглядел соседку с ног до головы.
— Соня… — позвал хрипло.
— Да… — ответила несмело, в глубине души обрадовавшись, что он все же заметил ее.
— Что случилось? — начал подходить.
Девушка не сводила с него глаз, которые говорили больше, чем могла сказать сейчас она сама. В них было столько испуга и боли, что у Рика все опустилось внутри. Он тут же снял с себя летнюю джинсовую куртку и набросил на девушку, при этом легонько сжав ее плечи, чтобы она почувствовала безопасность.
— Сама идти сможешь? — не стал продолжать расспрос.
— Да…
Парень забрал сумку с продуктами и, придерживая Софию, повел ее домой.
— Только не зови Пьера… Не хочу сейчас лишней суматохи… — попросила негромко.
— Хорошо…
Оставив сумку на кухне, Рик с Соней направился на второй этаж. И лишь когда они переступили порог ее комнаты, девушка смогла расслабленно выдохнуть и обессиленно опустилась на пол у стены, задрожав от слез.
ГИФКА:


Чжон присел рядом и слегка приобнял ее, поглаживая по спине. Он не хотел доставать расспросами и терпеливо ждал, когда девушка немного придет в себя.
София постаралась побыстрее успокоиться и взять себя в руки. Она сидела, скрутившись калачиком, и прислушивалась, как успокаивающе поглаживает по волосам рука Рика.
— Спасибо… — произнесла едва слышно.
— Тебе легче?
— Намного… — взглянула на него с благодарностью.
— Нужно обработать твои раны. Позволишь?
— Не хочу обременять тебя… Я сама могу.
— Но все же я здесь врач.
— Хорошо…
Чжон помог ей встать.
— Хочу принять душ… — направилась к ванной комнате, взяв переодеться.
— Постой… — придержал ее за руку.
Соня устало оглянулась.
— Чтобы понять, как помочь тебе, я должен знать, что произошло… Было ли что-то еще, кроме побоев? — пытался спросить как можно деликатнее.
Щеки Софии покраснели, и она отвела взгляд.
— Нет… Всего лишь выписали пару звонких, чтобы не лезла не в свое дело…
Только после ответа рука Рика отпустила ее.
— Не запирайся, — попросил он. — Если тебе станет плохо, не хотелось бы шуметь, вынося дверь.
Соня согласно кивнула и скрылась в ванной комнате.
Вскоре послышался шум воды.
— Поговори со мной, — сказал Чжон, присев на стул.
Первую минуту девушка молчала. Не могла собраться с мыслями. Когда же мыло начало попадать в ссадины и раны, это словно пробудило ее. Вдохнув поглубже, попыталась взбодриться и рассказала Тэку о том, что произошло.
— Тебе ведь знакомо это? — горько улыбнулась.
— Предательство?
— Да.
— Порой мне кажется, что оно преследует меня по жизни, как собственная тень.
— И почему я так раскисла? Подумаешь, какая-то дура подвела… Тебе наверняка было куда сложнее, когда лучший друг замахнулся ножом…
Чжон невольно вспомнил ту ночь, когда Чан Нам Хён разрезал ему щеку. Он до сих пор ощущал ту боль и горячую кровь, полившуюся по шее и груди.
— Ты говорил, что так и не простил его…
— Если честно… то все же я отпустил обиду…
— Это на самом деле поступок, вызывающий уважение. Я бы так не смогла… — вышла из ванной, на ходу вытирая волосы. — Так и хочется заехать Сильвии по смазливой мордахе.
— У тебя есть успокоительные? Неплохо было бы выпить на ночь.
— Я не пью таблетки… — устало села на кровать, не заметив, как изменился взгляд Рика.
Он, крепко сжав губы, переборол возникшее чувство и уже в следующую секунду вернул себе прежнее настроение.
— Тогда я заварю тебе травяной чай, — предложил другой вариант.
— Хорошо.
— Но сначала надо обработать раны.
Парень принес миску воды, два полотенца и аптечку. Больше всего пострадали колени девушки, которые она сбила, падая от удара. После душа они снова начали кровоточить, залив ноги красной краской. Чжон аккуратно продезинфицировал раны и наложил на них повязки, после чего принялся смывать кровь с ног девушки. Соня наблюдала за его действиями, терпеливо выдерживая болезненную процедуру. Рик так же тщательно обработал и царапины.
Его взгляд строго коснулся шеи, на которой виднелись синяки от пальцев обидчика.
— Мне нужно осмотреть тебя, сиди ровно.
Его рука скользнула под густые кудри Сони и опустилась на спину. Пальцы легонько прошлись вверх по позвоночнику к самой голове.
— Нигде не болит? — уточнил.
— Нет… — ответила, стараясь не смотреть на парня, который находился так близко.
От его прикосновения тело будто кипятком обдавало. Еще и этот терпкий приятный парфюм… Соне стало не по себе, что она предала этому такое значение. «Не смей на него засматриваться. Он — табу», — приказала себе строго. И замерла. Чжон в этот момент легонько взял ее за подбородок, чтобы оглядеть разбитый уголок губ. Его дыхание мягко коснулось ее лица и теперь ледяные иголочки застучали по спине, распугав тысячи бабочек, запорхавших в животе.
— Не буду тебя смущать. Обработай эту ссадину сама, — протянул ей зеркальце. — А я пойду, заварю чай.
И вышел.
Соня уже в который раз залилась румянцем. «Он заметил, что я на него заглядывалась? — прикрыла от стыда глаза. — А я тебя просила не таращиться. Как неудобно вышло…»
Вскоре Чжон вернулся с чашкой ароматного чая. София уже лежала под одеялом, задумчиво царапая палец. Рик сел рядом и отдал девушке напиток.
— Сама сможешь уснуть?
— Да, конечно. Возвращайся домой. Уже слишком поздно. Я и так тебя задержала.
— Я не спрашиваю, который час, а спрашиваю, сможешь ли ты сама уснуть, — значительно приподнял бровь. — Церемонии лишние. Мы все люди. Если тебе нужна помощь, смело говори об этом.
— Конечно же мне спокойнее, когда кто-то рядом. Это понятное дело. Но я должна сама с этим справиться. Тем более, что ничего особо не произошло… Больше накрутила себя.
— Когда на тебя напали, ты еще не знала, что именно случится. Твоя реакция вполне естественная. Ведь они могли причинить тебе больше вреда.
— Я… — задумалась, снова мысленно вернувшись ко встрече с бандитами. — Я тогда попыталась убедить себя, что если даже что-нибудь и произойдет, то это всего лишь случится с моим телом… Мне так было страшно, что я даже вслух это произнесла, — невесело улыбнулась, взглянув на чашку с чаем, которая дышала теплом в ее лицо. — Вспомнила, как однажды ты рассказывал о себе… «Это всего лишь тело. Никто не в состоянии сломить наш дух, пока мы сами не позволим это сделать», — эти слова меня укрепили. Спасибо за них.
— На самом деле ты смелая, раз в такой ситуации вместо того, чтобы молить о пощаде, начала думать об этих словах.
— Мне нужно пересмотреть свое поведение. Нельзя всегда лезть на рожон. А я только это и делаю. Порой гордость так и прет из меня. Но я осознаю это уже тогда, когда чего-то натворю. Однажды ввязалась в забастовку рабочих и загремела в полицейский участок. Так вместо того, чтобы следовать протоколу, подняла там скандал, из-за чего ночевала сутки за решеткой. А ведь могла этого избежать. И что я добилась своим протестом? Кому-то что-то доказала? Нет.
— Важно, что ты осознаешь это. Знание своих недостатков — это уже хорошо.
— Наверное, — принялась пить чай.
— Не торопись.
— Не хочу тебя задерживать.
— Еще не так поздно.
В этот момент на его телефон пришло сообщение от Николь. Он украдкой взглянул на дисплей, прочитав: «Готово. Я выяснила то, что ты просил».
Соня как раз уже допивала чай.
— Он горячий, не спеши. Губы разбиты, — попридержал ее Рик.
— Я умею быстро пить такие напитки. Не волнуйся. Все, — вытерла рот, слегка скривившись, задев рану.
Отставив чашку на стол, улеглась поудобнее, укутавшись в одеяло.
— Я постараюсь быстро уснуть, — пообещала. — Спасибо тебе большое, что помог.
— Не за что. Ты бы сделала то же самое для любого из нас.
— Ты прав…
София закрыла глаза, пытаясь выбросить из головы лишнее и расслабиться.
Рик, как и обещал, просидел с ней, пока она не уснула. После этого разбудил Пьера.
— Твоя сестра упала, я помог ей обработать раны. Не беспокой ее. Она уснула, закрой дверь, — попросил француза.
Тот рассыпался в благодарностях и сделал, что просил сосед.
Чжон тем временем вернулся в свою комнату. Только он остался один, выражение лица сразу стало холодным, а во взгляде поселились жесткость и уверенность в задуманном. Он открыл на телефоне сообщение Николь. В нем было досье и местоположение того самого татуированного, который напал на Соню. Чжон вытянул черный спортивный костюм и переоделся в него. Спрятав лицо за кепкой и маской, покинул комнату.

***

Утро было чудесным. Соня пораньше пришла в больницу, не желая сидеть дома без дела, вспоминая прошедшую ночь. Ей было легче находиться среди людей, погрузившись в работу.
— Девочки, вы видели пациента из десятой палаты? — вбежала в манипуляционную медсестра, когда София делала букет из ромашек.
— Нет. А что с ним? — с любопытством ответили три девушки и тут же обступили вестницу.
— Он такой жуткий, весь в татуировках, — взахлест рассказывала она. — Я слышала, что это один из предводителей мелкой местной банды. Говорят, на него сегодня ночью напали и хорошенько поколотили. Шутник стянул с него одежду и разрезал трусы на заднице, выпустив в таком виде побегать перед своими подчиненными, — зашлась смехом. — Ой, не могу, девочки. Вот это кто-то подшутил. У нас такого отроду не было. Этого татуированного всегда все боялись. Вообще уже обнаглел. И вот так ему утерли нос. Поговаривают, что тот, кто это сделал, появился ниоткуда, словно тень, и так же незаметно и исчез.
— Это же надо было кого-то так зацепить. У нас далеко не каждый пойдет против бандитской морды.
— Ага. А этому ее все же начистили.
Девушки веселились, подбрасывая шутки. Они даже не заметили, как София застыла и с широко раскрытыми глазами слушала их болтовню. Бросив цветы, она поспешно вышла из комнаты и направилась к десятой палате. Там в это время Тэк делал обход.
— Этот пациент поступил к нам около трех ночи, — докладывала Рику медсестра. — Имеет множество ушибов, сбиты колени. Переломов нет. Сотрясения тоже. Есть порез на ягодицах. Обидчик разрезал ему белье и…
— …Может без подробностей обойдемся! — рявкнул татуированный, которого аж распирало от негодования из-за того позора, что он пережил.
Мало того, что неизвестный поколотил и унизил перед его людьми, так еще и слух по всему Сорренто пошел.
Соня, стоявшая у приоткрытой двери, узнала в пациенте своего обидчика, чему очень удивилась. Понять не могла, как так случилось. Ведь и правда история их города еще не знала такого, чтобы кто-то нападал на бандитов. Между собой да, они цапались. Но чтобы вот так, в одиночку, в отместку.
Чжон в это время спокойно делал запись в карточку пациента.
— Вас деликатно обработали, — заметил Рик. — Вы еще легко отделались.
— Ты что несешь? — возмутился татуированный. — Деликатно? Сволочь! Пошел вон! Я хочу выписаться! Немедленно!
— Выпишите его. У него нет особых показаний оставаться здесь, — согласился Тэк.
— Хорошо, — кивнула медсестра. — Я помогу ему собраться.
Чжон вышел в коридор и лишь теперь заметил Соню.
— Доброе утро, — поздоровался первым.
— Доброе утро.
— Как самочувствие?
— Хорошо.
— Отлично, — улыбнулся и направился в ординаторскую.
София, оглядываясь, последовала за ним.
— Чжон, — вошла в кабинет, закрыв за собой дверь.
— М?
— Тот пациент.
— Что с ним?
— Это он напал на меня ночью.
— Правда? — удивился достаточно спокойно.
— Не знаешь, кто его так?
— В данный момент я врач, а не следователь, — начал раскладывать на столе карточки пациентов.
— А ночью ты был в какой роли?
— Намекаешь, что это я его так?
— Ну…
— Я спал, как младенец, — улыбчиво взглянул на Соню. — Еще вопросы есть?
— Нет… — пожала плечами.
— Тогда, если ты не против, я поработаю.
— Да, конечно…
Софии пришлось выйти. Она осталась стоять возле двери, обдумывая случившееся.
— И почему мне кажется, что без этого «спящего младенца» здесь не обошлось?
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)   Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 EmptyВт 15 Фев 2022, 11:55

«Побудь сегодня моим парнем»

Соня насторожено глядела на красиво украшенный стол с ужином, который так неожиданно устроил Бьяджо в своем кабинете. Сам он сидел напротив нее и волнительно потирал руки.
— Сонечка, тебе нравится?
— Да… неплохо… — заставила себя улыбнуться. — Но с чего вдруг?
— Назовем это прощальной вечеринкой перед твоим уходом.
— А… Спасибо.
— Угощайся.
— Ага… — все равно продолжала сидеть, не сдвинувшись с места.
Мужчина налил ей вина и снова предложил поесть.
У Сони абсолютно не было желания ужинать наедине с мэром. Он на нее так поглядывал и так неоднозначно улыбался, что мурашки табуном гоняли по телу. На его расспросы, откуда у нее синяк на губах, давала один лишь ответ — повздорила на улице с хулиганами. Ей не особо хотелось заводить разговоры с ним. Бьяджо все больше и больше настораживал ее.
— Может, потанцуем? — вдруг предложил он, включив музыку. — Не откажете мне перед уходом с работы?
— Я… — растерянно глядела на него. — Но… если кто зайдет, а мы на рабочем месте танцуем…
— Я отпустил всех домой. Никого нет, кроме старого охранника. Он нам точно не помешает. Так что, можете не волноваться, что пойдут сплетни.
— Сплетен я не особо боюсь… Просто… слегка странное чувство… танцевать в таком строгом заведении…
Бьяджо лишь рассмеялся и, взяв ее руку, повел на середину своего кабинета. Он деликатно приобнял девушку и умело повел в танце. Соня была напряжена до отказа. Ей совсем это не нравилось. Тем более, что она буквально каждой клеточкой чувствовала, как мужчина пользуется любым поводом, чтобы коснуться ее, быть ближе. А теперь в танце он время от времени даже касался щекой ее лица. Будто невзначай. Но она то чувствовала, что это было намеренно.
— Если бы сейчас меня увидел один человек, очень бы приревновал… — вылетело из ее губ.
Бьяджо заметно переменился.
— Правда?.. И… кто это? — спросил сжатым голосом.
— Я особо не распространяюсь об этом, но… есть человек, который мне начал нравиться.
— По этой причине вы уходите с работы?
— В некой степени да. Мне уже пора думать о своем личном счастье.
— А… вы ему нравитесь?
— Кажется, это взаимно.
— Вот как… — шумно выдохнул, пытаясь улыбнуться. — Ему повезло.
— И мне тоже. Он замечательный человек.
— Я рад за вас.
— Спасибо. Надеюсь, это искренне.
— Да… И, кажется, вы говорите с намеком… — остановился и сделал шаг назад, убрав от нее руки.
— Сами понимаете… Я девушка принципиальная. Вы хотели проявить вежливость и угостить меня. Но я чувствую себя неловко. Все думаю, как бы неприятно было тому парню, если бы он узнал, что я осталась на работе с другим мужчиной в полном одиночестве.
— Я вас понимаю. Простите, что поставил в неловкое положение.
— Спасибо за угощение. Вы так много для меня сделали. Я поступила с вами нечестно. Устроилась на работу, обнадежила, а теперь вот так ухожу. Надеюсь, вы не держите на меня обиду.
— Ну что вы, Сонечка! Я вами так дорожу и очень рад, что вы хоть немного поработали со мной. И к тому же, это привело к нам вашего брата. Он и правда отличный работник.
— Мне приятно это слышать. Вы не против, если я уже пойду? Мне пора.
— Да, конечно… Спасибо, что все же согласились на этот ужин и приняли мой знак внимания.
София обменялась с ним еще парочкой сладких фраз, мечтая побыстрее вырваться из мэрии. Когда ей это удалось, она поспешно вышла из здания и успокоилась лишь тогда, когда ее каблучки стучали по каменке улиц ароматного Сорренто.
Внутри все бурлило. Она была возмущена. С одной стороны понимала, что ничего особо не произошло. Влюблялись в нее часто. Но ни разу ей не было так неприятно внимание со стороны мужчины.
Сама не заметила, как вытянула телефон и набрала номер Рика. Очнулась, когда в трубке послышался его голос:
— Слушаю.
Соня остановилась и растерянно уставилась на клумбу с петуниями.
— Алло? — повторил Чжон.
Он в этот момент заканчивал дежурство в больнице и делал записи в журнал.
— Это Соня…
— Да, я заметил, кто мне звонит, — тут он приподнял взгляд, оторвавшись от записей. — Что-то случилось?
Голос девушки его насторожил.
— Нет… То есть… Чжон…
— Да?
— Побудь сегодня моим парнем, — выдала, сама от себя того не ожидая.
София прикрыла рукой глаза, смущенно заулыбавшись.
У Рика брови иронично дрогнули к переносице и губы тоже едва заметно отразили улыбку.
— Что на этот раз? — продолжил заполнять журнал.
— Мне нужно сбить оскомину.
— Ты идешь со свидания?
— Откуда ты знаешь? — искренне удивилась. — То есть… Это было вовсе не свидание. Просто Бьяджо устроил в своем кабинете ужин с музыкой и меня теперь всю аж коробит. Он сказал, что это прощание перед моим уходом, а потом пригласил с ним потанцевать и то и дело искал повод ко мне прижаться. Бр-р-р… — вздрогнула всем телом. — Мне нужна реабилитация. Понимаю, звучит странно, но я хочу переключить мысли и перестать чувствовать на себе следы его рук. Так… ты составишь мне компанию? — уж раз начала такую игру, надо было продолжать в том же духе.
— Целоваться будем? — спокойно продолжал делать запись, все так же удерживая на губах легкую улыбку.
— На первом свидании не целуюсь.
— Я это запомню…
— И что за вопрос? — села на скамейку, с которой открывался обворожительный вид на вечернюю бухту.
— Пытаюсь понять, арсенал какого уровня я должен подключить: просто поухаживать или произвести впечатление.
— Не утруждай себя. Обычного ухаживания будет достаточно, чтобы привести меня в чувство, а большего мне и не нужно, — начала кокетливо помахивать ножкой, все еще краснея из-за их разговора.
— Неприступная крепость, значит? Встречали таких…
— Хочешь похвастаться, что мачо-герой?
— Слово «мачо» вызывает у меня другую ассоциацию.
— Обижает, как мужчину?
— Появляется ощущение, что ты сравниваешь меня со своим енотом.
Соня залилась смехом, что развеяло ее напряжение. Голос Рика звучал тепло и спокойно, без пошлости и излишних намеков. Словно общалась со старым другом, к которому всегда могла обратиться с самой большой глупостью.
— Так ты сходишь со мной на свидание? — прикусила губу, улыбчиво поглаживая скамейку.
— Я заканчиваю дежурство через пять минут. Ты где?
— Буду ждать в ресторане, где ты обедал с Домиано. Там изумительный вид на ночную бухту.
— Хорошо, я подойду туда.
— Жду.
Соня прервала звонок и снова заулыбалась.
— Что ты творишь? — прошептала под нос.
А ресторан действительно изумлял. София заказала столик у самого обрыва, из которого открывался вид на темно-синий пейзаж моря. Его зажигали желтые огоньки яхт и круизных кораблей, на которых время от времени вспыхивали фейерверки.

ФОТО:

Чжон не заставил себя долго ждать. Больница была недалеко от этого места, поэтому он добрался до него быстро.
Застал Соню, задумчиво любовавшуюся ночной красотой.
— Не передумала? — прервал ее размышления.
Вздрогнув, девушка взглянула на друга и улыбнулась.
— Не дождешься, — взяла меню. — Ты ведь еще не ужинал?
— Немного перекусил в больнице.
— Знаю я эти перекусы… — принялась внимательно изучать меню и достаточно быстро сделала заказ.
Чжон не мешал ей руководить парадом, заметив, что ей и правда надо выпустить пар.
Ели неторопливо, болтая о всяких пустяках. Соня будто бы немного переключилась, но когда ее тарелка опустела, снова грустно взглянула на бухту и, вздохнув, погрузилась в свои переживания:
— Порой чувствую себя такой маленькой… А еще хочется сбросить с плеч весь груз и передохнуть… Невольно ищу банальное спокойствие… А его все нет и нет… — взглянула на Тэка. — Тебе понравился ужин?
— Здесь хорошо готовят, — согласно кивнул.
— Люблю снимать стресс сладостями, из-за чего порой килограммчики выпирают там, где не стоило бы. Хотя мне все равно, — легонько шлепнула себя по животу.
Кончики губ Чжона слегка дрогнули в улыбке. Он слушал девушку, ни разу не перебив. В карих глазах проглядывались любопытство и мягкость, которую он часто позволял себе в присутствии детей.
— Соседка частенько называет меня дочерью, не оправдавшей надежды… — Софи взглянула на растущие в вазонах цветы. — Этих слов боюсь больше всего… Плевать на сплетни чужих людей, но меня волнуют мысли близких… Что если и они так думают? Вот сейчас… я снова без работы. А что потом? Когда вернусь от вас… И зачем я тебе об этом говорю?..
Чжон пододвинул к ней тарелочку с кусочком шоколадного торта.
— Ты очень деликатно пытаешься закрыть мне рот, — в этот раз Софи рассмеялась и тут же без уговоров взялась за лакомство.
Чжон, улыбнувшись, отпил чай. Софи была залита желтым светом вечерних фонарей и занята сладким десертом. Тэк поглядывал на ее задумчивое выражение лица, все так же продолжая молчать. Девушка в какой уже раз погрузилась в размышления, которые затронули ее чувства. Время от времени она вздыхала, после чего отправляла в рот кусочек торта побольше. Софи не ждала слов утешения или советов. Ей просто не хотелось в этот вечер оставаться наедине с собой. Сейчас было спокойно и уютно. Присутствие парня располагало к откровению и ее это даже не смущало. Хотя одна деталь все же не давала покоя.
— Ты… только не подумай, что я легкомысленная… — все же решила заговорить об этом. — Вот так просто позвонила и бесцеремонно сказала: «Будь сегодня моим парнем». Сама не знаю, почему такие слова вырвались. Ведь я могла просто попросить, чтобы ты со мной поужинал. Наверное, все из-за того, что я не знала, как отбиться от Бьяджо и выдала ему, что мое сердце занято и это взаимно. Вот и наговорила тебе… — водила ложечкой по пустой тарелке, в то время как Чжон еще мягче глядел на нее, как на шаловливое дитя. — Я… росла без матери. Не было рядом женщины, которая бы воспитала меня правильно, как девушку. Поэтому я порой или резковатая, или слишком прямолинейная. Когда-то одна старая итальянка учила меня: «Никогда первая не признавайся мужчине. Не зови на свидание. Не бегай за ним. А то перестанет уважать. Мужчины любят неприступных». Так я вот сегодня и отметилась по полной… — взглянула на Рика, снова краснея. — Прости меня. Я правда не такая… Никогда не вешаюсь на мужчин… По правде, я сегодня немного испугалась близости с Бьяджо… Может, все еще сказывается стресс после того, как меня на днях стукнули пару раз…
— Ты просишь прощения, ни разу не попробовав соблазнить меня. Я сижу, жду, когда хоть подмигнешь, ножкой случайно зацепишь под столом, улыбнешься игриво или хотя бы словом намекнешь. А в итоге мы только и делаем, что уже час уплетаем деликатесы. Так за что ты извиняешься?
Умненькие глазки Сони в этот момент значительно поглядывали на него. Вдруг он подметил, как в них проявились едва заметные слезы, и девушка опустила взгляд.
— Спасибо тебе за все… — прошептала едва слышно.
Не смотря на шумный характер, София все больше и больше раскрывалась перед Риком, как очень добрая и порядочная девушка. И ему это было по душе. Даже несмотря на то, что все же парочка вопросов к ней осталась и достаточно серьезного содержания…
— Надо позвонить Пьеру и попросить спрятать весы, чтобы они не испортили мне настроение, — прервала молчание Софи, вытирая салфеткой губы. — Кстати, здесь отличное мороженое. Закажем?
Тэк отрицательно покачал головой.
— Не будешь? А за компанию? Я же не отстану. Мне одной толстеть что ли?
— Ладно, — заулыбался.
— Клубничное.
— Обычное.
— Нет, клубничное, — свела брови.
— Вижу, спорить бесполезно, — все так же не убирал улыбку с губ.
— И чтобы шоколадом полили.
— Как скажешь.
— А сверху еще орешки.
Тэк уже промолчал.
— Много орешков, — добавила Софи с азартом.
Парень смирился. Ему было легче договориться с каким-нибудь грозным главой мафии, нежели с этой кудрявой упрямой девушкой, у которой глаза блестели в предвкушении вкусного лакомства. Куда и грусть делась.
— Все? — уточнил.
— Да, — согласно кивнула, но вдруг тут же отрицательно замотала головой. — А сверху большая клубничка. С хвостиком и листиками. Чтобы можно было вот так взять и хоп, сразу скушать. Целиком, — лучезарно заулыбалась. — Вот теперь все.
— Заказывай, пока еще чего не придумала… сверху клубнички.
Звонкий смех девушки исцеляющим бальзамом залил его сердце.
Когда принесли мороженное, Софи, как и мечтала, тут же вытянула клубнику и неторопливо отправила себе в рот.
— М-м-м, — закрыла от удовольствия глаза. — Bellissimo!
Тэк поглядывал на огромное мороженное, которое ему надо было осилить.
— С клубнички начинай! — подсказала Софи, указывая на его лакомство.
Замерла, не поняв, чего он смотрит на нее.
— Что? — спросила и вытянула зеркальце.
Ее нос был декоративно украшен шоколадом. Девушка скосила глаза, пытаясь разглядеть, где испачкалась. Тэк улыбчиво подал ей салфетку. Ему не приходилось скучать рядом с этой девушкой. Привыкший все время находиться в кругу коррупционеров и политиков, участвовать в военных действиях и выживать, терпеть ужасы плена, силой заглушать память о прошлом, сейчас парень все так же не позволял себе верить, что все вокруг него настоящее и эта солнечная девушка, испачкавшаяся в шоколад, — не сон, не воображение, а часть его жизни. Часть его «сейчас».
София и мороженное осилила без труда. А вот для Чжона эта задача оказалась не под силу. Смог съесть всего лишь пару ложек и теперь сидел, обреченно поглядывая на десерт.
— И все? — уставилась на него в удивлении Соня. — Тебе не нравится?
— Я не привык много есть, а сладкое — не мой конек.
— А что ты любишь есть?
— Я не фанат еды. Ем, потому что так надо. А что есть, мне все равно. Поэтому чаще всего это обычные блюда.
— Я слышала, что ты ешь несоленую пищу. Почему?
— Кэмп?
— Ну…
— Что он еще натрепал за моей спиной?
— Так почему?
— Я не приучаю себя к комфорту, чтобы легче было выживать в военных условиях. Хорошая жизнь расслабляет и убивает дисциплину. Для солдата это неприемлемо.
— Но ты не всегда был солдатом. До того, как попасть в лагерь, ты жил обычной жизнью. Ведь любил, как мама готовит?
Взгляд Чжона вдруг стал отрешенным, и он погрузился в далекое прошлое.
— Да… Она очень хорошо готовила… Лучше всех. Так всегда говорят дети? Больше всего я любил пить теплое молоко с ее выпечкой. С того времени никогда не ел ничего подобного. Самая вкусная еда в мире.
— И, думаю, дело не в рецепте.
— Да… Дело в материнских руках…
Соня грустно глядела на него. Она сочувствовала, что парню пришлось столько пережить.
— А мне мама ничего не готовила и воспоминаний о ней почти нет, — вздохнула. — Она была занята работой, фотосессиями… Мы все время оставались одни. А потом она и вовсе ушла от нас… Так что, береги воспоминания о своей маме. Что может быть теплее их?
В этот момент прозвучали нотки аргентинского танго «Кумпарсита» и Рик словно пробудился ото сна.

АУДИО - Танго:

Взглянув на собеседницу, парень вдруг хитренько улыбнулся и, встав, подошел к ней.
— Раз вы, мисс, и не собирались соблазнять меня, тогда соблазном займусь я, — протянул руку.
— Танго и вы? — удивилась весело. — Вот так не ожидала. Это интересно. Ну что же, попробуйте соблазнить меня, мистер Тэк.
Приняв его приглашение, грациозно встала и они вышли на середину широкой террасы кафе. Чжон слегка прижал партнершу к себе и, выждав нужный такт, оба закружились в горячем танце.
Парня будто подменили. В этот раз Соне не нужно было показывать, как танцевать. Он так уверенно и легко вел ее в ритме танго, что у девушки дух захватывало.
— Какая красивая пара… — послышался шепот.
Постепенно посетители ресторана переключили внимание на дуэт. Тэк и чувства — это был новый тандем даже для самого парня. София полностью доверилась ему, а он кружил ее, как перышко, деликатно и чувственно прикасаясь к телу. Каждый поворот, наклон, шаг были сделаны согласовано и четко, словно они месяцами отрабатывали их. Пара двигалась, словно играясь друг с другом, как птицы, заигрывая на свидании. Единственное, что отличало Тэка от остальных танцоров, с которыми приходилось Соне танцевать — это взгляд. Танго — всем известный танец страсти. Только вот Рик передавал совсем другие чувства. Соня долго не могла понять, о чем говорили его глаза. Взгляд не был навязчивым, а скорее теплым и уютным. Чжон не показывал огонь чувств, он наслаждался ими, любуясь девушкой. Его движения были благородными, источавшими мужскую силу и обаяние, в то время как Соня показывала каждым движением строптивость и покорность в одном флаконе. Она то прижималась к нему, отдаваясь его силе, то горделиво пресекала любую попытку овладеть ею. Красиво, грациозно, чувственно.
Когда танец закончился, посетители наградили пару щедрыми аплодисментами, а шеф-повар распорядился угостить их вкусным коктейлем за счет заведения. Рик обреченно смотрел на сладкое лакомство, а Соня звенела смехом, глядя на его лицо.
— Это заговор… — тяжело вздохнул и нехотя принялся пить коктейль, заметив, как за ними наблюдает шеф-повар, желая увидеть, как они наслаждаются его творением.
Соня это подметила и это ей безумно понравилось. Он не хотел обидеть человека, от чистого сердца сделавшего им подарок.
— У тебя еще мороженное осталось, — хихикнула, указав на еще дно лакомство.
— Какой кошмар… — прикрыл глаза. — Я лопну…
— Да ты вообще, как воробушек поел.
— Я? Воробушек? Я впихнул за сегодняшний вечер столько, сколько ем за три дня.
— Ну вот три дня теперь не будешь есть. Я вообще не понимаю, как такой огромный парень может так мало есть? Откуда у тебя силы берутся?
— У меня в рационе здоровая калорийная пища без излишеств. А вот это все… — указал на меню. — Как я мог столько съесть? Я с тобой больше на свидания не хожу…
Соня снова залилась звонким смехом.
— Впервые вижу парня, который так волнуется о калориях.
— Я не о калориях волнуюсь, а о том, что сейчас тресну по швам.
— Но мороженное ты все же съешь. Смотри, как шеф-повар ждет от нас похвалы, — она благодарно показала полненькому мужчине большой палец и поцеловала свои пальцы в знак восхищения его стряпней. — Если не хочешь обидеть этого чудесного человека, тебе лучше все съесть.
— Чтобы знал, как на свидания ходить… — проворчал, послушно принявшись есть мороженное.
— Хороший мальчик, — издевалась Соня, пользуясь случаем, что он позволяет это делать.
Все же Рик прикончил десерт и показал шеф-повару «класс». Ведь тот все еще стоял и наблюдал за ними, ожидая оценки его блюд.
— Умоляю, пошли отсюда, пока тебе еще чего не захотелось, — сказал с долей комизма, продолжая смешить девушку.
Он оплатил ужин и поспешил покинуть ресторан.
— Ох, какой кошмар… — шел, поглаживая живот. — Женщина на девятом месяце чувствует себя куда легче, чем я сейчас.
Соня, глядя на него, все время валилась со смеху.
— Кстати, ты любишь пиво? Вот здесь самое вкусное в Сорренто, — указала на вывеску бара.
— Эй! — придержал ее. — Куда намылилась?
— С кальмарчиками. Пальчики оближешь.
— Разве что покусаю. Твои.
— А с какого начнешь? С этого? — протянула ему мизинчик. — Ну так погрызи и пойдем по пивко.
— Мы никуда не пойдем, — придержал ее за руку.
Но она уже стремительно рвалась в бар. Тогда Рик легонько обхватил ее за талию и, приподняв, переставил по другую сторону себя.
— Ты идешь здесь и никуда не сворачиваешь. Поняла? — указал на нее пальцем.
— А почему ты мне приказываешь? Куда хочу, туда и иду.
— Тогда без меня.
— Ты обещал провести вечер со мной. Вот так ты держишь слово?
— Я обещал свидание, а не обжорство.
— Но я хочу пива.
— Тогда я куплю только тебе.
— Самой пить скучно… — надула губки.
— Переживешь, — вошел в бар. — Выбирай, какое, — начал искать кошелек, строго сведя брови.
Не услышав ответ, взглянул на егозу, а она хитренько поглядывала на него, закусив губу.
— Что на этот раз? — спросил, пытаясь удержать улыбку.
— Ты милый.
— Кто бы еще терпел подобное?
— Так ты выпьешь со мной пиво?
— Нет.
— Ответил, как отрезал. Какой принципиальный.
— Я не принципиальный. Во мне уже нет места для твоих капризов. После мороженного пиво… Что ты за девушка такая?
— У меня крепкое здоровье.
— Тогда побереги его, а то надолго не хватит.
— Такие, как я, и коня на ходу, и в избу. Слыхал о таких?
— Да неужели? — рассмеялся, растеряв свою суровость.
— Да. Сомневаешься? Знаю, я трусиха, но порой слетаю с катушек. Могу пойти на подвиг. Возможно, когда-то будет шанс проявить себя, и ты поймешь, о чем я.
Прозвучало для парня неоднозначно. Он уже побаивался подобных слов, которые попахивали предсказаниями в его жизни. А эти именно так и послышались ему.
— Даже если будет когда-то такая ситуация, я запрещаю тебе что-либо делать для меня, рискуя собой. Я уже подустал умирать вместе с дорогими мне людьми…
Соня потеряла улыбку и снова грустно взглянула на него.
— Прости… Взболтнула, не подумав… Я часто сначала говорю, а потом думаю, — вздохнула. — Пошли… — направилась к двери.
— А пиво?
— Мне не хотелось его… Просто надумала немного подразнить тебя и повеселиться. Ты так мило поддавался на мое баловство. Когда еще у меня будет шанс побыть капризной девочкой? — невесело улыбнулась. — Нам пора домой. Ты устал…
И вышла.
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)   Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 EmptyВт 15 Фев 2022, 12:00

Рик догнал ее. Некоторое время шли молча. Парень, чувствуя волнение в воздухе, поднял взгляд к небу и увидел клубящиеся темные тучи. «Как и в тот раз… — зашевелились мрачные мысли. — Мы с Юки гуляли у озера перед последним моим заданием… Ее просьба… поцелуй… Было похоже вот на такое же невинное свидание… А потом… ее не стало… Остановись! Ты не должен быть таким суеверным…» Пытался подавить тревогу, но она лишь нарастала, не давая ему покоя.
Чтобы отвлечься, он взглянул на Соню. Она шла, повесив нос, и тоже думала о чем-то не особо веселом.
— Что-то ты уж слишком долго молчишь. Даже как-то непривычно, — решил ее зацепить.
— Даю возможность отдохнуть от меня, — заставила себя улыбнуться.
— Да что ты? — вдруг обнял ее за шею и легонько прижал к себе. — Бедный я несчастный. Так устал, едва ноги переставляю.
Соне был приятным его жест. Она даже не сопротивлялась и слегка расслабилась, позволив себя обнять.
— Не обижаешься на меня? — спросила негромко.
— За что?
— Морочу тебе голову.
— Ты же девушка. Тебе по статусу положено.
Соня снова зашлась смехом, облегчив Чжону тяжелый груз на душе. Он любил слушать ее веселье.
— Повезет твоей девушке.
— Чем же? Знаешь, сколько нервов надо, чтобы быть ею? В любой момент могу поймать пулю или застрять где-то в плену. А моей девушке сердце рви из-за этого. О семье я вообще молчу…
— Получается, ты даже не планируешь ее? — удивленно подняла на него взгляд.
Так как Чжон продолжал прижимать ее к себе за шею, то вышло с долей комизма, когда она снова немного скосила на него глаза. Рик опустил голову, поглядывая на смешное взрослое дитя. Забавное и в то же время такое серьезное, да еще и кудрявое. Так и захотелось взъерошить ей волосы. Но он удержался от этого, стараясь не слишком приучать ее к себе. Хотя, ему казалось, что бояться этого было уже поздно…
— Не хочу делать любимого человека несчастным, — признался. — Не хочу, чтобы мои дети пережили то, что и я с Николь, потеряв родителей. Что я могу дать женщине? Стабильность, защиту, покой, уют, благополучие? Ничего из этого я не смогу ей обещать.
София не ответила, глядя себе под ноги.
— Чего снова умолкла? — улыбчиво щелкнул ее по носу.
— Мне жаль…
— Да ладно. Семья — не единственная цель в жизни человека. Если подумать, защищать жизнь мирного населения тоже кому-то надо. И мне нравится это. Не скрою, что не люблю место, где работаю, но миссии, которые приходится выполнять, действительно вдохновляют меня. Быть солдатом, агентом, врачом — важность такой работы дает мне силы.
— Но ты был бы не менее хорошим мужем и отцом… И каких деток хороших мог бы воспитать… Миру нужны такие люди.
— Ох уж эти девушки, — рассмеялся. — У вас одно в голове.
— Разве тебе самому не хотелось бы иметь семью? Только честно.
Он снова взглянул на нее и в этот раз немного дольше задержал взгляд. Потом ослабил руку и отпустил. Она нехотя отступила от него и пошла рядом.
— Молчание — знак согласия, — подколола.
— Зачем говорить о том, что никогда не станет реальным? Не люблю пустые слова.
София хотела что-то сказать, но оглушающий раскат грома встряхнул воздух.
— Ох ты ж… — дернулась от неожиданности. — Какие тучи набежали. Сейчас точно будет ливень.
Тэк оглянулся в поисках укрытия. Но они вышли на дорогу, которая соединяла две части города, и кроме деревьев у обочины больше ничего не было.
— Пошли быстрее. Нам нужно добраться до тех зданий, — указал вперед и, взяв за руку Софию, побежал к двухэтажным постройкам.
Но им так и не удалось добраться до них вовремя. Дождь полился, как из ведра. Соня, вскрикнув, прикрыла рукой глаза, чтобы хоть немного различать дорогу. Чжон на ходу скинул с себя летнюю куртку и накрыл ею девушку.
Так и добрались к первому зданию. Им оказался хлебный магазин. К сожалению, он уже был закрытым, поэтому пришлось остановиться под навесом. Соня отряхнула куртку парня и протянула ему.
— Зачем отдаешь? Набрось на себя, простынешь, — сделал замечание.
— Это летний дождь. Он теплый.
Тогда Рик опустил взгляд на ее платье.
— Симпатичные кружева, но не стоит их показывать всем, — сказал с намеком.
София тут же оглядела себя и в спешке прикрылась курткой, обнаружив, как сильно промокла ткань на груди, что стало видно белье.
— Ой, — смущенно заулыбалась. — Я надену ее…
Принялась натягивать куртку и, как назло, застряла в ней из-за того, что была мокрой. Чжон аккуратно помог ей справиться с одеждой и застегнул куртку на пуговицу, чтобы не расходилась, обнажая промокшую девушку.
— Спасибо… — поджала губы, отводя от него смущенный взгляд.
Она повернулась к дороге и в этот раз всеми усилиями попыталась делать вид, что очень внимательно разглядывает то капли воды, струящиеся с крыши, то дорогу, по которой бежали визжавшие из-за дождя прохожие, то машины, проезжавшие мимо, окатывая встречных с ног до головы, а те вдогонку кричали на итальянский манер слова возмущения.
Чжон снова выглядел спокойным и тихим. Он в свою очередь делал вид, что ничего не случилось, заметив, как неловко его спутнице.
— Когда же он прекратится? — начала ворчать Соня.
— Судя по лужам, может затянуться надолго. Подожди здесь, я сбегаю домой за зонтиками.
— Постой… — удержала Рика за руку и тут же отпустила, не смея касаться его после казуса с платьем. — Ты сильно промокнешь. К дому не так близко.
— Тогда я поищу такси.
— В такую погоду туристы уже давно разобрали их. Будет сложно найти свободное.
— Ты промокла, замерзнешь. Надо поискать кафе и там подождать. Хотя бы чаем согреешься.
— Почему ты только обо мне говоришь? Согреемся, — исправила его.
— В меня даже чай уже не поместится после ужина с тобой.
Это помогло Соне немного расслабиться.
— Вижу, если еще раз приглашу на свидание, ты откажешься, — смеялась.
— Однозначно. Разве что мы проведем его, мирно гуляя по набережной.
— Там, кстати, продают неплохую пиццу.
— Кошмар… — взглянул на небо, рассмешив ее еще больше. — Здесь поблизости есть кафе?
— Здесь нет. Маленькие уже закрылись. Большие далеко отсюда.
— Вот так влипли… Замерзла? — взял ее руки. — Холодная совсем, — принялся растирать пальцы и дышать на них теплом.
— Чжон… не стоит… — хотела убрать от него руки.
— Стой послушно. Еще простуды не хватало. Скоро летишь к нам в штаб. Чихи решила туда привести?
— А-а-а, так ты за штаб свой волнуешься?
— Ну а как же? Я солдат. Пекусь о своих. Теплее?
— Еще бы. Какой горячий парень греет.
Чжон снова не сдержал улыбочку, но в этот раз на девушку не взглянул, все так же пытаясь согреть ее руки.
Вдруг коснулся ее носа и щек.
— Да ты совсем продрогла… — нахмурился.
— Это лето.
— Это ночь. И дождь совсем не теплый.
— Мне не холодно.
— А дрожишь, видать, от неудержного желания потанцевать чечетку. Иди сюда, — сделал шаг к ней и обнял.
— Со стороны выглядит как-то неоднозначно… — начала возиться в его руках.
— Я об этом думаю в последнюю минуту, когда речь идет о здоровье. Простуда тебе не к лицу.
— Тогда дай я стану к тебе спиной.
— Стой как стоишь. Подышишь на меня, и я согреюсь.
Соня подняла на него взгляд. Оба оказались так близко друг к другу, что София еще активнее завертелась и таки повернулась к нему спиной. Чжон уже едва сдерживал смех. Такой экземпляр ему еще не встречался. Если бы на месте кудрявой была Лилу, то она бы уже у него на шее висела и визжала от счастья. А тут едва удерживал, так и норовила сбежать.
А Соня в этот момент озадаченно глядела на руки парня, которые теперь обнимали за плечи и за талию, пытаясь ее согреть. Смущение возросло. Поэтому она снова начала копошиться и таки повернулась к нему лицом, уперевшись руками в его грудь.
— Все? — уточнил. — Теперь можем спокойно стоять и греться? Или еще покрутишься?
— Нет. Все. Ты… тоже холодный, — аккуратно коснулась его мокрой рубашки.
— Так ведь никто не греет. Только вертится, — хитро заулыбался.
— Так мне что, грудь тебе растереть? — наконец-то пересилила свое смущение.
— Думаю, что после этого я, как благородный мачо, должен буду на тебе жениться. А я, как уже говорил, к этому не готов.
— Вот же! — ухватила его за нос.
Оба смеясь, едва снова не оказались под дождем.
— Стой тихо, не буянь, — попросил он.
— Посмотрим на твое поведение…
Немного наклонилась к нему и начала дышать на его грудь.
— Теплее? — спросила тихо.
— Теперь да, — улыбнулся так по-доброму, что Софию уже и согревать не надо было, добротно обдало жаром все тело.
— Мне… так неудобно из-за платья… — не умела Соня молчать, если что не давало покоя.
— Не волнуйся. Я не таращился на него. Просто заметил, что промокло.
— Быстро оцениваешь ситуацию. Кружева, однако, успел заметить, — начала ворчать.
— Так красивые же. Цветы в глаза сразу бросаются, — улыбался, ожидая новую волну недовольства.
— Ты это специально? Дразнишь меня? Даже разглядел, что цветы были? — раскраснелась пуще прежнего, стукнув его по груди.
— Да не видел я ничего. Просто на кружевах почти всегда цветы. Банальная логика.
— Ну да…
Пару секунд стояли молча, после чего Рик добавил ночи красок:
— Это были ромашки?
— Чжон, бесстыдник! — принялась его сначала легонько бить по груди, а потом щипать за живот.
— Эй, потише ты там, — дернулся слегка назад, пытаясь выстоять перед такой активной атакой.
— Мог бы и промолчать, чтобы не смущать меня.
— Что? И правда ромашки?
— Блин… — улыбчиво уткнулась ему в грудь, чувствуя, как вся горит от стыда.
Он, посмеиваясь, успокаивающе погладил ее по голове.
— Не волнуйся. Я не глазел на тебя.
— Я и не волнуюсь… Мне просто нравится с тобой цапаться.
— Мне тоже.
— Вот же…
— Два сапога пара…
Хохоча, весело прижались друг к другу, удивляясь, насколько им комфортно и хорошо вместе, словно знакомы были с пеленок.
Дождь длился с полчаса точно. Но двоих друзей он уже не заботил. Они нашли способ согреться и простояли в обнимку до самого его конца.
— Мне сложно будет без таких соседей, — призналась Соня, когда оба шли домой, шлепая по лужам. — Особенно буду скучать по тебе и Кэмпу.
— Когда увидишь меня в штабе, быстро изменишь мнение, — посерьезнел Чжон. — Я превращусь в жестокую и беспощадную машину, которая может причинить даже тебе боль…
— Будешь суровой и строгой ледышкой, какой был, когда сюда приехал? Не думаю, что это меня напугает. Я теперь знаю, какой ты настоящий.
— Как можешь так уверенно говорить? Даже я не знаю себя до конца.
— Ох, Чжон, ты даже не подозреваешь, какие у меня способности в чтении людских сердец. Я могла бы легко предсказывать будущее. Но не потому, что способна заглянуть вперед, а потому что хорошо могу разглядеть характер человека и логично додумать, к чему его приведет собственная натура. Хочешь, могу и тебе предсказать?
— Нет, — прозвучало грубо.
Он поспешно пресек ее предложение, только бы она прекратила повторять то, что делала Юки перед своей смертью. Ведь та тоже ему гадала по руке. Он никогда не был суеверным, но сейчас его внимание цеплялось за любую мелочь. Не потому ли, что он привязался к Соне и боялся за нее, как и за тех, кого потерял? «Всех, кого я любил, касался злой рок…» — угнетала его мысль.
Вдруг он начал чувствовать некий дискомфорт. Знакомое ощущение, появлявшееся каждый раз, когда за ним втайне наблюдали. Чжон будто невзначай начал оглядывать улицу, по которой они шли. Вдруг взгляд зацепился за машину, ехавшую внизу возле моря. Только Рик заметил ее, как водитель тут же нажал на газ и скрылся за первым поворотом.
— Чжон, — позвала его София. — Что случилось?
Ее обеспокоило настороженное выражение лица Тэка.
— Ничего. Показалось… Пошли домой. Уже поздно и ты промокла.
— Ты тоже.
— Я привычный.
— Это не значит, что не можешь простудиться.
— Только не из-за дождя.
— Какой самоуверенный.
Рик промолчал, погрузившись в размышления, кто же может за ним следить, да еще в машине Джиана? Сам Ван? Но зачем? Ему в это слабо верилось. Но тогда кто еще?
— Вот мы и дома, — услышал, будто где-то издали.
Взглянул на Соню. Она умненькими пытливыми глазками приглядывалась к нему.
— Ты что-то скрываешь от меня, — заметила она. — Что случилось? Ты кого-то заметил по дороге? Поэтому так заторопился? Я не должна об этом знать, поэтому?..
Она не договорила, так как снова пошел дождь.
— Давай поднимемся ко мне, я отдам тебе куртку, — предложила Соня.
— Завтра. Иди в дом, — ответил строго.
— Мое свидание и мне решать, когда оно закончится, — склонила хитренько голову набок. — Ты должен провести девушку до самой двери, как истинный мачо.
Рик лишь теперь немного расслабился и улыбнулся.
— Ты права. Пошли, — подал ей руку и помог подняться на первые ступеньки, ведущие к ее дому.
Там они остановились под навесом, по крыше которого с силой начал тарабанить дождь.
— Чжон, — позвала, опершись о деревянный брус, — когда поедем в штаб, ты будешь проводить допрос?
— Это зависит от распоряжения главы.
— Он у вас строгий?
— Дело не только в этом.
— ?
— Мы с ним не в ладах. Поэтому сложно сказать, что взбредет ему в голову.
— Меня могут пытать?
— Ты ведь добровольно идешь на допрос. Не думаю, что до этого дойдет.
— У вас допрашивают с помощью детектора лжи?
— Да. Как и во всех спецслужбах.
— Понятно… — вздохнула.
— Волнуешься?
— Совру, если скажу, что нет. Мне немного страшно. А если… они надумают задержать меня, пока не поймают отца, где я буду жить? В камере?
— Нет. Ты выступаешь свидетелем. Тебе выделят комнату. А еще у нас агенты могут брать свидетелей на попечение. Например, Кэмп или Николь могут взять тебя к себе.
— А ты?
— Если останешься со мной, наживешь себе врагов.
— Звучит неутешительно… Ты там чужой среди своих?
— Что-то типа того. В штабе не только за стенами война, но и внутри них. Но об этом ты не должна беспокоиться. Кэмп заберет тебя к себе. С ним ты будешь в безопасности.
— А если останусь в обычной комнате для свидетелей?
— Тебе лучше быть с кем-то. Штаб — непростое место.
— Предполагаю, что там ты действительно превратишься в ледяную глыбу и сделаешь вид, что меня не знаешь.
— Мне придется.
— Ради чего?
— Тебя самой.
— Но почему?
— Потому что всем, кто близок со мной, грозит опасность. В штабе ты должна забыть наше прошлое в Италии и просто следовать инструкциям.
— Значит… мы действительно скоро станем чужими?
— Таковы правила мира, в котором я живу.
Соня глядела на него немного расстроено. Видно было, что ей этого не хотелось.
— Жаль… — произнесла едва слышно.
— Мне тоже…
— Могу все же надеяться… что в твоем сердце, скрытом от других… я поселюсь приятным воспоминанием и другом? Мне было бы очень приятно остаться в нем солнцем, а не пасмурным днем…
— Я не забываю тех, кто так старался согреть меня под проливным дождем.
— Прозвучало неоднозначно, — снова с интересом склонила набок голову.
— Читай между строк, — с грустной улыбкой слегка дернул ее за нос.
Соня, мило смутившись, заулыбалась, сначала отведя взгляд, а потом снова взглянув на Рика. Мягко, нежно, с теплом.

ГИФКИ:

Несмотря на ночь, цвет этого момента был желтым. Солнечным и согревающим. Синие глаза девушки казались сейчас такими бездонными, а ямочки на щеках точь-в-точь, как у него… Чжон скрыл от Сони большую половину тепла, которое она смогла сегодня пробудить в нем, и сохранил его глубоко в сердце, чтобы никто не заметил и снова жестоко не своровал. «Спасибо, Соня… Впервые за долгое время кто-то смог вернуть мне самого себя хотя бы ненадолго. Я уже и забыл, что такое… жить… Но… возможно сейчас ты в последний раз видишь меня таким. Возможно, уже завтра перед тобой предстанет прежний Тэк. Не держи обиду, если я буду грубым с тобой. Кто знает, к чему Форт вынудит меня прибегнуть…» — подумал, а вслух сказал:
— Мне пора. Иди в дом, замерзла.
— Спасибо за сегодня. Я даже думать забыла о Бьяджо.
— А как ты после истории с подругой?
— Которая подставила меня? Никак. Я в очередной раз поняла, что дружба — понятие столь же непостоянное, как и погода. Человек до тех пор с тобой рядом, пока ты ему интересный и выгодный. Если у тебя не хватает сил его веселить и развлекать, то постепенно он уйдет от тебя туда, где ему будет интереснее. Каждый во всем ищет выгоду. Даже в дружбе. Поэтому я никогда особо и не полагалась на нее, несмотря на то что живу в Италии, столь открытой для общения стране. Порой дружба напоминает цирк, где ты должен быть клоуном, чтобы на твое шоу пришли. Возможно, это значит, что дружба, как и любовь, — труд и самоотдача. Но тогда какая ценность дружбы, если человеку нужно отдать все свои силы, чтобы быть интересным, в то время как он истощен? Кто наполнит его? Кто поймет и услышит? Никому не нужно твое нытье и проблемы. Я никогда не верила во все это… Всегда сама по себе в своих заботах, которые и даром не нужны другим. До сих пор не могу ответить на вопрос: я романтик или практичный человек? Мое сердце еще хочет надеяться на тепло этого мира, а вот ум давно в него не верит.
«Как мы с тобой в этом похожи…» — улыбнулся Рик, промолчав.
— Что-то я разболталась, — поправила волосы. — Нам пора расходиться. Ты сегодня отлично отыграл роль моего парня.
— Обращайся, если будет надо.
— Могу и привыкнуть.
— А вот это не советую.
— Твоя прямота порой отрезвляет лучше леденящей воды.
— Я хирург. Чтобы вылечить или предотвратить болезнь, часто делаю больно.
Соня не спешила ответить и с интересом поглядывала на него.
— Подари мне свою куртку, — попросила вдруг, на что Чжон невольно рассмеялся.
— Твоя прямота тоже не пасет задних.
— Я больше не собираюсь навязываться тебе. Сегодняшнее свидание стало дорогим подарком. Надеюсь, не только для меня. Можешь считать себя снова свободным. Но вот одна просьба у меня все же осталась: хочется что-то на память от тебя. Куртка вполне подойдет. В ней тепло и удобно.
— Она великовата на тебя.
— Суть ведь не в форме, а в значении подарка.
— Может, все же поцелуй? Думал, такой подарок будет ценнее для девушки на свидании.
Соня уловила в его глазах коварных хитрый огонек. «Ах ты ж лис. Проверяешь?» — улыбнулась своим мыслям.
— Мои поцелуи слишком дорого стоят, чтобы ими разбрасываться. Они предназначены только для настоящих отношений, а не временного баловства. Надеюсь, это не заденет твое мужское самолюбие? — добавила в слова перчинки.
— Уже задело.
— Мне жаль.
Рик вдруг сделал шаг к ней и поднял руку. София тут же стала строгой и даже слегка сердитой. Она перехватила его запястье и значительно посмотрела в глаза, всем видом выражая немое возмущение: «Это уже наглость!».
— Чжон, не разочаровывай меня.
— Извини, но я не все могу подарить тебе.
Улыбчиво освободил руку и все же протянул ее, но не к лицу девушки, как та подумала, а к карману, из которого достал свой старый блокнот.
— Для меня эта вещь очень ценная, — качнул им в воздухе, в то время как девушка даже не подозревала, что в нем находится ее портрет, который Рик нарисовал после того, как она ему приснилась. — Теперь куртка твоя, как ты и просила.
София сначала растерянно посмотрела на Рика, а потом, покраснев, неловко заулыбалась, потерев висок.
— Как неудобно вышло, — пожала плечами. — Извини…
— Ничего, переживу. Как девушка, имеешь на это право, — значительно приподнял бровь.
— Ты все же со своими замашками мачо ввел меня в заблуждение, — продолжала посмеиваться.
— Да, я и правда не особо скромный парень.
— На самом деле твоя внешность обманчива. Ты лишь пытаешься таким казаться.
— Хочешь совет? Не стоит мне так доверять. Лучше продолжай держать дистанцию. Спокойной ночи, — подмигнул и направился к воротам.
София провела его взглядом, не спеша идти к себе. Она ждала, обернется он или нет. Но Чжон без лишних расшаркиваний спустился вниз и вошел в дом Россы.
— Да уж, тебе и правда верить опасно… — прошептала девушка.
В доме Джузеппы была идеальная тишина и выключен свет. Команда Рика эти дни так усердно готовилась к операции в вилле графини, что сегодня отрубилась раньше прежнего.
Проходя мимо кухни, Чжоном вдруг овладело знакомое волнение, появлявшееся, когда рядом находился кто-то им незамеченный. Рик остановился и хотел включить свет, но на фоне окна заметил силуэт. Широкие плечи и длинные волосы, верхняя часть которых была собрана в хвост, выдала их владельца.
— Не спится, герой? — хрипло пробасил Тэк.
— А ты все так же испытываешь судьбу?
Чжон, сузив глаза, пытался разглядеть своего злейшего врага, вслушиваясь в каждую ноту его голоса, ища в нем любую зацепку, которая бы помогла понять, что у того на уме.
— Следишь за мной? — Рик вошел в кухню.
— В твоем голосе слышен страх… Боишься?
Рик уловил в словах провокацию, желание выбить из равновесия и внушить тревогу.
— А тебя стоит бояться? — улыбнулся, сев за стол.
Он хотел воспользоваться шансом поговорить с врагом. Минору ответил взаимностью, словно тоже давно уже искал для этого повод. Он сел напротив Чжона и уличный фонарь вырвал из полутьмы его строгие азиатские черты.
— Чипа нет, так чего здесь околачиваешься? — закурил Тэк, выпустив белый дым, который тут же принялся ощупывать полутьму кухни.
— Вас берегу от глупостей.
— Как мило… Герой, ты, как всегда, очень заботлив.
— А ты, как всегда, очень рисковый.
— Подсматриваешь, кто станет мне ближе, чтобы навредить ему? Это ведь вполне в стиле «Триумвирата».
— А разве не Форта?
Оба впились друг в друга колким взглядом.
— Защищаешь свое логово? — выдавил ухмылку Тэк.
— Каждый верен своему.
— Правда? — почему-то Чжон вдруг задумчиво опустил взгляд, проведя большим пальцем по подбородку.
Он словно усомнился в этих словах. Так усердно пытался играть против Минору и вдруг с такой легкостью открыл ему карты, дав понять, что сомневается в Форте. Но что действительно его удивило так это то, что в этот момент он перестал ощущать со стороны Минору опасность. Лишь только улавливал колкости, которые, впрочем, были неотъемлемой частью их общения с первых минут знакомства.
Тэк потерял счет времени. Он и не заметил, что отвлекся от разговора и уже достаточно долго сидит молча, погрузившись в свои мысли. Подняв взгляд, увидел Минору, который тактично ждал, когда собеседник вернется к нему сам. Их взгляды снова встретились. Что-то новое появилось в глазах Ито. Он будто хотел о чем-то рассказать, но не мог. Сожаление? Боль? Сочувствие? Что он хотел раскрыть Чжону?
— Ты все же встретил ее… — нарушил Ито молчание.
Тэк вопросительно взглянул на парня.
— Я видел у Мацуды фото твоего рисунка… Она часто его разглядывала. Ты нарисовал Софию… А ведь еще не знал ее тогда…
— Какой наблюдательный, — в этот раз темная тревога окутала Чжона.
«Фумико настолько заинтересовал мой рисунок?» — забеспокоился он. И вдруг страшная догадка ужаснула его, когда в памяти возникла машина, все время преследовавшая в Сорренто. «Она?» — предположил Рик. Если это была правда, то Софии угрожала серьезная опасность. «Но почему в машине Джиана? Они ведь злейшие враги…» — попытался взять себя в руки и дать волю холодному уму, чтобы разобраться.
Тэк взглянул на Минору.
— Старая история, — не захотел признаваться о сне. — А твоя госпожа, небось, тоже где-то рядом? Куда же ты без нее?
— Фумико не в Италии. Можешь за это не беспокоиться, — все же уловил настрой собеседника.
— Вот как? Что же ты бросил ее?
«Фумико все еще жива, как я и думал. Что она замышляет на этот раз? Почему он заговорил о Софии? Минору не будет попусту бросать слова на ветер», — продолжал попытки разгадать головоломку Чжон, ведь слухи ходили разные. Некоторые предполагали, что Мацуда все же не выжила после аварии в Гудзоновом заливе.
— А ты не слышал? — в это время ответил Ито. — Сакурада изгнал Фумико из «Триумвирата».
Чжон замер. Что-то не клеилось. Как такое могло произойти?
— Ее обвинили в заговоре и предательстве. После Гудзонового залива мы с ней бежали в Тайвань, там она создала свою организацию. На то время я вернулся в «Триумвират», но она не пожелала этого сделать. С того времени мы стали замечать, что ее люди действуют против наших планов. Поэтому Сакурада и объявил ее предательницей.
«Почему он мне это рассказывает? Слишком уж разоткровенничался. Возможно, хочет, чтобы я в это поверил? Усыпляет мою бдительность? Я должен все проверить…» — Чжон продолжал попытки раскусить намерения Ито.
— И ты тоже считаешь ее предательницей? — поинтересовался Тэк.
— Я лишь выполняю свою работу. Не зная истинную правду, я не могу делать выводы.
— Как благородно и так похоже на тебя. Послушаешь, так и веришь сразу. И я бы поверил, если бы нас с тобой не связывали парочка печальных историй.
— Ты все еще держишь зло за вторую операцию в Гудзоновом заливе?
— Мои люди сильно пострадали тогда. Ты был во главе той операции.
— Каждый из нас выполнял свой долг.
— Твой долг — служить злу? Приказы «Триумвирата», Гудзонов залив, Ари… Сколько еще людей ты готов подставить под свой удар?
— Мой долг — защищать тех, кто позволил мне жить.
— И тебе все равно, чем они занимаются и ты вместе с ними?
— Если бы твоя сестра пошла против закона, ты бы отказался от нее?
— Я бы сделал все, чтобы отвернуть ее от такого пути.
— Но я не могу этого сделать. И забыть о долге тоже.
— Звучит так, будто тебе «Триумвират» спас жизнь.
— Так и есть.
— Истинные слова героя… Ты преданный, но безвольный. Я был лучшего мнения о тебе.
— Поэтому будь осторожен. Потому что ты не такой, как я. И это влечет за собой беды. Ты и все, кто рядом с тобой, всегда в тени угрозы. Я не знаю, как свела тебя судьба с Софией и откуда ты ее знаешь, но близость с тобой подставляет и ее под удар.
— А ты чего так распереживался? Потому что тебя послали уничтожить того, кто со мной сблизится?
— Вспомни Юки.
— А почему же ты не уберег ее? Разве безопасность Юки не была твоей главной миссией как верного пса? — в этот раз не удержал в голосе ноты гнева.
Минору замер. Тэк не ожидал увидеть столько боли в его глазах. Ито изменился в лице и опустил взгляд.

ФОТО:

— Кажется, в тебе еще осталось что-то человеческое, — ухмыльнулся Рик. — Хотя если бы она не была дочерью твоих хозяев, мучило бы тебя такое же угрызение совести? Когда подымал руку на других невинных людей, наверное, сожаления в глазах не было? — закипало все внутри. — Сколько жизней на твоей совести? Как ты с этим спишь?
— В Гудзоновом заливе были десятки людей «Триумвирата»… В дело Ари были вовлечены и другие кланы… Так почему же ты ненавидишь так только меня? — устало спросил Минору.
Чжон не сразу ответил, сердито глядя на Ито.
— Потому что в тебе, сволочь, тогда, в логове «Триумвирата», я увидел человечность. Кроме Юки и Шиничи, ты единственный, в ком я разглядел горячее и искреннее сердце. Но ты оказался лишь безвольным псом, который, поджав хвост, слепо выполняет грязные указания. Я до сих пор не знаю, почему так поверил тебе. Может, потому что ты рисковал ради моей жизни? Не знаю. Но разочарование настолько сильное, что хочется стереть тебя с лица земли. Как ты мог продать себя? Мне противно даже дышать с тобой одним воздухом. Если подвернется случай растоптать тебя, я это сделаю без сожаления.
С этими словари Рик встал и вышел из кухни. За эти годы ненависти к Минору считал, что просто не может простить ему свой отряд в Гудзоне, Ари и работу на «Триумвират». Но только сейчас, когда сказал все вслух, вдруг понял, что не это была главная причина. Что-то еще мешало ему отпустить гнев к Минору. Что-то противоречивое и едва уловимое. То, что раздражало и не давало покоя интуиции. Рядом с Минору он еще больше чувствовал себя марионеткой в руках таинственного кукловода. Что-то его настораживало, вызывало массу вопросов и неуверенность. Рядом с Ито Чжон словно погружался во тьму неведения, наполненную сомнениями и коварством существ, затаившихся где-то рядом.
Вернуться к началу Перейти вниз
Lana
Администратор
Администратор
Lana

Сообщения : 12073
Корейчиков : 18343
Камсаамнида : 4671
Дата регистрации : 2011-06-07
Откуда : Остров Fate

Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)   Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 EmptyПн 16 Май 2022, 15:33

Лживая правда

Знакомые звуки, предметы и ощущения вернулись: щелчок магазина с патронами, аппарат для связи, акупунктурные иглы в маленьком кармане, пару небольших кинжалов за поясом…
Шум и голос Николь в небольшом приборе в ухе спросил:
— Проверка связи. Как слышно?
— Слышу хорошо, — взял с ночного столика наручные часы и надел на правую руку. — Подготовила, что я просил? — вышел из своей спальни и направился к команде.
Все сидели в одной комнате за ноутами и каждый проверял свою часть работы. К вылазке в виллу графини они готовились целую неделю. Система охраны у Сесилии оказалась не такой уж простой, пришлось повозиться. Это задание было последним в их итальянской миссии. Если все пройдет гладко, уже через пару дней они должны будут вернутся в Форт. Радовало это команду или нет — этого никто не показывал. Хотя на самом деле ребята очень сожалели, что их «каникулы» заканчивались. Возвращаться в холодные стены Форта, пропитанные жестокостью и серостью, не было желания. Особенно Лилу, которая глубоко в сердце ненавидела это место, еще подростками сделавшее ее и брата пленниками и рабами.
Чжон остановился у окна. Николь, подойдя к нему, незаметно для остальных отдала небольшой футляр, в котором лежали три изготовленные ею жучка для слежения. Брат с сестрой обменялись взглядами и Рик обернулся к остальным.
— Сегодня наша последняя операция, — сказал негромко. — Действуем, как договорились: я проникаю в дом графини, осматриваю лабораторию, устанавливаю жучки. Вы — мои глаза. Тщательно следите за ходом операции. Если что-то выходит из-под контроля, никто не идет мне на подмогу. Все остаются здесь, связываются с Центром и немедленно убираются из города вместе с Софией Легранд. Каждого, кто ослушается моего приказа, ждет наказание, — строго придавил ребят тяжелым взглядом.
— Даже если тебе будет грозить смерть? — нахмурилась Лилу. — Приказываешь бежать, как крысам? Сам бы так поступил? — швырнула в него карандаш.
— Мои приказы не оговариваются, — повысил тон.
От его слов тела рыжей коснулся холод. Гюри слегка съежилась и опустила голову.
— Меня все услышали? — еще строже громыхнул голос Чжона.
— Да, — ответили ребята.
— Слишком расслабились. Мы здесь на задании. Или забыли? Действуем четко по правилам Форта.
— Ну да… — иронично ухмыльнулся Кэмп. — Только Форт мог установить такие правила…
—…Разговорчики, — сделал ему замечание Тэк.
Кан Чжун Ги промолчал. Ему было противно. Для себя он железно принял решение: если Чжон будет в опасности, отправится ему на подмогу. А потом пусть хоть камни с неба. Больше он трусливо не сбежит, бросив друга.
— Сверим часы, — пробасил Рик, подняв правое запястье. — 22:17.
— Да, — ответили остальные.
— Когда буду у цели, выйду на связь.
С этими словами Чжон открыл окно и с легкостью скользнул в него.
Николь проследила за Риком и замерла, задумчиво поглядывая в ночную пустоту.
— Выглядишь спокойной, — заметил Пак Мин Чжэ, вальяжно подойдя к девушке. — Разве не волнуешься за братца? В серьезное логово полез.
Га Ён ничего не ответила и села за стол, где был ее ноутбук. Следователь продолжал поглядывать на нее. Потом заварил кофе и поставил рядом с ней.
— Не стоит делать вид, что все в порядке. Беспокоиться о близких — это нормально, — мягко улыбнулся.
Николь нехотя подняла на него взгляд. Доброжелательность парня слегка смягчила ее.
— Спасибо, — но ответ все же был скудным.
Пак Мин Чжэ сел за соседний столик. Он все поглядывал на Га Ён.
Вскоре девушка растеряла свою уверенность и заметно начала волноваться, то и дело царапая ногти. Николь напряженно глядела на экран ноута, где было видно перемещение Чжона. А он все ближе и ближе приближался к вилле Сесилии. Лоб Га Ён стал слегка влажным. Пак Мин Чжэ продолжал не без участия наблюдать за ней, в свою очередь заметно сопереживая.
 
ФОТО:

— Я на месте, — послышался голос Рика.
— Начинаем, — скомандовал Кэмп, оставшийся за главного.
Он был сегодня сосредоточенным и молчаливым, даже слегка грубоватым, что было ему не свойственно.
Рик в это время свернул с дороги и пошел вдоль стены.
— Здесь, — остановила его Гюри. — Отключаю первую сигнализацию. У тебя полминуты.
Чжон перелез через забор и спрятался за старым деревом.
— Готово, — шепотом дал сигнал и шмыгнул в заросли сада.
— Осторожно. В твою сторону направляется два охранника, — продолжала вести его Лилу.
Кэмп хмуро следил за ходом операции. Зеленая точка на схеме здания Сесилии — это был его друг. Она то быстро перемещалась по территории виллы, то замирала, если рядом кто-то появлялся. Напряжение росло.
Постепенно Тэк добрался до черного хода. Он подключил к панели для ввода пароля небольшой прибор и за дело взялся Дзиро. Тонкие пальцы парня быстро забегали по клавиатуре. Прозвучал тихий сигнал и дверь щелкнула. Чжон тенью проскользнул в виллу.
Пока операция проходила гладко. Ребята слажено выполняли каждый свою часть работы. Вместе они срабатывали, как единый механизм, поэтому Тэк быстро добрался до лаборатории и проник в нее. Это оказалась большая комната с тремя рядами столов. На одном из них стояли компьютеры, на центральном размещались различные приспособления для проведения химических экспериментов. А вот третий ряд был пустым. И больше ничего. Полагаться следовало только на слежку. Поэтому Рик в удобных ракурсах расставил жучки.
— Пора уходить, — сообщила Лилу. — К вилле направляется машина Сесилии.
Чжон собрался к выходу, но вдруг зацепился взглядом за реактивы, стоявшие ровненько в ряд. Под каждым была надпись. Парень задумчиво изучил их.
— Рик, сматывайся оттуда, — привстал Дзиро. — Тебя сейчас засекут.
Но Тэк проигнорировал его слова. Взял пустую пробирку и влил в нее сначала один реактив, а потом второй. Ничего не произошло. Парень аккуратно помахал над пробиркой в сторону своего лица и принюхался. Брови сурово сошлись к переносице. Он отставил сосуд и уверенно направился к выходу. Увидев в коридоре зеркало, остановился и, вытянув маркер, написал:

«Нет пира, который не кончается».

— Чжон, /…/, не испытывай мои нервы, уходи! — вырвалась у Кэмпа ругань.
Тэк молча вернулся к черному ходу и с помощью Дзиро выбрался наружу. Еще пара опасных зон и Рик был за территорией особняка. Ребята не заметили, как он по пути втихаря установил еще три дополнительных жучка, которые ему передала сестра. О них знали только Николь и Кэмп.
— Фух… — вытерла лоб Гюри. — Отлично, — дала «пять» брату.
— Каждое задание с этим засранцем — езда на американских горках, — Дзиро открыл бутылку воды и наполовину опустошил ее.
Заметив, что на него косится сестра, выдал недовольно:
— Что?
— Ты кого засранцем назвал? — сквозь зубы спросила Лилу.
— У нас он один.
— Ах ты… — полезла с кулаками.
Кан Чжун Ги позволил себе улыбнуться.
— Не зря мы готовились так тщательно, зато операция прошла быстро и без беготни, — погладил себя по животу Гван Су. — Есть охота…
— Куда это он?! — вдруг всполошилась Николь, видя, как зеленая точка на экране, обозначавшая ее брата, направилась в совсем другом направлении. — Чжон, почему не возвращаешься домой? — связалась с Тэком.
— Мне нужно кое-что проверить. Дальше я пойду сам, — послышался голос Рика и связь с ним прервалась.
Точка на экране тоже исчезла.
Наступила тишина.
Лилу перепугано переглянулась с ребятами.
— Он офонарел? — выдохнула рыжая. — Что этот псих задумал? Николь, он тебе что-нибудь говорил?
— Нет, — едва смогла вымолвить Га Ён.
У нее пересохло во рту и девушка, взяв дрожавшей рукой чашку кофе, который приготовил следователь, залпом выпила его. Пак Мин Чжэ, наблюдавший за ней, тяжело вздохнул и потер лоб.
— М-да… И часто ваш товарищ выдает такие кренделя? — спросил у друзей. — Он все время говорит о порядке и дисциплине. А это как назвать? Или если главный, так можно вытворять, что захочет?
— Как думаете, куда он направился? — задумчиво спросил Дзиро.
— Думаю, к Джиану, — предположил Кэмп. — За Чжоном все время кто-то следил на машине Вана. Рик так просто не отпустит ситуацию. Он захочет выяснить правду.
— Джиан? — всполошилась Лилу. — Без подготовки? Без нас? Как он проберется туда? У Вана наверняка охрана не менее надежная, чем у Сесилии. Чем он думает?
— Интуицией, — прикрыл глаза Кэмп, откинув голову на подушку. — Кажется, в этот раз она его хорошенько прижала. Ладно, отбросим панику. Сейчас мы ничем ему не поможем. Чжон знает, что делает. Разведка — это его фишка. Подождем. Уверен, что он все обдумал и подготовился.
— С вами не соскучишься… — покачал головой следователь. — Я тоже резко захотел есть.
— Я с тобой, — поднял руку Гван Су.
— У меня после такого адреналина тоже аппетит проснулся, —согласился Дзиро.
— Как вы можете лопать в такой ситуации? — возмутилась Гюри. — А вдруг его сейчас прикокошат?
— И что предлагаешь? Бежать за ним следом? — развел руками Пак Мин Чжэ. — Станем под забором в качестве группы поддержки или галопом вломимся на территорию Джиана? Он же у вас тренированный одиночка. Еще не в таких передрягах был. Я согласен с Кэмпом — Чжон знает, что делает. Не станет рисковать зря.
— Верно, — кивнул Кан Чжун Ги. — Рик выполнил задание Форта, а теперь пусть удовлетворит свое любопытство. С ним все будет хорошо, — почему-то был в этом твердо уверен.
На том и порешили.
Кэмп был прав. Чжон действительно направился к вилле Ван Джиана. Перед отъездом в Форт он хотел разгадать тайну и разоблачить того, кто за ним постоянно следил. Для этого Рик параллельно с подготовкой к обыску лаборатории изучал и виллу Джиана. Она находилась недалеко от особняка графини, поэтому Тэк был на месте достаточно быстро.
Касаться забора не рискнул. Перебрался через него по ветке дерева, растущего рядом. Небольшими перебежками в тени добрался до особняка.
Услышав недалеко от себя шум, обернулся и увидел, как на него мчат три огромных добермана. Тэк, быстро оценив ситуацию, подбежал к зданию и, подпрыгнув, ухватился за балкон. Поджав ноги, подтянулся и перевалился на него. Собаки зарычали и начали лаять. Чжон снова все оглядел и подошел к двери, ведущей в комнату. По плану, который он изучил, это должна быть библиотека. Не ошибся. Когда открыл замок и вошел, увидел аккуратный кабинет с большим количеством книжных полок по периметру. Обоняние уловило знакомый запах. Приятное чувство побаловало пару секунд и улетучилось, снова уступив место бдительности.
В этот момент Рик услышал, как к собакам подошли охранники. Они начали освещать фонариками балкон. К слуху парня донесся диалог:
— Странно. Чего они?
— Может, кошка?
— На это не стоит рассчитывать.
— Я дам нашим команду прочесать территорию и проверить камеры.
Тэк отошел от окна и снял с себя кепку и куртку. Под ней оказался белый пиджак, как у прислуги. Рик спрятал одежду в шкаф и выглянул из двери. Никого. Он вытянул из кармана белую тряпку и небольшой аэрозоль для уборки, сделал вид, что вытирает ручку, потом пыль на миниатюрных столиках в коридоре. По-хозяйски оглядев все вокруг, направился к лестнице на третий этаж.
Камеры были на всех поворотах, но Чжон держался уверенно, будто действительно уже давно здесь работал.
На третьем этаже протер еще пару столиков, дверных ручек, заглянул в комнаты под видом проверки чистоты. А увидев большое зеркало, снова взялся за каллиграфию и написал:

«Огонь в бумагу не завернешь».

В другом конце коридора послышался топот ног. Его обнаружили. Рик, улыбнувшись, миновал парочку дверей и вошел в угловую комнату. По плану здания там должна быть каминная. Охрана пробежала мимо. Чжон хотел было выйти, но услышал голос:
— Госпожа, вам что-то угодно?
В ответ молчание. Скорее всего, «госпожа» лишь качнула головой и… направилась в сторону каминной. Рик оглянулся. В темной комнате, которую слегка освещали фонари внутри двора, было совсем мало мебели. Чжон метнулся к шторам и спрятался за ними.
Дверь открылась, и «госпожа» вошла. Свет не включила. Немного постояв у двери, направилась к креслу у холодного камина.
Чжон аккуратно выглянул. Незнакомка сидела к нему спиной. Из-за высокой спинки кресла было видно лишь ее макушку. Рик опустил взгляд во двор. Там уже поднялась суматоха. Но почему-то Тэка это не расстроило, а лишь снова вызвало улыбку. Казалось, что именно этого он и добивался.
В коридоре снова послышался топот. Двери распахнулись, вспыхнул свет и в каминной показался Джиан с охранной.
— Где тот /…/, который дерзнул нарушить мою территорию! — громыхнул его голос.
Ван был злым, как лев, готовый рвать и метать всех и всё на своем пути. Он сердито оглядывал комнату, ища своего врага.

ГИФКА:

— Почему ты здесь? Почему в темноте? Он угрожал тебе? — помягче, но все так же строго спросил у «госпожи».
Она снова не ответила, отрицательно кивнув головой. Ее руки испуганно сжали ручки кресла.
— Выходи! — крикнул Джиан.
Тэк, тихо рассмеявшись, вынырнул из-за шторы.
— Неприятно, правда? — сделал пару вальяжных шагов в сторону грозного хозяина. — Слежка — это тоже нарушение личного пространства. Не знал?
Джиан переменился в лице и даже слегка заволновался, быстро переведя взгляд на «госпожу», которая продолжала сидеть в кресле, еще крепче сжимая его. Рик тоже взглянул на нее.
— Или это вы, незнакомка, преследовали меня? А, может… не незнакомка? Кстати, невежливо сидеть к гостю спиной. Могли бы и поприветствовать меня. Ведь я пришел с миром, хоть, правда, и не через двери. Всего лишь хотел преподать урок. Извините за мою дерзость.
Почувствовал, как биение сердца участилось. Напряжение, возникшее между Джианом и «госпожой», было каким-то подозрительным. Рику показалось, что Вану не хотелось раскрывать ее личность.
— Вы так интересовались мной все это время. И вот, я здесь лично. Если у вас есть ко мне вопросы, задайте, я отвечу, — настаивал Тэк.
«Фумико? Вряд ли… Кто-то из Форта? Но зачем? Кто ты?» — напряженно думал Чжон.
«Госпожа» вдруг начала медленно подыматься. Рик наблюдал за ней, пытаясь разгадать ее секрет. Встав, она снова замерла. Пышный халат без пояса и длинные волнистые волосы скрывали ее от Чжона.
Наконец-то незнакомка слегка шевельнулась и медленно повернулась к нему.
На Тэка словно небо обрушилось. Потрясение было настолько сильным, что он забыл, как дышать. Бледность покрыла лицо и холод сковал тело.
— Юки?.. — едва смог выговорить.
— Да… Чжон… Это я.

ФОТО:

Джиан приподнял голову и медленно отвел взгляд. Видно было, что он не хотел этого разоблачения. Что-то его волновало в этой встрече. Но, переборов себя, грубо обратился к охране:
— Уходите.
— Да, — поклонились здоровилы хозяину и исчезли за дверью.
— Я буду в своем кабинете. А с тобой… — взглянул в глаза Рика и на щеках заиграли желваки, — мы еще не договорили.
Хозяин виллы окинул двоих сердитым взглядом и тоже вышел.
Наступила неловкая тишина. Чжон пытался прийти в себя после потрясения. «Еще немного и я перестану верить в то, что вижу…» — словно бредил, глядя на Юки. Собрав силы, заставил взять себя в руки. Выпрямившись, вдохнул поглубже, постепенно начав приходить в чувство.
Девушка в этот момент испуганно приглядывалась к нему. Глаза ее наполнились слезами, и она дрожавшей рукой вцепилась в халат.
— Чжон… — едва смогла выговорить срывающимся голосом. — Мне нет прощения, знаю… Но прошу… не держи на меня зла… Я вынуждена была так поступить…
— Шиничи, — настороженно спросил Рик.
— Он тоже жив. Все так же помогает мне… — замерла, продолжая с мольбой глядеть на парня. — Прости… — поникнув головой, еще крепче сжала халат.
Рик прошелся по комнате и сел в кресло. Потирал лоб, пытаясь перетерпеть внезапно сковавшую голову боль. Услышав легкие шаги, приоткрыл глаза и увидел, как Юки садится у его ног. Она несмело коснулась запястья парня и снова с мольбой устремила полные слез глаза.
— Я могу рассчитывать на твое прощение?
Парень вглядывался в ее красивые и такие печальные глаза, полные тревоги и страха. Сейчас его чувства были уже обузданы и прежнее спокойствие, хоть и не так смело, но все же возвращалось к нему. Он слегка улыбнулся и положил руку на голову девушки.
— Ты все такой же плаксивый ребенок… — произнес едва слышно.
— У меня все эти годы сердце разрывалось, когда я видела, что ты навещаешь место нашей с Шиничи памяти. Я просила Джиана узнавать о тебе новости. Мне было невыносимо больно от того, как ты очерствел и изменился. Я знала, кто был этому виной. Я так безжалостно заставила тебя умереть для этого мира, — расплакалась, не в силах больше держать все в себе. — Ты столько вынес из-за меня… Не могу себе этого простить… Я много раз хотела встретиться с тобой и все рассказать… Дать какую-то весточку… Но так боялась… Боялась, что Фумико узнает обо мне и все начнется сначала… Страх перед ней сделал меня пленницей в стенах Джиана. Я так низко пала… — уже задыхалась от слез.
Чжон продолжал поглаживать ее по голове, как дитя малое, и время от времени вытирал ее слезы.
Злился ли он? Радость от того, что она и Шиничи живы, перекрывала все обиды и разочарования, которые все же дали о себе знать. Глубоко в душе ему стало неприятно, что его снова вот так разыграли и оставили жить в неведении с невыносимой болью. Эти годы он действительно жил словно в аду. Сначала Рик тяжело пережил ложную смерть друзей и сестры. Потом, узнав правду, только оправился от этих переживаний, как сердце снова было разорвано новой тяжелой потерей и его опять ждали года мучений и истязаний. А в итоге снова закулисная игра. Болело. Да. Из-за этого немного болело внутри и начала образовываться пустота. Стена, отделяющая его от мира, крепчала и делалась толще. Рик уже не знал, захочет ли теперь вообще доверять. Но в данный момент отложил эти мысли и разочарования, радуясь главному — все же живы! А он перетерпит. Сможет. Ведь не в первый раз…
— Прости меня… — продолжала повторять Юки.
— Я не злюсь, — взял ее красивое личико в ладоши. — Вы живы, все остальное неважно.
— Но тебе ведь больно от моего молчания… Не верю, что вот здесь нет обиды, — приложила к груди парня руку, все же почувствовав его состояние.
— Всего лишь мимолетная растерянность от того, что я был в неведении, но это быстро пройдет. Это ничто по сравнению с вашей жизнью. Лучше успокойся и расскажи, как все было. Тогда ваша с Шиничи смерть выглядела такой реальной, что я даже усомниться в ней не решался. До сих пор поверить не могу. Ты только сядь. Я чувствую себя неуютно, когда ты стоишь на коленях.
— Не хочу, — сильнее сжала его запястье, будто испугалась, что когда отпустит, он исчезнет. — Позволь побыть с тобой рядом.
— Если Джиан вернется, боюсь, ему это не понравится.
— Ты… Ты не думай, что между нами что-то есть, — поспешила объясниться. — Он лишь мой покровитель…
— Мужчина никогда не станет так рисковать и помогать девушке без чувств к ней.
— Неважно, — запротестовала. — Пусть даже и так, я не вижу в нем мужчину. Он для меня лишь только друг и человек, перед которым я в долгу за мое спасение.
— А он об этом знает?
— Я ему сразу все сказала и дала понять, чтобы он не рассчитывал на взаимность с моей стороны.
— Тогда мне его жаль. Если он не сможет отпустить к тебе чувства, то обречен на одиночество.
— Пусть… Я не смогу иначе. Потому что… — умолкла, глядя на Рика. — Потому что в моем сердце все так же живет другой человек… — слегка покраснела.
Чжон опустил взгляд, едва заметно став строже.
— Юки…
— Ничего не говори, — прикрыла ему рот тонкими хрупкими пальчиками. — Я знаю… Ты не ответишь мне взаимностью. Твоя жизнь больше не связана с моей. Я еще помню линии твоей руки. И это подтвердилось, когда ты встретил Софию… — снова умолкла и поникла. — Я следила за тобой все это время… Вы с Соней в тот вечер были такими счастливыми. Уже глядя на вас, можно уверенно сказать, что вы созданы друг для друга. Так легко разговариваете, так легко шутите, без слов понимаете… Между вами еще есть некое недоверие, но когда наступит переломный этап и вы раскроете себя, то почувствуете, что действительно словно половинка друг друга. Вам будет очень комфортно вместе. Я чувствую это… Как могу стать между вами?.. Судьба не позволит этого. И к тому же… Ты… не сможешь быть с той, кто обманула тебя… Чжон, прошу, сделай правильный выбор. Помнишь, я тебе говорила не упустить Софию? Прошу, пообещай, что несмотря ни на что, удержишь ее. В обратном случае будешь обречен на одиночество и унылое существование. Она — твой талисман и сила. Запомни это.
— Говоришь, как настоящая гадалка, — рассмеялся. — Помнится мне, и детей больше десятка разглядела. Столько лет прошло, пока ни одного не заимел.
— Так Софию же только сейчас встретил, — наконец-то и она улыбнулась, вытерев слезы.
— Так их всех она родит? — состроил удивление. — Какой кошмар… Мне уже ее жаль…
Понемногу обстановка разрядилась и общение пошло легче.
— Ты мне расскажешь, что произошло в ту ночь? — напомнил Юки свою просьбу.
— Да, конечно. Как оказалось, эта история началась давным-давно. Джиан знал меня еще ребенком. Он всего лишь на пару лет старше меня. Хоть его клан и против мафии, но все же порой наши семьи пересекались на различных приемах. Уже тогда, как он сам признался, я ему и приглянулась. С того времени он все наблюдал за мной и не раз видел, как я боюсь сестру, как угасаю рядом с ней. Потом он узнал, что я попала в плен к Тао. Вот тогда Джиан впервые и переступил свои принципы, связавшись с мафией. Ван заключил с Тао сделку: он помогает ему сорвать операцию в Гудзоне взамен на то, что Линь поможет мне сбежать. Перед самой операцией в заливе ко мне через окно пробрался человек Джиана. Он сказал, что поможет освободиться от «Триумвирата» и дал таблетки, которые имитируют смерть. Потом рассказал, что в день операции будет налет на наше убежище, вот тогда все и случится.
— Вот что тогда произошло… — задумался Рик. — Я заметил следы на подоконнике. Да и ты пыталась что-то спрятать.
— Да… Все верно… Порой я думала, что все же стоило тебе тогда рассказать. Но я так хотела выбраться из рук Фумико, что молчала как рыба. Я оказалась большой эгоисткой…
— В этом мире никому нельзя доверять. Ты все правильно сделала. И что было дальше?
— Я должна была разыграть сцену, что во время налета в меня попали пули. Человек Джиана сказал, что я могу сбежать с секретарем, если боюсь одна. В тот вечер я и Шиничи приклеили под одежду приспособление для имитации раны и крови. Как делают это в кино. Вот так все и произошло… Но я не надеялась, что ты подоспеешь так рано и застанешь меня в сознании. Мой разум тогда помутился. Показалось, будто я действительно умираю и больше тебя не увижу. Поэтому… еще больше добавила масла в огонь… И за это не могу себя простить.
— Да уж… — грустно улыбнулся. — «Умирала» ты правдоподобно…
— Прости… — еще крепче сжала его запястье. — Хотя мне нет прощение после такого.
— Что было потом? Как вы смогли обойти «Триумвират»?
— Нас отвезли в больницу, там подкупленные Тао врачи сделали нужную документацию. Когда люди «Триумвирата» приехали за нами, им сообщили, что нас забрала моя мать. Джиан устроил так, будто все обязанности по этому делу взяла на себе именно она.
— А твоя мать знает правду?
— Да, пришлось ей сообщить, чтобы все выглядело правдоподобно. Ведь мой отец наверняка сразу бы связался с ней. Мы создали легенду, будто бы мать сделала место нашей памяти на том обрыве, куда ты все время наведывался.
«Та ласточка… — вдруг вспомнил Рик. — Ветка в клюве… Соня, ты все же была права. А я так вспылил в тот раз… Вот как бывает…»
— Джиан разошелся с Тао и с того времени я стала жить у него, — продолжала Юки. — Я буду всю жизнь благодарна ему за то, что он сделал и продолжает делать, несмотря на то что не отвечаю на его чувства взаимностью. Порой меня это сильно обременяет и мучает угрызение совести. Хочу попросить его отпустить меня. Я готова уединиться где-то в далекой глубинке и прожить жизнь в тишине и покое, но он пока не дает на это добро. Не знаю, что с этим делать…
— Как мужчину, я его понимаю. Опасно жить одной. Даже если рядом будет Шиничи. Что будет потом, спустя годы? Да и вообще, тебя могут разоблачить.
— Но будучи здесь, я лишь с каждым днем все больше и больше становлюсь обязанной Джиану. На меня это давит. Понятное дело, что все это из-за чувств ко мне. Но разве это не опасная игра? Ты видел, какой он в гневе. Вдруг в один момент его терпение лопнет и… Я снова оказалась в плену… С огня да в полымя. У меня, наверное, на роду написано быть заключенной в стенах. Как бы я не старалась, снова и снова попадаю в одну и ту же ситуацию, — по щекам потекли новые слезы.
— Твоя проблема в том, что ты зациклилась на прошлом. Тебя связывают со мной воспоминания и сильное чувство вины. Это и мешает тебе. Когда ты сможешь оставить все позади, присмотрись к Джиану. Я мало общался с ним, но могу сказать, что за суровой и принципиальной внешностью кроется достаточно неплохая личность. Иначе он бы не стал так рьяно противостоять мафии. Это человек чести, совести и правил. А такие не бывают плохими. Попробуй рассмотреть в нем мужчину. Вместо того, чтобы искать новое место для одиночества, попробуй просто стать счастливой.
— Разве сердцу прикажешь?
— А я прошу об этом? Я лишь говорю отпустить выдуманную иллюзию, раскрыть глаза и взглянуть на реальность и тех, кто сейчас рядом с тобой. Обещаешь попробовать?
— Не знаю…
— Тогда хотя бы время от времени размышляй об этом. Вдруг когда-то решишься. А мне уже пора. Да и Джиан просил к нему зайти. Сейчас пойду, послушаю, что он обо мне думает, и вернусь домой. Ночка оказалась насыщенной событиями. А еще меня ждут друзья, волнуются.
— Мы больше не увидимся? — взяла его за локоть, пытаясь удержать.
— Как видишь, в жизни бывают самые неожиданные встречи. Кто думал, что мы вот так столкнемся?
— И все же… могу я время от времени связываться с тобой?
— Зачем, Юки? — спросил слегка строже. — Услышь меня: тебе нужно отпустить прошлое. И я — не твое будущее. Наши дороги должны разойтись. Сегодня нам жизнь позволила увидеться, но скорее для того, чтобы мы сбросили с себя тяжелый груз и начали новую главу нашей жизни. Каждый свою.
— Рик, — плача, обняла его. — Я не смогу забыть тебя… Ты единственный в этом мире, кто смог исцелить мои раны. Ты так много значишь для меня…
— Это лишь твои убеждения. На самом деле все не так. Вокруг есть и другие люди, готовые жизнь отдать ради тебя.
— Ты словно хочешь, чтобы я отвязалась побыстрее.
— Юки, это уже каприз избалованной девушки, а не слова здравомыслящего человека, — отстранил ее от себя и заглянул в заплаканные глаза. — Приди в себя и стань взрослой. Не живи иллюзиями в своей голове. Посмотри на реальные вещи. Я не смогу быть рядом. Поэтому лишь буду мешать тебе прийти в чувство после этих лет кошмара. Мы больше не должны видеться. Самое главное уже произошло: я знаю, что вы с Шиничи живы, а ты смогла успокоить свою совесть, поговорив со мной.
— Ты же не держишь зла?
— Нет, конечно, — улыбнулся. — Ты даже не представляешь, как я рад видеть тебя здоровой и невредимой. У меня такой тяжелый груз упал с сердца. Словами не описать. Наконец-то все встало на свои места. Мы радоваться должны. Так что, только вперед. Обещаешь?
— Ладно. Я постараюсь.
— Вот и славненько, — встал.
Юки неохотно выпустила его из объятий и заметно начала нервничать. Ей очень не хотелось расставаться с тем, кем она жила все эти годы. Ей казалось, что Чжон сейчас уйдет и она упадет, потеряв равновесие без него.
— Мне пора, — снова улыбнулся. — Сегодня один из самых счастливых дней в моей жизни.
— И у меня…
— Береги себя, — направился к двери, но Юки его удержала.
— Могу я… еще раз поцеловать тебя? На прощание…
— Прости… Такие вещи делают расставание очень тяжелым. Забудь меня, прошу. С этого момента наши пути расходятся.
Погладив ее по голове, вышел. Сжав крепко кулаки, направился к кабинету Джиана. У Рика, только он закрыл дверь, сразу изменилось выражение лица. Он стал холодным и хмурым, как в те минуты, когда приходилось силой заставлять себя снова и снова вырывать кого-то из сердца. Сейчас он должен был отпустить Юки, несмотря на то что… его чувства к ней все еще теплились в груди. Он до сих пор не знал, насколько они сильные. Любовь это, привязанность или жалость, но то, что ему тяжело отдаляться от комнаты, где осталась девушка, — это был факт.
Джиан ждал, сидя на диване. Весь его вид говорил о недовольстве, раздражении и задетой гордости. Увидев на пороге кабинета Чжона, слегка высокомерно приподнял бровь и глубоко вдохнул.
— Присаживайся, — выдавил из себя хозяин особняка.

ФОТО:

Рик молча сел напротив Вана. Ему хотелось побыстрее с этим закончить и вернуться в дом Россы. Чувствовал усталость. Пустота внутри, увеличиваясь, угнетала все больше и больше...
— О чем ты хотел поговорить? — хрипло спросил, выдержав паузу.
— А тебе нечего мне сказать? — едва сдерживал себя Джиан.
— За то, что пробрался к тебе таким способом, извиняться не стану. Вы с Юки тоже не имели право за мной следить, хоть и по старой дружбе.
Холод в голосе Рика заинтересовал Вана, и он стал с любопытством присматриваться к собеседнику, заметно поостыв.
— Вы поссорились? — спросил Джиан.

ГИФКА:

— Нет. С чего бы? Она рассказала, как все произошло, и мы разошлись хорошими знакомыми.
— Знакомыми?
— Да, Джиан, даже не друзьями. Можешь не волноваться.
— А чего мне волноваться?
— Читай между строк, — устало потер лоб.
Ван заметно расслабился.
— Выпьешь? — спросил.
— Я хочу побыстрее уйти. Думаю, ты тоже не против, чтобы я убрался отсюда.
— В правила моей семьи входит обязательное угощение гостей. Хотя бы стакан воды, но ты должен выпить.
— Тогда стакана воды будет достаточно.
Джиан дал прислуге распоряжение.
— Не держи обиду на нее, — снова немного помолчав, сказал хозяин виллы. — Она много перенесла. Ты истязал себя по-своему, а она — по-своему. Ей было очень тяжело от угрызений совести. Юки несколько раз порывалась все рассказать тебе, но страх перед ее семьей останавливал. У каждого свои слабости. Уж слишком много эта бедная девушка пережила.
— Я не держу зла. Нет ничего дороже человеческой жизни. Главное, что она жива. Все остальное — дорожная пыль.
— Тогда почему я чувствую в тебе разочарование? Если и Юки его увидела, то снова будет терзать себя угрызением совести. Пожалей ее.
— Скорее, просто усталость. Это если бы я пять лет нес на себе огромный булыжник, а потом мне бы разрешили его бросить. В такие моменты огромная радость и облегчение смешиваются с ощущением жуткой усталости и желанием спокойно отоспаться за все года.
— Надеюсь, это действительно так.
— А… Иошито. Где он?
— Мальчик остался в «Триумвирате». Его тщательно прячут от всех, так что, никто не знает, где он.
— Еще один пленник обстоятельств…
— Да, жаль ребенка… Эта семейка испортила многим жизнь… — в голосе снова прозвучало раздражение. — Когда уезжаете из города?
— В ближайшие дни. Это Юки попросила приехать сюда?
— Да, она все время узнавала новости о тебе и когда я сказал, что ты едешь в Сорренто, умоляла тоже отправиться в Италию.
— Спасибо…
— ?
— За то, что так опекаешь ее. Она заслуживает, наконец-то, быть в безопасности. Заслуживает заботы и любви. Береги ее. Думаю, вскоре она оценит это…
— Кто знает… Кто знает…
— Мне пора.
— Ты не выпил воду.
— Ах да… Семейные традиции… — тихонько рассмеялся.
— Ты же знаешь, я принципиальный.
— Наслышан.
— Береги себя. Форт — гнилое место.
Рик значительно взглянул на Вана.
— Даш пару советов в честь близкого знакомства? — спросил Чжон.
— Не могу говорить о некоторых вещах. Один из моих принципов — не лезть в дела мафии.
— Разве Форт — мафия? — подловил скрытый подтекст, который Ван так аккуратно хотел донести до него.
— Поживешь, узнаешь.
— Так кого стоит остерегаться?
— Ты, я смотрю, оставил мне китайские мудрости на зеркале. Так вот и я тебе отвечу тем же, — наклонился к Чжону. — Я не могу рассказать, но намекнуть вправе. В случае Форта вот какая пословица просится: «Глаза рыбы выдавать за жемчуг».

ГИФКА:

— Попытка выдать подделку за подлинник… — задумчиво перевел ее значение Рик.
— Вижу, неплохо знаком с китайской мудростью.
— Неужели… мои догадки правильные и Форт… всего лишь фальшивка?
— Дальше ищи ответ сам. Я не вмешиваюсь в дела других. Каждый сам за себя. Наблюдай. Размышляй. Делай выводы. А уже как поступить, правда и совесть подскажут. Тем более, что ты не из пугливых. Поэтому уверен, что сумеешь разгадать эту непростую головоломку. Но сможешь ли остановить течение реки? Это вопрос. Уж слишком оно сильное, смывающее на ходу всех и всё, что стает на пути. Это заранее проигранная война. Хотя не думаю, что мои слова тебя остановят.
— Спасибо за совет. Он дал мне уверенность, что мои догадки не пустые.
В дверь постучали и вошел мужчина с подносом. Чжон тут же узнал в нем Шиничи. Привстал.
— Мистер Тэк… — растерялся тот. — Вы?
На глазах Огавы проступили слезы. Вот кому Чжон был действительно искренне рад сейчас.
— Я очень счастлив видеть вас здоровым и невредимым, — произнес Чжон.
— Вот вода, которую ты просил, — напомнил Джиан.
— С удовольствием выпью ее из ваших рук, — Тэк все так же смотрел на снова ожившего в его жизни друга.
Подойдя, взял стакан с подноса и осушил его.
— Слаще этой давно не пил. Разве что в детстве, с рук родителей.
— Мистер Тэк… — Огава опустил лицо, а по щекам покатились слезы. — Простите за обман… Я не в силах был что-либо сделать… Нужно было спасать госпожу…
— Вот кого я точно не виню, так это вас, — дружелюбно взял Шиничи за плечи, пытаясь заглянуть ему в глаза. — Вашу доброту я буду помнить всю жизнь. Таких, как вы, в этом мире единицы. И я рад, что именно вы остаетесь с Юки. Позаботьтесь о ней.
— Хорошо, — поклонился.
— Да хватит кланяться и называть меня мистером. Для вас я просто Чжон, ну или Рик. Как вам будет удобнее. Разве отец сына называет так официально?
Шиничи прикусил губы, стараясь сдерживать слезы. Чжон улыбчиво обнял его. Огава почувствовал крепкие и сильные объятия, которые без слов сказали ему, насколько парень был рад его видеть и как им дорожил.
— Надеюсь, у нас еще будет возможность снова увидеться, — уверенно сказал Рик, взглянув на мужчину.
— Я буду рад каждой встрече, несмотря на то что вы все такой же хулиган. По глазам вижу.
Оба рассмеялись. Даже губы Джиана согрела легкая улыбка. Ему, большому ценителю семейных ценностей и дружеских отношений, было приятно наблюдать за этой встречей.
Чжон еще немного задержался в вилле Вана, который позволил ему поговорить с Огавой. Поэтому домой Рик возвращался под утро, переполненный самыми разными чувствами и впечатлениями. Но больше всего его согревали радость и легкость.
Живы! Хвала Небесам!
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Empty
СообщениеТема: Re: Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)   Фанфик "Форт" (День и Ночь 2) - Страница 9 Empty

Вернуться к началу Перейти вниз
 

Фанфик "Форт" (День и Ночь 2)

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 9 из 9На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9

 Похожие темы

-
» Фанфик "День и Ночь" - SS501, Ли Чжун Ги (Ли Джун Ки), Чхон Дон Ук или Тэк - двойник T.O.P-а (Big Bang), Пэ Ён Чжун, Со Чжи Соп, Чан Гын Сок, KAT-TUN
» Фанфик "День и Ночь" - SS501, Ли Чжун Ги (Ли Джун Ки), Чхон Дон Ук или Тэк - двойник T.O.P-а (Big Bang), Пэ Ён Чжун, Со Чжи Соп, Чан Гын Сок, KAT-TUN
» Фанфик "Серебристая ночь"
» Фанфик «Один день из жизни модели» - Русско-корейский вариант.
» Хороший день / Великолепный день / Славный день / Kiboon Joteunnal / Glorious Day / Feel Good Day / 心情好的日子 (2014г. 50 серий)

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ClubFATE: шоу-бизнес Азии, любимые дорамы, фильмы и аниме :: СТРАНИЦЫ ФОРУМЧАН, РОЛЕВЫЕ ИГРЫ, АРТ, ФАНФИКШН и др. :: Фанфики и ориджиналы-
Релакс

НАШ БАННЕР

Релиз-группа ClubFATE: озвучивание, субтитры, шоу-бизнес Азии

____________________________________________________

ДРУЗЬЯ ФОРУМА

Русский фан-сайт группы TVXQ&JYJ Samjogo Subbing Squad - переводы азиатских фильмов и сериалов.  GREEN-TEATV.COM - перевод и озвучивание азиатских фильмов и сериалов МАНИЯ - фансаб-группа Фансаб-группа TOMATO - перевод дорам и азиатских фильмов Samjogo Subbing Squad - переводы азиатских фильмов и сериалов.
Фансаб-банда Палата 666   
 
NORAZO Indiandreams


  

Flag Counter




Создать форум | © phpBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Последние обсуждения